Враг Короны

Глава 7
НИЖНИЙ МИР ПРИДУМАН НЕ НАМИ…

Ветер лупил по лицу наотмашь, заставляя смаргивать слезы и щуриться. А как ветру еще прикажете бить, когда ты камнем падаешь вниз?
Сварог видел цель впереди себя (или следует говорить – «ниже себя»?) двух сцепившихся людей. Вернее, одного человека, вцепившегося в другого. В общем, как ни назови, суть одна: Сварогу необходимо их догнать, догнать этих двоих.
Пока он находился на такой высоте, что, если б не ветер, скорость не ощущалась бы вовсе: далекие горные склоны были неподвижны, неподвижным было и дно ущелья с изломанной полосой расщелины, лишь немного поворачивалось, когда набегающий поток разворачивал тело Сварога. Ну да это ничего, это пройдет, когда он опустится ниже, тогда дно понесется навстречу с гипнотической скоростью, станет увеличиваться, станут видны детали – валуны, деревья, трещины в скалах, сама расщелина… станет отчетливо видно место, в которое его тело должно будет влепиться с ускорением девять и восемь десятых…
Дудки. Это мы еще посмотрим. Мы ж все-таки лары…
Ага, вот что сделал летающий каскадовец – чем-то то ли привязал, то ли пристегнул к себе Щепку, чтобы освободить руки. И теперь разбросал в стороны конечности, натянув между ними ткань и сделавшись похожим на недовымершего птеродактиля. Или на гигантскую летучую мышь. Бэтмен, бляха-муха.
Чтобы еще больше замедлить падение, летун выгнул спину буквой «С», хребтом кверху. Получился своего рода мешок или даже, можно сказать, небольшой парашют, которым этот хренов дельтапланерист ловил встречный воздушный поток. А дальше каскадовец начал показывать высший пилотаж свободного падения. Мало того, что он удерживался в принятом положении, хотя набегающий поток ударял в него с неимоверной силой, норовя перевернуть и закрутить, он еще умудрялся скользить по воздуху, выходя на одному ему ведомую цель. Да-да, в этот момент он здорово напоминал серфингиста, летящего на доске по океанским волнам. И это с дополнительным-то грузом! Отчаянные каскадовские ребятки, бесспорно, нравились Сварогу все больше и больше.
Конечно, только человек, ни разу не испытавший на себе свободное падение с огромной высоты, полагает, что воздух – нечто однородное и при этом пустое. Фига. На самом деле воздух – это та же дорога, где-то ровная, где-то ухабистая, где-то и вовсе раздолбанная вдрызг. И можно умело ехать по воздуху, ежели, конечно, тонко чувствуешь кожей воздушные слои, течения и ямы и понимаешь, что тебе надлежит со всем этим делать. Свободное падение, как и все на свете, не столь уж и свободно, им тоже можно управлять. Только сколько ж для этого надо тренироваться… уму непостижимо!
Впрочем, замедляя свое падение, уменьшая скорость, каскадовец помогал Сварогу догнать себя. Дистанция между ними стремительно сокращалась. Однако почему он не отпускает Щепку, на кой ляд она ему сдалась? И без девчонки совершенно непонятно, на что он рассчитывает, а уж с нею-то – как пить дать расшибется вдребезги. Неужели боец столь фанатично верен приказу – во что бы то ни стало захватить живьем всех до единого? Кстати, вполне допустимо, что эти супермены зомбированы соответствующими методиками, вот откуда отчаянная храбрость, граничащая с безрассудством…
Сварог уловил краем глаза движение за левым плечом, повернул голову: его догоняли три черные тени. Трое каскадовцев, сейчас еще больше похожих на черных хищных птиц, летели, вытянувшись в струны, прижав руки к бокам. «Вот сволочи! – в который уж раз с восхищением подумал Сварог. – По доброй воле сигают в пропасть, будто это им бассейн какой-то. Я-то ладно, лару разбиться не дано, но они-то, как я понимаю, простые смертные…»
Ну, в общем, отдал Сварог должное врагу, теперь следовало думать, как его, врага, уничтожить. Потому что в противном случае враг уничтожит тебя самого. И очень скоро. Они висят на хвосте конкретно и старательно, вот-вот догонят. Догонят, если Сварог хоть чуть-чуть пошевелится или просто изменит положение любой части тела, ладони, например, не говоря уж про то, что начнет крутиться: он враз потеряет скорость.
«Значит, вы у нас летаете, аки птицы-соколы, и в воздусях, стал быть, непобедимы? – подумал Сварог, сознательно заводя себя. – Ну так ща вы у меня узнаете, как летает советский десант!»
Маневр Сварог задумал сложнейший, который выполнял один-единственный раз в жизни, очень и очень давно, в давно позабытой жизни.
Но, как ни странно, получилось.
Бывший майор ВДВ скрестил руки на груди, наклонился, подставив под тугую воздушную струю затылок. А затем руки, голову и ноги резко откинул назад, вытянув носки и чуть прогнув спину – так входят в воду прыгуны с вышки.
Удалось. Он изменил траекторию полета! И сейчас Сварог несся вниз, к земле, под углом в сорок пять градусов.
Преследователи не ждали от противника ничего подобного, не приготовились к его маневру. А сотые доли секунды на такой сумасшедшей скорости означают десятки уардов и полную смену диспозиции. Не успели миновать эти сотые доли, как каскадовцы поравнялись со Сварогом.
И тогда Сварог повторил маневр. Получилось вот что: если преследователи летели строго по вертикали, то Сварог двигался ломаной линией, и сошлись они в одной точке. Только Сварог к этой точке приближался, предварительно выхватив из-за пояса шаур. И обрушил на неприятеля дождь из смертоносного серебра. Одного «бэтмена» завертело и враз отнесло далеко в сторону, другой получил зубчатый кругляш в голову, и его полет превратился в безжизненное падение. Третий вовремя раскинул руки-ноги, и его подхватила подъемная сила, уводя из-под обстрела. Этот третий опять оказался за спиной Сварога и, наверное, собирался продолжить преследование, только вряд ли уж успеет… Впрочем, Сварогу так и так некогда было отвлекаться на воздушную погоню. Ибо, во-первых, он сам нагнал каскадовца, в чьих руках трепыхалась Щепка, а во-вторых, они уже достигли расселины. У Сварога еще в самом начале этого безумного полета возникло ощущение, что «бэтмен» номер раз знает, куда летит. Выруливает, так сказать, к определенному месту. Может быть, он знал здешние места, или по карте изучил рельеф местности, или же обладал поистине орлиным зрением, но нет никаких сомнений: он держал путь именно к этой расселине…
Горная долина, над которой они путешествовали в кабинке фуникулера, представляла собой огромную, казавшуюся бездонной чашу. И чаша имела дно. А дно разрезала трещина, разлом в горе, у которого тоже были своя глубина и свое дно.
Они провалились в эту узкую щель одновременно, рядом друг с другом. Справа-слева замелькали серые скалы, земля неслась в лицо стремительной, извилистой полосой тумана сизого цвета.
Сварогу оставалось вытянуть руку и вцепиться в черную ткань… Но не хватило даже не сотой, а тысячной доли секунды.
Правую руку каскадовца вдруг окрасила оранжевая вспышка, в сторону стены метнулась стальная молния, промелькнув перед лицом Сварога. Отдачей этого выстрела его отбросило от графа Гэйра, бывшего майора ВДВ, – последний, чья скорость была больше, ухнул вниз и пролетел мимо «черного бэтмена», так и не схватив его.
Сварог тут же перевернулся на спину и увидел, как «бэтмен» отвел от пояса левую руку. Еще раз полыхнул оранжевый огонь, промелькнула еще одна стальная молния – в сторону противоположной стены… Блин, его же шваркнет о скалу так, что в мокрое место обратится не только он сам, но и девчонка…
Но Сварог уже ничего не мог поделать. Мог только закончить этот безумный, невероятный полет. И полет закончился секунды через три. Едва Сварог вонзился в туман, что клубился по дну ущелья, невидимые заботливые руки придержали его, он закачался в них, как выпрыгнувший из окна каскадер в великанской надувной подушке, и эти руки мягко опустили его на землю.
Несколько раз шумно выдохнув, успокаивая расшалившееся сердечко, Сварог пощупал, на месте ли мешочек с Оком Бога – на месте – и огляделся. Прислушался.
Ага, ничего еще не потеряно. Хотя бы потому, что помирать каскадовец явно не собирался. Сварог его не видел – мешал туман, – но слышал. Поди тут не услышь… Тишина в ущелье стояла прямо-таки сверхъестественная. Словно обложили со всех сторон ватой. Поэтому любой звук был слышен отчетливо. Тем более такой
Звук походил на размеренное поскрипывание матрасных пружин: «хыть-ху, хыть-ху». Только амплитуда – а она легко определялась по паузе между двумя явственно полярными звуками – была огромной, словно матрас глубоко продавливался под телесами некоего местного Гаргантюа. Сварог, задрав голову, старательно шарил взглядом над собой, но кроме тумана пока не видел ничего. Амплитуда уменьшалась, и чуть погодя поскрипывание стихло вовсе. Потом последовало несколько щелчков – будто застегивали альпинистские карабины. Минуло еще несколько секунд, и раздалось долгое однообразное «в-ж-ж-ж», – Сварог почему-то представил себе раскручивающийся барабан лебедки.
Ущелье, и без того узкое в том месте, где очутился Сварог, было уже самого себя – всего каких-нибудь пять уардов в ширину. Ага, вот наконец и «бэтмен» показался. Вышел «бэтмен» из тумана, вынул ножик из кармана… Из тумана он опускался на тросе. Как театральный бог – тот самый, который из машины.
Коснувшись ногами каменистого дна ущелья, каскадовец-человекопаук дотронулся до чего-то там на боку, последовал щелчок, и трос унесся наверх. Потом расстегнул ремень, которым была пристегнута к нему Щепка, и аккуратно положил девушку на землю. После чего принялся неторопливо разматывать закрывавший лицо платок. Тряпка черно-зеленого цвета полетела за спину, открыв короткие белые волосы и сумрачное скуластое лицо.
Каскадовец не видел Сварога, стоящего в нескольких шагах, и никак не мог увидеть, потому что граф Гэйр применил то, что в колдовском лексиконе именуется «отводить глаза». Однако «бэтмен», покрутив головой, вдруг безошибочно остановил взгляд на Свароге. И ухмыльнулся.
Он никак не мог увидеть прикрытого заклинанием лара – но, похоже, услышал. Поскольку Сварог форменным образом обратился в соляную статую, оставалось лишь одно предположение: каскадовец расслышал дыхание.
Ладони местного спецназовца нырнули к поясу, и два коротких метательных ножа, бешено крутясь, туманно-серебристыми кругами просвистели слева и справа от Сварога, который стоял, не шелохнувшись, и зазвенели по дну ущелья.
Неудача, похоже, нисколько не расстроила каскадовца и уж тем паче не повергла в мистический ужас. Он вроде бы оказался доволен результатом эксперимента, если судить по вновь заигравшей на губах улыбке.
– Нас специально тренируют на борьбу с магами, – вдруг заговорил он. Голос у него был дискантный. – Мы готовы ко всем вашим штучкам. Так что ты не надейся, приятель, что уйдешь от меня. Нам известны все ваши приемчики, и против всех разработаны контрмеры. Человек, видишь ли, сильнее мага, потому что маг полагается не на самого себя, а лишь на силу чужих заклинаний, тогда как на самом деле возможности человеческого организма несравненно более велики и могучи, нежели какие-то заклинания, пассы, чары и прочие мороки. Надо только развить эти возможности. Вот как нас учили…
Продолжая проповедь, боец Каскада расстегнул черную куртку, достал из-за пазухи коробку, похожую на сигарную, выдвинул из нее раму, провернул коробку вокруг своей оси, откинул крышку.
А это что еще за напасть?..
Озарение, как ему и полагалось, полыхнуло словно бы ниоткуда. Только что его не было – и вот оно, в голове, и удивляешься, как раньше до этого не додумался. То-то он зубы заговаривает! Ему просто требовалось время, чтобы привести в готовность сетеметатель.
«Бэтмен» это время и выигрывал.
Забарахтаться под сетью, что твоя рыба, Сварогу никак не глянулось. Он поднял шаур, вдавил курок…
До того подобное граф Гэйр видел лишь однажды – когда по настоянию Гаудина испытывал Мару. Лишь она уходила от звездочек шаура легко и непринужденно, будто те не летали со скоростью пуль, а ползали по воздуху, как жирные мухи по стеклу. Каскадовец улизнул из-под смертоносного серебряного веера, демонстрируя невероятные реакцию, скорость, прыжки и перекаты. Нет, все же он поймал пару-тройку зубчатых кругляшей. Но именно поймал – принял на руку, защищая лицо, и звездочки застряли в поддетой под куртку защите, остались торчать нелепыми серебряными украшениями на темной ткани.
После чего ниндзя этот метнулся к отвесной скальной стене, взбежал играючи по ней на высоту в два своих роста, сильно оттолкнулся ногами, перевернулся в воздухе, ступней отбил серебряную звездочку – брызнули искры, громко звякнуло, – мягко приземлился, перекатился, снова взмыл в воздух, взмахнул рукой – и в сторону Сварога полетела та самая хреновина, похожая на коробку из-под сигар, а в его руке осталась та самая рамка, что он давеча выдвигал…
Впрочем, и Сварог не стоял, разинув рот, дожидаясь, когда та коробка стукнет его по лбу. Он метнулся к привалившемуся к скале валуну – запрыгнуть на него, взмыть с него как можно выше и перепрыгнуть через падающую сеть. Но сеть оказалась значительно более широкой, нежели он предполагал. Сварогу не удалось выскочить из-под ее купола и, хоть и краем, но сеть его накрыла.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий