Старик с обочины

Книга: Старик с обочины
Назад: -7-
Дальше: -9-

-8-

Территория бывшего СССР
Сибирь Усть-Хамский район Хамской области
Аномальная Зона внеземного происхождения
Черново, «Курорт новоселов»
13 часов 55 минут 10 августа 2007 г.
Выхухоль стоял на вышке, построенной в речной излучине, и заученными движениями бинокля обшаривал северные окрестности «курорта». Хрыч с утра напутствовал смену охраны: «Глядеть в оба! Сегодня за полночь в середине Зоны опять небо зелёными сполохами занялось. Как бы что оттуда не попёрло…»
Но пока всё было спокойно. Прошла получасовая местная гроза-шептунья. Погорланила где-то неподалёку стая ворон и подалась в неизвестном направлении. Одинокий невзрачный (патрон тратить жалко) мертвяк мелькнул у разрушенного железнодорожного моста через Норку.
Шевеление у выемки в стороне акведука сразу привлекло внимание Выхухоля. Он подстроил бинокль, всмотрелся, растерянно пожал плечами. Быстро вынул из карманный персональный компьютер и набрал код вызова:
– Баклажан, третья вышка докладывает. К нам кто-то по шоссе едет. Да у самого тебя видения! По слогам повторяю: е-дут! Не то четыре, не то пять человек, сосчитать не могу… А с ними какое-то уродство на блестящих колёсах. Да сам ты спятил, командарм! Топай к переправе и убедись лично. Конец связи!

 

Баклажан
Даже подумать тошно, кто у меня в подчинении! Охраннички, блин горелый… Дрессирую их дрессирую, а всё без толку. Ведь доложить ясно-понятно и то не могут. «Едут к нам», видите ли… «К нам едет ревизор»… Эх, мне бы парочку офицеров или прапорщиков-десантников. А ведь, говорят, кадровых выбрасывают в Зону. К примеру, вы об Околице чего-нибудь как следует знаете? Это место такое к северу от Лесково. Как-то толковал бродячий добытчик, будто там осела куча настоящих спецаков, кадровых вояк! Как они в Зону угодили – дело тёмное, да вот взять хотя бы меня… Не это важно, а другое – как себя поставили, а?! Как поставили! Это тебе не наши штатского происхождения! У них там места густо нафаршированы что аномалиями, что мутантами. А вояки не просто выжили, но еще и всех на фиг посылают. Да не гоню я! Хрен знает, с чего им так Околица полюбилась, но сидят они там – мама дорогая! Хутор огородили рвом и частоколом, десяток брошенных полвека назад танков Т-34 врыли на входе. В командирах у них Громов какой-то… думаю, фамилия фуфло, ненастоящая – они его то «Майором», то «Громом» кличут. Не верите?! Так Боров их перехват по КПК как-то поймал! Не хухры-мухры там, а серьёзная команда. Они, по слухам, штуку такую отыскали, вроде радара инопланетного, монстрятину метров за двести засекает. Любую тварь! Ясен хрен, так жить и в 0колице можно… Пробовал я о них подробнее разузнать, да без толку. Точно о них знают… знают, гады, а молчат! Спросишь кого-нибудь, кто с востока приходит: «А, сказки…», – рукой машут. Ну не стервецы ли?
А чего это Зелёный сено сложил прямо у дома? Непорядок, надо сказать, пусть убирает. Пожаров нам только не хватало. Да и Редька проход загромоздил, по тревоге к плетню будет трудно подобраться. Ох, распустил я их, точно как на курорте живут, нюх теряют.
О, Хрыч с Гладиатором уже на берегу около плота стоят, на ту сторону геройски уставились. Подбородки кирпичом, автоматы наперевес, чистые тебе хальт, хенде хох и эсэс марширт в одном флаконе… А с той стороны из-за развалин мельницы к берегу выбираются четверо. Невидаль какая: телегу выкатывают. Все одинаковые, словно китайские тапочки: бронекомбинезоны роскошные, морды шлемами закрыты. Кто ж к нам пожаловал в такой экипировке? Один к самой воде подошёл, рукой машет. Что это у него на груди белым намалёвано? «Тихоня»?! Шлем за спину отбросил. Точно – Тихоня, матерь божья коровка! Ну, чудеса-а…
– Эй, Баклажан! -орёт. -Привет! Заждались? Гоните плот сюда, принимайте подарки!

 

Территория бывшего СССР
Сибирь Усть-Хамский район Хамской области А
номальная Зона внеземного происхождения
Черново, «Курорт новоселов»
17 часов 55 минут 10 августа 2007 г.
Боров, Хрыч, Баклажан, Старик, Тихоня, Бобёр, Ушастый
– Собственно, это всё. -подытожил Старик. Наступило тягостное молчание.
Они находились в той самой комнатке на втором этаже столярки, где происходила встреча с Шаманом. По одну сторону стола заседали Боров, Баклажан и Хрыч, по другую – Старик, Тихоня, Бобёр и Ушастый.
– Дела… -вздохнул Хрыч.
Боров сопел, сверля вернувшуюся из Гремячьего четвёрку свирепыми взглядами.
– Если вас вышвырнем отсюда, -сказал он, -и на пушечный выстрел не будем подпускать к Черново, благодарить за доброту нас будете. Со слезами на глазах. Но вообще-то, за убийство полагается к стенке ставить.
– И часто ставили? -с неподдельным интересом спросил Старик.
– Будешь первым. -пообещал Хрыч.
– Спасибочки. -благодарно кивнул Старик. -А если серьёзно?
– Думаешь, с тобой хохмы шутят? -взъярился Боров.
– Ладно. -решительно сказал Старик. -Что мы, в самом деле, вокруг да около. Не получается деликатно, значит, давайте правду-матку прямо в глаза резать. Хочешь, Боров, объясню при всех, отчего ты бесишься?
– Ну?
– Опасаешься, что теперь положение изменится. До сих пор всё Черново жило под твоим мудрым руководством, поскольку все зависели от твоих запасов. А теперь из Гремячьего можно доставлять всё, что хочешь и в любых количествах. Коммунизм! Только напрасно ты, Боров, тревожишься, всё будет с точностью до наоборот: грядет твое царствие. Кто в таких условиях сможет организовать движение караванов туда-сюда? Кто будет распределять богатства? Кто будет выменивать за стеной «штуки» на образцы нужных изделий? Кто эти образцы будет переправлять для размножения Глюку в Гремячье? Кроме Борова – некому. Если раньше ты был нужен, то теперь станешь просто незаменимим. Может быть, подозреваешь, что я собираюсь тебя подсидеть и вытеснить? Нет, не можешь ты такого думать, умный же человек…
Физиономия Борова оттаяла, он некоторое время смотрел в глаза Старику, потом опустил голову, побарабанил пальцами по столу.
– Добро. -задумчиво сказал он. – Грядет моё царствие, стало быть? Добро. Только всё-таки, если Боров – царь, тогда Старик-то – кто?
– Господь бог. -улыбка на пятнистом безгубом лице Старика выглядела страшновато. -Знаешь, есть такой вымышленный персонаж. Вместо иконы будешь иногда включать КПК и молиться на мою цифровую фотографию, добрым словом поминать издалека за все благодеяния.
– Издалека?
– Я, видишь ли, в очередное путешествие собираюсь. Отъемся на «курорте» пару-другую деньков, отосплюсь хорошенько, в душе горячем помоюсь по утрам и вечерам, да и подамся.
– Куда?
– Там видно будет… Теперь переходим к тебе, товарищ полковник. Черновскую армию придётся увеличивать? Ясно, как день! Гарнизон и здесь будет, и в Гремячьем, забот прибавится – ого-го! Укрепления, опять же, возводить, товарищ генерал… Раньше с каждым гвоздём была проблема, зато теперь инструмента доставим вволю, тех же гвоздей – сколько угодно, товарищ маршал. Хоть Великую Китайскую Стену вокруг «курорта» воздвигай. А из гремячьевской больницы вообще хорошо бы крепость сделать, товарищ генералиссимус.
Баклажан озадаченно хмыкнул. Видимо, такой аспект ему не приходил в голову.
– Хрыч тоже развернётся. Новички будут прибывать, их надо распределять, обучать. Ремонт жилья, удобства всякие… Потом, как я понял, одной Райки на всех не хватает, развивай досуг и отдых, господин премьер-министр его величества…
Хрыч жизнерадостно гоготнул, шумно потирая руки.
– А может и верно? -спросил он. -Чего там, давайте попробуем!
– После ужина – общее собрание в столовой. -медленно проговорил Боров. -Обсудим детали. Присутствовать всем, кроме караульных. Да, а Рашпиля обязательно приведите, вечно он прогуливает.
Головы всех присутствующих одновременно повернулись к двери.
– Здравствуйте. -мягко прошелестел Марьинский Шаман. -Могу ли присутствовать на ужине и собрании? Присутствие будет оплачено.

 

Территория бывшего СССР
Сибирь Усть-Хамский район Хамской области
Аномальная Зона внеземного происхождения
Черново, «Курорт новоселов»
20 часов 05 минут 10 августа 2007 г.
– Раз уж мы всё так единогласно решили… -говорил Боров. -Галдеть перестаньте… Раз уж решили, зачитываю список тех, кто вызвался завтра идти в Гремячье. Итак, охранники: Бурбон, Бритый, Партизан, Терминатор, Пират, рабочие: Глухарь, Жженый, Лапоть, Облом, Сухарь, Пацифист, Сусанин. С проводником, однако, напряжёнка. Тихоня, может, всё-таки согласишься?
– Нет. -решительно помотал головой Тихоня. -Я – при Старике.
– Ну, при нём, так при нём… Кто же поведёт караван?
– Сусанин! -хохотнул кто-то с дальнего конца длинного стола. -С таким прозвищем – в самый раз!
– Прекратите орать с места… А ты, Пацифист, как? Вроде бывал у Кузнецов, дорогу знаешь…
– Ходил трижды носильщиком… Дорогу помню, да и шоссе прямое, сбиться трудно. Да чего там, Боров, бог даст, доберёмся, не торопясь. Тем более, надежда на светлое будущее будет души греть.
– «Надежда»… Чего разгеройствовались, а? Смотрите у меня, не наглейте! Зона, она героям живо рога обламывает… Собрание закончено. Каравану сегодня собрать припасы, получить у Хрыча оружие и ложиться спать пораньше. Завтра в семь ноль-нуль выходите.
Переговариваясь, все направились к выходу из «ресторана». Пельмень выразительно указал сегодняшней кухонной смене на тазы с мыльной водой и тряпки.
– Старик, можете ли уделить время для беседы? -окликнул Шаман, -Нет-нет, Тихоня, секретов нет, останьтесь. Ведь, как полагаю, вы отныне – оруженосец Старика? Санчо Панса?
Тихоня с неприязнью глянул на Шамана и выразительно пожал плечами.
– Во дворе нам никто не помешает. -спокойно продолжал эндоген. -Присядем вот здесь, у колодца.
Когда они сели на ошкуренные бревна, Шаман заметил: -Вы очень изменились. Старик.
– Пришлось.
– Да-да, знаю. Я пытался установить с вами связь, но не получалось. Потом запоздало побывал в Гремячьем… через несколько часов после ухода вашей группы. Глюк поведал о ваших приключениях и стало ясно, что настало время для очередного разговора. Поэтому я здесь.
– Слушаю.
– Каковы планы на будущее? Насколько понимаю, размеренная оседлая жизнь в Черново или в гремячьевской колонии, столь блистательно вами завоеванной, в эти планы не укладывается?
– Нет.
– Тогда?…
– Меня интересует «антенна» телерадиоцентра.
Тихоня подпрыгнул на бревне и с трепетом воззрился на Старика.
Шаман оставался непроницаемым.
– Следовало ожидать. -кивнул он он. -Было бы очень любопытно знать, что вы думаете об этом.
– Страшное место. -пробормотал Тихоня. -Там ни за здорово живёшь сгинуть можно, даже если был перед этим таким везунчиком, как ты, Старик. Любой, кто близко подойдёт к Антенне, сходит с ума, превращается в зомби и бродит потом, неприкаянный, по Зоне. От людей остаются одни оболочки, в своём уме никто не возвращался оттуда.
Шаман проигнорировал замечание, выжидающе глядя на Старика.
– Что ж, Шаман, отвечу на все вопросы. -сказал тот. -Но лишь при условии, что затем услышу ответы на свои.
– Договорились. -согласился Марьинский Шаман. -Каково ваше общее видение Зоны?
– Оно вытекает из общепринятого, но в то же время очень сильно отличается.
– А что вы понимаете под общепринятым видением?
– Есть великолепная художественная книга о Мармонтской Зоне в Канаде. -сказал Старик. -Настолько же талантливая, насколько опасная. Начитавшись её, многие молодые люди поломали себе жизнь. Устремлялись сюда в поисках сталкерской романтики, щекочущих нервы приключений,… большей части везло, их отлавливали на подступах и возвращали в серые трудовые будни. Единицы осуществляли свою мечту и находили здесь… то, что находили… Так вот, в этом произведении буквально в одном абзаце с гениальной простотой и доступностью запечатлена теория, которую путано и многословно излагала учёная братия.
– Догадываюсь, что за книга. -сказал Шаман, -Лет десять назад получил её из-за стены через Борова. Повесть братьев Стругацких?
– Да.
Шаман чуть усмехнулся, опустил веки и процитировал: -«Пикник. Представьте себе: лес, проселок, лужайка. С проселка на лужайку съезжает машина, из машины выгружаются молодые люди, бутылки, корзины с провизией, девушки, транзисторы, фото- и киноаппараты… Разжигается костер, ставятся палатки, включается музыка. А утром они уезжают. Звери, птицы и насекомые, которые всю ночь с ужасом наблюдали происходящее, выползают из своих убежищ. И что же они видят? На траву понатекло автола, пролит бензин, разбросаны негодные свечи и масляные фильтры. Валяется ветошь, перегоревшие лампочки, кто-то обронил разводной ключ. От протекторов осталась грязь, налипшая на каком-то неведомом болоте… ну и, сами понимаете, следы костра, огрызки яблок, конфетные обертки, консервные банки, пустые бутылки, чей-то носовой платок, чей-то перочинный нож, старые, драные газеты, монетки, увядшие цветы с других полян… Пикник на обочине какой-то космической дороги». Вы имели в виду этот отрывок?
– Конечно. Потрясающая память! -почтительно заметил Старик. -Возможно, под Мармонтом и отдыхала такая бесшабашная компания молодых инопланетян. Но знакомство с доступными материалами об Усть-Хамской Зоне привело меня к выводу, что в Сибири устроила пикник почтенная и очень зажиточная инопланетная семья. Она приехала сюда на трейлере. Знаете, такой прицеп к автомобилю, дом на колёсах, в котором есть всё: кухня с газовой плитой и холодильником, туалет, телефон, телевизор и магнитофон, мягкие диваны и всё такое прочее. Но что-то не заладилось, они уехали на автомашине, а трейлер с плохо закрытой дверкой оставили.
Тихоне показалось, что янтарные глаза Марьинского Шамана вспыхнули и тут же потухли, вертикальные кошачьи зрачки на секунду расширились.
– Кстати, -сказал Шаман, -вы никогда не задумывались над таким развитием вашей гипотезы: хозяева вернулись за трейлером, прицепили его к автомобилю и забрали с обочины?
Старик хохотнул, не разжимая губ: -Со всеми набившимися в него зверушками? А что, было бы забавно! Представляете, Шаман, просыпаемся мы завтра и видим, что стены вокруг Зоны нет, а простираются бескрайние дали Венеры или какой-нибудь планеты у Альфы Центавра! А ещё забавнее представить себе физиономии наших караульщиков, обнаруживших, что исчез порученный им объект.
Тихоня зябко поёжился.
– А что лично вы, как зверушка, забравшаяся в трейлер, будете искать в нём? -поинтересовался Шаман. -Догадываюсь – не холодильник.
– Нет, мне безразличны запасы продовольствия, тем более, после находки в Гремячьем. Более заманчивым представляется другое. Исходя из предположения, что трейлер принадлежал инопланетным богатеям, можно допустить также, что в нём есть некий бортовой компьютер, управляющий всей механикой. Или хотя бы пульт управления.
– Даже так? И вот лесной енот, развалившись в кресле у компьютерной клавиатуры или с пультом в лапке, запирает и отпирает двери, включает и выключает кондиционер, плавит сыр в микроволновой печи? -Шаман испытующе смотрел на Старика.
– Вообще говоря, еноты довольно сообразительны. И пальцы у них ловкие. Отчего не попытаться? Шанс-то есть…
– Ничтожный. Не обольщайтесь, Старик. Попытка овладеть пультом может закончиться крайне печально… для самого енота. Хотя, вижу, вряд ли это енота остановит.
– Не остановит.
Марьинский Шаман провел узкой ладонью по густым коротким волосам серебристого цвета и продолжил после короткой паузы:
– Но, возможно, енот задумается над теми последствиями, которые могут быть губительны для других зверушек, оказавшихся в трейлере? Для всей популяции енотов в родном лесу? Для леса в целом, наконец?
– Так остановите неразумного зверя.
Шаман сделал совершенно неуловимое движение, его тонкая стальная тросточка с игольным остриём оказалась приставленной к левой стороне груди Старика.
– Остановить… Таким же образом, как вы обошлись со Стрелком? Не хватайтесь за пистолет, Тихоня, ничто вашему кумиру не угрожает. Да вы бы и не успели…
Шаман воткнул железный прут в землю.
– Теперь ваша очередь спрашивать. -объявил он.
– Что там, на месте телерадиоцентра?
– Поверьте, не знаю. -покачал большой головой Шаман. -Видите ли, Усть-Хамск – единственное недоступное мне место. Вас, пришельца в Зону, там поджидают неисчислимые угрозы и, скорее всего, гибель. Для меня же, рожденного и выросшего здесь, это место не более опасно, чем другие, но я физически не могу туда попасть, как вы, например, неспособны просочиться сквозь броневую плиту. Вокруг «антенны» проведена невидимая окружность приблизительно километрового радиуса. С этого рубежа неосторожные экзогены мучаются сильными головными болями, у них начинаются галлюцинации… Но они могут продвигаться вглубь. По крайней мере – некоторое время, до того, как сойдут с ума или погибнут. Эндогены же, вроде меня или амазонок, не испытывают совершенно никаких неприятных ощущений, но мы просто не в силах пересечь границу. Совершенно исключено. Так что прошу простить, не располагаю никакой информацией.
Тихоня вынул из кармана блокнот, принялся что-то строчить в нём, морща лоб, зачёркивая и исправляя написанное. Старик покосился на него и обратился к Марьинскому Шаману:
– Почему вы спрашивали во время первой встречи, не слышу ли я каких-то «призывов» Зоны?
Эндоген чуть помедлил:
– Не буду говорить о семидесяти процентах тех, кто попадает сюда помимо своей воли или по недоразумению. О тех случайно попавших в трейлер зверушек, на кого Зона никак не реагирует. Таковых за пять десятилетий здесь побывало, пожило и полегло много тысяч.
Еще двадцать процентов приходят затем, чтобы бросить вызов Зоне, геройски побороться с ней, самоутвердиться. Вроде Стрелка… гм… Этих также пропустим. Вряд ли им суждено понажимать кнопки пульта: вы представляете крысу или иного вредителя, допущенную к управлению трейлером?
Остаётся десятая доля экзогенов, а это – сотни пришельцев. Большинство из этих десяти процентов мечтают изучить Зону. Познать её тайны, так сказать. Но что самой Зоне до удовлетворения любопытствующими их информационного голода? Зачем они Зоне? Меньшинство «десятипроцентников» пришло, чтобы жить здесь, хотя сами они об этом сплошь и рядом не подозревают. Парадоксально то, что они-то как раз долгожительством не отличаются. Таких за всё время существования Зоны вряд ли наберётся больше пары десятков. Вы – один из упомянутого меньшинства, но отличаетесь поразительной удачливостью. За несколько дней выжить в стольких передрягах… стоит задуматься, право. Быть может, Зона благоволит к вам?
– Говорите о Зоне, словно о живом существе, -заметил Старик. -«благоволит», «зовет»…
– Видите ли, в человеческом… в русском языке просто нет соответствующих терминов. Нет, Зона, конечно, не живой организм. Трейлер? Механизм? Да, возможно. Но обладающий высокой чувствительностью и в каком-то смысле – интеллектом. Еще вопросы?
– Пока нет. -сказал Старик.
– Разрешите? -спросил Тихоня.
– Прошу.
– Можно ли срочно раздобыть вот это? -Тихоня протянул вырванный из блокнота листок. -Если да, то во что мне это обойдётся?
Читая, эндоген удивленно морщил матовый лоб. Внимательно посмотрел на Тихоню: -Насколько срочно?
– Чем быстрее, тем лучше.
– Завтра в первой половине дня. Устроит?
– Но всё-таки – что с меня будет причитаться? -настаивал Тихоня.
– Пустое. -возразил Шаман. -Пропитанная холодным расчётом благотворительность с моей стороны и ничего кроме. Тем более, что мне совершенно понятно, для чего это вам. Любопытно… Ждите на второй день гонца. Только предупредите, чтобы охранники не стреляли в мертвяка, что доставит узелок к переправе.
Он вновь повернулся к Старику: -У вас КПК при себе?
– Да. Завёл новый в Гремячьем. В мой прежний угодила пуля Стрелка. Того самого, который пытался меня убить, -язвительно заметил Старик, -и выстрелом в которого меня попрекнули даже вы.
Шаман усмехнулся и достал из нагрудного кармана флэш-карту.
– Хочу оставить звукозапись одного рассказа. Выхаживал я как-то одного пострадавшего, прибредшего от «антенны»… Вставьте в гнездо. Да-да, этот файл. Вот и всё, скопировано. Может быть, пригодится, послушайте. А сейчас позвольте откланяться.
Из-за четвертого дома донеслись чьи-то возмущенные восклицания и поднялся столб дыма. Тихоня и Старик непроизвольно взглянули туда, а когда вновь перевели взгляды на то место, где сидел Марьинский Шаман, того уже не было. Тихоня зябко поёжился.
– Пойдем глянем, что там происходит. -предложил он. -Сдаётся, Редька орёт.
Редька и в самом деле находился на участке. Фермер с отвращением смотрел на источник дыма. Им была висевшая сантиметрах в двадцати над грядкой и чуть заметно подрагивавшая «штука» – блестящее ядро, размером с два кулака.
– Что такое? -удивился Старик.
– Бомба-обманка заскочила. -раздраженно пояснил Редька. -Не боись, это только название страшное, на самом деле не взрывается. В общем-то «штука» полностью безобидная, через пяток минут успокоится, можно будет подцепить её лопатой и перекинуть на ту сторону ручья. Полежит там, наберется сил и куда-нибудь упрыгает. Но морковки мне, паразитка, четверть грядки истоптала.
Посочувствовав фермеру, Старик и Тихоня вышли на «Главный Проспект».
– Давай запись послушаем, а? – не вытерпел Тихоня. -Чем нас там Шаман попугать решил? Наушники с собой?

 

Аудиозапись в формате mp3
(Шипение и потрескивание. Чьё-то тяжелое дыхание. Кто-то шумно пьёт, дыхание становится ровнее. Незнакомый голос, усталый и неровный).
…«…чего там, не был я под самой «антенной». И никто до неё так не дойдёт, чтоб руками потрогать. Кто будет болтать, что трогал – брешет, как собака. Невозможно это! Дай еще водички, горло сухое… (Шуршание, глотки)
Значится, началось всё с золотого шара. Вот до него, кто сильно захочет, доберётся. Трудно будет, но всё ж таки выполнимо. Как я дошёл, рассказывать не стану – долго, да тебе и без интереса. Что там я шару назагадывал, тоже никому до того дела нет… Самое главное, что понял – на надо ничего загадывать… Ну, это ладно, сейчас – о главном…
Вернуться в Красное мне было не с руки. Эти проповедники тронутые могли б и пристрелить, если б проведали, что я в тех местах ошивался. «Ах, даже так! Милости просим гражданина сталкера к ближайшей стеночке!» С них станется. В общем, к вечеру дело было, попёрся через песчаный карьер к окраине Усть-Хамска. Думал, найду в каком-то доме квартиру понадёжнее, устроюсь, завалю вход, авось переночую. Ты ж должен знать, там возле комбината квартал вообще новёхонький, словно вчера построен. На улице Плеханова вычислил приличную такую жёлтую трёхэтажку. Так вот, иду к ней и замечаю: что-то яркое в окне на первом этаже промелькнуло. Я быстро предохранитель «калаша» сбросил, палец – на крючок и тут гляжу – из подъезда выходит… Смотреть-смотрю, а глазам не верю… Их, глаза мои, протереть захотелось – мало ли, чего от Зоны ожидать можно? Они же там за стеной остались: женщины, красивые девушки. Милые и скромные, стервы и твари отпетые. Разные. Только всех тех, которые далеко отсюда, можно словами описать. А тут понял – это Она, для которой слов нет и не будет… В оранжевом комбинезоне, ярком таком… только не безразмерном, как у академиков, а будто на заказ пошитом. Красивая? Вроде бы. Фигура у неё – что-то потрясающее! Да разве в этом дело… Обаятельная. Да! Именно так. Уставился, моргаю, как дурак, всё вокруг неё черно-белое, как в старом немом фильме, она одна только в цвете и музыке. А как она шла! Разве такое опишешь? Я онемел… Дай хлебнуть, Шаман… (Шуршание, глотки) Приблизилась. Торчу столбом, глазею… автомат, правда, наготове – привычка… Заметила она меня. Поздоровалась. А я слушаю и не слышу, всё на неё пялюсь. Даже моргать забыл. Улыбнулась, приветливо так. Тут только до меня дошло, что её слов не разбираю совсем. Стою, рот растянул до ушей – идиот идиотом. Рассказала, что уже месяц как живет в депо, лаборантка из исследовательской группы. Ч-чёрт, сдалась ей эта наука! И вообще – чего ей тут, в Зоне, делать? Отсюда же возврата нет. Но тогда такие мысли в голову не приходили… Спросила, согласен ли ей помочь. Ей! Да я бы в аномалию ради неё прыгнул!… (Кашель) Говорила ещё, что занимается этими, как их… полями и излучениями невыясненной природы. Ну, в общем тем, от чего вблизи «антенны» крыша едет. Сказала, что сбежала от своих, потому что с теми никакой свободы действий нет, что в одиночку пришла сюда. Не знаю. Тогда я поверил. Хотя сейчас думаю – как это она смогла? Ясно, согласился помочь – разведать, что и как. Побродил на подходах к сосновому леску, что «антенну» окружает, до самых озерец добрался. Раз пять чуть не накрылся. Через двое суток пришёл, как договаривались. Иду, а у самого в голове единственное: вот сейчас я её опять увижу и отговорю туда соваться! Притопал и… и ничего. Даже дома того, где её встретил, не увидел, представь. Вот оно как… Эх, она же прямо светилась изнутри!
Шарахнуло мне в голову, что девушка сама решила к телевышке наведаться. Теперь не понимаю, с чего это такое взбрело, а в ту пору никаких других предположений даже не в помине не возникло. Повернулся, значит, на сто восемьдесят градусов, да назад через карьер и кустарник рванул к «антенне». Совсем от кавардака этого потерял нюх, поэтому и наткнулся на псов. Звери бы меня не тронули – охотились. Только я им кабана спугнул, вот и обозлились: развернулись и попёрли в мою сторону. (Голос Шамана: «Подождите, повязку поправлю. Вот так… Прошу, продолжайте.»)
Да чего там продолжать… Кто ж в одиночку против стаи выстоит? Если б танковый полк мне в поддержку, тогда конечно, можно бы и подраться, а так… безнадёга… Погнало зверьё меня прямо к озёрцам. Тут всё и началось… Не то визг, не то звон, не то вой. Только особый, не снаружи, не через уши, а изнутри черепа, из самой серёдки мозга. Небо с каждым шагом всё желтее становится, всё видится,словно на поцарапанной фотоплёнке. Ноги-руки сами по себе двигаются, башка отдельно от них пытается соображать. Псы куда-то пропали, но уж лучше б они остались. А то ведь от вышки валом повалили призраки… (Голос Шамана: «Что вы имеете в виду?»)
Да уж, что имею, то и введу… Настоящие привидения, понимаешь? Белые, полупрозрачные. Колышутся, плавно летят по воздуху. Фигуры людей, кабанов, псов, непонятных тварей… Поначалу-то я думал, что мерещится, такой себе обман зрения. Ага, как же, один такой обман с налёту в грудь припечатал, показалось, что кишки через рот выпрыгнули.
Одно скажу – под счастливой звездой меня родили, дешево отделался. Как окончательно перестал соображать от желтизны этой проклятой да звона, грохнулся пластом. При падении у меня лунный орех из нагрудного кармана выскочил, а я лбом аккурат в него и въехал. Наверное, от удара у меня прояснение минут на пятнадцать и наступило. Вроде и жёлто всё, и от звона-воя наизнанку выворачиваюсь, и привидения кругом кишат, а соображалка заработала, как прежде. Поднялся, развернулся и тем же путём – назад. Ну, тут уж что ни метр – то облегчение. Выбрался. Допёр до кустарника. Вырубился. Там ты меня и нашел…»
(Щелчок. Шипение. Голос Шамана)
– Предполагаю, что «антенна» работает постоянно в одном и том же режиме. Однако через некие промежутки времени она производит усиленные волновые удары необъяснённой природы с мощным психотропным воздействием на все живые организмы, проникшие в Зону извне. Во время этой активности, нахождение данных организмов вблизи «антенны» смертельно опасно: на близлежащей территории образуется мощное поле, люди гибнут в считанные минуты. При этом они видят ярко светящееся небо, их глаза не выдерживают слепящего сияния. Мир кажется им окрашенным в черно-желтые тона. Некоторые чувствуют, что начинает дрожать земля, затем нарастает ощущение звонкого воя или свиста. При активности «антенны» можно увидеть фантомные образования и марево на местах аномалий. Конец комментария. (Шипение Щелчок.)

 

– Знаешь, Старик, -задумчиво сказал Тихоня, -а ведь это крайне полезная запись. Она подтверждает одну мою необычайно интересную мысль.
– О девушках?
– Кой чёрт! Прокрути, пожалуйста, еще разок последнюю минуту выступления этого путешественника…

 

Из записной книжки Старика
Псы. Не путать с собаками «динго»! Те – потомки обычных шариков и бобиков, выживших, и заселивших Зону мутировавшим потомством. А псы – результаты целенаправленных лабораторных исследований учёных в области селекции. В семидесятые годы проводили эксперименты с генетическим материалом породистых собак. Планировалось вывести новый вид для более эффективной охраны периметра Зоны. Экспериментаторы решили заменить некоторые участки хромосом помеси овчарок и боксёров, высокогомологичными участками хромосом мутировавших видов. Иными словами, псов изменили (весьма сильно!) искусственным путём. Получился умопомрачительный генетический коктейль. Неизвестно как произошла «утечка материала», однако лабораторные образцы покинули лабораторию и попали в Зону, где стремительно приобрели новые свойства.
Вопреки основному закону эволюции фауны Зоны -короткая беременность матери и быстрое взросление детенышей – сроки эмбрионального развития у псов удлинились. Изменилась зубная формула: появились несколько пар клыков, скорее всего происхождение их не филогенетическое, хотя отрицать роль мутационной изменчивости полностью нельзя.
На теле самцов обычно видны повреждения, разной степени давности: следы многочисленных стычек с соперниками. Псы сплошь покрыты грубой рыжей шерстью, но голова почти лысая – шерсть над глазами снижала бы обзор.
Глазное яблоко пса крепится в глазнице дополнительной парой мышц, их функция заключается в фиксации глазного яблока в момент атаки, с последующим его «закатыванием» под надбровную дугу, чтобы избежать повреждений. Иными словами, пёс чётко фиксирует взглядом жертву, потом атакует по прямой. Весь процесс занимает доли секунды. Если не сойти с линии атаки, удар сорока килограммов мускулатуры и укус челюстей-капканов окажутся последними ощущениями в жизни жертвы.
Некоторые из исследователей даже предложили присвоить псам название Canis Sapiens Zonalis Ust-Hamskiensis. Не случайно! Создаётся впечатление, что псы обладают некими «телепатическими» свойствами или «групповым интеллектом». К примеру, даже атакуя поодиночке, они «видят» жертву и полный район атаки глазами всей стаи! Биологи, отчаявшись объяснить феномен, предположили, что всей стаей генерируется общее психофизическое поле, причем существует чёткая корреляция между численностью стаи и силой поля. Гипотетическое поле не требует лидера в стае, поскольку все особи участвуют в его генерации, а характер его зависит от эмоционального состояния всей стаи.
Наряду с обострённым (частично – ночным) зрением, слух, обоняние а также и «шестое чувство» малопонятной природы, делают псов исключительной угрозой для жителей Зоны. Рыжая кошмарная тварь невероятно опасна. Псы феноменально выносливы, могут долго и упорно преследовать добычу.
Проповедники из Красного считают, что это вообще не зверь, а посланец смерти: те, кто встретился с ней, получили повестку с того света. Но ходят также байки о том, что бывали случаи, когда всем своим поведением псы предлагали людям кооперацию во время охоты. Впрочем, на правду это мало похоже.

 

Территория бывшего СССР
Сибирь Усть-Хамский район Хамской области
Аномальная Зона внеземного происхождения
Черново, «Курорт новоселов»
09 часов 40 минут 11 августа 2007 г.
– Караван ушёл. -сказал Старик. – С рассветом.
Рашпиль согласно хмыкнул, не отвлекаясь от обтачивания зажатой в тиски железки.
– Почему ты не пошёл в Гремячье?
– На кой? -буркнул Рашпиль. -Твоя машина там сама всё штампует, с ней даже Ташкент управится. Неинтересно. Вот если они инструмента хорошего наделают, да сюда подкинут – это будет славно. Мне бы резцов…
– Наделают. -пообещал Старик. -А теперешними инструментами не взялся бы один заказ выполнить?
– Отчего нет? Если смогу, конечно…
– Вот тут патроны…
– Вижу. -покосился на коробку Рашпиль. -Для СВД.
– Точно. А вот тут пятьдесят одна зуда. Требуется аккуратно вынуть пули, высверлить в них отверстия, тщательно вставить туда зуды и вернуть пули на место.
– Сделаем. Где зуды-то взял?
– Выменял у Борова. -ответил Старик.

 

Из записной книжки Старика
Зуда. Блестящая «штука» небольшого размера и цилиндрической формы.
При постепенном сдавливании обрушивает на окружающих мощное ультразвуковое воздействие, сочетающееся с влиянием необъяснённой природы. Люди теряют сознание от головной боли, с трудом останавливают кровотечение из носа и ушей, едва унимают тошноту и тахикордию.
При резком и сильном ударе по зуде она разрушается сама и в радиусе пары метров всё разносит в клочья.
Будучи вмонтированной в пулю, зуда превращает обычное стрелковое оружие в портативную гаубицу, способную поразить танк. При этом винтовка будет работать практически бесшумно, поскольку для стрельбы используется более энергия самой начинённой «штукой» пули-ракеты, чем пороховых газов. Несмотря на колоссальную мощность выстрела, отдача у стреляющего такой пулей оружия очень снижается. Понятно, что не только убойная сила, но и точность подобной винтовки многократно возрастают.

 

Территория бывшего СССР
Сибирь Усть-Хамский район
Хамской области
Аномальная Зона внеземного происхождения
Черново, «Курорт новоселов»
11 часов 11минут 11 августа 2007 г.
Старик едва различал голоса где-то там, за столяркой, но здесь не было ни души. Даже патрульные редко заходили на этот безопасный участок рядом со стеной. Одичавшие клены и густые заросли рогоза надёжно укрывали Старика от ненужного любопытства «курортников». Он сразу же отыскал заброшенный подземный трубопровод. Присел рядом с семидесятисантиметровым бетонным жерлом, заглянул в сырую темноту. Оттуда выскользнула заполошная ящерка, скользнула в траву. Старик пошарил рукой в трубе, нащупал пару мокрых стальных тросов, осторожно потянул один на себя. На свет божий выполз довольно вместительный алюминиевый бак с герметичной крышкой. Старик быстро открыл бак, сунул туда записку и трижды сильно дернул за трос. После паузы потянул трос ещё раз, выждал, опять последовали два коротких рывка. Скрипнуло. Бачок вздрогнул и пополз в трубу.
Старик выпрямился и вздрогнул: над самым ухом мягко колыхнулся воздух, тихо хлопнули складываемые крылья, совка опустилась на его плечо.
– Совсем разленились! -возмутился Старик. -Десяток метров пролететь до домика ей, видите ли, неохота. Плацкартный вагон из меня делает. Постельное бельё брать будете, гражданка? Чай подать? Ладно уж, поехали.
Он вытащил из кармана маленький сухарик и протянул птице. Та с достоинством приняла подношение, у самого уха Старика послышался хруст.
– Только за шиворот не кроши. Не кроши, кому сказано!
Обойдя метровой высоты жирные картофельные кусты, грядки моркови и непроходимую тёмно-зелёную стену топинамбура (делянка фермера Колхозника), Старик вышел к колодцу.
– Где здесь можно прятаться? -услышал он исполненный искреннего недоумения голос Тихони. -Битый час тебя ищу.
Совка сорвалась с плеча и скрылась в чердаке ближайшего дома.
– У ручья сидел. -солгал Старик, провожая её взглядом. -Ну вот, спугнул птичку. Зачем горланить-то?
– Ещё прилетит. Птички тут обнаглели, скоро только на нас и будут ездить. Разговор есть, Старик. Садись тут под навесом, а то вот-вот дождик начнётся. Ага, вот тут, на бревне… Посмотрим, что полчаса назад припёр мертвяк от Марьинского Шамана. Наши бравые охранники отказались у него посылку брать, пришлось мне самому переправляться на другой берег.
Тихоня разрезал бечёвку, аккуратно стягивавшую бока пестрой обувной коробки с надписями латиницей.
– В первый раз мертвяка с близкого расстояния видел. Потрогать мог бы… если б захотел. -оживлённо говорил он. -Всё-таки это действительно биороботы. Ни проблеска сознания, глаза – пустые, движения – механические. Неприятно, конечно, что Зона их из человечьих останков делает. Но, по большому счёту, какая разница – из чего… А Шаман – молодец, смог их приручить. Мертвяки у него в бесплатных работниках. Идеальная прислуга: ни кормить не надо, ни даже одевать, драные комбинезоны – так, для приличия. Но ежели они ему еще и за столом прислуживают, то это уж перебор. Умываться их даже Шаману, похоже, научить не удастся. Я бы кружку чая из их рук не взял… О!! Вот это да!

 

Из записной книжки Старика
Колобок имеет приятную форму и не менее приятную цену. Очень редко попадается рядом с аномалиями, называемыми каруселями. В течение удивительно короткого периода существования – в среднем это около двух месяцев – аномалия не меняет места своего проявления; может быть визуально обнаружена днём по характерному движению воздуха над ней, кружащейся листве, фрагментам расчленённых трупов и характерному тёмному пятну на земле в центре. Ночью карусель крайне опасна, поскольку обнаруживается лишь детекторами или с помощью бросания металлических предметов. Найти колобок удается лишь единицам, и мало кто его вообще видел. Когда потаскаешь пару часов эту загадку Зоны в поясной ячейке, почувствуешь, как кожа грубеет и прочнеет. Пуленепробиваемой она, конечно, не станет, но укусов и глубоких царапин можно не опасаться.
Гремучую салфетку можно встретить нечасто, и за неё за стеной дают неплохую цену. Редкостный полупрозрачный мягкий объект, повышающий свертываемость крови. При ношении его на поясе раны почти не кровоточат, тело владельца становится менее уязвимым к термическим ожогам. Точно известно, что «штуку» выбрасывает аномалия ведьмин студень, но только при редчайшем, экстремальном сочетании физических условий.
Рачий глаз похож… да на глаз рака и похож. В него превращается жгучий пух, попадающий на комариную плешь. Неправильной формы цилиндрик размером с большой палец руки феноменально способствует очищению организма от любого засорения или токсикации. Вдобавок «штука» замедляет денатурализацию белков, кожа и мышцы её обладателя меньше боятся ожогов.
Печёнка Ельцина. Действительно напоминает изъеденный циррозом орган алкоголика, который в заспиртованном виде демонстрируют в мединститутах. Несмотря на гнусный вид и такое же название, исключительно полезная в Зоне «штука». Непонятно как, но многократно повышает выносливость носящего ее на животе хозяина. Совершенно утрачивает полезные свойства там, за стеной, по каковой причине совершенно не изучена. Образуется в воронках, аномалиях предположительно гравитационной природы. В момент активизации воронка со страшной силой втягивает в себя всё, что находится в радиусе 10- 15 метров. При попадании в центр аномалии нет шансов выжить: тело животного или человека будет сжато в плотный комок, а затем разорвано в момент так называемой разрядки.

 

– Удивительное всё-таки существо этот Шаман. -крутил головой Тихоня, перебирая «штуки». -За просто так взять и подарить целое богатство! Это же чудо-набор для любого разведчика. Всё это надо вшить в твой комбинезон. Печёнку – на брюхе, остальное – на пояснице.
– Спасибо. -серьёзно сказал Старик. -Правда, насчёт «за просто так» – сомнительно. Похоже, у Шамана какие-то свои тонкие расчёты. А ты, гляжу, собрался по всем правилам оснастить меня перед походом?
Тихоня с огромной обидой посмотрел на Старика.
– Нет. -саркастически объявил он. -Не оснастить. Я, вообще-то, был уверен, что мы пойдём вместе.
– Точно подметил Шаман. -пробормотал Старик. -Дон-Кихот и Санчо Панса. Ахилл и Патрокл. Фродо и Сэм.
– Петруша Гринёв и Савельич. Бонни и Клайд. Том и Джерри. -с отвращением продолжил Тихоня. -Как в том анекдоте: а шуточки у вас боцман – дурацкие!
– Видишь ли, с одной стороны мне без тебя и впрямь – никуда. В одиночку к «антенне», судя по всему, пробраться немыслимо. Однако, с другого бока – вполне вероятно, что экскурсия к телерадиоцентру будет без обратного билета. У меня нет никакого права при таком раскладе рисковать чужими жизнями.
– Если бы ты не предупредил об опасности, наверное, так. А если всё честно, и мне известно, на что иду, тогда – дело другое. В общем, в списках экспедиции моё место – номер два. Всё, вопрос снят с обсуждения. Посмотри, что я ещё придумал.
Тихоня полез во внутренний карман. Наверное, там что-то застряло, он закопошился в подкладке комбинезона. При этом парень до такой степени напоминал сосредоточенно ищущегося орангутана, что Старик не выдержал и фыркнул.
– Вот. -объявил Тихоня. Он выложил на колено чёрную вязаную маску бойца спецназа с отверстиями для рта и глаз, а поверх осторожно поместил голубоватую жемчужину размером с наперсток.
– Лунный орех. -пояснил он. -Помнишь, о нём упоминалось в той записи, что вчера слушали?
Старик кивнул.

 

Из записной книжки Старика
Лунный орех. «Штука», которую в Зоне совершенно не ценят и без всяких сожалений сбывают за стену. Впрочем, не забывая спросить за неё соответствующую плату. Единственная выясненная особенность ореха заключается в том, что поднесенная к нему электронная техника перестаёт работать. Выключаются карманные компьютеры, глохнут и слепнут детекторы, объявляют забастовку цифровые бинокли и прицелы. Лунный орех образуется в невесомке, безвредной для здоровья гравитационной аномалии, позволяющей на некоторое время забыть о законах тяготения. В локальном объеме невесомки (диаметром метра в два) земное притяжение значительно снижено.

 

– Так вот. -Тихоня сделал глубокомысленную паузу. -Рассказывают, что народ из Красного, Юрьевки или Леоновки постоянно гуляет в армейских касках поверх капюшонов. Ну, нашли армейский склад, распотрошили и… Для красоты? Это вряд ли. Особенно когда поверх железных касок изолентой фонарики прилепляют. Удобства тоже никакого, особенно, если с кастрюлей на башке попытаться вздремнуть. Боятся пуль-осколков? Смешно. А для чего они тогда лыжные шапочки и капюшоны проволокой оплетают? Усёк мысль?
– Усёк. Продолжай.
– Да чего тут продолжать? У меня на чердаке есть трансформаторная катушка с тонкой медной проволокой. Вставляем в иголку, прошиваем маску, соединяем медную сеточку с орехом и… Лунный орех здорово глушит всякие поля и излучения. Если он привел в норму того чудика, который об него лбом треснулся, то тем более должен защитить наши головы со всех сторон.
– И сколько ж раздобыл орехов и масок? -поинтересовался Старик.
– На тебя и меня хватит.
– Гм…

 

Территория бывшего СССР
Сибирь Усть-Хамский район Хамской области
Аномальная Зона внеземного происхождения
Черново, «Курорт новоселов»
16 часов 10 минут 12 августа 2007 г.
День был богат событиями.
Во-первых, от КПП прибыли сразу пять новичков. Хрыч как всегда был в ударе и приветствовал их громогласным: «Привет, смертнички!»
Во-вторых, кабанья семья попыталась прорваться к огородам со стороны ельника. Охрана уложила секача и самку, а поросят трогать не стали, распугали и отогнали – пусть растут, если выживут. Радостный Пельмень заставил дежурных нарубить дров и принялся коптить мясо.
В-третьих, и это самое главное, вернулся из Гремячьего караван с товаром. Носильщики, пригнавшие всё ту же доверху груженую скрипучую тележку, сообщили, что при переходе были ранены трое, погибших нет. Глюк и Ташкент полностью освоили репликатор, трудятся день и ночь. Рабочие приступили к укреплению больницы, просят прислать ещё народу в помощь, а также передать образцы медикаментов. По физиономии Борова было видно, что он доволен.
В-четвёртых, прибыл с запада добытчик Басурман. Залечивая вывих, поведал, что в районе Лукьяновки слышал редкую стрельбу. Похоже, у бандюков возникли, как и предвидел Старик, определенные неприятности.
В-пятых, Старик наведался к трубопроводу и обнаружил, что заказанные им вещи доставлены. Он разгрузил оба бака, прочёл письмо профессора Штайермана, в котором выражалась твёрдая надежда на получение от Старика надёжной информации в самое ближайшее время. Хмыкнул, скомкал письмо и тщательно вбил бумажный комок каблуком в грязь. Стараясь не попадаться никому на глаза перетаскал на чердак дома номер четыре полученный груз, рассортировал его там. Некоторые вещи сложил в старый чехол от матраца и, взвалив полосатый мешок на спину, потащил к дому Борова. При этом каждый встречный не преминул назвать его Дедом Морозом и поинтересоваться насчёт подарочков.
Старик отворил скрипучую дверь. Излучающий удовольствие Боров восседал посреди доставленного из Гремячьего добра. Оборачиваясь, он раскрыл было рот, чтобы рявкнуть: «Стучаться надо!», но, увидев Старика, сдержался.
– Садись. -буркнул он. -Чего там?
– Побеседовать забрёл. И принёс кое-что. Мелочь всякая: зажигалки, блокноты, ручки, одежда, лекарства, новые модели КПК и цифрового бинокля, детекторов и фонариков. В общем, много чего. Всё в количестве одного экземпляра. Отправляй в Гремячье, пусть парни множат.
– Угу… Вижу, отличный товар. -Боров испытующе глянул на Старика. -Спасибо. Откуда?
– Оттуда. -Старик указал пальцем в сторону КПП.
– И за какие же заслуги? Ты, случаем, не стучишь за стену? -недобро прищурился Боров. -А то, знаешь, что полагается за утечку информации?
– За кого меня принимаешь?
– Хотел бы знать – за кого… -насосно вздохнул Боров. -Врать не буду, Старик, вроде бы за несколько дней от тебя столько пользы «курорту», сколько от другого за сто лет не будет. Одна размножалка в Гремячьем чего стоит. Дельные советы Хрычу с Баклажаном подал. Помог настоящие цены на «штуки» установить. Вот сейчас, вижу, отличные вещи припёр. Вроде бы радоваться надо. Только вот радости как раз у меня мало, а тревоги – выше крыши. Как бы это объяснить… Взрывоопасный ты, непредсказуемый. На первый взгляд тебе в Зоне жизни было отведено с гулькин нос, а вот, надо же, из скольких передряг выбрался. Самого Стрелка угрохал. Ладно-ладно, не кривись. Это так, к слову. В общем, врать не буду: если, как ты обещал, подашься путешествовать, у меня на душе будет легче.
– Особенно, если шею сверну, путешествуя?
– Нет. -неожиданно мягко ответил Боров. -Уразумей правильно: никто не собирается гнать Старика с «курорта» и радоваться его исчезновению. Ребята тебя уважают. Просто не здесь твоё место, понимаешь? Может быть, тебе податься к одному из Шаманов? Или отправиться в депо? Подумай.
– Как раз из-за этого я и зашел. Собери, будь добр, сегодня после ужина народ. Волонтёров звать буду.
– Соберу.

 

Территория бывшего СССР
Сибирь Усть-Хамский район Хамской области
Аномальная Зона внеземного происхождения
Черново, «Курорт новоселов»
20 часов 10 минут 12 августа 2007 г.
– Значит, определились… -подвёл итог Боров. -Что ж, быть по сему, охота пуще неволи… Согласны отправиться со Стариком: Тихоня, Ушастый, Бобёр, Выхухоль, Редька, Кастет, Гоблин, Динамит, Ниндзя, Сопля, Стиляга, Водила, Хоботяра, Мохнатый, Крест. Итого: шестнадцать парней. На моей памяти такие армии ещё не собирались. Много…
– Шестнадцать человек на сундук мертвеца. -ржаво хохотнул Бармалей. -Царство небесное каждому, кому захочется к «антенне».
– Заткнись, добрый человек, чистая душа-ткнул его кулаком в бок Выхухоль. -Не каркай под руку.
– Остаться добровольцам. -распорядился Боров. -Остальные могут отдыхать.
«Курортники», оживлённо обсуждая новости, потянулись к выходу. Участники намечаемой экспедиции собрались за крайним столом. Боров сел поодаль. Пельмень, сгоравший от любопытства, отпустил дежурных и начал лично убираться в столовой, стараясь не пропустить ни одного слова.
Поднялся Тихоня.
– Мужики!. -внушительно произнес он. -Вот вы слушали Старика. Он трижды честно предупредил, что до места могут дойти не все. А обратно, возможно, и никто не вернётся. В четвертый раз хочу это напомнить и спросить: все ли хорошо обдумали его слова? Погодите, не перебивайте. Мне ваши ответы не нужны. Давайте две минуты посидим в полной тишине. Пусть каждый мысленно ответит сам себе, что потеряет в случае неудачи и что надеется найти, если повезёт? Взвесьте все «за» и «против». Время пошло.
Он сел и в столовой воцарилась полная тишина, даже Пельмень перестал отжимать тряпку.
– Ну? -спросил Тихоня.
– Да будет тебе, психолог. -отозвался Выхухоль. -Когда выдвигаемся?
– Послезавтра. -ответил Старик. -В шесть ноль-ноль. Постарайтесь к этому времени уладить все дела.
Назад: -7-
Дальше: -9-
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий