Лох с планеты Земля

Книга: Лох с планеты Земля
Назад: Глава 15
На главную: Предисловие

Эпилог

Вой.
Смешно, что я даже предположить такого не мог, когда притащил на корабль найдёныша! Думал, придётся с ним возиться, воспитывать, а он развеет космическую скуку, я заработаю кредитов, возможно даже, у него получится стать пилотом и погибнуть с какой-никакой пользой.
Всё ж было мною вполне ожидаемым, парень совал нос везде, куда не следует, и получал щелчки. Даже его необыкновенную удачливость или гениальную способность создавать дурацкие ситуации я уже, согласившись с Доком, списал на обычное русское чудо.
Однако с определенного момента главным дураком в его цирке начал ощущать себя я сам. Первый звоночек получил от Кэш, спасибо, что предупредила. Теперь, чтоб она просто спала со мной, я должен делать вид, что натаскиваю этого гада!
Будь всё проклято – чтобы просто спала! Ну, не могу я… э…целовать её, когда она так на меня смотрит. Просто смотрит и молчит… спасибо, что ничего не спрашивает… «Тебе настолько важно твоё положение, что ты готов рисковать нашими жизнями»?!
Вот что я ей должен сказать? Что мне действительно настолько наплевать даже на Дака с Ланой? Да! По большому счёту в жизни важна лишь победа, твой успех – только твоя жизнь! Лишь она имеет значение, ведь всё остальное, весь мир – это только твой мир, пока ты жив!
Я это очень хорошо осознал в скорлупе полуидиота за всё время, проведённое в лечебнице. Когда точно знаешь, что завтра будут те же серые стены, жестокие, равнодушные санитары, а в конце пустота.
Меня взяли в космос, вылечили, подарили эту жизнь, и она должна стать ослепительно прекрасной! И никакой Сёма, сдуру или спьяну набравший не тот номер, мне не помешает! В крайнем случае, я его убью! Пусть пока это бессмысленно, да и небезопасно.
Сёма с последних спаррингов уходит на своих ногах, не приходится даже помогать. Я уже не уверен, что смогу убить его, не прибегая к гравиимплантам. Я не обманываю себя, скорей всего мне придётся это сделать.
Оставалась ещё надежда, что удастся контролировать его через Дока. Конечно, контролировать это чересчур, хотя бы просто отслеживать настроение, как-то влиять. Господи, до чего же я докатился, и мне ни капельки не стыдно!
Друг вечером позвал к себе, предупредил, что Сёма решился пройти обследование. Я рассказал ему, как мы навестили кадета, и что у него увидели. Док смеяться не стал. – Извини, я дал слово не рассказывать подробностей…
И он чуть ли не дословно повторил Кэш. – Пожалуйста, будь с Семёном предельно внимательным. Он очень опасен.
Вот такое сказать и без подробностей – ещё друг называется! Да я б насрал на любые обещания, если б был на его месте, только на его месте мне, слава Богу, оказаться не грозит, не из того я теста слеплен.
И друга я потерял опять же из-за этого гада! Весь следующий день, оттащив Сеню на регенерацию, ждал от Дока сообщение. Ждал пару дней, на третий, когда все за час до ужина ушли в ангар на хоккей, я попросился к нему сам.
А он мне прямым текстом в строку. – Занят!
Ну, я тут же полюбопытствовал, чем это может быть занят корабельный врач, чтобы отказать в приёме члену экипажа?
Тот снова выдал буквами. – Ладно, жду.
Прихожу к нему, а он бухает. В одного. То есть без меня!
Спрашиваю. – Ну и что это значит?
– Бытовое пьянство, – пьяно буркнул Док, – у тебя-то что болит?
– Ничего, – ответил я на автомате.
– Чего тогда припёрся? – он выразил искреннее изумление.
– Так это, – я подумал, что ему нужно, чтобы я сам озвучил вопрос. – Сёма прошёл обследование?
Док кивнул.
Я не дождался за кивком продолжения. – Ну и?
– Что? – сделал он вид, что не понял.
– Что ты ему сказал? – я перешёл на открытый текст.
– Не твоё дело, – Док подарил мне пьяную ухмылку. – Не скажу, врачебная тайна!
– Да ты что, обалдел? – я просто растерялся.
– Даже если обалдел, ик, – он задумчиво подпёр подбородок ладонью, – на что это может повлиять?
Я не нашёлся сразу, что ему ответить.
– Ну, если рассмотреть вопрос чисто тер… тьфу… тистически, ик? – он натурально наморщил лобешник!
– Давай назад котёнка! – первое, что пришло в голову.
– Да фиг тебе! – он снова улыбнулся. – Это теперь кот Фары!
– То есть? – я присел на кушетку.
– Ну, она, как старший техник, затребовала от меня описание эксперимента, кот же у нас лабораторный, вот, – он охотно пустился в объяснения. – Так я ей сказал, что пытаюсь пробудить в животном сознание. Реально ж коты запоминают до 200 слов, они, вообще, умные. Только мозг у бедняжек ма-а-аленкый, – он показал пальцами насколько у котят маленький мозг.
– Но! – Он оттопырил указательный палец, – тебе ж это жить не мешает, правда? Потому что за тебя может думать Буханка, ик!
– Чего??? – мне очень захотелось въехать ему в репу. С ноги. Два раза!
– Так говорю же, что у тебя импланты, ик. Вот и у него теперь тоже есть…
– Где котёнок? – спросил я напряжённо.
– В капсуле, отходит после вживления, импланты Фара дала. – Он сфокусировался на моём лице, поморщился, – у тебя всё? Тогда не задерживаю, мне тут ещё работать надо…
– Док, – спокойно сказал я, вставая, – ты же понимаешь, что это значит?
– Угу, – промычал он, кивая. Поднял на меня ставшие вдруг ясными глаза и отчётливо произнёс. – Это значит «пошел ты, Вой, на х…!»
Док, конечно, был пьяный, но начал-то он пить без меня. Не иначе, Сёмино влияние. Ну и хрен с ним, не велика потеря, главное, что диагноз Сёме поставил, просто так бы он в запой не впал.
С горя обратился лично к Кэпу. Докладываю, что кадет-пилот Семён представляет собой опасность для экипажа по состоянию физического и психического здоровья.
Эта каланча трёхглазая мне напомнил по-русски. – Кадет-пилот Семён прошёл адаптацию и заключил контракт.
– Да какой контракт? – мне даже не смешно, – за борт, как выйдем в реальное пространство, вот и все формальности!
– У тебя сколько денег на счету? – вдруг спросил он.
– А тебе зачем? – прям я ему всё и рассказал, ага.
– Затем, что Сёма должен компании сорок тысяч кредитов! Он при создании личных устройств использовал артефактные материалы, которые, вообще, никому не продашь!
– Ну, Кэп, что ты жадничаешь, как маленький! – Уговариваю инопланетного монстра. – Сёма никогда не отработает эти деньги. Просто отберём его поделки и разберём обратно.
– Искин утверждает, что его изделия сами по себе являются артефактами с уникальными свойствами. Пока свойства не изучены, не определена стоимость изделий, разбирать их тебе никто не позволит. Разве что ты со своего счёта оплатишь…
– Цену двух Буханок, – договариваю за него. – Да звиздит искин, как Троцкий! Это же вирус!
– Олег, – сказал он задушевно, – не знаю, что тебя расстроило, но ты явно не в себе. Надеюсь, что это временный срыв, и ты вскоре снова сможешь вернуться к обязанностям командира штурмового звена…
– В смысле? – мне и впрямь стало нехорошо.
– В смысле, когда перестанешь нести такую ахинею! – Он натурально заорал на меня. – До особого распоряжения командиром назначаю Дака. Свободен!
Лишь оказавшись у себя, я осознал, какую нёс чудовищную чушь. Искин сознательно лжёт! Из-за вируса!! Действительно, слишком у меня резвое воображение и чувствительная натура, с детства страдаю от своей мнительности. То есть страдал, пока не записался в секцию бокса, потом-то страдали все остальные.
И что мне так горячиться? В конце-то концов нам с Кэш главное живьём добраться до станции гильдии, мы компании ZX ничего не должны. А при таких делах точно нужно уматывать.
В этом я окончательно убедился благодаря тому же Кэпу. Не в тот раз, когда по-хорошему советовал потерять Сеню, а в следующий, когда он и Чиф сами позвали посоветоваться меня, Фару и Макса.
Приходим в их обиталище, они стоят у навигационного голопроектора. Без слов жестами верхних конечностей предложили обратить внимание, а там не звёздные карты, а Сенина каюта, вид сверху.
На коечке сидит девушка в элегантном кимоно, такая у неё сложная причёсочка из гребней и спиц. Личико прикрыла веером, но ошибиться было невозможно – это Фара собственной персоной. Мы аж оглянулись на Фару, стоящую рядом с нами. Я едва подавил желание потрогать, чтобы убедиться.
– Запись? – понимающе улыбнулся Макс.
Думаю, бли-и-ин! Так эти извращенцы антропоморфные пишут нашу личную жизнь???
– В реальном времени, – сухо пояснил Кэп, – надеюсь, в экипаже вы об этом распространяться не станете?
– Не станут, конечно, – деловито влез Чиф. – Скажите, поведение Семёна можно считать нормальным?
Я еле сдержался, не выпалил сразу «Конечно нет!», вгляделся в изображение на голоэкране. В каюте присутствовал сам хозяин, просто из-за копии Фары не сразу обратили на него внимание. Располагался он на две трети за кадром, но оставшейся трети хватило, чтобы разобрать – стоит, преклонив колено, и что-то нараспев талдычит.
Я прислушался: «…легла ночная мгла. Шумит Арагва предо мной. Мне грустно и легко, печаль моя светла…»
– Копец, Пушкин! – выдал я первый пришедший в голову комментарий.
– Что-что? – переспросил Кэп.
– Он читает ей стихи о любви, – честно передаю смысл сцены. – Не сказать, что это совсем нормально…
– Но и не выходит за рамки обычной эйфории, – взяла слово «виновница» нашего собрания, – он, скорей всего, пьян…
– Или влюблён, – вдруг сурово проговорил Макс. – В тебя влюблён, Фара.
Её лицо заалело румянцем!
Я засмотрелся на неё и не сразу обратил внимание на бормотание Макса. – Но как он передал дроиду образ? У него получилось, здорово!
Вспомнил я, что это за дроид, ну, конечно! Тот, что оставался у Макса от старателей, тоже мальчик того… необычный. Ага, сначала стихи, потом потащит в койку эту железяку – такого извращенца точно не жалко. Рассказал Кэш, а она смеяться не стала. Даже не смотрит, спит лицом к переборке. Иногда отчего-то плачет.
Хорошо, что не убежала в общагу к валькириям. Вся надежда моя только на то, что после поиска на свалке она уйдёт из компании со мной. Если мы расстанемся, ей, конечно, трудно будет найти пилота, но уж мне-то без неё точно трындец.
Комплекс вины порой вытворяет с людьми всякую чертовщину, вполне может швырнуть Кэш к этому несчастному такому романтическому Сенечке. Вот уж этому не бывать! Сёма прошёл адаптацию, заключил контракт, неизвестно как получил допуск к полётам, и Кэп с Чифом удвоили мою долю. Теперь его можно убивать.
Серьёзно, когда мы окажемся в неизвестной системе, где когда-то произошла страшная бойня, ксены вряд ли рискнут арестовать опытного пилота. Расстрелять Сёму в пространстве не позволит Кэш, остаются гравиимпланты.
Если устроить ссору сразу после вылета на задание, то есть в лётном скафандре, Буханка не сможет меня отключить. Совсем грохнуть тварь не получится, да хватит устроить ему перелом большей части скелета, чтоб не восстановился, пока мы с Кэш не свалим из этой психушки!
Я уверен в себе, знаю, что делаю, значит, всё будет хорошо!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Назад: Глава 15
На главную: Предисловие
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий