Враг Короны

Глава 2
О ТЩЕТНОСТИ ГАДАНИЯ НА КОФЕЙНОЙ ГУЩЕ

– …А потом, дня через четыре, его – друга то есть вашего, – привезли обратно, – продолжал горбун. – Уже того… мертвого. Распухший он был, сиреневый весь – смотреть страшно. Принимай, говорят, сдох пациентик-то, от воспаленья легких скончался… Что, говорят, не приходил товарищ его, не интересовался, куда этот пропал?
– А ты? – тихо спросила Щепка.
– А что я? – вскинулся горбун. – Правду сказал: не приходил! А ежели придет, так сразу же сообщу! А они с ехидцей мне: так не сообщишь уж – тот тоже, мол, сгинул…
«А вот это непонятно, – подумал Сварог отстраненно, по-прежнему глядя только на могильный камень Рошаля. – В лучшем случае Каскад мог решить, что я пропал без вести, но засаду-то возле могилы Рошаля на всякий случай оставить должен был. Не мог не оставить – по всем канонам. Или я что-то не понимаю, или каскадовцы глупее, чем я думал, или… или же умнее…» Мысли путались.
Никакой засадой и не пахло. Перед тем как встретиться с Чог-Атто, как прийти вместе с ним на кладбище, как отыскать эту незаметную могилку, Сварог почти сутки занимался разведкой по всем правилам: пустил вперед Медведя и Монаха на рекогносцировку, обшарил окрестности на предмет наличия заинтересованных лиц, обозначил пути возможного отхода, даже пару раз спровоцировал противника открыться – в частности, применив магию, чтобы сработал прибор каскадовцев и те выдали себя…
Ни-че-го.
Никто из заинтересованных лиц не ждал его ни в доме Эйлони, ни на погосте неподалеку, ни в задрипанной гостинице, где они сняли две комнаты – одну лично для командира, другую для остальных членов преступного сообщества. Сварог поинтересовался у Медведя, как человека бывалого и с Каскадом сталкивавшегося: как так, где комитет по встрече? Медведь честно пораскинул мозгами и выдвинул только одно предположение: легавые отчего-то уверены, что беглецы либо погибли, либо сбежали куда-нибудь в колонии. В общем, возвращаться не собираются. Почему уверены – неясно. Странно, настораживающе? Да, безусловно. Ну и наплевать. Даже если б батальон каскадовцев скрывался за деревьями, окружающими последний приют Гора Рошаля, Сварог все равно бы пришел к нему. Неизвестно, как, и не зная, чем бы этот поход завершился, – но пришел бы.
Однако кладбище было пустынно, молчаливо… и серо.
– И что ты теперь собираешься делать? – спросила Щепка у горбуна.
Чог-Атто передернул плечами, ответил неприязненно:
– Не знаю… Подамся в Гвидор, наверное, там у меня родня вроде была. Плевать на дом, все равно не мой… Проживу как-нибудь. Не пропаду. А здесь мне делать больше нечего… – и он снова хлюпнул носом.
Последние его слова эхом отозвались в душе Сварога: здесь мне делать нечего.
Он кашлянул и наконец отвел взгляд от могильного камня. Сказал устало, смотря на пасмурное небо, перечерченное черными силуэтами голых ветвей:
– Во всем происшедшем ты, Чог-Атто, обвиняешь меня.
– Господин…
– Тихо! Мал-лчать, – отрывисто перебил Сварог. – Я еще не договорил… Обвиняешь, обвиняешь, слуга, и не смей возражать и оправдываться, – даже для слуги это низко. Не забывай, я маг, я чувствую, когда лгут… Так вот. Может быть, ты прав, и я виноват. А может быть, виноваты обстоятельства… или кто-то еще. Маг Визари, например. Или Каскад. Или некто сторонний. Не знаю. Но ты считаешь, что Эйлони-Митрот, твоя госпожа, погибла из-за меня и моего… друга. Не буду спорить. Все равно доказать ничего нельзя: оба мертвы, остался только я. И если хочешь, я готов разрешить наш спор, как равный с равным. Выбирай оружие.
Повисла пауза. Со всех сторон гудели, жужжали, перемалывали воздух ветряки. Шелестели деревья. И близилась ночь. Сварог почувствовал, как горбун напрягся, мгновение всерьез обдумывая его предложение. Но тут же расслабился, обмяк. А потом горделиво распрямил плечи и проговорил преспокойнейше:
– Что толку от того, кто прав, кто виноват? Я не судья. Я знаю одно: госпожа мертва, и этого не поправить. Поэтому, если позволите, господин, я не держу на вас зла. Так что идите своей дорогой, а я… Я, с вашего позволения, пойду своей.
Сварог пожал плечами:
– Как скажешь, Чог. Я не господин тебе. Иди куда знаешь. Нам не по пути… увы.
Он повернулся и зашагал прочь.
…Всю дорогу до гостиницы, где они остановились на ночлег, Сварог машинально сканировал окрестности, но по-прежнему вокруг все было тихо. Уже стемнело окончательно, простой люд изо всех сил наслаждался объятиями Морфея, извилистые улочки этого района Вардрона, застроенные самое большее трехэтажными строеньицами, освещались электрическими фонарями, горевшими через один и вполнакала, а окна были сплошь темными. Декорации были – точь-в-точь в стиле «гоп-стоп, мы подошли из-за угла»: того и гляди, из полутьмы глухого тупичка выступит коллега Босого Медведя и ненавязчиво предложит купить кирпич…
Никто не выступил – ни братья-уголовники Медведя, ни спецназовцы Каскада с какими-нибудь там электрокалашами наперевес.
Всю дорогу до гостиницы они шли молча, Сварог и Щепка. Лишь у самых дверей девчонка остановила его, заглянула в глаза:
– А что ты собираешься теперь делать? Ты не передумал?
Сварог тоскливо огляделся, поразмыслил малость и вздохнул:
– Мне не нравится здесь, Щепка. Извини, конечно, но – это не мой мир… То есть настолько не мой, что теперь я собираюсь делать только одно: искать выход отсюда. Неважно куда, хоть обратно в Поток, хоть в гости к Великому Мастеру… Здесь красиво, да, интересно, необычно, но… не мое. Вот поэтому мне нужен этот чертов Визари. Вот поэтому я не передумал.
Щепка понимающе кивнула. Действительно ли она понимала? Судя по всему, да. Еще там, на борту «Пронзающего», на обратном пути в Корону, во время долгой ночной вахты, Сварог, сам не зная почему, поведал ей красивую сказку про одного нищего офицера, который волею случая был заброшен в другой мир, где и прижился, путешествовал, сражался, любил и терял друзей; где стал графом, маркизом, королем и все такое прочее… а потом в одночасье потерял все и теперь вынужден скитаться по Вселенным, разыскивая обратную дорогу. Просто так рассказал, честное слово, не ожидая ни понимания, ни помощи, ни жалости. Девочка по прозвищу Щепка некоторое время сосредоточенно молчала и наконец сказала негромко: «Для солдата боевой поход – это судьба, остаться в живых – удача, вернуться домой – случайность…» Сварог посмотрел на нее с изумлением. Если это и была цитата, то на удивление точная и в полной мере отражающая его собственное состояние.
И вообще, Щепка день ото дня удивляла его все больше. Она была на подхвате у Босого Медведя и Монаха, но к ее мнению отчего-то прислушивались оба. Она редко открывала рот, но если и заговаривала, то только по делу. И Сварог всерьез подозревал, что она не просто пешка, внедренная Визари в шайку Босого Медведя и послушно исполняющая его волю – дождаться Сварога и доставить на место встречи. Сварог даже проверил ее на предмет магических способностей и не обнаружил ничего. Ни малейшего проявления. Чего, впрочем, и следовало ожидать.
– Что ж, – сказала Щепка, – так тому и быть. Завтра, если все получится, ты встретишься с моим хозяином.
– Получится, – сказал Сварог. – Иначе нельзя.
…Покинув гостеприимный остров лже-Визари, несостоявшегося правителя мира, Сварог буквально припер Щепку к переборке «Пронзающего» и вытряс правду.
Надо признать, девчонка особо не запиралась. Да, она знает Визари. Более того: она давно служит Визари. Когда сорвалась встреча Сварога и Визари в предместье Васс-Родонт, хозяин очень рассердился. Он связался со Щепкой – для которой работа в банде Босого Медведя была лишь прикрытием, на самом деле она выполняла мелкие задания подполья – и приказал дожидаться встречи с человеком по имени Сварог. Дескать, этот человек сам выйдет на шайку и потребует выполнить некую задачу. Щепка должна была проконтролировать, чтобы Медведь согласился. О, для нее это были большая честь и большая ответственность. Но она справилась. Визари сказал, что, когда они добудут Око Бога, она сможет открыться. Так все и произошло.
И больше Щепка ничего не могла сказать. Откуда Визари стало известно, что Сварог наймет именно банду Медведя, если сам Сварог до последнего момента ведать не ведал, кого и как будет вербовать в помощники? Тишина в ответ. Как Визари узнал, что Око Бога попадет в руки Сварогу, если Сварог целеустремленно пер исключительно за лекарством для Рошаля и на остров самозванца они угодили по чистой случайности?! В ответ – пожатие плечами. Визари что, провидец, бля?!! Молчание. И большего Сварог от нее не добился.
Они вошли в полутемный холл гостиницы. При их появлении дремавший было Медведь вскочил с кресла, схватился за складень, но, разглядев вошедших, враз успокоился, доложил негромко:
– Атаман, все тихо, – с некоторых пор члены бравой шайки упорно звали Сварога «атаманом». Сварог не протестовал – нехай тешатся. Даже забавно было: атаманом ему еще быть не доводилось. – Постояльцы дрыхнут, слуги тож. Монах на втором этаже, в окна следит. Никого, ничего… Как у вас?
– Бывало лучше, – только и сказал Сварог.
– Атаман, – замялся Медведь, – мне, ей-богу, жалко вашего товарища… Я это… сочувствую.
– Не бери в голову, – махнул рукой Сварог. – И давайте-ка по койкам, завтра у нас большой марш-бросок.
– Что, даже караул оставлять не будем?
Сварог помялся секунду и устало покачал головой.
– Не-а. Смысла нет. Если б нас ждали, то давно б уже повязали. А нам отдохнуть надо. Караул, как говорится, устал…
Медведь в сомнении пошевелил губами, но перечить не стал. Командиру виднее.
Не спалось. Могильный камень с выбитым на нем именем не шел у Сварога из головы, и чтобы отвлечься, он принялся размышлять над собственным положением и систематизировать известные ему факты.
Положение, прямо скажем, было не ахти. Он многого не понимал в этом мире и вынужден был плыть по течению, не в силах повлиять на ход событий. И это бесило. Масса непонятного происходила вокруг. Непонятного, странного… и настораживающего.
Сварог перебирал в голове факты и домыслы, тасовал так и эдак, пытался систематизировать, но стройной картины все равно не получалось. Дырок оставалось многовато.
Ну, во-первых, непонятная подводная атака субмарины.
Допустим, плюющийся фиолетовыми осьминожками сгусток черноты, который напал на подводную лодку «Дархская услада» в первый же день появления Сварога и Рошаля на Гаранде, был орудием Великого Мастера, лупящего со всей дури по Сварогу. Допустим. Хотя, признаться, это черное нечто из океанских глубин на посланца Мастера ну никак не походило. А походило оно, скорее уж, на ту тварь, плюющуюся зелеными соплями, что обстреливала броненосец «Серебряный удар», поспешно удирающий прочь от тонущего материка Атар… А та тварь – Сварог отчетливо помнил свои ощущения – никакого отношения а Великому Мастеру не имела, та была чем-то (вернее, кем-то) другим…
И все равно, для простоты и дабы не умножать сущностей сверх необходимого, предположим пока, что это было дело лап нашего инфернального друга. Тем более, что чуть позже Мастер проявился сам – заговорив со Сварогом через Рошаля и бесшабашную капитаншу субмарины…
Так, стоп. Да стоп же! С чего он взял, что с ним беседовал именно Великий Мастер?
Сварог резко сел, вспоминая тот разговор во всех подробностях.
Существо, общаясь с ним посредством Гора и Мину, не представилось – ведь это Сварог сам назвал его. Голосом капитана Мины оно переспросило в некотором недоумении: «Великий Мастер?..», – а голосом Рошаля так и вовсе уклонилось от ответа: «Можно и так назвать – у меня много имен…»
И вообще, бляха-муха, складывалось такое впечатление – Сварог только сейчас это понял, раньше времени не было подумать, сопоставить и оценить, – что его визави беседовал с ним впервые. Потому что после неоднократных и далеко не дружественных встреч как лично, так и через посредников, ни один уважающий себя Дьявол не стал бы клеить Сварога столь по-бабьи: Сварогушка, ты мне нужен для одного страшно важного дела, без тебя никак, соглашайся, дескать, не обижу, давай найдем общий язык, объединим усилия и будем сотрудничать…
Похоже это на Великого Мастера? Да ни в единой букве!
Тогда кто же, позвольте узнать, выходил с ним на связь?..
Сварог запустил пятерню в волосы, потом помотал головой и набулькал себе вина.
Остается только Визари. Могущественный, всезнающий лидер магического подполья. Загадка номер два. И еще какая загадка! Визари знал с точностью до минут координаты и время появления Сварога на Гаранде, предвидел, что Сварог сойдется с шайкой Медведя и завладеет Оком Бога. А если допустить, что именно он вербовал Сварога через Рошаля и Мину, то ему известно и о том, что заблудившийся Сварог скитается среди миров и больше всего на свете жаждет вернуться на Талар… Да кто же он такой, черт возьми?!..
Дальше. Существует еще одна загадочная сила, явственно противостоящая Сварогу и тоже знавшая о его появлении на Гаранде. Та сила, которая направила скоростник «Черная молния» в точку прибытия. Которая организовала зенитный огонь по аэропилу, на котором Сварог и Рошаль летели в пригороды столицы… И которая, судя по всему, спровоцировала взрыв «Пронзающего». А вот во всех этих случаях Великий Мастер может быть замешан запросто: пакостить понемногу, исподтишка, но ощутимо – это вполне в его стиле…
А может, и не Великий Мастер, может, кто-то еще…
Голова пухла от непоняток, категорически не хватало информации. Версий было множество. Например: имеются на Гаранде некие апокрифические пророчества, в которых указано, что в такой-то день и в такое-то место явится скиталец по имени Сварог. Кто-то – Визари, скажем, – поверил этим предсказаниям и послал субмарину встретить Сварога, а кто-то другой тоже поверил и послал «Черную молнию» на перехват. Или такая гипотеза: существует некая Гильдия путешественников по мирам, которая давно и пристально следит за Сварогом, планируя принять его в свои стройные ряды, для того подвергает всяческим испытаниям. А?! Чем не сюжетец?
Или, или, или… А чем больше версий, тем вероятнее, что ни одна из них не верна.
Но и это еще не все.
Загадка номер четыре: необъяснимые, немыслимые и на первый взгляд случайные смерти вокруг Сварога. Пилот аэропила, юноша в музее истории, Ак-Кина и Игой-Кион, Рошаль, наконец, со своей идиотской болезнью, о которой в Короне не слыхивали долгие десятилетия. Если официальная версия права, и несчастья есть результат применения магии, то при чем здесь, скажем, авиатор? Сварог в тот момент, помнится, никаких заклинаний не произносил. И напротив: в подлодке и после захвата «Пронзающего» он колдовал вовсю, однако никто не пострадал… Значит, кто-то палит по Сварогу, но постоянно промахивается?
Великий Мастер?
А на другой чаше весов – более чем подозрительная легкость, с которой им удалось ускользнуть от толпы после приземления в столице, бежать из здания Каскада, захватить «Пронзающий», завладеть Оком Бога, как по ковровой дорожке добраться до Навиля и вернуться. И почему-то их никто не ждал возле Рошалевой могилы, почему-то они беспрепятственно проникли на кладбище и столь же спокойно ушли оттуда. Все это опять же наводило на мысль о вмешательстве, но уже иных сил, к Сварогу благоволящих. Такое только в кино бывает.
Визари?
Не-ет, господа, разыскать этого супермага – задача не просто важная, но архиважная…
Кстати, загадка номер сто, и тоже не из мелких: Око Бога. Кристалл, дающий небывалую, невозможную и непредсказуемую мощь его обладателю. Надо лишь знать, как ею пользоваться.
Сварог не знал. И сильно подозревал, что никто не знает.
Он отставил бокал с вином, закурил, вынул из нагрудного мешочка артефакт, положил перед собой на стол. Тут же по комнате разлилось тусклое пульсирующее свечение, зеленовато-желтое, как лимон. Причем свечение неоднородное – полосы света скользили по стенам, подчиняясь некоему неслышному ритму, извивались и закручивались в спирали, и напрочь неясно было, как это лучи могут не рассеиваться и даже лениво извиваться. Струйка сигаретного дыма мерцала в них, как в луче дискотечного лазера. Сварог глянул на Око «третьим глазом» и тут же магическое зрение выключил – сияние кристалла было ослепительным, непереносимым. Но – к порождениям Зла он определенно не принадлежал, и на том спасибо.
Да и не кристалл это был вовсе, по большому-то счету: перед Сварогом лежало нечто, лишь похожее на кристалл. Вообще не пойми что. Даже его габариты определить визуально было невозможно, мешал странный оптический эффект: с некоторого расстояния оно казалось размером с голову взрослого человека, вблизи – не больше куриного яйца… Тактильные же исследования, сиречь – на ощупь, также ясности не приносили. Око не имело формы, хотя явственно были видны переливающиеся нутряным светом грани кристалла, и нельзя было понять, твердое ли оно, тяжелое, холодное, гладкое ли… Его можно было взять в руку, но пальцы при этом не ощущали ровным счетом ничего, будто горсть воздуха держишь. А начни сжимать пальцы в кулак, и постепенно возникало сопротивление – тем большее, чем сильнее ты сдавливаешь Око… Странное это было чувство: явственно видишь на ладони твердый, светящийся ограненный камень, вязкое сияние сметаной течет сквозь пальцы, но осязание не соглашается с реальностью. Осязание утверждает, что у тебя в руке ничего нет. Если пальцы разжать, камень начнет падать, но не сразу и вяло, как воздушный шарик… На прочие эксперименты Сварог не отважился. Не тянуло как-то, знаете ли.
Одно было понятно: это – не материальная вещь. Не вещество. Сгусток энергии, волновой пакет, концентрированный апейрон или еще какая хренотень – пусть специалисты разбираются. Сварог чувствовал лишь, что в Оке действительно сокрыта небывалая, нечеловеческая силища.
Око Бога, Око Бога… Что-то многовато глаз развелось в последнее время – и Глаза Сатаны, и Зеница Правого Ока, сквозь которую в мир Димереи проникали участники Королевской Охоты… Может, эта штуковина – тоже Дверь? Но как ее открыть?.. Эхе-хе…
Сварог спрятал ее в мешочек, повесил на грудь и откинулся на подушку. Ладно, что толку гадать. Давай-ка лучше еще раз просчитаем завтрашний день.
Вот с завтрашним днем, как ни удивительно, было более-менее ясно. Хотя задуманное ими выглядело даже не авантюрой – самоубийством. Итак.
Боевая задача: добраться до цитадели треклятого Визари и вытрясти из него ответы. В идеале – найти Дверь.
Маршрут: речным транспортом вверх по реке до селения Сагиран, оттуда – пешком до предгорий, оттуда – горными тропами до Сиреневой гряды, до развалин какого-то замка. Где их, по словам Щепки, и ждет предводитель магов-заговорщиков. Ни карты, ни снаряжения, ни обмундирования. Бред? Бред.
Боевой отряд: четыре человека. Пришелец из другого мира, разбирающийся в местных реалиях как свинья в апельсинах, и трое дешевых воришек, включая особу женского пола. Бред еще больший. За каким лешим шайке Медведя понадобилось участвовать в этой афере, Сварог долго не понимал, однако участие соратнички принимали активнейшее. Медведь попыхтел немного, узнав, что Щепка, оказывается, человек Визари, но ничего не сказал, более того – обрадовался даже, и до Сварога наконец дошло, что для воришек это был шанс одним махом подняться почти на самый верх криминальной лестницы, из мелких уголовников до полноправных членов разветвленной сети колдунов-революционеров. Из грязи в князи. Если, конечно, Визари захочет принять их в свои ряды. Но тут уж как карта ляжет.
Вооружение: несколько ножей, шокеры у Медведя и Монаха и шаур у Сварога. И все. Увы, на большее рассчитывать не приходилось. Огнестрельное оружие на Гаранде существовало, однако самый современный автомат выглядел в глазах Сварога даже не анахронизмом, а прямо-таки пародией на оружие: килограммов десять весом, длиной под метр, неуклюжий, громоздкий – не могло быть и речи, чтобы разгуливать с таким среди мирных граждан. Пистолеты и ружья, даже самое модерновое, «Кабарбаг», были не лучше – ё-мое, они до сих пор заряжались с дула! – и Сварог, сжав зубы, оставил затею более-менее прилично вооружить бойцов.
В общем, авантюра чистой воды. А что прикажете делать?..
Оставалось лишь уповать на то, что удастся беспрепятственно добраться хотя бы до Сагирана.
Но, как водится, надежды эти были тщетны.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий