Лох с планеты Земля

Книга: Лох с планеты Земля
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14

Глава 13

Башню ломило, не переставая, и за обедом я для отвлечения продолжил грустные свои размышления, хмуро поглядывая на близнецов. Вот же счастливые люди, счастливее могут быть только мертвецы, в смысле на том свете.
Плевать им, что до этого совсем недалеко лететь, живут собой и друг другом здесь и сейчас в данной конкретной вечности. Завидно, конечно, но по-доброму… и достало уже с них умиляться, особенно с такой головной болью. Старался, не слишком бледно улыбаясь, поддерживать разговор и только.
Ребята всё-таки почувствовали мою отчуждённость и поняли по-своему. Мол, колись, кто обидел, мы же пилоты – дерёмся друг за друга, побеждаем и гибнем, если что, все вместе.
Я совершенно искренне признался, что просто болит голова, а вообще, именно они сами мне надоели, в частности их лыжи. Вот если бы поиграли со мной в хоккей хотя бы половину того времени, что я уже потратил с ними на катания, разлука с родиной переносилась бы мною гораздо легче.
Бред, конечно, но патриотизм для немцев – больная тема, они же, как русские, патриоты «всему миру вопреки». Тем более, во всём мире известно, что русские жить не могут без балалаек, водки, балета, фигурного катания и хоккея, конечно. Поэтому они без особого удивления приняли новости о наших с валькириями занятиях в ангаре.
Хелен и Марта строго поджали губки. Всё-таки немцы и в космосе те ещё снобы – они никак не могли одобрить моего общения с «техперсоналом». Особенно со шведками, всем уже известными… э… своей неразборчивостью. Вот и этот несчастный мигрант за ними подглядывал, мне бы не стоило ему уподобляться.
Но если я стану от этого счастливее, и это временно, пока «тренируются» костюмы, и вообще, для ознакомления, они, так и быть, согласны при этом присутствовать.
Прикольно было бы их послушать в другой жизни. Раньше я б поржал с них в душе, приветливо улыбаясь, и это сошло б за проявления полного с ними согласия. А сейчас от их рассуждений в голове заныли даже зубы.
Я скривился, как от боли, и сказал спокойно, что не нуждаюсь в чьих-либо одолжениях. И уж конечно, не собираюсь ни во что втягивать «хороших деток». Если им нравится вечное детство, виртуальные гонки, виртуальные бои, если они хотят навсегда остаться всего лишь пилотами-истребителями – что ж, я понимаю их выбор. Ведь главное, чтобы им было хорошо, не так ли?
Ребята растерянно примолкли, так с ними ещё никто не разговаривал. А мне плевать, не собираюсь ни с кем сюсюкать, не хочу, чтобы когда-нибудь ещё меня назвали дебильным клоуном.
Бросил им, уходя, что пока пусть катаются и размышляют над моими словами. Если надумают, жду их с трениками, чтоб передать Максу на прокачку.
* * *
С обеда пошёл сразу в мастерскую, как к себе домой, вернее, как на работу. Фара согласилась всё проведённое там время засчитывать за отработку штрафов, а если баллов не хватит, поставить их мне задним числом.
Впрочем, трудно себе представить, чтобы Буханка допустила такой подлог, так что её стараниями штрафов у меня всегда в достатке. К тому же ей, кажется, действительно стали интересны человеческие отношения. Занялся я косметикой для Хелен и Марты, и попутно разъяснял искину, отчего вдруг стал так резок с близнецами.
Ну, что с её подачи у меня в голове без наркоза прибавилось деталей для неё не аргумент. Попытался объяснить и сам разобрался в своём поведении. Да, я мог запросто упросить немок сделать мне одолжение, а ребят и упрашивать бы не пришлось – парни явно заинтересовались. Мог купить этой несчастной косметикой.
Примерно теми же методами я формировал первую команду там, на Земле. Только с сотрудниками, загнутыми с использованием служебного положения, идти в бой насмерть я не собирался.
Закончив на этой оптимистической ноте с косметикой для Хелен и Марты, я сосредоточенно примолк. Требовалось продумать, представить, прочувствовать, чего бы такого пошикарнее сделать для моих блондинок.
Так здоровски думать о них! То есть до такой степени, что отношение немок вызвало во мне глухую, природную злобу. Ну, кто мне эти немки такие? Теоретически боевые товарищи, по факту уже чьи-то девушки – точка.
Заводить интриги в экипаже я не собираюсь, это вопрос элементарного выживания, а с валькириями всё и сложнее, и проще. Не сказать, что я их сильно боюсь, на Земле это меня только ещё больше б завело. К тому же Максимка вон – ещё живой, даже улыбается.
Мне нравится, как они на меня смотрят, по-детски открыто, очень по-доброму, как, наверное, смотрят младшие сестрёнки. Даже впервые пожалел, что был у мамочки один.
Самое главное в шведках, с ними легко – они будто видят меня насквозь, настоящего, и их всё во мне устраивает. Променять такое отношение на какие угодно сладости мне и подумать неловко. Как было бы глупо думать такое о сестрёнке, не будь я у мамочки один.
И если уж вопрос в недостатке любви, здесь совсем другой, даже обратный случай. Этим девушкам, как никому другому, подходит слоган: «Почувствуй нашу любовь». Я б добавил только «на расстоянии».
К тому же держать их на дистанции совсем не требуется, они при всей своей простоте сами чётко обозначили «красную» границу. Я её уже чувствую – так беспомощно, беззащитно смотрят, что просто чувствую себя тупой грязной свиньёй, как вспомню…
Ну, с ними-то ничего, кроме смешных недоразумений, и не было, а вот земную жизнь под их даже воображаемыми взглядами мне вспоминать стало неприятно. Ещё гордился и хвастался, как дебил. Вот так они на меня влияют.
Мне понравилось удивлять их, радовать, они сразу возвращают радость в тройном размере, а радоваться у них получается от души – аж до мурашек и холода в груди. Восторг, как в детстве от нового открытия или классной песни.
Помнится, только чтоб испытывать эти ощущения снова и снова, мы забивали плей-листы копиями одного файла, кружились до одури, а у мамы хранилась реликвия, аудиокассета исписанная «Белыми розами».
По офисной хомяческой природе и собственной менеджерской вампирской сути придумал, как аккумулировать эти моменты, вызывать их в памяти, чтоб не было порой слишком грустно. Например, в учебных спаррингах с Воем.
Нужны «напоминалки», вещественные воплощения, завязанные в воображении на светлые образы валькирий. Мистика, конечно, но вот мама моя всегда носила кулончик на цепочке, по её словам, подаренный моим героически пропавшим папашей.
Она говорила, что у него такой же, реликвия их семейная. Вроде бы, благодаря этим штукам она чувствовала, что папка живой. Можно продолжать грустно скептически улыбаться, а можно и попробовать сделать что-нибудь наподобие.
Решил я, что вещи должны быть дорогими, сделанными одним человеком, с душой и с… э… пусть любовью к тем, кому они предназначены. То есть себе включительно.
Кстати, один классический фэнтезийный умелец так же наделал колец, поэтому кольца я решил не делать, чтоб не вызвать дурных ассоциаций. Кулончики с цепочками признал непрактичными, девочкам затруднительно будет их невзначай продемонстрировать, такие вещи принято носить под одеждой. Остаются браслеты.
В меру способностей попытался объяснить Буханке, что мне снова вдруг взбрело в голову. Она помогла подобрать материалы, создать процедуру. Неожиданно поругались.
В целом-то поняли друг друга легко – браслеты должны надеваться и сниматься только по мыслеприказу владельца, сами подстраиваться под руку и, Боже упаси, не вызывать ни малейшего неудобства.
Аналогичные устройства уже есть в базе, так что с изготовлением проблем не возникло, но с материалами вышла сплошная нервотрёпка. Если обыкновенное золото на корабле в достатке, то с белым обнаружился дефицит.
Стали подыскивать заменитель, невредный для здоровья благородный металл белого цвета. Серебро я исключил, как недостаточно дорогое, платину искин зажала, мол, самой мало даже на катализаторы. Подобрала, скрепя киберсердце, какое-то совсем уже внеземное чудо, но нашлась замена в неожиданно мизерных количествах.
Плетения не сделать, даже на орнамент не хватит, поскольку молекулярное напыление сочли недолговечным. Получилось всего по пять крохотных, едва читаемых буковок, стилизованных под руны.
Я счёл банальным писать имена, пришлось придумывать девиз, то есть аббревиатуру девиза. Прикинув так и этак, остановился на надписи: «В.Б.ЗБС». Объяснил искину, что это пожелание удачи.
Оставалось украсить, опять затык. Ну, в голове ж не укладывается, что в настоящей летающей тарелке нету каких-то несчастных брюликов! Прям расстроился, так искин, лапушка, давай уточнять – так ли уж для меня важна именно огранка природных камней?
Возможно, подойдут не углеродные минералы без обработки, обработанные иным способом или вообще искусственно выращенные? Имеются особенно редкие, с уникальными, еще не до конца изученными свойствами.
Я не почувствовал подвоха, выбрал редкие, но чтоб только не опасные. Буханочка заверила, что всё будет тип-топ, странно замялась и вдруг спросила официальным тоном. – Кадет-пилот Семён, вы подтверждаете, что желаете получить эти вещи в личное исключительное пользование с возможностью передачи этих прав без ограничений?
– Подтверждаю!
Едва я это выговорил, как получил поздравления с успешной адаптацией, заключением первого контракта и сам контракт в зубы. Значит, за четыре браслетика с меня надлежало взыскать в пользу ЧВК ZX тридцать девять тысяч девятьсот девяносто девять кредитов, и пока данная сумма с меня не взыскана, я не имею права расторгнуть стандартный контракт найма для адаптированных в Содружестве лиц без гражданства.
Сам контракт с дополнительными обязательствами с моей стороны считается действующим с данной секунды, официально же он будет зарегистрирован в первой же цивилизованной обитаемой системе.
– Сколько-сколько? – я просто не поверил.
Если двадцатка кредитов это сотня килотонн бакинских, на сколько же я налип? Оказывается, Буханка чересчур буквально приняла требование, что вещи должны быть дорогими. В изготовлении браслетиков… кстати, я могу их забрать… использованы редкие и артефактные минералы.
– Но почему ж их продали мне? – возопил я в лёгком ужасе, всё это казалось попросту бредом. – Мне! У меня ж ни кредита за душой!
Всё оказалось просто – я зря невнимательно слушал валькирий. Эти материалы и минералы найдены на древнем корабле при случайном принудительном выходе из гипертоннеля. Их стоимость Буханка взяла из реестра артефактов. Там же указано, что все находки надлежит в обязательном порядке передавать ОСБ «на экспертизу», так что продать их кому-то ещё нереально.
Я осторожно поинтересовался, что будет, если откажусь от сделки? А тогда моя адаптация будет признанна искином неудачной – несерьёзный я, оказывается, тип. Рассуждал тут о любви и благодарности, а как дошло до дела…
– Ну, что ты! Я ж спросил только, – успокоил Буханочку, рассовывая браслеты по карманам, а один не удержался, сразу надел.
– Красота! – Повеселев, оценила искин. – Аж завидно!

 

Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий