Дверь в Вечность

Глава 2. Виртуальный Собеседник

Через пару недель Лис освоилась с новой работой. Теперь спать ей приходилось днем, а к шести вечера они с Гарсом приходили в ритм-клуб, надраивали пол в зале, проветривали комнаты, закупали в ближайшей забегаловке "Спринт" и "Март". Потом одевались в свои сверкающие наряды и дежурили на дискотеке до утра, после чего выставляли последних посетителей и закрывали двери на ключ.

 

Иногда, правда, ей перепадала работа другого рода — днем она в ритмеровском наряде ходила по городу и разносила пакетики с белым порошком по записанным на бумажке адресам. Она знала, что поступает нехорошо, распространяя наркотики, но деваться было некуда.

 

Лис поселили в бывшем студенческом общежитии — двенадцатиэтажке из красного кирпича. Но университет закрыли еще двадцать лет назад, и теперь в общежитии обитали случайные личности — в основном силайцы и харроги, не имевшие постоянного места жительства. Между силайцами и харрожским населением существовало что-то вроде бдительного мира. Соседями Лис по блоку было двое молодых харрогов, перебивавшихся случайными заработками, но их она практически не видела, потому что они уходили задолго до того, как она возвращалась с работы.

 

Жила она на верхнем этаже, и в этом было свое преимущество — запах от помойки не достигал ее окна. Обитатели дома решали проблему выноса мусора просто: пластиковые пакеты с отходами выбрасывались прямо из окон. Кое-кому было лень даже лишний раз подойти к окну, и пакеты горою скапливались на общей кухне. Скрепя сердце, Лис сама выносила их вниз. Ее попытки поддерживать порядок на кухне тоже окончились ничем: на следующий день после уборки кухня становилась такой же грязной, как и была, словно соседи нарочно заливали пол пивом и опрокидывали суп на плиту.

 

В своем блоке Лис с согласия соседей поменяла фанерную дверь на укрепленную металлом и врезала новый замок (в навигашке она научилась и этому). В комнате она поддерживала по-военному строгий порядок. Из мебели у нее были только кровать, всегда акуратно заправленная, и табуретка, используемая также как обеденный стол. Обеды Лис покупала в кафешке на первом этаже. Нередко ей составлял комнанию Рон, живший двумя этажами ниже. Он приносил с собой пиво, и они с Лис за баночкой "Утра Дромы" беседовали о жизни.

 

В общем-то, все складывалось не так уж плохо. Только видение с мертвенно-белыми вспышками оставалось гнетущим воспоминанием, и девушка решила, что уйдет, как только подвернется другая работа, пусть даже и на худших условиях.

 

Однако все повернулось совершенно неожиданным образом.

 

Проснувшись, как обычно, около половины второго дня, Лис обнаружила письмо — наверное, его нашли соседи и сунули ей под дверь. Распечатав конверт, Лис достала открытку с видом Дромы. На обратной стороне был стандартный текст: "Добро пожаловать в нашу столицу!" Странно… Неожиданно текст исчез, и вместо него проступили строки, написанные аккуратным мелким почерком: "Жду в любое время. Парк Авиаторов, 4. Гостиница "Кентавр". Твой Виртуальный Собеседник.

 

Сначала она подумала — это розыгрыш. Но чей? Кто догадался послать сообщение, открывающееся как военная депеша, по индивидуальному коду ДНК?

 

Но с другой стороны, Виртуальный Собеседник должен был как-то дать о себе знать.

 

Посомневавшись, Лис все-таки решилась.

 

Она влезла в свой ритм-клубовский наряд и спустилась вниз. На улице было необыкновенно солнечно, и против привычки хотелось улыбнуться. Замызганная общага осталась позади, возможно, навсегда. Купив в киоске шоарму в промасленной бумаге, Лис с аппетитом откусила и направилась к станции метро.

 

У входа на эскалатор она показала сердитому дядьке в униформе свой проездной билет. Полицейский пропустил ее без расспросов, по ритмеровскому прикиду узнав в ней "агента". "Агентов", распространявших наркотики, полиция по негласному договору с наркомафией не трогала. Сойдя с эскалатора на плаформу, Лис выкинула в мусорный ящик обертку от шоармы и начала изучать схему метро.

 

Едва она прикинула маршрут (добираться надо было с двумя пересадками в другой конец города), как выработанное на тренировках чутье подсказало, что на нее смотрят. Да, это была скромно одетая женщина, без косметики, с остатками химической завивки и усталым лицом. Лис ощущала исходившую от нее острую враждебность. Встретившись взглядом с Лис, женщина бросилась на нее, пытаясь вцепиться ногтями в лицо:

 

— Это ты, сволочь! Я убью тебя!

 

Тренированное тело девушки отреагировало быстрее, чем разум, и женщина отлетела на руки сопровождавшего ее мужчины.

 

— Я тебя узнала, гадина! — продолжала кричать она сквозь всхлипы. — Это ты принесла отраву моему Гленну!

 

Честно говоря, Лис не помнила никакого Гленна. Она вообще не помнила, кому относила пакетики с белым порошком. Везде было одно и то же: торопливые шаги, полутемная прихожая, деньги в дрожащих руках… Ей и тогда было не по себе, а сейчас стало мучительно стыдно.

 

Несчастную женщину уже отпихивал в сторону полицейский: "Успокойтесь, гражданка, успокойтесь". Ненавидя себя и свой ритмеровский наряд, Лис ушла в другой конец платформы. Через минуту поезд уже уносил ее от бившейся в истерике женщины, полицейского и собравшейся вокруг толпы. "Я действительно сволочь, — мрачно думала девушка — Убить меня мало". От ее солнечного настроения не осталось и следа.

 

Парк Авиаторов оказался старым рабочим поселком на границе промзоны. Лис долго плутала между унылых трехэтажных коробок из серого кирпича и вытоптанных газонов с чахлыми деревьями. Навстречу ей попалась шедшая под руку чета аборигенов — неопрятно одетый мужчина, от которого за версту несло перегаром, и болезненно полная женщина с рыбьим лицом. Лис спросила у них, как найти гостиницу.

 

— А, тут без бутылки не разберешься, — сказала женщина и махнула рукой: — "Кентавр" — вон там.

 

Гостиница стояла во дворе, поэтому Лис и не заметила ее сразу. Видимо, раньше это был особняк, принадлежавший какой-нибудь аристократической семье — архитектура его отличалась изысканностью додиктаторской поры, да и сейчас здание поддерживалось в приличном состоянии. Над парадной дверью находилась вывеска с изображением получеловека-полуконя, целящегося в небо из натянутого лука.

 

Толкнув тяжелую деревянную дверь, Лис вошла и окунулась в атмосферу бара, где смешивались табачный дым, аромат кофе и сдобренный одеколоном запах пота. На столиках горели свечи, играла спокойная музыка. Из-за стойки тут же выскочил бойкий черноглазый мальчишка и схватил ее за руку:

 

— Пойдемте.

 

Вслед за мальчишкой Лис поднялась по узкой лестнице с витыми перилами на третий этаж. Мальчишка остановился у двери номера-"люкс" и позвонил. Мягко щелкнул замок. Открыв дверь, мальчишка подтолкнул девушку внутрь:

 

— Проходите.

 

Лис нерешительно зашла. Замок снова щелкнул за ее спиной, оставляя ее одну в роскошных апартаментах. Она быстро огляделась. Просторная гостиная с двумя креслами у стены, журнальным столиком, торшером и телевизором. У высокого окна из пуленепробиваемого стекла — пальма в кадке. На камине стояли великолепные часы, мерно покачивавшие маятником. Дверь в спальню была закрыта.

 

Виртуальный Собеседник, кто бы он ни был, устроился неплохо.

 

Лис утонула в кресле, запрокинув голову и положив руки на подлокотники. Однако через мгновение она вскочила на ноги.

 

Дверь спальни открылась и оттуда, бесшумно ступая по ковру, вышло нечто среднее между двухметровым ящером и ходячей боевой машиной. Меклонец! Cверкая чешуйчатой броней из суперметалла, он прошел на задних лапах через гостиную и остановился перед оцепеневшей девушкой. Лис и раньше видела меклонцев, но на почтительном отдалении — случалось, меклонцы-контрактники служили на военных базах. Девчонки из училища панически боялись этих рептилий-трансформеров, да и Лис предпочитала держаться от них подальше.

 

И теперь она угодила к такому прямо в лапы.

 

— Все в порядке, Элизабет?

 

Такого вопроса Лис ожидала меньше всего. С этой пустячной фразы начинал разговор Виртуальный Собеседник.

 

— Ты не узнала меня. Это естественно, ведь раньше мы встречались только в виртуальной реальности. — В синтезированом голосе меклонца, казалось, звучали нотки добродушной иронии.

 

Лис все еще не могла прийти в себя. Виртуальный Собеседник, которому она доверяла самое сокровенное — меклонец? Ей казалось, земля уходит из-под ног. А меклонец стоял перед ней, ожидая реакции.

 

— У меня в голове не укладывается, — растерянно проговорила девушка. Потом вскинулась: — Значит, за мной все это время следили? Чтобы доносить отцу?

 

— Доносчиков королю Ургону хватало и без меня, — невозмутимо отозвался меклонец. — Я следил… присматривал за тобой по просьбе другого человека.

 

— Кто же он? — холодея, спросила девушка.

 

— Твоя мать, — просто ответил меклонец. — Леди Эстрелла, рожденная под светом далекой звезды.

 

— Ничего не понимаю… — пробормотала Лис. — У меня не было матери… мне так говорили.

 

— Тебе говорили ложь, — сказал меклонец. — Я хорошо знал твою мать, Элизабет. Я был в ее охране. — Он помолчал. — Семь лет прошло с тех пор, как леди Эстрелла отошла в Вечность. В последний день пребывания ее духа в смертном теле рядом с ней были только ее знакомый священник и я. Тогда она и поручила мне разыскать тебя.

 

Община "Дерево и лист", к которой я принадлежу, обнаружила тебя на Свире. Мы начали искать способ вывезти тебя не вызывая подозрений со стороны имперских спецслужб. Подготовка заняла не один год. Правда, — меклонец издал что-то, похожее на смех, — мы не учли того, что губернатор после очередного запоя выпустит постановление, ущемляющее права харрогов. Твое исчезновение из училища было неприятной неожиданностью, и мне пришлось немало поработать, чтобы найти тебя в Ниглициевом притоне. Но теперь ты свободна от пут обстоятельств, и последнее слово остается за тобой. Хочешь ли ты изменить свою жизнь?

 

— Смотря в какую сторону, — хмуро отозвалась Лис. Меклонец по-прежнему не внушал ей доверия.

 

— В сторону свободы, — последовал ответ. — Корабль общины доставит тебя в безопасное место, где ты сможешь устроить жизнь по своему усмотрению.

 

— А Вам зачем это нужно? — не унималась Лис, слабо верившая в меклонский альтруизм.

 

— Я делаю это в память о леди Эстрелле, — ответил меклонец. — К тому же… Мне кажется, ты заслуживаешь лучшей судьбы, чем погибнуть во славу Империи где-нибудь в приграничой стычке. У нас мало времени, Элизабет. Решайся.

 

Лис задумалась. Имя леди Эстреллы звучало для нее совершенно незнакомо… или так только казалось? Да и ее собеседник для обычного меклонца слишком хорошо говорит на общеимперском. Слишком хорошо понимает людей… Но бросаться очертя голову навстречу неизвестности — тоже не дело. Однако что ей остается еще после идиотского постановления губернатора? Драить пол в "Диктаторе" и разносить наркотики? Лучше уж умереть. Перед ее глазами все еще стояло искаженное истерикой лицо незнакомой женщины…

 

— Я лечу с Вами, — сказала наконец девушка. Пусть этот меклонец хоть растерзает ее на части — в конце концов, она того заслуживает. Меклонец, однако, был настроен вполне миролюбиво:

 

— Тогда приведи себя в порядок. Ванная находится там, — он указал на дверь с блестящей металлической ручкой. — И поторопись, скоро за тобой придет такси.

 

Лис послушно скользнула в ванную, сверкавшую чистотой. Там, как и положено в номере-"люкс", были полотенца и невостребованный хозяином белый махровый халат. Сама ванная больше походила на роскошную комнату с зеркалом во всю стену. Лис, правда, было не до зеркала — она пыталась разгадать секрет единственной ручки, регулировавшей горячую и холодную воду и переключавшей с крана на душ. Ручка упорно не открывала свой секрет. Но не звать же на помощь меклонца! Лис с досадой дернула ручку вверх, и на ее плечи хлынул поток ледяной воды.

 

Через полчаса она в махровом халате вышла из ванной — не хотелось надевать ненавистную ритмеровскую одежду. Меклонца не было. В дверь позвонили, и вошла горничная.

 

— Девушка заказывала наряд, — проворковала она, положив на спинку кресла отглаженную голубую блузку и черный брючный костюм. На пол она поставила черные туфли. Лис не стала возражать — видимо, все уже было решено за нее. Косметики горничная не предложила, и хорошо: Лис терпеть не могла мазни на лице.

 

Переодевшись, Лис посмотрелась в зеркало и осталась довольна. Туфли, правда, немного поджимали, но у нее всегда так с новой обувью. Снова пришла горничная и начала накрывать стол на одну персону. На столе появились горячий омлет, гренки, кофе в подогреваемом на спиртовке кофейнике и пирожное. Пожелав приятного аппетита, горничная вышла.

 

Хозяин не появлялся. Подождав немного, Лис нерешительно принялась за еду. Однако по ходу дела решимости ощутимо прибавлялось, и вскоре девушка, расправившись с омлетом, уже потягивала кофе из чашечки, блаженно вытянув ноги и просматривая "Имперские ведомости". В таком виде и застал ее меклонец.

 

Он появился незаметно. Cо странной грацией негуманоидного существа он остановился у камина, и Лис удивилась тому, как его полумеханические лапы неслышно ступают по ковру. Не зная, как себя вести, она по военной привычке вскочила и вытянулась в струнку.

 

— Вольно, — сказал меклонец. — У меня есть для тебя хорошая новость, Элизабет. Пока ты отдыхала, один взломщик-профессионал проник в файлы Имперской Службы Безопасности и кое-что подправил. Теперь официально ты числишься пропавшей в трущобах Дромы. Ниглицию потребуется немало денег, чтобы откупиться от подозрений.

 

У Лис округлились глаза:

 

— Я что, больше не существую?

 

— Да. Элизабет Ургон больше нет. Хочешь познакомиться со своей новой персоной?

 

— Да… пожалуйста.

 

— Элистер Квин, двадцати двух лет от роду, уроженка провинции Тохор. Прибыла на Свиру три года назад, устроилась программистом в небольшую фирму. Кстати, все это время исправно платила налоги. Потом фирма разорилась, и Элистер уволили. Полгода она перебивалась случайными заработками, а после выхода постановления, ущемлявшего права харрогов, покинула Свиру, улетев хичхайком. Соответствующая отметка в файлах уже сделана.

 

— Но я же еще на Свире! — в недоумении проговорила девушка. — Если полицейские меня обнаружат…

 

— То будут немало удивлены, встретив Элистер Квин, согласно их данным, покинувшую планету три дня назад. Поэтому мы вывезем тебя, так сказать, контрабандой. Такси отвезет тебя за город. Там тебя встретят, хотя ты заметишь это не сразу. Тебе придется пройти около десяти километров по проселочной дороге, но с твоей подготовкой это не составит труда. Ориентируйся на аэромаяк, его будет оттуда видно. И не бойся, твоя безопасность будет обеспечена.

 

— Спасибо, — Лис совершенно не знала, что сказать еще. Ей ни разу в жизни не приходилось благодарить меклонца. В дверь позвонили, и зашел тот самый мальчишка, что встретил ее внизу:

 

— Л'Ронг, такси уже здесь!

 

— Спасибо, Билли. Проводи девушку и скажи отцу, что девятый-"люкс" освобождается.

 

— Понял. — Билли снял с вешалки плащ кофейного цвета и жестом истинного джентльмена подал Лис: — Прошу Вас, госпожа. — Потом вручил ей черную дамскую шляпку: — Это чтобы на Вас не действовало распоряжение губернатора. И сумочку возьмите, там кредитная карта. Пойдемте.

 

Следом за Билли Лис вышла на крышу, где ее уже поджидал аэрокар. Темнело. Вдали громоздились многоэтажки Дромы, глядя вслед уходящему дню тысячами горящих окон. Девушка села в кресло рядом с водителем, пристегнулась ремнями и махнула Билли рукой. Катер мягко снялся с места и поднявшись над столицей, помчался, унося Лис навстречу ее новой судьбе.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий