Враг Короны

Глава 17
КАК ССАЖИВАЮТ БЕЗБИЛЕТНИКОВ

– Что это? – встрепенулась бывшая фрейлина.
– Кажется, останавливаемся, – сказал Сварог.
Никаких сомнений: поезд явственно притормаживал.
– Граница Черты? – отчего-то полушепотом спросил молодой человек с подергиваемой нервным тиком щекой.
Сидевший рядом с ним стат-барон пошевелился, словно из диванной подушки проступили иглы:
– Рано. До Черты нам еще ехать не меньше четырех стражей…
Сварог привстал, прильнул к окну. Недостатком овальных вагонных окон было то, что они не открывались. Для вентиляции была предусмотрена расположенная над окном и забранная решеткой вьюшка. Окно при необходимости, конечно, можно и выдавить – как это сделать наилучшим способом, рассказывала памятка, висящая у откидного столика и начинающаяся словами «При пожаре». Но, пожалуй, ситуацию еще рано было отождествлять с пожарной.
– Что происходит? – отодвинув дверцу купе, спросил молодой человек с нервным тиком у проходившего мимо дорожного старшины.
– Не беспокойтесь, выясним, уладим, – заученно отозвался усатый, осанистый старшина. – В пути всякое случается.
Что «случается» на этот раз, в окно Сварог так и не увидел – слишком узок был обзор. А поезд между тем остановился.
– Мы какое-то время простоим, дорогая, а я пока обследую вон тот лужок, – Сварог потянулся к сачку. – Кажется, там должны водиться недолётки пупырчатые, или, на худой конец, доннерус веттерус псевдообыкновенный.
– Я с тобой, – поднялась с дивана и верная супруга.
– Эй, рискуете отстать! – шутливо замахал руками толстяк стат-барон. – Я, конечно, ради вас дерну рычаг, но работает ли он!
– Ничего, я послежу, чтобы мы далеко не отходили, – заверила толстяка супруга энтомолога.
Соскочив с подножки на хрустящий щебень, Сварог помог сойти Келине Ван-Ради. Дождь пока перестал, и в воздухе висел мельчайший белесый туман.
– Я, конечно, не специалист… – тихо сказал Сварог. – Но у меня просыпается стойкое подозрение, что дело тут нечисто. Видишь, в голове поезда люди какие-то суетятся. И оченно мне не нравится эта суета. И место подобрано… подходящее.
Состав остановился аккурат на переезде – широкая, отличного качества электромобильная дорога пересекала железнодорожную колею. Эдакое шоссе федерального значения, как говорят в иных местах. Помимо шоссе в поле видимости находился лишь домик смотрителя переезда и лес, едва различимый в тумане.
– Что-то предчувствие у меня нехорошее, – прошептал Сварог.
– Тебе виднее, дорогой, – глупым голосом отозвалась «жена».
– Мы здесь одни, – поморщился Сварог. И в самом деле: дорожный старшина ушел к соседнему вагону, а из их вагона никто больше на насыпь не спрыгнул. – Можете, Келина, говорить нормально.
– Я не понимаю, ты о чем, дорогой? – глядя снизу вверх, пролепетала «супружница».
Сварог не без труда подавил в себе поднимающееся раздражение. Она нарочно издевается или что? А если издевается, то какого черта?..
– Вот я о чем, – Сварог вытянул руку в направлении шоссе и тихо, себе под нос, выругался.
Из-за поворота, скрытого от глаз лесом, на ведущий к путям прямой отрезок трассы выскочили несколько электромобилей. А точнее, три: один легковой и два грузовых. Грузовые, кстати, очень напоминали знаменитые «полуторки», но Сварогу было сейчас не до ностальгирования. Потому как в кузовах этих «полуторок» покачивались голова к голове крепкие ребята, которые, думается, сюда пожаловали не с пустыми руками.
– Что будем делать? – ага, наконец-то госпожа Келина Ван-Ради соизволила прекратить придуривание и заговорила, как и просили, нормально.
– Снимать трико и бегать, – огрызнулся Сварог, позволив себе небольшой ответный удар. Детство, конечно, но… – Идем к паровозу.
– Куда?!
– Ну, то есть… К локомотиву. В голову состава.
Сварог размашисто зашагал вдоль поезда.
– А если это не нападение? – Келина едва поспевала за ним, ей то и дело приходилось переходить на бег.
– А что же это еще? Отставшие пассажиры догоняют?.. Нет, любимая, вопрос надо ставить иначе: чье это нападение.
– Но… до этого на поезда ни разу не нападали! По крайней мере, на нашей территории!
– Вот именно что – на нашей. И, можно подумать, я не знаю, что творится на нашей территории. Кажется, я не бабочек ловил все это время… Да, не нападали. Но никогда не говори «никогда»… дорогая.
Сварог резко остановился, обернувшись, и Келина чуть не налетела на него.
– Сколько наших людей в поезде? – спросил он. – На них можно рассчитывать?
– Каких людей? – переспросила Келина, непонимающе хлопая длинными ресницами.
– Нас кто-нибудь негласно сопровождает?
– Не знаю, – сказала она.
Лжет, определил детектор. «Да и провались ты, – в сердцах сплюнул Сварог. – Конспираторы, бля… Пока ее убедишь отправиться за подмогой, пока она найдет этих людей, а то может и не людей, а одного человека… В общем, смысла нет».
Сварог развернулся и вновь быстро зашагал к локомотиву. Когда до электровоза оставалось два вагона, их нагнал запыхавшийся Монах, спросил деловито:
– Какие приказы, атаман?
– Сначала разведка, а там посмотрим. Но будь начеку.
Возле локомотива стояли два сумрачного вида хлопца в длинных, грязно-серого цвета плащах – Сварог знал, что такие плащи здесь называли «вседорожниками» и их носили те, кому приходится подолгу бывать на свежем воздухе: землекопы, фермеры и, в частности, путевые рабочие. Только эта сладкая парочка мало походила на путейцев. Слишком уж нагло смотрят, слишком сытые хари. Не говоря уж про то, что у рабочих, много времени проводящих на свежем воздухе, кожа обветрена, а у этих – не фига. И совсем мало общего у предметов, что торчат из-под плащей, с костыльными молотками и прочим дорожным инструментом.
Опять заморосил дождь – холодный, противный. Один из «путейцев» чуть усмехнулся, мазнув взглядом по Сварогову сачку для ловли бабочек, более внимательно присмотрелся к внушительным габаритам Монаха, во всех подробностях изучил взором фигуру «супруги»… но ничего подозрительного не усмотрел. Другой шагнул навстречу, откидывая полу плаща и вскидывая «баг» (проще говоря, обрез, который изготавливали из толстоствольной винтовки «Кабарбаг»; эффективен он был при стрельбе лишь на очень близкой дистанции, зато – с этой дистанции динозавра мог разве не разорвать в клочья).
– Стоять! Кто такие? Куда прешь?
– А что, разве нельзя? – искренне удивился приват-ректор. И несмело возмутился попранием свободы передвижения: – Я полагал, это поезд, а не военный объект…
– Это поезд, а не парк, неча тут гулять, – отрезал человек в дорожном плаще, поводя «багом».
– Но позвольте…
– Возвращайтесь-ка в вагон, господа, – более любезно попросил напарник и тоже откинул полу плаща, но обрез пока не поднимал. – Тут закрытая зона, нам запрещено пропускать посторонних. К тому же, скоро поедем. Давайте, давайте!
Ага, вот со стороны кабины донеслись приглушенные стоны. А совсем недавно Сварог видел, что людей рядом с локомотивом было несколько больше, чем две единицы. Куда делись остальные, скажите, пожалуйста? И откуда взялись эти ребятки с «багами»? А если это охрана, то почему вооружена неуставными, самодельными стволами? Разруха в стране – это понятно, но ведь пока еще не до такой степени, чтоб вооружения не хватало! Кому, как не Хранителю Ока Бога это знать! Через полгода-год – да, может наступить настоящий бардак и разброд, в полном соответствии с историческим материализмом… если Щепка сотоварищи не придумают какой-нибудь магический ход, но сейчас…
– Но хоть сколько мы стоять будем, это-то вы сказать можете? – шалея от собственной смелости, спросил энтомолог. – И почему встали?
– Со слухом плохо? – потерял терпение первый охранник. – Валите!
Помощники Сварогу попались смышленые: маячили за спиной и без приказа командира активных действий предпринимать не собирались.
– Что вы кричите? – возмутился ученый, снял очки, как восьмиклассник перед дракой, нервно протер их пальцами от влаги. – Я же просто спросил! – демонстративно поднял сачок и принялся откручивать петлю с сеткой. – Пока стоим, я хотел сходить на лужок, там могут водиться чрезвычайно интересные экземпляры безбашенки тупорылой…
Сварог отбросил сетку, одним движением сорвал деревянную рукоять сачка и резко сдвинул к середине две крайние длинные трубки, освобождая на концах обоюдоострые, длиной с наконечник копья лезвия.
К моментальному превращению жалкого интеллигента в опасного противника вооруженные «багами» хлопцы оказались не готовы. Впрочем, Сварог не подарил им ни единого мига на то, чтобы переварить, перестроиться и что-то предпринять.
Первым вращательным движением Сварог выбил из рук ближайшего противника «баг», тут же, крутанув в руках «сачок» приемом «мулинэ» – в полном соответствии с искусством боя на шестах, – подшиб под колени второго противника, отчего тот, неловко взмахнув руками и выронив обрез, завалился на мокрую насыпь. И, не прекращая движения, Сварог полоснул по плечу первого хлопчика, который, очухавшись, бросился вперед со сжатыми кулаками. Боль в плече – не смертельно, но чувствительно – охладила его пыл, а получив носком сапога по голени, он и вовсе сник.
– Твое! – бросил Сварог Монаху и вскочил на подножку кабины. Обоюдоострый сачок пришлось выкинуть подальше – такое оружие годится на открытом месте, но никак не для драки в ограниченном пространстве.
Непростой «сачок» смастрячили по просьбе Сварога. Умельцы «Первой императорской кузни», зарабатывавшие на жизнь в основном изготовлением оград и решеток, управились с несложной задачей за час. Сварог придумал себе сие дополнительное оружие просто так, на всякий случай. Как оказалось, не зря, пригодилась вещица, даже до Черты не доехали…
Перебирая руками по поручням, Сварог взлетел на верхнюю ступеньку.
В кабине оказался еще один вооруженный хлопчик. И за ним были все преимущества: он находился сверху, он был настороже, услышав странные звуки снаружи, он вовремя высунул голову из проема. Словом, воспользуйся он прикладом своего «кабарбага» (а у него в руках был не обрез – полноценная винтовка) как дубинкой, Сварогу пришлось бы трудно. Сварог, конечно, попытался бы увернуться, удерживаясь за поручень одной рукой, а другой выхватывая из-за пояса шаур, но кто знает, успел бы или нет. Но хлопчик понадеялся на поражающую силу огнестрельного оружия. Ну да, откуда ему знать о ларах…
Над головой бабахнул выстрел, от которого заложило уши, пуля просвистела совсем рядом, обдав щеку теплой волной. А Сварог, ухватившись за толстенное винтовочное дуло, обжигающе горячее, с силой дернул хлопца на себя – и тот вылетел из кабины. А на земле его встретит Монах. Со всем теплом и гостеприимством.
Других противников в кабине локомотива не наблюдалось. Зато обнаружилась связанная по рукам и ногам поездная бригада в количестве двух человек и еще один персонаж в форме дорожного старшины. Видимо, на свою беду прибежал из ближайшего пассажирского вагона узнать, в чем дело, почему стоим.
Сварог быстро распутал всех, перерезав веревки перочинным ножом, повыдергал кляпы.
– Заводитесь, братцы, и вперед на всех электрических токах! – Ухватил за плащ рванувшегося к выходу дорожного старшину. – Куда, бля?! Не успеешь! Здесь оставайся!
– Они стояли на пути, махали красными платками, мы думали авария! – затараторил перемазанный маслом освобожденный пленник, судя возрасту – помощник машиниста.
Сварог его перебил:
– Некогда, после расскажешь. Врубай машины. И живо, живо! – Высунувшись в дверь, позвал Келину и Монаха: – Порядок? Давай наверх!
Сварог сперва втянул в кабину за руку Келину, потом принял от Монаха два обреза и снятую с одного из хлопчиков сумку с боеприпасами.
– Фу-у! – отдуваясь, забрался наверх Монах. – Последнего вязать уж не было времени, пришлось охолонить кулаком по темечку… Потому как виновен, ибо сказано Многоустом: не трожь, выбросок, поезда быстроколесые.
И зычно расхохотался над своею шуткой, так что волнами заходил под коричневым плащом-рясой объемистый живот. Машинисты хоть и косились на незваных гостей, но их руки споро проделывали все необходимые манипуляции: крутили рукояти, переводили в рабочее положение рычаги, проверяли показания приборов…
Сварог выглянул в дверь кабины. До этого смотреть, как там поживают грузовики и легковуха, не было никакого смысла. Как бы ни поживали, требовалось действовать быстро и решительно, ни на что не отвлекаясь… Теперь же можно было и отвлечься.
Бляха-муха и мать твою через конденсатор! Колонна из трех электромобилей уже добралась до переезда, остановилась. Фигуры в развевающихся за спиной черных плащах бежали к поезду, пять, семь, десять… голов двадцать пять. Некоторые уже добрались и теперь споро карабкались в вагоны.
Ну наконец-то! По всей длине состава пронзительно заскрипело, поезд содрогнулся всеми сцепками, дернулся, сдвинулся с места и начал набирать ход. Отстающие безбилетники в черных плащах со всех ног припустили следом. Кто-то успел вскочить на подножку. Ага, один сорвался. Еще один, никак не успевая к подножке, уцепился за какую-то хреновину, торчащую под вагонным окном, провисел так некоторое время и сорвался к чертовой бабушке. А упорные ребята, однако…
Все, остальные не успели. Но этих самых остальных, по прикидкам Сварога, выходило значительно меньше половины.
– И кто это нам жить мешает, кто-нибудь может мне ответить? – вопросил Сварог, возвращаясь в кабину.
– Неспокойные времена, – осторожно сказал машинист. – Кого только не встретишь на пути. Другие и вовсе не представляются при встрече.
– Надо было одного втащить сюда для обстоятельного расспроса, – Сварог поморщился от досады. – Моя промашка. Хорошо хоть «ниточку» не перерубили, уроды, с них станется…
– На Каскад не похоже, – задумчиво проговорила Келина.
Локомотив набирал скорость, ветер гудел за бортом, под ногами трещало и искрило. Пахло озоном.
– Тати ночные, лихие людишки, искатели легкой поживы, – уверенно сказал Монах. – Сбился в кучу всяческий сброд, от карманников до разбежавшейся солдатни, нашелся у них толковый вожак, который и придумал, как напасть на поезд и разграбить его. И не корите себя, ата… господин приват-ректор. Нечего у полоненного было бы дознавать. Стал бы он, шепелявя и пуская слюни, нам тут долдонить про то, как Шапа-Драный Хвост вчера проиграл ворованный перстень Кривому Жупелу, а ночью прирезал счастливчика и перстень себе вернул. Эка радость все это слушать!
– Может, ты и прав, – сказал Сварог. Подошел к креслу машиниста, встал у того за спиной. – Сколько до Черты?
– При такой скорости домчим за стражу с четвертью. Вот… гляньте сами.
Машинист, видимо, привыкший во всем к точности и обстоятельности, открыл какой-то ящик, вынул из него протертую на изгибах карту и положил на приборную панель.
– Да шут с ней, с картой, – отмахнулся Сварог. – Вы мне скажите лучше: если поднажать, если скорость увеличить…
– На пределе жмем. А за предел выйдем – сковырнемся на бок. Этот участок, отсюда и до моста Ро, весь, считай, как змея. Боитесь, не угомонятся? – машинист понятливо кивнул. – Я тоже так подумал, потому сразу по поезду отключил «барсучьи когти».
– Что отключил?!
– Систему экстренного торможения. Они в вагонах наверняка уже все рычаги пообрывали. Только ничего у них не выйдет. Теперь им остается лишь одно средство…
– А, понимаю, – сказал Сварог.
«Честное слово, какой-то восемнадцатый год, – подумал он, невидяще уставившись поверх головы машиниста на убегающий под локомотив рельсовый путь. – То заградотряд остановит, начнет вылавливать контру и ссаживать мешочников. То «зелено-буро-малиновые» нападут с гиканьем и посвистом – всякие там батьки Ангелы и отряды крестьянской самообороны. То просто путь разобран неизвестно кем и на кой. Словно отражение в зеркале, право слово… Хотя, если подумать, ничего удивительного. Людская суть везде одинакова, стало быть, когда возникают схожие обстоятельства, то и проявляется эта суть схожим образом.
Вот вам, милорды, еще одна параллель. Мои ближайшие подручные, мелкоуголовные Монах с Медведем, тоже враз возвысились – как в семнадцатом-восемнадцатом люди из безнадежных низов сразу запрыгивали во власть. Медведь так и вовсе – правая рука Щепки, великий чародей. И у некоторых неплохо получалось, между прочим. Куда-то враз девались шпанские замашки, зато проявлялась недюжинной цепкости хватка, зато выручала природная сметка. А учились на ходу и на бегу…»
– Кажется, пришла пора проверять наши с вами опасения, – сказал Сварог.
Машинист пожал плечами и показал на левую дверцу кабины.
– Лесенка с той стороны.
Для того чтобы все увидеть, лесенка и не потребовалась. Поезд как раз растянулся в длинном повороте, об изобилии которых на участке говорил машинист, и весь состав просматривался до самого хвоста. По крышам, ловко перескакивая с вагона на вагон, бежали давешние безбилетники в развевающихся за спиной черных плащах.
Худшие опасения Сварога полностью подтвердились. Безбилетники не удовлетворились проникновением в поезд. Им во что бы то ни стало требовалось поезд остановить. Оно и понятно. Скоро состав доберется до Черты, а там солдаты – как и одни, так и другие. И ребяткам са-авсем не улыбается с ними встречаться.
Сварог скинул песочного цвета плащ, бросил его на откидную лавку рядом с тихо сидящим дорожным старшиной.
– Дай-ка мне трофейные пукалки, – сказал он Монаху.
– Мне не с вами? – удивленно вскинул Монах кустистые брови.
– Лишнее. Здесь будь. Присматривай, что да как.
В чем, в чем, а в лазаньях и прыжках, равно и в удерживании равновесия на бешеном ветру, Монах не силен – комплекция не та. А если сверзится, никакая магия не спасет.
– Я с тобой, – решительно шагнула к Сварогу Келина Ван-Ради.
– Отставить! – приказал Сварог самым командным из голосов, засовывая за пояс обрезы, как пираты носили кремневые пистолеты: крест-накрест. Закинул за спину сумку с боеприпасами: – Вам, супруга моя разлюбезная, будет еще чем заняться, не торопитесь.
Келина обиженно поджала губы, но подчинилась.
Сварог открыл левую дверцу кабины, возле которой действительно имелась узкая металлическая лесенка. В лицо ударил холодный ветер. «Ну, что скажете, милостивые государи? Королевское это дело – на паровоз карабкаться? Знамо, не королевское. Наполеон или, допустим, Александр Третий с обрезами за поясом на паровоз не полезут, пока подданные отдыхают. А я могу. Я лезу. Вот такой я царь-государь, извольте восхищаться!» – подумал Сварог, забравшись на крышу локомотива.
Бешеный порыв встречного ветра чуть не сшиб с ног, заставил пригнуться. Одежда затрепетала, как корабельный вымпел. Слева-справа проносились, сливаясь в серо-зеленые полосы, стена леса и стена ветряков перед ним. А над головой иссиня-черными плитами нависали опостылевшие тучи. Дождь то ли прекратился, то ли они уже выехали из-под грозового фронта.
Любители нападать на поезда, прозванные Сварогом безбилетниками, находились уже в двух вагонах от локомотива. Заметили! Ну еще бы, тут, наверху, все хорошо просматривается. Ага. Вот и первый выстрел прогремел. Разумеется, мимо.
Сварог опустился на одно колено. Положил перед собой на ходящую ходуном мокрую крышу обрезы, один поднял. Тщательно выцеливать особого смысла не было – слишком уж неточное оружие, и поправку на ветер не возьмешь, слишком сильный. Сварог рассчитывал на психологический эффект, поддавшись которому, противник распластается на вагонах и откроет ответный огонь. В перестрелке безбилетникам ничего не светит, но время они потеряют, да патроны подызрасходуют. А еще хорошо бы затянуть перестрелку до Черты…
Сварог потянул тугой спуск, отдачей чуть не оторвало руку, пороховое облако в момент унесло и рассеяло ветром. Безбилетнички разом залегли. И тут же, уже из положения лежа, шарахнули в ответ из нескольких стволов. Выстрелов почти не было слышно, все заглушал грохот ветра и лихорадочный тарарам колес… Оп-паньки! А это как понимать? Один из безбилетников вскочил на ноги, закричал что-то, рубя воздух ладонями и указывая в сторону Сварога. Выстрелы прекратились, никто в Сварога больше не целился. Ну и? Им что, известно, кто есть Сварог? Что пули против него бессильны? Да ладно, быть того не может. Просто этот крикун, который, похоже, у безбилетников за главного, убеждает, что при таком ветре и с такой дистанции не попасть, надо подходить ближе.
Безбилетники поднимались один за другим, и Сварог бабахнул в их сторону из второго обреза, заставив вновь залечь. Теперь, чтобы вновь популять из здешнего оружия под названием «баг», его нужно долго и нудно заряжать через дуло. Но Сварогу не дали возможности поразвлечься с процессом зарядки – главный безбилетник опять что-то заорал, яростно жестикулируя. Его пылкие речи, как говорится, нашли горячий отклик в массах. Безбилетный взвод поднялся в атаку, ребятки старательно затопали по ребристому металлу, побежали так быстро, как только смогли бежать против ветра по раскачивающейся, покатой крыше.
Сварог потянулся было к шауру, как вдруг его пронзила догадка. Буквально как обухом по голове. Оставалось лишь удивляться, почему он не подумал об этом раньше. Но логически продолжать мысль, равно как и строить всяческие предположения с гипотезами, сейчас было некогда и незачем. Сейчас всплывает совсем иная первоочередная задача, простая и незатейливая, но наиважнейшая – надо брать живьем главного безбилетника.
«Ну ща вы у меня, ребятки, удивитесь всерьез и надолго!» Сварог взвинтил себя до нужной злости и куража. Вставая, отбросил в стороны обрезы, улетевшие под откос. Начал разбег, одновременно проговаривая себе под нос слова нехитрого заклинания. Проговаривая с таким расчетом, чтобы на последнем слове оттолкнуться ногой от края крыши.
Получилось.
И на крышу следующего за локомотивом вагона Сварог приземлился уже невидимым. Едва не поскользнулся, но, замахав руками, удержался. Хорошо, что никто не видит… Это должно было выглядеть со стороны так: прыгнул человек – и растаял в воздухе. В общем, то еще зрелище, особливо для слабонервных.
И таковые в безбилетных рядах обнаружились: человек восемь без лишних слов повернулись к Сварогу спиной, припустили к разрыву между вагонами и, чуть ли не отталкивая друг друга, стали спускаться вниз. Оп-па, а один уже катится по откосу. Ну совсем интересно. Сигают с поезда, позабыв о грабеже.
Немного подумав, еще двое последовали за неотважной восьмеркой. Причем один последовал весьма экзотическим образом – отчаянным прыжком прямо с крыши. И ведь никто его не подталкивал. Видимо, что-то перемкнуло в котелке от испуга… Выходит, испуг был нешуточный. Ну а подобное поведение напрочь отметало гипотезу об элитном отряде Каскада типа «пауков», буде такая гипотеза сложилась у кого-то в головах. Как убедился Сварог на своем опыте, каковой повторять как-то тянуло, «пауков» на волшебной мякине не проведешь, чем-то простеньким вроде невидимости или отвода глаз не обманешь…
Он опять опустился на одно колено, оперся кулаками о крышу, нагнул голову, как спринтер перед стартом. Выжидал, не желая раньше времени выдавать себя. Может быть, крыша под шагами будет едва заметно прогибаться и острый глаз это способен уловить. Или чем-то еще он себя выдаст.
После панического бегства слабонервных осталось всего четверо безбилетников. Все они находились на соседнем вагоне. Главный безбилетник, на которого выжидательно смотрели другие трое, сорвал плащ и бросил его рядом с собой на крышу. Плащ сдуло и он унесся, скручиваясь и извиваясь в полете. Главный что-то коротко приказал – остальные передвинули с боков на животы сумки, похожие на противогазные, раскрыли их, покопались внутри, каждый из трех помощников достал по какому-то предмету и протянул главному.
«Ах ты ж… Колдун!» – опешил Сварог. Вряд ли сильный, раз так долго готовится. Но давать ему развернуться нельзя, кто знает, чего он там задумал…
Уже на бегу Сварог вспомнил, что в одной синематографической ленте, посвященной борьбе хороших парней с плохим Визари, был такой персонаж – колдун, естественно весь из себя отрицательный, который владел… как там ее бишь звали… Предметной магией! Предметная магия, объясняли в ленте – это низшая разновидность волшебства, потому как требуется носить при себе уйму всякого добра, а некоторые компоненты этого добра никак нельзя держать вместе или вообще поблизости друг от друга. Словом, хлопотная штука, но от этого отнюдь не менее опасная. Если колдунишке позволить приготовиться, то может понаделать дел… Сварог одолел разрыв между вагонами, приземлился на пружинистые ноги в пяти шагах от колдуна, торопливо возящегося с какими-то прозрачными шарами и зелеными пирамидками. Крыша дрогнула под тяжестью тела, тут уж как не услышишь, естественно, услышали, даже в таком грохоте. И трое помощников колдуна без всяких признаков страха и паники выдвинулись вперед и заслонили собой главного. В руках у них заблестели узкие, с коротенькой гардой кинжалы.
Благородную схватку Сварог затевать, ясное дело, не стал, тут уж было не до благородства. Он бил на поражение, стараясь, чтобы после удара правки не требовалось. Схватку с заслоном он решил в три удара.
Да, в общем-то, ничего особенного – бой на ограниченном пространстве, азбука десанта. А когда тебя еще прикрывает невидимость, чего ж не побеждать… Разве что бил Сварог голой рукой, а ему противостояли с кинжалами, что, так сказать, несколько уравнивало положение и давало противнику шанс. Это так, к вопросу о благородстве.
А потом Сварог едва успел перехватить руки колдуна – тот стремился соединить предметы, что держал в левой и правой: шар, заключенный в тонкую металлическую оплетку, и хитрым образом сцепленные друг с другом зеленоватые пирамидки с какими-то желтыми нашлепками в основаниях. Судя по тому, с каким неистовством вращались его глаза, какой злобой перекосило его лицо, колдуну оставалось последнее соединение. Еще бы чуть-чуть, и магическая конструкция заработала бы. Ну не повезло колдуну, что тут еще скажешь…
Отменной физической силой колдун не отличался, и Сварог, сдавив его запястья, без труда заставил разжаться пальцы сперва одной, потом другой руки. Выпавший из пальцев шар Сварог подбил ногой, не дав ему коснуться крыши, и отфутболил от греха подальше. Оказалось, не зря. Шар угодил в дренажную канаву, и тут же с этого места круто вверх узким столбом взметнулось ослепительное, апельсинового цвета пламя. Может быть, то было не пламя, а свечение или дым, образовавший в воздухе колонну оранжевого цвета. По-любому, здорово, что от этого чуда удалось оказаться достаточно далеко.
А зеленые пирамидки упали вниз без всяких спецэффектов.
Чтоб удобнее было дальше разговаривать, Сварог подсечкой уложил колдуна на лопатки, поставил колено на грудь, прижал покрепче к крыше. А догадка, давеча осенившая Сварога, заключалась в том, что будь это простые грабители, они отцепили бы пассажирские вагоны – или все, или несколько – да и удовлетворились бы вполне их грабежом. Но зачем-то им понадобилось остановить весь поезд. Зачем? А если вспомнить, что до сего дня поезда в Короне не грабили, то становится все страньше и страньше. Нет, конечно, все всегда бывает впервые и вновь, стоило поехать Сварогу – и на тебе! Странное совпадение! Вот про все про это и хотел Сварог выяснить у пленника.
– Видишь, мы остались вдвоем! – крикнул Сварог сквозь ветер. – С моей стороны никого. С твоей стороны никого. Словом, обстановка, способствующая полному доверию и задушевности. Вот давай к ним и перейдем. Тебя нужно запугивать или обойдемся? Могу свесить тебя головой вниз. Знаешь, вид бешено несущейся перед глазами земли, мельтешение шпал и вращение колес, которые могут тебя через миг переехать, очень сильно действует на человеческие души…
– А что вы мне можете пообещать? – наконец открыл рот поверженный. – Жизнь?
Он не выглядел сломленным. Смотрел дерзко, глаза в глаза, говорил насмешливо. У него было узкое загорелое лицо, по подбородку и верхней губе тянулась тонкая, словно нарисованная бородка.
– Могу пообещать! – сказал Сварог. – Я не люблю отнимать жизни без необходимости. К тому же я резко добрею и мягчею, когда отвечают на все мои вопросы.
– Это наполняет мое сердце радостью. Но только вот что я скажу вам, любезный… – колдун растянул губы в презрительной ухмылке. – Наше положение отнюдь не равное. Я вас знаю – вы меня нет. Я знаю все ваши вопросы, – а вы не знаете мои ответы… Позвольте грубую аналогию, господин Сварог. Вы – слепец в черной повязке на глазах, с завязанными за спиной руками бредущий в полной темноте по абсолютно пустому коридору. А я и мой наниматель… а может, и наниматели… В общем, мы идем, дыша вам в затылок, с фонариками в руках, хихикаем над вашей беспомощностью и иногда делаем вам подножки… И как вы полагаете: кто кому в такой ситуации может ставить условия и делать выгодные предложения? То-то же. Сначала прозрейте, господин Сварог, освободите руки, снимите повязку и обернитесь. Тогда и поговорим… Хотя, боюсь, тогда разговаривать будет уже не о чем, коли вы прозреете. Так что ситуация тупиковая… – Он замолчал, будто вслушиваясь в громогласный перестук колес, и крикнул яростно: – Значит, жизнь мне обещаете? Думаете, жизнь – это такое уж и благо?!
И засмеялся вымученным, искусственным смехом. А потом отрывисто произнес короткое слово, похожее на скрежет проржавевшего механизма.
На грудь колдуна свешивался на цепи медальон. Стоило ему произнести загадочное слово – цепь вмиг затянулась на шее, словно ее звеньев враз стало вдвое меньше. Колдун рефлекторно вскинул руки к горлу, схватился за цепь, но тут же усилием воли отвел руки, разбросал их в стороны. И снова попытался рассмеяться, но не вышло – цепь продолжала передавливать горло, уже впилась в кожу. И сжималась, сжималась, ломая шейные позвонки. Сварог автоматически попытался ослабить хватку цепи, просунуть пальцы под нее, но металл уже так глубоко вонзился в плоть, что не получилось.
И спустя несколько секунд все было кончено. Совсем недавно на крышах вагонов людей было, можно сказать, не протолкнуться, теперь Сварог остался совсем один. Если не считать, конечно, оставшиеся без ответа вопросы.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий