Великий посланник

Книга: Великий посланник
Назад: Глава 18
Дальше: Глава 20

Глава 19

 

Последующие дни пролетели без каких-либо неожиданностей. Раны заживали, я постепенно восстанавливался, дрессировал рысенка и любил Забаву, которая с началом беременности стала расцветать прямо на глазах. У Старицы дела тоже шли на лад; не столь быстро как у меня, правда и порубили его жильцы не в пример сильнее. Геройство приказчика не осталось незамеченным князем: ему пожаловали боярство: прямо у меня вручили грамоту. Да не просто так, а с вотчиной.  И немалой. В европейских реалиях, это как из простого шевалье сигануть в бароны, а то и виконты. Думаю, на этом его карьера не закончится. Сидеть новоиспеченному боярину в княжьей думе, как пить дать.
Княжий портной Анастас с подручными, не успев приступить ко мне, был безжалостно экспроприирован Феодорой. Правда и с меня он мерки снял и теперь ударными темпами обшивает нас обоих. Кстати, несмотря на внешнюю болтливость, как я не старался его разговорить, ни словом, ни полусловом, не обмолвился о происходящем в царской семье. Похвально, весьма похвально, не то что княжьи лепилы.
А вот оные, под предлогом перевязок каждый день навещавшие меня, заливались как соловьи. Но тоже, ничего особо важного пока в клювиках не принесли. За исключением того, что куда-то запропала Елена Волошанка, невестка великого князя, а Иван Молодой, ее супружник, неожиданно ударился в пьянство. Но это дело такое; он, по словам ломбардцев и ранее не был чужд хмельного, а его женушка могла просто свалить в паломничество в какой-нибудь монастырь. Хотя исключать того, что она замазана в мятеже и попала под раздачу, тоже не стоит.
Ховрин отмалчивался, объясняясь тем, что следствие пока еще идет и пока рано о чем-то конкретном твердо судить. Хотя, по кое-каким отрывочным сведениям, я примерную картину для себя составил. Бунт начался в среде жильцов, как я уже говорил, под предлогом того, что великий князь якобы собрался изменить православию и отдать Русь латинянам. Зачинщиками оказались весьма незначительные люди: всего лишь несколько человек из среднего и низшего командного звена: сотники и десятники. Особой поддержки среди личного состава они не получили, но, похоже, никто и не собирался поднимать сразу всех, весь расчет был на то, чтобы захватить великого князя с семьей, и от этого уже плясать. В деле еще фигурировали некие подметные письма, в которых как раз и толковалось об предстоящей сделке государя с папским посланником, то есть со мной. Глупая инсинуация, можно даже сказать – идиотская, но сработала она очень действенно. Тут сказалось фанатичная верность жильцов православию, полное неприятие русичами католицизма, да и пропаганда местной церкви тоже исправно послужила. А вот источник этих писем для меня пока остается неясным. И да, мнения среди мятежников, о том, кто должен был занять великокняжеский престол, сильно разделялись: кто топил за Ивана Молодого, а кто за княжих единокровных братьев, Андрее Большом и Борисе Меньшом. Хотя, очень сильно подозреваю, что они никакого отношения к мятежу не имели, их просто пользовали в темную.
Ну что тут скажешь, на первый взгляд полная самодеятельность. Причем глупая. Но это на только первый взгляд, потому что истинным зачинщиком может оказаться очень умный и осторожный человек, который как раз и рассчитывал, что жильцы сами все сделают с наскока, а уже потом, собирался взять управление на себя и распорядится престолом по своему усмотрению. А ежели все провалится, так и взятки гладки, до истины будет очень трудно докопаться.
Одно ясно, что ничего толком пока неясно. Очень хочется надеяться, что учиненный великим князем сыск выявит все причастных, как скрытых, так и явных. Я планирую очень серьезные дела, и будет обидно, если они сорвутся из-за какого-нибудь очередного мятежа. Заразу надо выжигать до корня, чтобы она не проросла заново.
Но такова жизнь государей. Всегда и везде они живут как на пороховой бочке. Престол лакомый кусочек прежде всего для чувствующих себя обделенными родственников. Вот поэтому правители изводят родичей всегда в первую очередь. И Русь тому не исключение.
Что еще?
Посиделки с доверенными великокняжескими боярами продолжились: они приходили ко мне каждый день, и я потихоньку втолковывал им политику партии. И без суеты наталкивал на мысль, что торговля с Европой, конечно важна, без вопросов, но остается еще восточное направление, которое грех оставлять без внимания, потому что при должном развитии событий, Русь может сказочно обогатиться как торговый перекресток. Кстати, сочинение небезызвестного Афанасия Никитина именуемого еще Тверитянином, то самое «Хождение за три моря», вполне себе уже известно в Москве среди определенных кругов и даже великий князь с ним ознакомился, а значит должен понимать, что насколько важен этот путь. Да, в Индию, о которой в Европе пока еще толком ничего не знают.
Дело это весьма хлопотное и небыстрое, но некоторые шаги можно сделать уже сейчас. Для начала, полностью прибрать к рукам Казань. Именно полностью подчинить и присоединить, а не сажать на казанский престол пророссийскую правящую партию, которая обязательно предаст при первом же подходящем случае. Что не раз случалось в исторической реальной действительности. Тем более, тот самый царевич Муххамед-Эмин, которого Иван Васильевич планирует посадить на казанский престол, не имеет никакого авторитета среди местных элит. Мало того, сам по себе ничего не стоит: заносчив и глуп, вплоть до откровенной тупости. По многим свидетельствам. Да и брат его, Абдул-Латиф такой же недоумок. Так что без полного подчинения не обойтись. А дальше на очереди Астрахань.
Правда в подобном развитии событий не все так просто. У царевичей есть матушка, Нурсултан-Ханум, весьма умная и дальновидная женщина, которая вторым браком вышла за крымского хана Менгли-Герея, одного из немногих союзников Ивана против литовцев. И в союзном договоре прямо обозначено, что упомянутые пасынки должны сохранить за собой престол.
Да, сложно, но, по большому счету, ничего невозможного нет. Пасынки могут неожиданно и случайно помереть, возможно даже, при мнимом участии казанцев, а в таком случае с Ивана взятки гладки, да и Менгли-Гирей с их матерью удовлетворятся, если «злодеев» образцово-показательно накажут. Должны удовлетвориться, во всяком случае. В общем, много думать надо. Да и не первейшей необходимости это дело.
А вот разговоров с боярами о моем браке с княжной Александрой больше не было. Холмский намекнул, что все будет решаться при моей личной встрече с Иваном Васильевичем, который третий по номеру.
Прошла неделя и вот, великий князь все-таки объявил обещанный великий пир в честь моего прибытия.
Признаюсь, я воспринял известие без особого удовольствия. Раны еще не зажили, к тому же, на пиру вполне себе можно нажраться какой-нибудь отравы и без особой доблести помереть. Заговорщиков-то еще всех не выявили, и они вполне могут отомстить спутавшему им все карты заезжему латинянину.
Но деваться было некуда, тем более, бояре намекнули, что на пиру состоится серьезный разговор с князем. Сначала думал облачиться в свежепошитый лук от Анастаса, но потом отказался от этой затеи. Регалии на охабне и кафтане совсем не смотрятся, опять же, пир официальный, почитай тот же прием у великого князя, а значит негоже рядиться по чужому обряду. Еще успею выгулять обновки. А пока шитый золотом пурпуэн из черного бархата с горностаевой подбивкой и с особым секретом – вшитыми метами тончайшими кольчужными вставками, бордовый берет и того же цвета ботфорты с перчатками. Ну и моя парадная эспада-фламберг на перевязи а-ля мечта Портоса. Дагу тоже не забыл, ту самую, со вторым клинком в рукоятке, которую купил в самом начале своей эпопеи в славном городе Тулузе у оружейника Джузеппе Бернулли.
Имею право вооружится до зубов – привилегия дарована, грех не воспользоваться.
Ну и трость из эбенового дерева с золотым набалдашником в виде раскинувшего крылья орла прихватил. Но сей предмет экипировки взял вынужденно, костыликом ежели чего послужит – распоротая мышца на икре все еще дает о себе знать.
Федора полностью разделила мое мнение и вырядилась по последней бургундской моде. И о драгоценностях не забыла; до коих была великой любительницей. Нет, ну куда на себя столько рыжья с брюликами навешивать? Впрочем, пусть блистает, местных красавиц затмевает и кавалеров вводит в искушение. Время сейчас такое, фанфаронистое, а бабам наряжаться сам боженька велел.
От присланного возка напрочь отказался в пользу Феодоры и несмотря на еще побаливающую ногу, влез на даренного боярином Холмским жеребца, именуемого Ветром. С собой взял Логана, фон Штирлица, Луиджи и Ванятку. Без свиты и пажа невместно графу божьей милостью. А также без вооруженного эскорта в десять латников согласно дарованной привилегии. Пышная процессия получилась, на очередную потеху москвичам, опять заполонившим улочки. Ну а как? Цельный великий посланник на пир следует.
Старицу тоже пригласили, и как Август не вставал грудью, он все-таки отправился на пир. Но отдельно от нас. В возке, с присланными специально за ним посланниками. 
И вот, княжьи хоромы. Верней, громадная трапезная, скорее всего предназначенная именно для больших государевых пиров. Потолки высокие, сводчатые, искусно расписаны разными сценами, не только религиозными, но из жизни тоже: битвы, какие-то придворные мероприятия, пасторальные пейзажики в том числе присутствуют. Стены и колонны покрыты резьбой в славянском стиле: эдакие затейливые завитушки. Светло – трапезную освещают сотни свечей из чистейшего воска в кованных серебреных поставцах – вообще неимоверная роскошь для Европы. И окон хватает, с затейливыми рамами, выложенными слюдой.
Посреди зала стол, устроенный в виде большущей буквы «п». Во главе стоит парный трон и кресла с высокими резными спинками. Такие же поблизости, а дальше уже широкие лавки, накрытые коврами. Стол застелен белоснежными скатертями из тонкого холста с кружевной оторочкой. А на них... На что бургундские пиры славятся на всю Европу своей роскошью, но здесь явно побогаче будет. Величественные многоярусные пироги в виде крепостей, цельные запеченные туши: быки, вепри, лоси, а звериная мелочь вообще грудами, лебеди и цапли в пере... да что там говорить, полное кулинарное великолепие. И посуда сплошь серебро... Ан нет, вру, не сплошь. В начале стола серебро, а вот ближе к концу, даже не олово, а дерево. Но тоже ничего удивительного, так везде сервируют, на всех не напасешься.
Гостей полным-полно, как бы не под две сотни, но за стол не садятся, все толпятся по углам и под стенами. Все разряжены, прямо в глазах рябит от золотой парчи. К моему приятному удивлению, очень многие с дамами, а некоторые гости женского полу, так вообще сами по себе, но насладится русской красотой... Короче, такой возможности почти нет. Все женщины, даже те что в возрасте, поголовно статные, хорошо сложенные, тучных и полных почти нет, а вот мордашки расписаны плотным слоем белил и прочей косметики. Не у всех, но у большинства. Грима столько, что лица напоминают театральные маски. Помните киносказку «Семь месяцев»? Точь-в-точь как у мачехиной дочки, когда ей натирали щеки буряком или чем там еще. Черт бы побрал эту русскую моду. Прямо настроение испортилось... Раньше я уже замечал подобное, не среди простого люда, а у богатеньких дамочек, глазевших на нас из окон сразу по приезду в Москву. Но думал, что явление не массовое, а тут... очень даже массовое получается. И зубы у многих черненые. Вообще жуть. Тьфу ты...
Грешным делом, собирался приударить по возможности за доступными боярынями, но поди разберись, можно и на сущего крокодила нарваться. Хотя... вон несколько девиц не накрашенных, сущие фемины, правда молоденькие, вероятно дочери боярские. Но к категории доступных они явно не принадлежат. Скорее всего представлены на выданье. Ну да ладно, переживу как-нибудь. Интересно, а моя потенциальная невеста тоже будет напоминать собой японскую гейшу?
- Э-э-э... сир, а чего они... – озадаченно протянул Логан растерянно обводя взглядом зал.
- Размалеваны, – продолжил за него фон Штирлиц. – И главное зачем? Дамы здесь красивые, наши бы от зависти волосы на себе драли, но нахрена себя уродовать?
- У нас, – предположил Луиджи, – некоторые тоже себе изрядно лица мажут. Это когда лик порчен чем-то. Прыщи, оспины али еще какая проказа. Может и эти...
- Мода здесь такая, – коротко бросил я. – А мода, сами понимаете, для дам дороже собственной красоты. Что забыли, как наши себе лбы подбривают едва ли не до затылка. И не показывайте, что обращаете внимание.
А вот русичи пялится отнюдь не стеснялись. Едва мы появились в зале, как на нас сошлись сотни взглядов и пошел громкий ропот. Мужики просто пялились во все глаза, а если и комментировали, то в полголоса. А вот женщины... Эти вообще не стеснялись.
- Эвона какие, пышныя...
- А злата и каменьев сколька, ишь увешались...
- А лик не накрашенный, тьфу, срамница...
- Сказывали красавица писаная, а она худа аки кляча...
- А фрязин ничего так...
- Ага и второй тожа...
- Закройте хайло, бесстыдницы, ужо дома как взгрею...
- Ишь оладью на башку себе приладил. А перьев скока, небось всех петухов извел...
- И спицу подвесил, такой только свиней колоть...
- А слышали, сказывают, что фряжские бабы в баню не ходют, для евоных мужиков так слаще...
- Да ну?
- Да-да, сама слышала...
- Фу-у-у...
Я про себя усмехнулся. В этом мире некоторые вещи никогда не меняются. Дамы есть дамы, русские красавицы в Европе столкнулись бы точно с такими же эпитетами. Правда, возможно, не с такими бесцеремонными.
Федора гордо вздернула нос и медленно обвела презрительным взглядом зал. В глазах моей приемной дочери прямо читалось, что она думает о присутствующих гостях. Боярыни было притихли, но тут же снова взорвались новым шквалом язвительных комментариев.
Которые прервал солидный седобородый старец в белоснежном кафтане. Он вышел на середину зала, грохнул посохом об пол и басовито проревел:
- Божьей милостью великий князь Иван III Васильевич государь всея Руси изволят пожаловать с великой княгиней Софьей и чадами, а тако же князем Иваном Молодым!!!
Большие двустворчатые дверь в торце зала распахнулись, через них плотными рядами стали выходить рынды и выстраиваться вдоль стен. Много рынд, не меньше шести-семи десятков. И вооружены они были уже гораздо серьезней чем на первом приеме у великого князя: саблями и бердышами. После мятежа оно и понятно. Пренебрегать безопасностью себе дороже. Тут и на холодную воду дуть станешь.
И только после них появилась великокняжеская семья. Сам Иван с сыном от первого брака, формально своим соправителем, потом княгиня Софья с дочерью Еленой и княжичем Гавриилом, а последней себя явила моя потенциальная невеста Александра. К счастью, без грима на личике. Одета красиво и дорого по меркам Руси, но не особо броско. Вышитый жемчугом и серебряной нитью сарафан из лазоревой камки и длинная, отороченная серебристым мехом накидка-разлетайка с разрезными рукавами до пола. На голове не кика, как у большинства русских дам, а что-то вроде небольшого кокошника, но на шапочке, закрывавшей лоб и уши. Выглядела она очень привлекательно, но была... как бы это правильно сказать... слегка грустна, что ли? Глаз не понимает, на лице тоска и печаль. С чего бы это вдруг?
А вот ее мачеха, Палеологиня, совсем наоборот, прямо вся светилась. Взгляд гордый и властный, на лице какая-то мрачная торжественность, особенно проступавшая, когда она посматривала на своего пасынка, Ивана Молодого.
Он оказался обыкновенным парнем, рослым и худоватым, вполне симпатичным на морду. Очень сильно похожим на отца и таким же сутулым. И, кажется, уже слегка подшофе. А вот его супруги, Елены Стефановны Волошанки, опять не было. Неужто действительно в опалу угодила? Учитывая праздничное настроение ее противницы Софьи, очень даже может быть.
Иван милостиво кивнул народу и уселся на трон. Следом за ним расселась по своим местам его семья. Софья по левую сторону от великого князя, дальше ее дети, а Иван Молодой по правую. Рядом с ним Александра.
Посольству оказали неслыханное уважение по московским меркам: тот же мужик, что объявлял выход государя, определил меня практически рядом с княжьей семьей – от Александры отделял только угол стола. Логана, Луиджи и фон Штирлица возле меня. Ванятку никуда не определили, его пажеская доля стоять и прислуживать. Кстати, очень многие русичи тоже пожаловали со своими пажами, уж не знаю, как на Руси их называют.
Думных бояр и прочих особо родовитых никто никуда не усаживал, они сами степенно заняли свои места у вершины стола. Видать, заранее строго определенные чином и степенью близости к государю. А ближе к концу стола даже вспыхивали стычки за место, впрочем, быстро урезоненные рындами и персоналом.
Потом какой-то священник прочитал молитву, все дружно ее повторили, перекрестились и началось, собственно, пиршественное действо.
Забегая вперед, скажу, что произошедшее на пиру привело меня в восторг. Нет, хорошо посидели, черт побери, душевно.
Хотя, пожалуй, стоит начать по порядку.
Действо ничем особо не отличалось от европейских торжественных пиров, правда с некоторыми особенностями. Иван сам ничего не говорил, за него изрекал здравицы и тосты специальный человек. Меня он тоже упомянул пару раз и передавал при этом наполненные кубки и чаши, которые, согласно московского этикета, помимо своего содержимого, являлись подарками от великого князя. Сей акт, вдобавок, еще свидетельствовал о том, что государь особо благоволит посольству.
Я тоже отметился ответным тостом, воспринятым бурным восторгом в зале.
Иван Молодой вливал в себя чашу за чашей и все пялился на Федьку, которая строила из себя трепетную лань. Иван тоже не обделял взглядами мою приемную дочь, но пил мало.
А вот Александра, вообще не разу даже не глянула на меня. Так и сидела, опустив взгляд, почти не притрагиваясь к еде и питью.
Пир продолжался своим чередом. Возле столов носились шуты, громко лабали музыканты на дудках, барабанах, бубнах и уж вовсе неведомых мне инструментах. То и дело звучали здравицы, народ постепенно раскрепощался, шум и гам поднялись несусветные. Танцев не объявляли, я уж вовсе стал сомневаться, что оные вообще состоятся. Но тут, из-за стола выметнулся шустрый подвижный коротышка и, заломив колпак, да подбоченясь, эдаким добрым молодцем прошел к князю и поклонился ему.
Тот усмехнулся и кивнул. Галдеж в зале мгновенно стих. Музыканты тоже замолчали, но тут же взорвались новой бойкой мелодией.
Русич упер руки в бока, да как начал плясать. Вприсядку, с перебором ногами, вертясь как юла, ходя гоголем и прыгая словно молодой козлик. Но ловко, ладно и зажигательно, тут ничего не скажешь. Остальные гостьи подбадривали его одобрительными выкликами, хлопаньем в ладоши и стуком кулаков по столам.
Плясал он долго, аж взопрел, но закончил свой танец рядом с нами. При этом с вызовом притопнул и хлопнул шапкой об пол. Мол, а вам так слабо?
Зал опять затих, гости все как один, в который раз уставились на нас.
Не понял? На танцевальный батл, что ли вызывает? Совсем сдурел? Мне невместно такое, да и нога разболелась. И что делать? А делать что-то надо. Вон даже Иван с эдакой подначкой смотрит.
- Чего это он? – шепнул мне Логан. Скотт уже порядочно набрался полугаром, сам сожрал здоровенную заднюю ногу запеченного в яблоках вепря, заполировал ее кучей заедок, от чего вконец осоловел и покраснел словно рак.
- Вызывает тебя, братец, – невозмутимо ответил я.
- На поединок? – скотт вытаращил на меня глаза. – Э-э-э... можно конечно подраться...
- Ага, только на танцевальный. Местный обычай.
- Чего это только местный... – обиженно буркнул шотландец. – И у нас тоже такие обычаи. Ик... видали мы таких... Шас я ему покажу...
И полез из-за стола.

 

Назад: Глава 18
Дальше: Глава 20
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий