Лох с планеты Земля

Книга: Лох с планеты Земля
Назад: Глава 2
Дальше: Глава 4

Глава 3

Земля. Семён.
Тот грустный осенний рассвет я встречал на скамейке. Впервые с выпускного! Только не подумайте, что спал, вовсе нет, хотя поспать всё-таки стоило. Ночь прошла весело, отмечали мою днюху в клубе сплочённым трудовым коллективом.
Правда, под утро выяснилось: коллектив не такой уж сплочённый; Паха, мой начальник и бывший лучший друг, – сволочь; отныне бывшая гражданская жена – конченая тварь, а я… последний дебил и дебильный клоун.
В этом вопросе я с охранниками и подоспевшей полицией согласен, признаюсь – перебрал. Но не поручусь, что трезвый повёл бы себя скромнее, застав такое! Ну, просто в голове не укладывается, что они на такое способны!
Особенно он, Пашка гад, ведь со школы вместе, казалось, знаю его как облупленного. Он, конечно, всегда был тихой пакостью, но не до такой же степени! Да и незачем ему было кому-то мстить с этаким боевым другом, со мной то есть.
Пашка на вид скромняжка, скромняжечка даже, всяк мог подумать, что его обидеть легко. Угу, из тех, кто меня не знал. Так и росли – он за двоих читал умные книжки и делал уроки, а я, частенько нехило огребаясь, бил морды и знакомился с девчонками.
Пацаны вечно надо мной потешались – нафиг мне этот ботан? А у нас мамы со школы дружат! Дружили… во все отпуска летали вместе. Так и слетали в последний раз в Египет в позапрошлом году, сами же им путёвки купили. Мне Пашка тогда занял. И живём на одном, седьмом, этаже, только в разных подъездах, но балконы рядом.
И как я не разбился? Мамка меня иногда дома запирала на день, да я с Пашкой созванивался и при его содействии перелезал по бельевым сушилкам.

 

Совет будущим мамам – не запирайте охламонов, а лучше совсем не рожайте, спейтесь и станьте честными шлюхами. А не как моя бывшая! Я ж за ней весь одиннадцатый класс как больной ходил, поцеловались первый раз на выпускном.
Только её б никому не отдал, даже Пашке. Для него, вообще, ничего не жалко. Фирмочка наша – да пусть забирает. Всё равно там только на мне всё держалось! А сколько она мне стоила сил?! Работа же с людьми – то есть я работал, а он всё придумывал и всем руководил. Даже планировал! Это в России! Хуже того – в российской логистике!
Хотя, признаться, у него кое-что неплохо получается. Или права сука Ирка? Как она визжала! «Ты грёбаный самодовольный пузырь, посмешище! Ты ж его ногтя не стоишь! Да тебя Павлик только из-за меня и терпит, считает себя перед тобой, ничтожество, в чём-то виноватым»!
Блииин! И давно он чувствует передо мной вину? Так ведь даже если прав я, всё равно получается что-то не то. То есть, если всё действительно держалось на мне, пока оно держалось, всё это время…
А я действительно клоун и посмешище. Так и так права эта сука. Причём понять её совершенно невозможно. Когда из-за решётки полицейского «обезьянника» любовался разбитой в хлам рожей бывшего лучшего друга, а он шевелил расквашенными губами, мямлил, как всегда стесняясь, ворвалась Ирка и вынесла всем мозг.
Пьяная и злая она говорила «более, чем громко», но могла и рта не открывать – полицейские тоже в чём-то люди. На нормального мужика Ира действует, как… э… действует, в общем.
Я не стал сразу разбираться в её эротичном повизгивании, считал, что, конечно, всё сводится к естественному пожеланию, типа: «Посадите этого гада! Лучше на кол!! В чане с кипящим скипидаром!!!». И просто ушам своим не поверил, когда служивый отпер решётку и бросил мне, – выметайся, только быстро!
Я покладисто поспешно покинул отделение, но, как ни спешил, этих двоих не застал – уехали с Данилом, нашим, то есть только их уже выручателем и непьющим бесплатным водилой на собственной машине.
А ведь вчера ещё этот Данил числился в моих личных подхалимах. И всё знал, конечно. Все всё знали! И все поняли, что я понял, что они всё знали. Теперь, конечно, станут меня избегать.
Побрёл домой, даже не пытаясь поймать ночного бомбилу. Куда спешить? Так не спеша дошёл до круглосуточного магазинчика у дома. Привычно улыбнулся милым узбечкам, те безропотно продали две банки пива в неурочный час, как всегда, забыл на прилавке сдачу.
Потом сидел на лавочке и любовался нашими, моими и Пашкиными тёмными окнами и грустно размышлял. Мне не хотелось думать, почему не горят наши окна. Я думал, что это судьба и наказание.
Ведь не по ошибке мы с Наташкой, Пашиной секретаршей, в обнимку впёрлись без стука в то служебное помещение. Ещё вчера я был уверен, что все считают Натали Пашиной партнёршей, но, конечно же, этот скромник мог только сопеть, тупить и мучиться.
А она такая умелица! От неё я ожидал вполне определённых действий, но как ждать такого от Иры?! Я же с ней даже поцеловался впервые только на выпускном! И продолжал целоваться вплоть до вчерашнего вечера…
Тьфу ёпть! Вот где она такому научилась? Не иначе всё объяснила интернетная школота – выпускной закончится… Чёрт знает, чем закончился наш выпускной! Наверное, только сейчас действительно закончился, а я всё равно не повзрослел.
Вот сижу и боюсь, что застану её дома. И если не застану, полезу к Пашке на балкон и разобьюсь пьяный. А если не разобьюсь, сам выпрыгну, не застав их у Пашки. Как же больно терять близких! Даже вот так по-дурацки.
Солнце всё-таки сумело меня подловить. Его лучи давно зажгли купол атмосферы, размазали, растопили звёзды, лишь размытая клякса Луны проглядывало бледным призраком.
Я вновь запрокинул голову, глотая из банки, и первые прямые лучи засветили мне в глаз. Ярко полыхнула жестянка, потекли слёзы. Я рефлекторно полез за платком, но лишь нащупав в кармане джинсовки какую-то бумажку, вспомнил, что платком пришлось пожертвовать ради унятия Пашкиного кровотечения.
Рука сама достала листок, я улыбнулся сквозь слёзы. Сорвал вчера забавное объявление по дороге в клуб ради прикола, хотел показать Паше, да забыл. Снова с удовольствием прочитал: «Приглашаем мужчин и женщин в возрасте 22–35 лет на должности пилотов вакуумных истребителей, штурмовиков, дроидов, операторов систем огня, навигации и связи. Высокий заработок. Возможность побывать в космосе. Карьерный рост. Запись на собеседование по тел. 444-666-888».
Позвонить, что ли? Хотя состояние у меня не для собеседований… Да на такое собеседование в другом состоянии и записываться грех!
Придя к этому заключению, я достал мобилу и набрал номер с тройной смертью по-японски, числом лукавого и бесконечностью в кубе.
Раздалась всего пара гудков, ответили нормальным мужским голосом. – Да. Чем могу помочь?
– «Если б мог»! – подумалось мне, и я неловко начал. – А с вами по объявлению?
– По какому объявлению? – серьёзно уточнил собеседник. Не послал в восемь утра, и то – спасибо.
– О… э… собеседовании, – нашлась нейтральная формулировка.
Меня очень кстати осенило, что это может быть неумным розыгрышем, и пошутили не надо мной одним. Ещё и над собеседником. Однако! Коли так, со вчерашнего вечера я, должно быть, не первый позвонивший, а он спокоен спозаранку!
– Вы хотите записаться? – неожиданно будничным тоном спросил мужик.
– Записываться? Наверное, нет. Извините, – решил я, что пора и меру знать.
– Вы не хотите ждать? Понимаю. Но вы можете пройти собеседование в ближайшее время, у нас как раз образовалось окно.
– «Угу, какая удача! Прям кто бы мог подумать», – мысленно прокомментировал я и сделал ещё одну попытку культурно съехать. – А к вам далеко добираться?
– К нам-то? – ухмыльнулись в трубке, – очень-очень далеко. А собеседование вы можете пройти на Змеинке, в новом офисном здании. Знаете?
– Это аж на конечной остановке тринадцатого? – ужаснулся я.
– Да, мимо не проедете. Как вас звать?
– Сёма, – машинально отозвался на кодовую фразу.
– Замечательно, Семён. Жду вас в течение часа. Охране на входе скажете своё имя, я предупрежу. И вас проводят.
Я непроизвольно сглотнул – он был совершенно серьёзен!
– До встречи, зёма, – вдруг весело сказал мужик и отключился.
– Мдя! – сделал я первый самый общий вывод, залпом допил пиво, скомкал банку и отшвырнул вторую рядом с первой.
Спрятал телефон, решительно встал с лавки, сделал пару шагов и остановился – я делаю очевидную глупость. Будто бы и впрямь собрался в космонавты и никогда больше сюда не вернусь! Нужно вернуться…
Но возвращаться ж плохая примета, особенно если путь предстоит неблизкий. Да что я из себя тут корчу! На автобусе уж путь далёк – пора привыкать к общественному транспорту. И какие к чертям приметы? Что такого ещё, хуже уже случившегося, может со мной произойти?
Я с понурой головой вернулся к банкам, подобрал и втиснул в переполненную урну. Нужно оставаться человеком в любой ситуации – так всегда говорила мама.

 

В автобусе оказалось малолюдно. Я сразу занял одинарное кресло и отвернулся к окну. А что оставалось делать в ответ на недоумённо насмешливые взгляды возвращающегося с вахт ночного люда? Не бить же рожи только за убогость этих охранников и продавщиц!
Я ж не мажор какой-нибудь, да и не виноват, что подавляю их стилем, это временно. Скоро тоже устроюсь на работу, вот – еду на первое собеседование. И это даже кстати, что оно такое несерьёзное, ведь для меня собеседования в роли просителя в новинку. Да-да, просто биснес-тренинг, способ адаптации к новой социальной роли.
Успешно убедив себя, что так и было задумано с самого начала, я сразу задремал, прижавшись виском к стеклу. Разбудил меня водитель, и я сразу не смог вспомнить, где нахожусь. Понял только, что уснул в транспорте!
Машинально проверил на месте ли телефон и бумажник, успокоился и снизошёл, наконец, к пожилому мигранту в кепке. Кивнул, расплатился за проезд и покинул салон.
На остановке мне обо всём напомнил один лишь вид нового делового центра. Вполне удачное решение построить его здесь – вон сколько места для парковки! Земля в спальных районах не так дорога, добираться сюда намного легче, чем в новые районы…
Тьфу, блин! О чём это я? Меня это больше не касается, всё, менеджера больше нет. А есть… э… я на собеседовании. Я со спокойствием профессионального клоуна пошёл на автоматические двери, фотоэлементы распознали во мне обычного придурка, матовые стёкла предупредительно разъехались.
На проходной без неуместных ухмылок вежливо спросили имя и действительно проводили на третий этаж. Типичный офис фирм-однодневок – стандартная мебель, арендованная вместе с площадью.
Я уже дожидался заманчивых предложений, вопросов о боге или просьб о материальной помощи ради собственного духовного просветления, хотя вид хозяина кабинета уверенно успокаивал – человек с таким внимательным, ироничным прищуром очень колючих глаз на простецком с виду лице подобного нести точно не станет.
– Семён? – протянул руку, я пожал крепкую ладонь и кивнул. – А я Олег. Проходи, присаживайся за стол.
Я уселся в офисное креслице, он положил передо мной три подшитых листа формата А4. Протянул ручку. – Заполни анкету.
Я на взгляд оценил количество вопросов. – А кофе? Лучше с печеньем.
Он прошёл к небольшому холодильнику, сказал. – Тебе сейчас лучше не кофе.
И протянул мне банку пива, – постарайся не залить анкету.
– Ух-ты! – удивлённо обрадовался я, принимая угощение. – А тут прям ко всему готовы?
– Конечно, есть всё, от дефибриллятора до смирительной рубашки.
Я надавил на рычажок, поспешно сглотнул пену. – И ты можешь всем этим пользоваться? – мне стало интересно.
– Могу даже роды принять. Тебе пока не требуется? Точно? Тогда замолкни и заполняй анкету, ведь это ты на собеседовании, – без улыбки, как-то обыденно проговорил Олег, устраиваясь со своим пивом напротив.
Я углубился. Вопросы были, гм. Впрочем, начинались ожидаемо. Основной род занятий. Последнее рабочее место. Стаж общий, на последней должности, причина увольнения. Уровень оплаты на последнем месте, желаемый уровень оплаты. Моё отношение к сверхурочным, к работе по выходным, к командировкам.
На втором листке началась вполне соответствующая ситуации ерунда. Возглавлял лист вопрос: «Что вы предпочитаете смотреть по телевизору – хоккей или футбол?» Я что, по-вашему, мазохист? Хоккей, конечно! Впрочем, составители анкеты, видимо, считали так же и любителями футбола не интересовались. Остальные вопросы были только про хоккей.
Вы смотрите матчи:
Только с участием сборной своей страны, в основном с её участием, без различия к национальности.
Вы следите за чемпионатом своей страны? Других стран? Вы делаете ставки на исход?
У вас есть любимые команды? Любимые хоккеисты?

 

Если бы вы играли в хоккей, предпочли:
Действия в атаке.
В защите.
В розыгрышах комбинаций.
В силовом прессинге.

 

Залогом успеха вы считаете, в основном:
Свою скорость.
Свою силу.
Свою реакцию.
Командные действия.
Странно, что не было вопроса, играл ли я когда-нибудь на самом деле. А я играл, причём не далее, как на прошлой неделе. И пусть это любительская лига нашего города, в своей группе мы смотримся очень неплохо, вот!
На третьем листочке я почувствовал себя не в своей тарелке. Даже не в своей летающей тарелке!
Ваш биологический возраст.
Ваш психологический возраст.
Ваш биологический пол.
Ваш психологический пол.
Но это ладно! Дальше ещё интересней:
Ваше отношение к лицам вашего:
Биологического пола – хорошее, нейтральное, плохое.
Психологического…
Потом «…отношение к лицам противоположного…» с той же ерундой про биологический и психологический. Но это как бы ещё можно понять – социологи заказали. Чёрт этих умников разберёт с их заумью. Но далее пошла именно заумь, и если б не пиво, я б точно удрал.
Считаете ли вы лиц другого пола существенно отличными от вас?
Считаете ли вы их разум отличным от своего?
Возможно ли существование на других планетах в галактике отличных от вас разумных существ?
Вы будете считать их разумными, если их разум отличается от вашего?
Насколько чья-либо разумность или неразумность повлияет на ваше решение:
Убить существо?
Лишить свободы?
Сознательно причинять существу боль?
Ответы: существенно, незначительно, не повлияет.
И в самом конце: Готовы ли вы убивать, мучить или порабощать заведомо разумные существа просто за жалование? Вы хотите стать рекрутом ЧВК «ZX»? Я в полном обалдении ответил «да». Олег заметил, что я покончил с анкетой, учтиво подождал, пока я добью пиво, и пригласил. – Ну, пойдём. Тестирование состоит из двух частей. Анкета и компьютерное моделирование.
«Ага, всё-таки тестирование игры!» – решил я про себя, направляясь за ним в смежную комнату, вернее, закуток. Там всё пространство занимал матово-белый овальный гроб на колёсиках.
– Это капсула для мониторинга твоих реакций. Раздевайся до трусов и укладывайся.
– До трусов? – сморщился я.
– Твои реакции в трусах нас не интересуют. Полезешь?
– А это не больно?
Олег повернулся к дверям. – Всё, достал, проваливай.
– Да ладно тебе, – я послушно принялся раздеваться, мне вдруг стало действительно очень интересно.
Раздевшись, улёгся в капсулу, Олег закрыл крышку. Но ничего такого не было! Я просто вырубился после пьянки. Мне так хотелось думать, когда, по моим ощущениям, в следующую секунду Олег откинул крышку. – Выспался? Вылазь.
– Выспался. Извини. – Я недоумённо заозирался по сторонам.
Комната, вроде, та же, только чуть другая. И вторых дверей точно не было!
– Как себя чувствуешь? – деловито спросил Олег.
– Хорошо, даже странно! И лёгкость просто необыкновенная! – я действительно ощущал лёгкую эйфорию.
– Так и должно быть. Примерь вот это, – он протянул мне серо-зелёную стопку и пару «кунфуек». Это оказался как на меня пошитый комбинезон, и обувь подошла.
– Пойдём за мной, – Олег двинулся в непонятным образом появившиеся за время моего сна двери.
За ними шёл коридор, каких не бывает в деловых центрах. Совсем без окон, а свет просто был. Вот ничего не светилось, а видно всё, как на солнце.
– А мы где? – задал я первый вопрос, едва за ним поспевая.
– На твоей новой работе. Поздравляю, ты принят, – ответил Олег, не оглянувшись.
Я догнал его, пошёл сбоку, – а мы куда?
– Знакомиться с начальством. – Он мне многозначительно улыбнулся.
– Так что мне теперь делать? – я встал посреди коридора, загородив ему путь. Вот был совершенно уверен, что ему не составит труда смахнуть меня с дороги, и в то же время полностью спокоен за себя – просто не такой Олег человек, и всё.
– Спросишь у директора. Мы пришли, тебе сюда, – он прислонил к стене ладонь, и она раздалась в стороны.
Блин, так точно не бывает даже в Японии! Я замешкался, и Олег … вот кто бы мог такое подумать о взрослом с виду человеке?! Он выдал мне мощного пинка под зад, и я влетел в отверстие, не удержавшись на ослабевших ногах.
Приземлился в позе лобзания родной земли после долгой отлучки. Но это бы и ничего. Подняв от пола лицо, я обнаружил перед собой его. Высоченное, более двух метров, нескладное, с длинными верхними и нижними конечностями, вытянутой головой, непривычно грациозное и пугающее инопланетное существо неопределённого биологического и психологического пола и возраста с разумом, явно отличным от моего.
– Зови меня Сергеем Витальевичем, – раздался в голове мелодичный голос.
– «Оно сука ещё и телепат вдобавок», – было первой моей связной мыслью.
Назад: Глава 2
Дальше: Глава 4
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий