Великий посланник

Книга: Великий посланник
Назад: Глава 19
Дальше: Глава 21

Глава 20

 

- Если знал бы, килт надел... – недовольно бурча, Логан потопал к музыкантам. Забрал у одного из них бурдюк с торчащими из него трубками и коровьими рогами, надо понимать, русский вариант волынки, покрутил в руках, презрительно скривился и выдул из инструмента несколько рулад. Потом сунул обратно лабуху и жестом приказал, мол, повторяй. Тот бойко повторил. Логан дал знак продолжать и занялся остальными оркестрантами. Через несколько минут зазвучала хорошо узнаваемая шотландская мелодия, правда, все равно с русскими мотивами.
Братец Тук послушал, довольно кивнул и направился обратно с к нам. Все это время в трапезной стояла мертвая тишина, русичи не отрывая глаз следили за шотландцем.
- Сир, прошу ваш меч... – торжественно пробухтел скотт, получил искомое, потом обезоружил Отто с Луиджи, добавил свой палаш и направился в центр зала.
Едва скотт взялся за оружие, рынды сразу же выстроились перед Иваном Васильевичем, но тот мигом отогнал их властным окриком.
Не обращая внимания на суматоху, Уильям выложил из клинков на полу замысловатый узор. Стал в его центре, отвесил придворный поклон великому князю, потом мне, гордо вздернул голову и заложил руки за спину.
Раздались первые аккорды. Передвигаясь на носках по композиции из мечей, но не касаясь самих клинков, Логан сделал несколько медленных четко выверенных движений, чем-то смахивающих на балетные па, а потом...
Внешне громоздкий и медлительный, братец Тук, в схватке из увальня превращался в очень быстрого и подвижного как ртуть бойца, но я даже не подозревал, что он может так танцевать. Черт, от него даже на балах дамы шарахались, так как боялись остаться с отдавленными лапками.
Музыка с каждым аккордом ускорялась, движения ног шотландца становились все быстрее и быстрее. Он порхал среди мечей словно бабочка, выделывая ногами воистину цирковые коленца. Прыжки, развороты в подскоке, комбинации пируэтов, идеальная балансировка – и это все, держа руки за спиной и в сумасшедшем темпе.
Танец просто фонил бешеной энергетикой и совсем не был похож на свои современные аналоги, в нем проглядывало что-то дикое, свирепое и первобытное. У меня прямо перед глазами появилась картинка, как лохматые, перемазанные кровью мужики в килтах и овечьих шкурах пляшут так среди трупов своих врагов.
Музыканты уже не выдерживали бешенный темп, но скотт все продолжал танцевать. Наконец с треском лопнула одна из волынок, оркестранты окончательно сбились и замолчали. Постепенно замедляясь, Логан сделал еще несколько па, остановился и склонился в картинном выверенном поклоне перед великим князем
Зал взорвался бешеным ревом. Русы в восторге хлопали в ладоши, колотили кулаками и чашами по столу.
- Любо! Любо!
- Добро сплясал!
- Молодец рыжий!
- Просто огонь!
- Эко заворачивал, ястри тя...
- Ай, красавец!
- Любо нам!
- Куды тябе Митрий с фрязином тягаться...
- Еще, еще...
- Экий хват!!!
Но тут Иван встал, шум гвалт мгновенно стих. Виночерпии наполнили медом большой серебряный кубок, отделанный сканью и эмалевыми вставками, великий князь сам передал его своему суфлеру, а тот уже с поклоном Логану.
Шотландец сдержанно принял подношение, отсалютовал русскому государю, потом мне, затем остальным гостям и алчно дергая кадыком присосался к сосуду.
- Ай, красавец. Как бы на жопу не сел... – восторженно прошептал Отто.
- Нет, не сядет... – запротестовал Луиджи. – Бьемся на полдуката!
- Упадет, говорю! Бьемся...
- А ну заткнулись, – не спуская глаз с шотландца, рявкнул я на ближников. – Сейчас сами на задницу сядете...
Сан не особо был уверен в братце Туке. Скотт парень крепкий, а такое количество спиртного может уложить даже быка.
Но нет, к счастью, шотландец выдержал. Умудрившись пролить всего ничего, выхлебал мед досуха в три долгих глотка, утер рукавом усы с бородой, сунул кубок подмышку и слегка покачиваясь, под бурные аплодисменты русичей, вернулся за стол. Вызвавший его коротышка тоже поплелся на свое место, провожаемый подбадривающим улюлюканьем.
- Ты жив, братец? – шепнул я ему.
- А-р-гх... – прохрипел скотт и с треском разломал печеный в клюкве медвежий бок. – У-мм... Уильяма из клана Логанов не так просто завалить, сир... ик...
- Красавчик! Держись, смотри не блевани.
Дальше начались танцы, а открыл их сам Иван с супругой, что тоже оказалось для меня неожиданностью. Уж никогда не думал, что московский придворный этикет такое позволяет. Да и сам танец оказался вполне европейским, даже чем-то похожим на кароль. Софья скользила аки лебедушка вокруг супружника, тот к ней приступал словно коршун, но без всяких коленцев, вприсядку не прыгал и не скакал козлом, наоборот, плавно хороводил и поддерживал. Очень даже симпатично получилось.
Наследник упился, но еще не до потери риз, все глазел на мою дочурку, чувствовалось, что он тоже очень хочет станцевать, но сам так и не решился подойти, пока отец чуть ли не насильно не пихнул его к ней. Я разрешил: Феодора лучше всякого психолога выведет на чистую воду любого мужика. А правильные характеристики на соправителя Руси мне не помешают. Нет по европейским меркам в этом никакого урона чести. Даже наоборот.
Федора с задачей справилась великолепно, повергнув русичей своим знанием русских танцев в бурный восторг. Иван тоже не слажал, ног гостье не отдавил, на подол не наступал, хотя смотрелся увалень-увальнем. Его отец, смотря на сына с моей дочерью, выглядел очень довольным, а вот Палеологиня... Какие только эмоции не пробегали по ее лицу, чувствовалось, что они дико раздражена и недовольна. Не знаю точно в чем дело, хотя догадаться совсем несложно. У нее подрастает свой сынуля, потенциальный наследник, а тут от предыдущего брака под ногами мешается. Опять же, ежели он будет плодить потомство, не видать Гавриилу трона как своих ушей. В реальной исторической действительности историки не очень верили в смерть Ивана Молодого от отравления, никаких свидетельств подтверждающих эту версию не сохранилось, но мне такое развитие событий кажется очень вероятным. Палеологиня даже на первый взгляд выглядит женщиной, которая ни перед чем не остановится.
Уже после пира Федька охарактеризовала наследника очень емко.
- Не дурак, даже умен. Слегка нерешителен, но оттого, что его подавляет отец своей личностью. В хороших руках будет толк.
А потом, мне удалось сделать еще одно очень любопытное наблюдение. Даже очень интереснейшее. Великого князя отозвали, он ненадолго ушел с пира, а когда вернулся... едва не сжег взглядом жену, которая, в свою очередь, смертельно побледнела и вообще, смотрелась как кошка, сожравшая хозяйскую сметану.  Очень интересно, знать бы еще в чем причина недовольства. Во взгляде великого князя сквозила неподдельная злость. Очень серьезная, очень непохожая на обычные семейные неурядицы.
Когда он возвращался на пир, я заметил в приоткрытой двери Старицу, которого безуспешно искал ранее на застолье среди бояр. Получается, Иван разговаривал с ним и то известие, которое так разгневало великого князя, принес именно бывший приказчик.
Но и это еще не все. Прямо с пира изъяли одного из Траханиотов, ближнего Палеологини, прибывшего с ней из Рима. Чернявого разряженного мужичка, типично греческой наружности. Именно изъяли, чуть ли не силой, очень быстро и незаметно для остальных. Я знал, что Траханиотов двое, но второй на пиру не присутствовал.
Черт, как же хреново без толковой агентуры. Теперь гадай, связано это с мятежом или нет. Ну да ладно, попробую разговорить Старицу, если, конечно, он вернется назад в посольскую резиденцию. Или надавлю на Ховрина, пусть отрабатывает подарки. Или на Курицына.
Веселье шло своим чередом, я все ждал обещанного разговора с государем всея Руси, но случая все никак не представлялось.
После танцев последовали здравицы, опять танцевали, опять пили, даже всякие разные конкурсы проводили. Словом, веселились всласть. И, как водится, на хорошем застолье, без бузы тоже не обошлось. Что-то не поделив, задралась молодежь, стали толкаться, махать руками и горлопанить. Каждый из противников мгновенно обзавелся своим сторонниками и дело стремительно пошло к коллективной свалке.
Рынды было бросились разнимать драчунов, но Иван все решил сам, и весьма любопытным способом. Что-то шепнул распорядителю, после чего тот громогласно объявил... турнир. Да, вы не ошиблись. Только без оружия, на кулачках. Нет, а что, весьма мудро. Морды друг другу набьют и успокоятся. Могу добавить, что и в Европе стараются на турнирах до смертных случаев не доводить. Никакой пользы от смертоубийства подданных государям нет. И да, вопреки сложившемуся у современников мнению, турнирные схватки без оружия тоже не редкость. Все эти утверждения, что в отличие от японцев и китайцев у европейцев не было своей сложившейся системы рукопашного боя, полная и несусветная глупость. Была и есть, да еще какая. Да не одна. Всякие там распиаренные карате и ушу, даже в подметки не годятся. Целые научные трактаты пишутся. Вот сейчас и посмотрим, как у русичей с эти дело обстоит. Хотя, в массовой свалке не до боевых искусств, в ней работает совсем другое. Но все равно, будет очень любопытно глянуть.
Публика просто зашлась в ликовании. Особенно радовались дамы. Все вывалились во двор, где стали формироваться партии. Записывались не только молодые оболтусы, но и вполне степенные возрастные мужики. Да еще не из последних по родовитости. Скидывали с себя верхнюю одежду, натягивали на руки перчатки и становились в строй.
- Драться? И я хочу! – заревел Логан. – Эх, все как у нас... Сир!
- И я, я тоже! – пьяненько поддержал его фон Штирлиц. – Кого тут колотить?
Луиджи, как самый умный и трезвый промолчал. Подставляться без очевидной пользы под тумаки, ему явно не улыбалось.
Я слегка подумал и подтолкнул шваба со скоттом к партии над которой взял патронат Иван Молодой. Ну а что, путь себя покажут. Авось не прибьют, а от пары синяков вреда особого не будет.
Решение иноземцев поучаствовать в махаче в очередной раз вызвало буйный восторг у русских. Думаю, сегодняшний день очень многое прибавил нам в их глазах. Крутой пиар получился, очень крутой.
Но, к сожалению, толком поглазеть не действо не пришлось. Едва бойцы выстроились друг перед другом, как меня отозвал распорядитель обратно в палаты и провел в небольшую комнатку к великому князю.
Иван подвинул по столу ко мне наполненный кубок и угрюмо буркнул:
- Ну и? Что хочешь за Александру?
В его тоне сквозила нешуточная обида: мол, совсем охренел фряжская морда, мало породниться с государем, так еще добавки захотел.
Я уже давно обдумал этот разговор, поэтому оказался готов. Не спеша сел напротив великого князя и ответил:
- Двинскую землю хочу. С Онегой вместе.
- Русской землицы захотел, фрязин? – Иван недобро прищурился. – Да ты совсем...
Я спокойно его прервал:
- Да, захотел. На правах вассала. Дам за нее тебе строгую присягу. Но не с того начинаем, княже, давай сначала я расскажу, что получишь ты. А потом уже решишь, выгодно тебе это или нет.
- Говори... – Иван слегка смягчился лицом.
- Для начала, я построю большой город в устье Двины. И крепость. Каменную. И порт с флотом. Торговым и военным. Окончательно утихомирю мурман и прочих данов со свеями. Что спорное по пограничной земельке – заберем себе. Пукнуть бояться будут. Выставлю от себя тебе в войско дружину. Обученных и вооруженных на славу, по европейскому образцу, да с огневым боем. Как с пищалями, так и с пушками. Да такими, что ни у кого еще нет и не скоро появятся. Сколько – пока не знаю, но в достаточном количестве. Договоримся, сначала гляну сколько народу согнать на земельку получится. Мало того, перестанешь покупать олово, медь и прочее железо. Сам торговать ими начнешь. И не только этим.
- Откуда возьмешь? – князь махом осушил свою чашу и удивленно уставился на меня.
- Найду! – отрезал я. – Рудных умельцев я уже привез с собой. Корабельных мастеров и зодчих тоже. Надо будет, привезу еще. Добывать будем половину на половину. Часть мне, часть тебе в казну, за вычетом издержек.
- Мало! – рыкнул Иван, прихлопнув ладонь по столу.
- Договоримся! – в тон ему рявкнул я. – И это еще не все. Хочешь торговать с Европой –будешь. Обучим купцов и наладим дело. Ганзу за облака загоним. Но это так, наскоро обещаю. Потом серьезно обсудим каждое мое слово. И самое главное!
- Что еще? – великий князь вцепился себе в бороду.
- Король Франциск признает тебя государем всея Руси. Не великим князем, а царем, а хочешь, так и королем. За остальными дело не станет. Но это дело сложное и небыстрое. Сначала надо будет заявить о себе на всю Европу. Начнем с того, что твое посольство отправится со мной с ответным визитом...
- Говори!
В моих обещаниях не было ни капли отсебятины. Почти все это мы обсуждали с Франциском, причем многое подсказал именно Фебус. Все-таки со стратегическим мышлением у него гораздо лучше, чем у меня.
Да, затея дороговатая, но все окупится с лихвой. Тем более, что я не собираюсь тратить свои деньги. Сначала соберу товарищество, в которое с паями войдут русские купчины, на эти деньги начну, а потом предприятие начнет работать само на себя.
Нахрена мне сдалась Двинская земля? Проще говоря, зачем я взваливаю на себя лишний груз? Сложный вопрос...
Да, по большому счету не нужна, со своими бы владениями справиться. Но, черт побери, с самого момента своего попадания в Средневековье, я плыл по течению, по сути, жил для себя. От возможностей изменить историю шарахался как от чумы. Хотя этих возможностей был целый вагон и тележка в придачу. Мало того, даже не прогрессорствовал, а если и прогрессорствовал, то в мизерных масштабах, только для себя. А вот сейчас, дабы не прожить свою жизнь зря, решил помочь своей настоящей Родине. Не могу не помочь, сам прокляну себя, если упущу возможность.
Разговаривали мы с князем очень недолго. И не о чем не договорились. Но очень скоро договоримся, потому что Иван накрепко заглотил приманку. А еще, черт побери, он намекнул, что может сосватать мою Федору за Ивана Молодого. Но этот намек я проигнорировал. Слишком уж нежданно, много думать надо.
Выйдя после разговора из кабинета, внезапно почувствовал, как жестко придавило мочевой пузырь. И не мудрено, с таким-то количеством выпитого. Сначала хотел по европейскому обычаю напрудить в угол, но потом устыдился и приказал Ванятке, следующему за мной хвостиком, показать где здесь нужник. Парень уже успел оббегать царские палаты сверху донизу и все разузнать.
К счастью идти пришлось недолго – санузел оказался на том же этаже. Едва оправился, и стал зашнуровываться обратно, как за дверью послышался сдавленный крик Ванятки.
- Что за нахрен? – чертыхаясь и на ходу затягивая ремень, я выскочил в коридор.
Но там уже никого не было, только на полу валялась малиновая беретка с фазаньим пером.
- Твою же мать! – выхватив эспаду, я ринулся по коридору к лестнице. Именно оттуда слышался громкий топот.
Слетел вниз на один пролет и еще раз громко выругался – ногу пронзила острая боль, рана дала о себе знать. Пришлось сбавить темп и тащиться дальше трусцой. Да что за напасть, как не понос так золотуха. Паренек-то им нахрен сдался?
На первом этаже столкнулся нос к носу с одним из дьяков Курицына.
- Куда, княже... – дьяк заступил мне дорогу. – Идем на пир, государь гневаться будет... – и, приобняв за плечи, попытался меня развернуть.
Почувствовав неладное, я саданул его в челюсть чашкой на эспаде и ринулся к двери. Пинком распахнул ее, выскочил в небольшой дворик и увидел только распахнутые ворота, да оседающий на следы подков иней.
Пошарил по сторонам глазами, других лошадей не увидел и вернулся в коридор, где на полу так и валялся дьяк. Вздернул его за шиворот и что есть силы заехал под дых:
- Кто мальца забрал? Говори, смерд!
- Н-не в-ведаю, ум-м-м... – задыхаясь, заблеял мужик.
- Врешь сука! – я приставил кончик клинка даги к его кадыку и слегка надавил. – Говори, падла...
- Н-не ведаю...
- Пиздец тебе... – вне себя от ярости, уже совсем было собрался пустить ему кровь, как позади раздался гневный рык:
- Ты что творишь, княже?!!
Обернулся и увидел великого князя в окружении рынд, наставивших на меня алебарды.
- В уме ли ты, посланник? – Иван гневно ощерился. – Пошто на мово человека напал?
- Пажа моего украли... – с трудом сдерживаясь, ответил я. – Это уже слишком, государь. С добром к тебе приехал, а в ответ добра не вижу. Так и передам королю Франциску.
- Погоди, погоди... – Иван сбавил тон. – Когда украли? Кто украл? А этот причем?
- Только сейчас. Кто, не заметил, только крик услышал. Погнался, но нога подвела, не успел. А этот сдержать пытался. Тварь!!! – я еще раз двинул дьяка по морде.
- Н-не ведаю-ю-ю... – протяжно завыл тот.
- В приказ его, – коротко скомандовал Иван. – А ты, княже, не сомневайся, найдем твоего мальчонку.
- Если еще не поздно будет... – в сердцах выкрикнул я.
- Не будет поздно. Ведомо кто это, – в коридоре неожиданно появился Старица в сопровождении двух человек в черных кафтанах.
- Говори! – рявкнул великий князь. Бывший приказчик повел глазами на меня, но князь отмахнулся. – Докладывай, сказал.
- Сие дело рук людей близких к Траханиотам, – быстро доложил Старица. – Собирались оные умыкнуть человека посланника, прознав что он русич, дабы вынудить лжесвидетельствовать на хозяина свого в его злых умыслах против тебя государь и сорвать посольство, да посеять вражду между тобой и королусом Наваринским. Ибо догадывались, что ты будешь сватать наследника Ивана к дщери посланника. Оные же людишки греков, ранее подбросили подметные письма к жильцам, дабы побудить их на бунт, но о том я тебе уже докладывал...
Я слушал Старицу и постепенно прозревал. Черт подери, как же я раньше не догадался. Всю бузу устроила Палеологиня, для того чтобы окончательно устранить Волошанку со сцены. Ее люди как раз и всколыхнули жильцов на бузу, при этом сделав так, что все концы вели на Елену Стефановну. Правда, Софья сама чуть не пострадала, рассчитывая, что будет в полной безопасности в резиденции, а бунт быстро подавят. А Иван, как назло, отправил часть верной охраны в Москву. Но тут, к ее счастью, вмешался я. Дальше Волошанка впала в немилость и была удалена от двора, а у Ивана моментально созрела мысль заново оженить наследника, уже на Федоре. Осознавая, что Федька гораздо опасней Елены и понимая, чем все это грозит ей, Палеологиня спонтанно решила сорвать предполагаемое сватовство. Верней не она сама, а ее ближники. Но по ее приказу, однозначно. Блядь...
Дальше была бешенная скачка по заснеженным улочкам Москвы. Кого из похитителей порубили, кого взяли живым, а Ванятку нашли в подвале одного из московских домов. Избитого, окровавленного, но живого.
- Я ничего не сказал, ничего, дядь Вань... – вцепившись в меня мертвой хваткой, твердил мальчик, когда я вез его в седле домой. – Я помню, помню... Предательство карается только одним – смертью. Дав клятву, ты забываешь обо всем, кроме своего господина. Ни вера, ни прежний государь, ни мать с отцом, не могут стать помехой для службы... Я помню...
«Верю, сынок, верю... – думал я про себя, смахивая рукавом шубы слезу с глаз. – Верной дорогой идешь, сынок...»
Уже дома, перед сном, ко мне в комнату наведались Логан и Отто. Надо сказать, ближникам славно досталось в кулачных боях. Шотландец щеголял распухшим как картошка носом и шикарными фингалами под обоими глазами, а швабу вообще своротили скулу набок и расквасили губы. Вдобавок оба были бухие вусмерть, но на ногах держались.
- Сир... – братец Тук виновато опустил голову. – Мы опять все пропустили, да?
- Угу... проштите, шир... – в унисон ему прошепелявил фон Штирлиц.
- Да ладно, чего уж тут, – я невольно рассмеялся. – Смотрю, вы тоже славно повоевали.
- Крепко бьют, сукины дети... – буркнул Логан, осторожно притрагиваясь к носу. – Прямо как шотландцы. Но мы победили, да. Верней, наша партия.
- Угу, шир... – пробубнил Отто. – Не пошрамили ваш. Шкаши, дамуашо...
- Скажу, скажу, победили, – с язвительной ухмылкой подтвердил ломбардец. – Только их милостей лупасили так, что я уже подумывал белый платок выкидывать. А потом они с русами на столах плясали, да за служанками по дворцу гонялись...
- Догнали хоть какую?
- Угу, – дружно осклабились ближники. – Одну на двоих. Ядреную такую.
- Вот и ладненько. Хвалю за службу. А теперь пошли вон. Хватит мне на сегодня историй.
А Забава опять прорыдала полночи. Но это дело такое, у беременных всегда глаза на мокром месте.
 И да, совсем забыл. Тот дьяк, которого я измолотил сгоряча, оказался не при чем.

 

Назад: Глава 19
Дальше: Глава 21
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий