Железные паруса

Глава тринадцатая
Королевская рыбалка

Сварог медленно прошелся по комнате, от окна к двери, заложив руки за спину и склонив голову. Ему вдруг пришло в голову, что эта поза целиком позаимствована у Наполеона Бонапарта, и он торопливо убрал руки, задрал подбородок, чувствуя себя отчего-то неловко – как будто кто-то знал тут о Наполеоне…
Остановился перед сидящим на кончике стула Торчем, и тот, уже бог весть в который раз, вновь попытался вскочить, бормоча, что категорически не достоин сидеть в присутствии короля, особенно когда его величество стоит, что это вопреки всем этикетам. Мара уже привычно нажала ему на плечи, толкнув обратно.
Сварог присмотрелся к пленнику. Весь он был какой-то никакой. Ни бегающих глазок, ни кривой усмешки, ни нервного потирания рук. С другой стороны, и особой благообразности тоже нет. Безликое среднее арифметическое. Человек мужского пола, шестидесяти одного года, в сером хомерике с гильдейской бляхой на груди – и ни единого украшения, хотя на иные он имел право согласно статусу. Пожалуй, именно так и должен выглядеть счетовод, всю свою сознательную жизнь возившийся с цифирными книгами, счетами, накладными и прочими коносаментами, балансами и отчетами.
– Вы не удивлены, что вас так неожиданно арестовали, милейший? – спросил Сварог.
Счетовод ответил безразличным тоном:
– Вы – наш король, мы все в вашей власти…
– Душа радуется при виде столь законопослушного и сознательного подданного, – сказал Сварог. – Прямо не верится, на вас глядя, что на свете существуют дерзецы и бунтовщики… Почему вы не носите медали, Торч? У вас, как мне доложили, два «Процветания»…
– По торжественным дням, – прошелестел счетовод.
– Ну, тогда вам имеет смысл за ними сейчас же послать, – сказал Сварог вкрадчиво. – Потому что вряд ли у вас выдастся более торжественный день… Вас допрашивает король, как простой розыскной канцелярист, а вместо стражников – парочка благородных дворян, граф и графиня… Не каждому такая честь выпадает, любезный, иные герцоги и то не удостаивались, верно вам говорю… – он наклонился к сидящему. – Это-то и делает ваше положение не просто паршивым – таким, что сквернее некуда. Уж если король сам вынужден…
– Чем я, ничтожный, мог прогневить ваше величество?
– При чем тут гнев? – искренне удивился Сварог. – Не хватало еще на вас гневаться… Я просто хочу, чтобы вы кое-что мне откровенно рассказали, вот и все. Например, откуда у вас браслет реверена Гонзака, который вы сдали ювелиру Брайдону, держащему лавку на улице Благоприятного Ветра, дом шестнадцать…
– Я?! – весьма натурально удивился Торч.
– Ну, не я же, – сказал Сварог. – Во-первых, ювелир показал на вас, а во-вторых, мы нашли сделанную его рукой соответствующую запись в графе «принятые для продажи поступления». Вы, конечно, вы…
– Ах, браслет… Безделушка эта…
– Ну, не такая уж безделушка, – сказал Сварог. – Три панда красного золота, да еще камешки… Кроме того, это гиперборейский знак отличия, равный иному ордену.
– Да что вы говорите?! – еще более удивился Торч. – Сроду не был на Сильване, представления не имею, какие там знаки отличия и есть ли они там вообще. Браслет, да… Но это же не преступление – отдать ювелиру для продажи случайно купленную вещь? Этот самый браслет…
– Минуточку! – прервал Сварог. – Чувствую, сейчас я услышу нечто ужасно банальное – купили за бесценок у пропившегося шкипера, в картишки ненароком выиграли… Еще что-то подобное, что невозможно проверить… интересно, а как насчет подводных лодок, которые то и дело заплывают в амбары вашего почтенного торгового дома?
Тут уж Торч буквально вылупился на него:
– Да что вы такое говорите?!
Сварог взял его правой рукой за широкий отложной ворот хомерика, рывком вздернул со стула, уперся бешеным взглядом. Потом отпустил и сказал почти спокойно:
– Давайте внесем ясность, Торч… Начнем с того, что вы, хороший мой, не живой человек, каким себя по недоразумению полагаете, а свежий покойник…
– Шутить изволите?
– Отнюдь, – сказал Сварог. – Знаете на Шкиперской уютный такой кабачок под названием «Морская лилия»? На первом этаже таверна, а на втором, для посвященных, номера с веселыми девками. Еще бы вам не знать, вы там завсегдатай, и на первом этаже, и на втором.
– Это ж не запрещено…
– А кто спорит? – откликнулся Сварог. – Но дело-то в том, что это веселое местечко час назад сгорело дотла. Обычное дело. Случается порой с подобными заведениями, где полно пьяных – опрокинули ненароком лампу, не заметили вовремя, вот и остались одни головешки… На пожарище подняты три обгоревших до полной неузнаваемости трупа. Так вот, если мы не договоримся, окажется, что одним из этих жмуриков как раз и были вы, Торч. Вот именно. Хозяин, прекрасно вам известный Кека-Шустрик – у меня в подвале. Чтобы спасти свою шкуру, он чем хотите поклянется потому что вы тоже сгорели. Он вполне разумный человек, а? И вы ему не сват, не брат, не отец родной… Вот так-то, Торч. Я, конечно, могу свозить вас на пожарище, но, может, поверите вашему королю на слово? Честью клянусь, сгорело веселое заведение. Правда, открою секрет, все трупы, что мои люди туда подкинули, были трупами еще до пожара. Тайная полиция их забрала из портовой Божедомки, из ледника для неопознанных – там этого добра столько, что смотрители и дюжину предлагали, и две, мол, для хороших людей такого хлама не жалко… Ну, Торч, уяснили свое положение? От меня одного зависит, где вы будете числиться – среди живых или погорелых покойников… Никто вас не будет искать. И спасения ждать неоткуда. Или вам кто-нибудь наврал, что я добряк и гуманист? Брехня…
Вот теперь счетовода, точно, проняло. Видя это, Сварог продолжал спокойно, даже лениво:
– Вы должны наконец понять, золото мое: я с вами могу сделать все, что в голову взбредет. Коли уж король сам ведет допрос, а благородные дворяне выступают в роли палачей… Ага, вот именно. Эта милая девица в два счета сотворит с вами такое, что невозможно грамотно изложить пером на бумаге, да и присутствующий здесь молодой граф не лучше… Будешь ты говорить, мать твою?
– Ваше величество… – протянул Торч, улыбаясь растерянно, жалко. – Я, право, совершенно не представляю, чем могу быть полезен…
– Нет у меня времени с тобой возиться, скотина, – сказал Сварог. Отошел на несколько шагов, отвернулся, бросил, глядя перед собой: – Покажите этому уроду, что шутки кончились…
За его спиной началась отчаянная возня, пыхтенье, с грохотом опрокинулся стул, завязалась борьба и тут же утихла. Послышались деловитые реплики Мары и Гаржака, потом уши резанул отчаянный вопль:
– Помилуйте!
Сварог не спеша обернулся:
– Милейший граф, уберите пока что сапог с его мужского достоинства. Подтяните штаны, Торч, неудобно в таком виде перед королем, право… Дайте ему стул.
Мара с непроницаемым лицом подняла стул и утвердила его посреди комнаты. Счетовод, бледнее полотна, растрепанный и расхристанный кое-как справился с застежками штанов и скрючился на стуле, с ужасом таращась на неспешно приближавшегося Сварога. Судя по его виду, свое незавидное положение он уже осознавал во всей полноте.
– Ну что, шутки кончились? – спросил Сварог. – И церемонии тоже… Я же вас предупреждал, Торч, что внешность этих приятных молодых людей насквозь обманчива… Где вы взяли браслет?
– Мне его в свое время отдал Финар…
– Который Астарах?
– Который – племянник. Астарах умер лет восемьдесят назад…
– А потайная пристань тогда уже существовала?
– Да.
– Ну, что-то вроде этого я и подозревал… – сказал Сварог. – Фамильная традиция, берущая начало с незапамятных времен, один из маленьких секретов почтенного торгового дома… Гонзака убили?
– Да.
– Вы?
– Нет. Я бы не сумел, это не мое дело… Я хорошо справляюсь со счетами, а ножа в руках не держал, кроме столового… Для таких дел у хозяина были другие люди. Я только помогал убрать следы, тело вывезли ночью в лодке, на рейд, сбросили в воду…
– Почему?
Торч рывком поднял голову, лицо у него было отрешенное:
– Потому что этот гиперборейский придурок откуда-то узнал о крошках. Заявился в Фиарнолл и стал копать, так умело и хватко, словно был не книжником, а полицейским шпиком. И подошел очень уж близко. Хозяин узнал вовремя… До этого я и не подозревал ни о каких крошках, ни о каких потайных гаванях, служил рядовым счетоводом без особых перспектив…
– Ага, – понятливо кивнул Сварог. – А после того, как вас повязали кровушкой, стали одним из посвященных… Хорошо платили?
– Прилично, – сказал Торч. Его губы вдруг покривила злая усмешка. – Только не думайте, что я на этом поимел золотые горы. Коли разобраться, деньги были не такие уж большие. Можно сказать, меня держали не деньгами, а страхом. Обещали со временем сделать полноправным компаньоном – да так и не собрались за восемь лет…
– А веселые девки требуют денег, – сказал Сварог. – И вы, поразмыслив, снесли браслет ювелиру…
– Кто же знал, – пожал плечами Торч. – Прошло тридцать пять лет, никто его не искал… Вы что же, думаете, что крохам помогают только негоцианты вроде нас? Ого! Есть весьма даже титулованные, и не только в этой стране. Они, знаете ли, платят неплохо. Один такой тогда и затушевал все мастерски, тридцать пять лет назад. Не знаю подробностей, мне таких секретов не открывали… Я думал, все обойдется. Принесло же этого болвана буквально назавтра, когда браслет еще лежал в витрине…
Сварог спросил тихо и серьезно:
– Торч, а вам никогда не приходило в голову, что все же есть на свете такая штука – божий промысел?
– Иногда… Поневоле поверишь после такого…
– Что им нужно? – спросил Сварог. – Вы понимаете, о ком я…
– Вы полагаете, у меня было время и возможность вести с ними обстоятельные беседы? – усмехнулся Торч. – Я и в подвале бываю пару раз в год, не больше, когда приходится кого-то из доверенных подменить, чтобы перенести грузы.
– Какие?
– А кто их знает! Они что-то привозят. Только привозят. По-моему, увозить они никогда ничего не увозили, по крайней мере, мне туда носить ничего не приходилось. Потом эти ящики и тюки забирают, они уезжают вместе с обычными купеческими грузами. Это ведь продолжается не одну сотню лет…
– Сколько точно?
– Да не знаю я!
Сварог видел, что его собеседник не врет.
– А хозяин знает?
Торч убежденно сказал:
– По-моему, всего не знает и хозяин. На это есть другие, повыше. Те самые, титулованные. Тут, как повсюду: на самом верху – знать, пониже – негоцианты вроде нас, а в самом низу – простонародье… Хотя…
– Ну! – рявкнул Сварог, чутьем уловив заминку.
Торч сказал со вздохом:
– Понимаете, однажды хозяин подвыпил, и крепенько… По-моему, ему хотелось выговориться. Знаете, как это бывает – когда сидишь на такой тайне, так и подмывает с кем-то поговорить по душам, как бы тебя ни пугали последствиями. Ну, он и не удержался, благо я тоже был в деле… Он говорил, они хотят выйти.
– Крохи?
– Кто же еще?
– Как – выйти?
– К нам, в большой мир. Вроде бы есть какая-то возможность для них стать величиной с нас. Тогда они выйдут из своей пещеры… вы ни разу не спросили, откуда они, значит, сами знаете, верно?
– Верно. Продолжайте.
– Да почти что и нечего продолжать. Они собираются выйти из своей пещеры и поселиться у нас. Вы ж понимаете, что тогда будет – они будут править, и никто другой. С их-то возможностями… – он понизил голос почти до шепота. – Может, и не стоит так говорить, но, по-моему, с ними и ларам трудненько будет справиться, если они станут как нормальные люди, нагрянут всей оравой…
Самое страшное, что этот поганец может оказаться близок к истине, подумал Сварог. Кто знает, что у них еще в рукаве, сколько там тузов и какой масти. Вот и придется либо бросать ко всем чертям эту планету, уходить на Сильвану – или вести такую войну, про которую страшно даже подумать. Даже если эта война ларам не принесет ощутимого вреда, страшно подумать, что будет с Харумом… И ведь они уже устроили тот ядерный взрыв, чистейшей воды демонстрацию возможностей. Значит, времени совсем мало.
Потом он вспомнил тот разговор с Яной. Ну разумеется, если вопрос будет поставлен ребром, она уступит. Отступит. Ей… и другим неплохо будет и на Сильване, по большому счету, проживут и без Талара, живут же они без двух других планет, которые формально входя в состав империи, а на деле никто не берется мне объяснить, что же там, собственно, происходит. Они без Талара обойдутся… а вот я – уже нет. Это мой Талар. Мои королевства, которыми я управляю, в общем, не хуже других. Мой народ. Мои сподвижники, мои города, мои поля, корабли и дороги. Мои Три Королевства, до сих пор еще не обжитые толком. Мне отступать некуда, я же не сам нагрянул завоевывать троны, весь из себя красивый и дерзкий, меня позвали, пригласили, полагая, что у меня получится лучше, чем у прочих претендентов. В меня поверили, на меня надеются… как же тут отступить?
– Слушайте меня внимательно, Торч, – сказал он, нахмурясь. – И не вздумайте противоречить. У вас уже нет дороги назад, вам осталось только подчиняться. Слушайте внимательно… Сейчас у вас в подвале есть лодки?
– Стоит одна. Было две, но одна ушла сегодня утром. Вторая должна уйти только завтра.
– Прекрасно, – сказал Сварог. – Я собираюсь ее захватить.
– Ваше величество, – сказал Торч устало, почти равнодушно. – А не бросить ли вам эту затею? Я о вас наслышан, человек вы далеко не простой, недюжинный, но по зубам ли вам такой кусок? Я ведь не дурак, прекрасно кое-что понимаю. Вы ведь не хуже меня знаете, что рубите дерево не по плечу… и вы ведь сейчас выступаете вовсе не от имени империи, правда? Вы сейчас не императорский чиновник и даже не король которой-то земной державы, вы чисто от своего имени дело ведете. Не зря же, как вы справедливо изволили подметить, вы меня сами допрашиваете, ровно канцелярист какой, и вместо стражников у вас всего-то двое дворян… Повесьте меня, голову снесите, но за вами нет сейчас особой силы… Так стоит ли замахиваться? Все козыри в этой игре, сдается мне, у этих… Давайте придумаем что-нибудь, чтобы кончить все тихо.
– Не получится, – серьезно сказал Сварог. – У тебя нет выхода – и у меня его тоже нет… Понял? Итак, первый вопрос…
Семел, лишь самую чуточку ущербный, почти правильным диском стоял в зените, все вокруг серебрилось загадочным сиянием – причал и вода, строения и корабли. Для сухопутного неожиданного налета на чрезвычайно опасного противника время было бы крайне неподходящее, но задуманной Сварогом лихой операции это нисколечко не касалось, действовать, строго говоря, придется ниже уровня земли, где не бывает ни дневных светил, ни ночных…
– Я всего только хотел жить спокойно, – сказал Торч со вздохом. – Подниматься медленно, но верно, зарабатывать побольше…
Сварог его ни о чем не спрашивал, конечно – счетовод, очень похоже, оказался из тех, кого перед делом от нервной взвинченности тянет на болтовню. Это пока что не мешало, и Сварог не затыкал проводнику рот, а Гаржак, не получив четкого приказа, тоже стоял молча, только порой недовольно морщился.
Торч нудил что-то еще – классический набор оправданий для влипших в серьезные неприятности людишек его пошиба – но Сварог, разумеется, не слушал, смотрел на море.
Наконец показалось суденышко, судя по курсу, каким оно шло под единственным верхним парусом, это наконец-то прибыла Мара. Самый настоящий рыбацкий парусник для открытого моря – широкий вместительный корпус, две мачты, на корме виднеется лебедка для невода, и возле нее уже занял свои места боевой расчет. Сварог без труда рассмотрел Мару среди нескольких широкоплечих верзил.
– Все в порядке, – сказал он. – Отправляйтесь, граф.
Гаржак задержался. Сказал неуверенно:
– Мне все же как-то не по себе, что приходится вас одного отпускать…
– Глупости, граф, – сказал Сварог уверенно. – Порасспросите потом своих новых друзей, они вам расскажут, что я вытворял в одиночку. Приврут и приукрасят, конечно, но не особенно… Идите.
Гаржак неловко отдал честь, повернулся к счетоводу:
– Смотри у меня, чернильная душа! Если что – на том свете найду и тебе тогда солоно придется…
– Не пугайте, – вяло, невыразительно отозвался Торч. – Король совершенно точно заметил, что обратной дороги нет. Если не вы меня прикончите, то хозяин… Попала мышка между двух жерновов…
Многозначительно покачав кулаком у него под носом, Гаржак повернулся, стал спускаться по откосу к тому месту, где привязал челнок. Они остались вдвоем. Слева протянулся выше человеческого роста гребень волнореза, справа, в некотором отдалении, виднелся причал торгового дома «Астарах Финар с оравой родичей» и принадлежащие помянутым негоциантам склады – массивные, внушительные лабазы с крохотными зарешеченными окошечками под самой крышей, окруженные стеной в полтора человеческих роста. Многочисленные осколки битого стекла, вмурованные по ее гребню, искрились в сиянии ночного светила, изнутри порой доносилось бдительное побрехивание караульных волкодавов. У причала не было ни единого судна, и на нем не маячило ни единой живой души.
Сварог не двигался с места. Налет на торговый дом не был привязан к конкретному положению стрелок на циферблате часов, все зависело исключительно от него. Так что хватало времени еще раз все обдумать, лишний раз повторить в памяти последовательность действий, укрепиться в собственном решении.
Он решил ворваться туда в одиночку – благо противник, хотя и заметно превосходил числом, величиной был с мизинец, и это сводило численное превосходство на нет. Никакого оборонительного оружия, способного причинить вред «большим» людям, у крох не имелось, да и не подействовало бы на Сварога таковое…
Идея была проста, как все гениальное: лишить подлодку возможности передвигаться, после чего моряки волей-неволей вынуждены будут вступить в переговоры об условиях капитуляции. Если лодке все же удастся вырваться наружу, на глубину, в дело вступит кораблик под командой Мары. Там уже наверняка забросили сети. Им попросту не уйти. У любой субмарины есть ахиллесова пята – винты. Даже атомные ракетоносцы из покинутого Сварогом мира, намотав на винты изрядное количество прочных рыбацких сетей, оказались бы в ловушке, что говорить об этих… Вытащат лебедкой за милую душу, с тем же исходом, что и в первом варианте.
Можно было, конечно, действовать совершенно по-другому. Привлечь лихих ребят из Серебряной Бригады, чтобы вместо рыбацкого суденышка подлодку караулила снаружи пара-тройка драккаров с гравитационными ловушками, а вместе со Сварогом в подвал ворвалась бы дюжина вооруженных до зубов спецназовцев императорской гвардии.
Но в том-то и дело, что при этом раскладе не изменится ровным счетом ничего. Точно так же неустранимой останется главная возможная опасность: гипотетические ядерные ракеты на борту. У ларов нет пока что оружия, способного остановить ядерные реакции, оно лишь создается в страшной спешке, испытано, но до боевых образцов не доведено, поэтому совершенно неважно, в одиночку Сварог туда идет или в сопровождении вооруженного супертехникой взвода. Если не повезет – последствия при обоих вариантах будут одинаковы: атомный гриб над Фиарноллом. Если все пройдет гладко, Сварог их в состоянии взять в одиночку. Никакого авантюризма или зазнайства, один трезвый, прагматичный расчет… Ни к чему устраивать суету и толкотню там, где в состоянии справиться один-единственный решительный и опытный человек, не безоружный к тому же…
Он коснулся тяжелого предмета в накладном кармане простого гильдейского хомерика. Официально эта штука, размерами и весом схожая, пожалуй что, с парабеллумом, именовалась совершенно иначе – но Сварог простоты ради мысленно назвал ее бластером, вспомнив свою любимые фантастические романы. Честное слово, оружие отвечало всем характеристикам пресловутого бластера, поскольку размеры имело небольшие, а стреляло энергетическим лучом. Бластер он и есть бластер, нечего голову ломать. Это аналогов шаура он не помнил ни в одном романе, так что название не менял даже мысленно.
Не было ни волнения, ни страха – один только непонятный никогда не воевавшему народу звонкий душевный напряг, ощущение сжатой пружины в каждой клеточке тела.
Почему-то он по прихотливому зигзагу мысли вспомнил крестьянский мятеж, с которым было покончено перед самым его отлетом в Фиарнолл. Неизвестно, каким там воякой на внешних фронтах был тыловой генерал с пламенным взором карьериста, но с бунтом он справился в одночасье – охватил мятежные области быстро переброшенными частями, чьи фланги упирались в Ител, молниеносными ударами кавалерии рассек крестьянскую армию и оттеснил разрозненные остатки к Ителу, под огонь корабельных батарей. Ну а потом взялся усмирять мятежные районы… Сварог читал донесения людей Интагара о кровавых делах, с которыми ранее был знаком исключительно по учебникам истории – к некоторому своему удивлению, читал почти спокойно, потому что становился, пожалуй, заматеревшим королем, как выразился бы отец Грук. Он всего лишь велел передать генералу на словах, что пора и меру знать, чтобы не оставить означенные области вовсе без землеробов – и присовокупил к письму орден Крылатого Льва с кронгами и бриллиантами: ну, заслужил, что поделать, беспристрастно рассуждая с точки зрения высших государственных интересов, безусловно заслужил…
– Пойдемте, что ли, любезный Торч? – сказал Сварог совершенно нормальным голосом, без тени волнения. – И смотрите у меня…
Он показал Торчу в подвале действие бластера – и знал, что должное впечатление произведено.
– Да ладно вам, ваше величество, – чуточку сварливо отозвался Торч. – Все будет в лучшем виде, мне деваться некуда… а вот вы отныне будете с меня пылинки сдувать, уж простите за прямоту. Потому что я у вас пока что единственный знаток потайных пристаней, когда-то еще другие появятся… Рассуждая по-купечески, самое время обговорить жалованье…
Сварог приостановился, фыркнул и покрутил головой от такой наглости – а впрочем, подобный деловой подход следовало только приветствовать: уж если торгуется, значит, намерен служить…
– Когда захватим лодку, я тебя сукина кота, озолочу, – сказал он убедительно. – А пока что не стоит считать деньги, плохая примета, удачи не будет…
Они неспешными шагами приблизились к воротам в высокой стене, сколоченным из толстенных плах, обшитых железом. Торч взялся за одну из многочисленных железных финтифлюшек вокруг замочной скважины и легко ее повернул. Внутри отчетливо забрякал колокольчик.
Очень быстро открылось крохотное окошечко, показался чей-то немигающий глаз. Несколько секунд их разглядывали, потом невидимый обладатель недреманного ока спросил:
– Кого там несет?
– Не узнал, прохвост? – барственным тоном осведомился Торч.
– Узнать узнал, сударь… А кто с вами?
– Из тех, что не твоего ума дело, – бросил счетовод.
Глаз уставился на Сварога. Сварог постарался придать своей фальшивой физиономии предельно надменное выражение, хотя был в простом хомерике с бляхой Бронзовой гильдии – какая нашлась под рукой у шпиков, ту и прицепил.
– Так бы сразу и сказали… – проворчали за воротами.
Совсем тихо стукнул хорошо смазанный засов, в одной из створок распахнулась высокая калитка. Первым вошел Торч, за ним шагнул Сварог, держа руку в кармане, готовый к любым неожиданностям.
Никаких неожиданностей за воротами не оказалось – обширный, на совесть замощенный двор, тройная шеренга лабазов, чистота и безлюдье. Привязанные у конур лохматые псы взлаяли было, но сторож прикрикнул на них, и они нехотя улеглись, ворча, скребя когтями брусчатку.
– Я так понимаю, в отдельный амбар направляетесь? – осведомился часовой, широкоплечий детина, вооруженный чересчур серьезно для купеческого сторожа: армейский саперный тесак, пара пистолетов за кушаком…
Торч со всей возможной язвительностью сообщил:
– Нет, проходили вот мимо и решили в шары сыграть, благо тут двор гладкий…
– Ну, так бы сразу и сказали… – проворчал детинушка и мгновенно потерял к ним интерес. Присел на лавочку у ворот, привалился затылком к стене, явно намереваясь чуток подремать.
Торч, не оглядываясь на спутника, уверенно направился к самому крайнему пакгаузу, стоявшему всего-то уардах в пятидесяти от кромки причала. Сварог торопливо пошел следом. Пока что все шло гладко, бросив быстрый взгляд в море, Сварог увидел там лежащего в дрейфе «рыбака» – чуть левее, недалеко от берега. Ну, помогай бог, подумал он отрешенно. Сейчас начнется…
Под деревянным навесом, прикрывавшим вход в пакгауз, топтался брат-близнец привратника – столь же широкий в плечах, вооруженный так же серьезно. Этот отступил с дороги без всяких вопросов и лишней болтовни. Сварог держал руку на бластере. Он выкачал из Торча абсолютно все, что тот знал о потайной пристани, был уверен, что тот не врет – но все равно, толковый король по врожденной подозрительности всегда должен ожидать чего-нибудь эдакого…
Торч предупредительно распахнул перед ним дверь, но Сварог пропустил вперед проводника, а уж потом зашел сам. Они оказались на верхней ступеньке каменной лестницы, уходящей вниз по узкому тоннелю, довольно ярко освещенному висящей на крюке гроздью из трех карбамильских ламп. Лестница упиралась в железную дверь, снабженную кодовым замком – в точности такую, как Сварог видел в доме на дне озера. Ничего удивительного. Военные базы всегда строят по некоему шаблону, следует ожидать, что и внутри все будет…
Ну да! Почти однотипная!
Торч, распахнув дверь, снова наладился пропустить Сварога вперед – и Сварог на сей раз вошел первым, правда, следя краем глаза, чтобы проводник не задал стрекача и не попытался двинуть по голове.
Почти такой же бассейн, тех же размеров и пропорций, ярко освещенный тройным рядом электрических ламп под сводчатым потолком – но этот не был пуст, у торцевой стены со знакомой уже шеренгой невысоких, по колено обычному человеку ангаров и жилых помещений стояла, упершись в нее бульбообразным носом, подводная лодка Токеранга. За рубкой распахнуто с полдюжины люков, и там кипит работа – десятки крохотных человечков выгружают что-то, спускают в пришвартованные к субмарине надувные лодки, и они плывут к причалу, а другие, разгрузившись, возвращаются, малюсенькие погрузчики лихо заезжают в распахнутые ворота ангаров, на причале тоже суета, и над всем этим на высоком, в рост Сварога, флагштоке красуется незнакомый штандарт: черно-синий, с золотой змееподобной тварью, изогнувшейся вокруг золотого меча…
Они стояли на верхней ступеньке лестницы, ведущей к бассейну, никто из лилипутов не обращал на них внимания, и Сварог понял, что Торч его не подвел – а ведь до последней секунды следовало допускать, что есть возможность незаметно подать сигнал тревоги…
Кроме «кошачьего глаза», Сварог в последнее время обзавелся еще и полезной в некоторых случаях ухваткой под названием «подзорная труба», позволявшей сейчас разглядеть крохотных человечков и все им принадлежащее во всех деталях, словно в некий микроскоп. Очень полезная ухватка, когда имеешь дело с Токерангом… Так что он видел даже пуговицы на синих мундирах с черным узором на груди, даже цвет глаз и аккуратные прически. Они ничем не отличались от людей, точная копия, только крохотная. Совсем молодые и в годах, поджарые и полноватые…
Что-то назойливо зудело в подсознании, какая-то смутная ассоциация… Ага!
Когда ему было лет пять, он верил, что описанный в «Приключениях Незнайки» мир коротышек существует на самом деле – и надоедал родителям, требуя, чтобы они, когда будет у них отпуск, его туда отвезли. Родители под разными убедительными предлогами поездку откладывали, не разубеждая – ну а потом он подрос и поумнел…
Сварог подумал, что все-таки попал в мир детской мечты… да нет, ничего подобного. Эти деловито суетящиеся вояки ничем не напоминали жителей Цветочного города, были полной противоположностью… что за чепуха лезет в голову, нашел время!
Он опомнился, вновь стал жестким и собранным. Вынул из кармана тяжелый бластер, тщательно примерился, вскинул оружие. Короткий шипящий треск, ослепительный луч упал на воду – вмиг взлетело облако пара – черкнул по корме субмарины, сверху вниз. Сварог убрал указательный палец с клавиши. Когда рассеялся пар, увидел, что сделал все идеально – кусок кормы, отсеченный вместе с винтами, уже потонул, в образовавшемся идеально круглом отверстии виднелись тонюсенькие трубы, из которых била какая-то темная жидкость, а из других валили крохотные клубы пара. Туда уже вливалась вода – и где-то в глубинах субмарины уже надрывались пронзительные звонкие, надо полагать, пресловутые колокола громкого боя, и тоненько взвыли сирены, и часто-часто замигали над причалом желтые огни…
После нескольких секунд всеобщего замешательства на причале развернулась самая настоящая паника – разгрузка моментально прекратилась, те, что стояли на корпусе лодки, замерли, задрав головы, а те, что на пирсе, бестолково носились в разных направлениях. Только один-единственный крохотный придурок, не потерявший, надо полагать, присутствия духа, какое-то время лупил по Сварогу из малюсенького блестящего автомата, но вскоре перестал, видя, что старается впустую.
Вполне вероятно, что у них существовали точнейшие инструкции на подобный случай – как-никак военно-морской флот, это подразумевается, обязаны быть уставы, регламенты, инструкции по чрезвычайному положению… Видимо, все дело в том, что подобное случилось впервые за многие годы, и оттого инструкции вылетели из головы. Бывает…
Сварог стоял на верхней ступеньке, держа бластер дулом вверх, не без удовольствия глядя на переполох. Он вспомнил Делию и с величайшим трудом убрал палец с клавиши, медленно разгибая его так, словно преодолевал чей-то нешуточный напор. Для мести было рановато, следовало отбросить эмоции и чувства…
Толпа крохотных человечков отхлынула к ангарам. Остались только четверо, определенно командиры – узоры на груди у них были не черные, а вышитые серебром и золотом, на плечах сверкали непривычного вида эполеты. Стояли плечом к плечу, смотрели на него, задрав головы. Сварог оскалился, чувствуя себя победителем: даже если у них на борту есть ракеты с ядерными боеголовками, выпускать их бессмысленно – влепятся в подвальный свод, и эти крохи погибнут в первую очередь… Не камикадзе же они, в самом-то деле?
Он сделал многозначительный жест бластером. Для пущей наглядности, чтобы уяснили, кто теперь в доме хозяин, на миг прижал клавишу. Луч метнулся под потолок, разнес парочку ламп, и в воду посыпалось стеклянное крошево.
Присмотрелся к крохотным лицам тех, четырех – все поняли, судя по унылым, яростным физиономиям, исполненным той же бессильной злости, что сжигала его в заливе Мардин, когда взметались белопенные фонтаны и один за другим уходили под воду гордые, красивые корабли. Вот и ладненько. Начнем, пожалуй?
Он произнес громко, внятно:
– Ну что, господа мои? Будем обсуждать капитуляцию?
Они не сдвинулись с места, ни слова не произнесли. Только один из них, самый старший по возрасту, самый осанистый, весь в золотом шитье и орденах, обернулся куда-то к ангару.
Сварог посмотрел в ту сторону. Там, на рифленой стене, была укреплена блестящая плоская коробка, и ее крышка была откинута, и внутри сверкал замысловатый рубильник, и возле, держа на нем руку, стоял на вытяжку офицер, не особенно и пожилой, бледный как смерть, крепко сжавший губы…
Сварог в краткий миг понял все – что кое-чего все же не предусмотрел, плохо зная противника.
И понял, что ничего не успеет сделать. Слишком поздно.
Он, не желая сдаваться, попытался попасть в человечка у рубильника, нажал клавишу, стал опускать ствол бластера, осознавая в отчаянии, что не успевает, не успевает, видя, как луч падает со свода, шипя, оставляя огненные зигзаги, вздымая облачко пыли…
Офицер с закаменевшим лицом опустил рубильник.
Весь мир вокруг Сварога превратился в ослепительное сияние, а потом обрушилось ничто.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий