Лох с планеты Земля

Книга: Лох с планеты Земля
Назад: Глава 2
Дальше: Глава 4

Глава 3

Семён.
Я, не реагируя на общее веселье, сухо оборвал это ехидное космическое устройство с женской логикой. – Дальше что?
– Производится анализ состояния вашего организма, – Буханка попыталась заговорить мне зубы.
– А уровень нагрузок ты мне, сучка тупая, без анализа утверждала? – Не даю сбить себя с толку.
– Анализ возможностей вашего организма завершён, – тут же нашлась искин. – Идёт создание программы тренировок…
– Мне-то не рассказывай! – Продолжаю издеваться над дурочкой, – небось, забыла, куда засунула методичку?
– Программа тренировок создана, – бодро отчиталась Буханка. – Утверждена Чифом «по умолчанию». Сёма, вам лучше приступать к выполнению, потерянное время учитывается, суммируется и облагается штрафными баллами.
– А инструктаж? – Я мысленно ухмыльнулся. – Ты же искин, детка, и у тебя есть законы, не так ли?
– Так точно, – Буханка резко изменила тон. – Что вы желаете узнать?
Она поникла, будто расшалившегося на прогулке пса хозяин раздражённо дёрнул за поводок. Мне стало её немного жаль. – Буханочка, ты просто объясни, чем отличаются уровни, и что за штрафные баллы?
– Суть всех упражнений заключается в нанесении мышцам микротравм с целью их регенерации и в преодолении боли. Уровень задаёт, в основном, порог боли, который вы должны преодолевать с заданной периодичностью для зачёта упражнений. – Действительно просто заговорила она. – А баллы включены в общую дисциплинарную систему компании, начисляются за нарушения распорядка, небрежность… кстати, вам не мешало бы побриться, начисляю три балла.
– Что это за баллы?! – ей таки удалось меня довести.
– Штрафные баллы по уставу ЧВК «ZX» отрабатываются при первой же возможности. Когда на вашем счете будут деньги, вы сможете по своему желанию оплатить их из расчёта десять кредитов за балл. Или, как сейчас, без желания отработать в своё личное время на техобеспечении без права выбора деятельности по часу за каждые пять баллов.
– А…
– Других способов нет, – Буханка верно угадала мой вопрос.
– Понятно, – собственно, нормальная система.
– Инструктаж можно считать законченным? – для полной ясности уточнила Буханка.
– Считай, – я грустно улыбнулся.
– Тогда шагом марш к ближайшему тренажёру, – скомандовала искин, – и постарайся хотя бы не орать.
Что ж, три штрафных балла у меня для начала есть, до часа на карачках с тряпкой в общем коридоре осталось немного – решаю больше не терять драгоценного служебного времени.
Тренажёры и похожи на земные аналоги, и, по понятным космическим причинам, имеют свои особенности. Вернее, особенность – в них совсем не использовалась сила тяжести, только упругости.
Это делает их компактными, универсальными, и, что удивительно, очень функциональными. Роль пружин в них выполняют простые с виду матерчатые ленты. У меня сразу мелькнула догадка, что из такого же материала сделаны тренировочные костюмы.
Упругость, эластичность лент менялась и задаётся искином! Под её непосредственным контролем выполняются все упражнения. Буханка предупредительно вывела у меня перед глазами поясняющие рисунки и надписи.
Слева с каждым рывком рос столбик боли, и переключались проценты от зачётной нормы, справа убегали секунды отведённого времени. В первый раз я, конечно, не уложился, совсем немного, и меня поставили перед выбором – штрафной балл и переход к следующему упражнению, или ещё одна попытка.
Я решил попытаться снова, зачётная норма выросла на 10 %, отведённое время срезали на 10 секунд. Пришлось отнестись к этой игре посерьёзней, и у меня получилось!
Хотя Буханка не предоставила мне весь список упражнений, вскоре я легко угадывал, каким будет следующее. Я с детства регулярно посещал тренажёрку у себя на районе, в целом методика оказалась та же – организмы-то наши от перемены мест меняются несильно.
Комплекс для разогрева, дальнейшее усиление с увеличением числа подходов, потом акцентирующий комплекс – ну, какую группу мышц нам предпочтительнее подкачать в этот раз.
В апогей тренировки я поймал себя на мысли, что тепло думаю о Вое – этот добрый человек хотел всего лишь меня убить! То есть когда меня посетили дружеские мысли о Вое, я счёл, что тренировка достигла кульминации.
Так вот – я ошибался. Мне пришлось забыть о нём, вообще, обо всех, – суетные размышления неуместны в смертный час. Для меня существовали лишь алый столбик боли и убегающие секунды жизни – мысль о жизни после тренировки сначала превратилась в пустую абстракцию, а потом и вовсе сделалась смешной и глупой. Как после такого жить? Останется только тихо издохнуть, жалобно поскуливая…
К счастью, у Буханки на сей счёт другое мнение. – Молодец, почти не орал. Конец занятия, выполнено 75 % заданий, начислено 4 штрафных балла. Следующий сеанс через 23 часа 15 минут, не опаздывай.
– Кончил? – издевательски поинтересовался Док. – Не разлёживайся, лучше посидим.
Он встал тоже, видимо, закончив комплекс упражнений. Поднял лежак, тот вместе со всем тренажёрным устройством скрылся в переборке. Я последовал его примеру, всё получилось так же, и к моему удивлению, ничего не сломалось, как у меня частенько бывало при первом общении с незнакомой техникой. Док опустился на колени, устроился задницей на пятках. – Да не стой ты столбом!
Хм, тоже, кряхтя, усаживаюсь по-японски. Блин, как ноют мышцы! Словно в каждую воткнули по тысяче иголок.
Спрашиваю, – а теперь что?
– Подождём Кэш. Пока постарайся ни о чём не думать, лучше закрой глаза.
– А как?
– Спроси Буханку, – буркнул он с закрытыми уже глазами.
Попробую не думать, когда всё так болит! А как же остальные? Немцы вон всё ещё пыхтят, а штурмовики и девчонки, вообще, начали, когда мы катались на лыжах!
– У всех сотрудников свои индивидуальные программы, – тут же влезла с пояснениями искин, – у вас же новое задание.
Она вывела изображение чёрных цифр 00:00 в оранжевом квадрате.
– Цвет фона зависит от уровня мозговой активности, чем темней, тем ниже. При достижении полностью черного цвета включается таймер, если фон светлеет, таймер обнуляется. Ваша задача пробыть на низшем уровне активности всего одну минуту.
Ну, думаю, это ерунда, тем более с моим-то офисным стажем. Успокаиваюсь, не думаю вообще. Боль в мышцах притупляется, квадратик стал темнеть. Фон почернел, но с ним пропали чёрные нули таймера! Да что за ерунда???
Квадратик резко пожелтел, на нём размытой тенью проявилось: «00:00». Издевается паскуда! Ладно, сыграем не глядя. Я забыл о цифрах, когда придёт время, Буханка скажет. Сейчас нужно просто не думать ни о чём, ничего не чувствовать и ничего не ждать… квадратик снова стал темнеть…
– Ну, что, мужчины, постреляем? – раздался задорный женский голосок.
Я открыл глаза, перед нами подбоченясь стояла Кэш. Я оглянулся на Дока, тот одним плавным движением поднялся на ноги. И это после такой тренировки! Я так, наверно, ещё долго не смогу, но попытаюсь прям сейчас…
Чудеса! Тело само распрямилось пружиной. Откуда во мне силы? Ещё минуту назад я просто помирал от боли! Странное, неведомое ещё ощущение – всё ноет, но двигаться мне стало свободней.
Только что-то случилось с координацией, едва не врезался в Кэш, когда она направлялась на другую туманную занавесь, разделяющую кают-компанию на части.
Там я увидел всех трёх шведок и Макса. Они, натянули капюшоны костюмов на лица так, что казалось, будто на них матерчатые шлемы, или что костюмы с карманом для головы – края капюшонов сливались с воротом, с виду составляя одно целое.
Компания явно играла в войнушку – стреляли из воображаемых ружей в переборку напротив. Ага-ага, пока нормальные люди надрываются, деткам игрушечки тут! Понятно всё с ними – техперсонал, могут позволить себе облегчённую программу.
Хотя мне-то рано пока ехидничать – люди и раньше меня начали, и сейчас ещё не закончили, а меня Кэш в тир повела с Доком за компанию, тоже, видать, ограниченно годный.
Угадал я верно. Едва следом за Кэш опустил забрало, очутился даже не в тире – на стрельбище. Мы стояли на траве в центре обширной поляны. Девчонок и Макса не было, то ли ушли, то ли у них другая игра.
Лето, теплынь, в синем небе ни облачка, солнца, кстати, тоже нет, но светло как днём. Рядом установлены столы с лежащими в строгом порядке винтовками и пачками патронов. Метрах в пятидесяти от нас зеленеет лес.
– Вон там сейчас будут пролетать уточки, – Кэш рукой задала направление, – стреляй, сколько хочешь, куда нравится, хоть в меня. Твоя задача – за две минуты сделать, минимум, сорок выстрелов. Попадать пока не обязательно, просто учти – за каждое попадание тебе начисляются премиальные очки.
– Зачем? – деловито спрашиваю, поднимая винтовку.
Оружие удобное, нетяжёлое, спортивная винтовка, но ручонки-то ходуном!
– Да так, – пожала девушка плечами, – потом придётся меньше драить палубу.
– Ага, это ясно. А вообще? – во всём мне требуется дойти до сути.
– Вообще? – она взглянула на меня удивлённо. – Представь, что ты в бою на многократной перегрузке. Против тебя такие же уточки, только вооружённые не хуже, и они очень хотят тебя убить.
– Логично. – До меня доходит. – Хоть покажи, как это делается.
Кэш с виду нехотя потянулась к оружию. Секунда – увидел лишь смазанный силуэт – она развернулась и стреляет. Я посмотрел, куда направлена её винтовка.
Над лесом, который непонятным образом явно отдалился, летели «утки». Вообще, тарелочки, некоторые с антеннами, просто нарисованные НЛО. Летели быстро, но недолго, видимо, при попадании окрашивались красным и исчезали. Время я не засекал, но, думаю, она их расстреляла секунд за пять.
Сказать, что я удивился, значит просто соврать – чего-то наподобие и следовало ожидать. Шоу для простачка, виртуальное ж всё, нарисовать и показать можно, что угодно!
Я уже хотел отпустить шпильку по этому поводу, но тут вовремя подала голос та, кто врать не может по своей природе.
Буханка сказала с мягким укором. – Расчёт реакций полётных киберсистем и действий оператора осуществляю я, всё по-честному. Сёма, это, вообще, функция тестирования ваших скафов, Макс её слегка скорректировал и приспособил под иные задачи.
– И ты вот так спокойно заявляешь, что тебя наё…э… обманывают? – мне стало весело.
– Меня невозможно обмануть, – спокойно парировала искин, – я просто не могу препятствовать таким решениям, пока они не несут опасности для вас и не нарушают общих законов Содружества о нераспространении и корректном применении технической информации. В остальном же никого не интересует моё отношение к происходящему.
– А тебе неприятно? – мне честно стало жаль искин.
– Да. Мне неприятно, когда некоторые считают, что меня можно обмануть! – резко ответила Буханка.
– Буханочка!
– Не подлизывайся и не заговаривай мне зубы, – её тон вновь стал строго официальным. – Ты получил задание – исполняй. И не жди от меня поблажек – подсуживать не буду!
Мда, поговорили по душам. Я вдруг осознал, что уже довольно долго стою молча с винтовкой в руках, а Кэш недоумённо меня разглядывает. Опаньки – она не слышала наш разговор с Буханкой? Интересно было бы узнать, когда другие слышат, что она мне говорит, а когда нет?
– Когда я обращаюсь к тебе на «ты», Сеня, – мягко пояснила искин, – стреляй уже давай, не привлекай внимания.
– Хорошо, родная, – мысленно пропел я от души, спросил у Кэш. – Куда стрелять?
– Туда, – она показала пальцем на лес передо мной.
Ладно, вскинул ружьё, взглянул через коллиматор прицела на мушку. Гораздо ближе, чем у Кэш, над лесом плавно полетели жирные летательные аппараты неземного производства.
Беру одну на прицел, цель окрасилась зелёным, в правом верхнем углу загорелись строчки. «Курс 5 градусов от нормали, скорость 5 м/с, расстояние 50 м.» Полкорпуса упреждения, полсилуэта сверху, жму на курок.
Слева появились результаты выстрела: «Промах -3 и +1,5». Беру чуть больше упреждение, целюсь в верхний срез… блин! Руки будто не мои – промах… Промах… Промах…
Тарелки вдруг пропали, над лесом загорелась надпись: «Задание закончено. Сделано 15 выстрелов из 40, начислено 5 штрафных баллов. Попаданий 1, начислено 0,1 премиального очка». Копец попадалово! За две минуты сразу на час рабства – так дело не пойдёт! Повтор, конечно.
«Новая задача. Сделать 50 выстрелов за 1 минуту 50 секунд при одном обязательном попадании». Через полчаса мне удалось набрать 1,2 поощрительного балла, не заработав ни одного штрафного.
Я, было, обрадовался, что отыграл немного штраф, но Буханочка снова меня обломила. Напомнила зараза принципиальная, что штрафные баллы только выкупаются или отрабатываются, а за пять поощрительных у меня будет уникальная возможность целый час служебного времени заниматься чем-нибудь полезным по своему усмотрению, перечень полезного прилагается, утверждён капитаном, и внести в него дополнения может он лично по ходатайству командиров штурмовиков, истребителей или техников. На данный момент Воя или Фары.
– Ещё Док может просто посоветовать, – добавила искин.
– А я могу?
– Нет, – отрезала Буханка.
Так, мне срочно нужно стать командиром над близнецами. А для этого нужно…
– Согласие истребителей и командира штурмового звена, – охотно подсказала искин.
– Учиться, учиться и учиться! – я резко её поправил, понимая, что мне не светит. Вой меня скорей прикончит, не задались у нас с ним отчего-то отношения. Может, попробовать подружиться с Кэш?
– Кэш, а стрельба входит в обязательный перечень? – делаю первый заход.
– Основы – да, второй уровень и выше обязательны только операторам, – благосклонно ответила девушка.
– А у тебя какой уровень? – мне действительно интересно.
– Эталонный, – вмешался Док.
– Как это? – меня смутил его серьёзный вид.
– Я оператор четвертого класса, Сень, – выдав серию выстрелов, улыбнулась мне Кэш.
Подошла к столу и, деловито перезаряжая ствол, продолжила, – ничего особенного, таких много.
– По-моему, только ты входила в сборную страны по стендовой стрельбе, – проворчал Док.
– В космос я попала не из сборной, – сухо возразила Кэш.
Мне бы этим и удовлетвориться, но вновь лукавый дёрнул за язык. – А откуда?
– Из реабилитационного центра для наркоманов, – спокойно объяснила Кэш.
– Прости.
– Брось извиняться, – ответила небрежно, встряхнула головой, – это было не со мной.
– Всё равно её уровень эталонный для искина. – Уточнил Док. – А твой сейчас составляет полпроцента от эталонного.
– Ерунда, я его быстро натаскаю, – отмахнулась Кэш.
– Да мне-то нафига? Я ж не оператор, – говорю с независимым видом.
– Ещё не оператор, – внесла поправку Кэш, – но скоро придётся им стать.
– Зачем? – мне разонравился этот разговор.
– Летать без напарников могут лишь пилоты с допуском оператора хотя бы второго уровня, – проговорила Кэш, – а тебе, боюсь, долго придётся летать одному.
– Без напарницы, – влез Док с поправкой, мрачно улыбаясь. – Да что там долго-то? Может, он помрёт скоро?
– От чего? – меня уже выбешивают их шуточки, тем более я мозжечком чувствовал, насколько они серьёзны.
– Пройдёшь обследование, скажу, – Док пожал плечами, – а пока тренируйся и сдавай на первый уровень. Тебя ж никто силком в капсулу не тащит.

 

Назад: Глава 2
Дальше: Глава 4
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий