Враг Короны

Глава 11
ТЕСНЫЕ КОНТАКТЫ ТРЕТЬЕГО ВИДА

Медведь, как видно, окончательно выпал из реальности – он смотрел на Сварога расширенными от изумления глазами и приоткрывши рот, трубка едва не выпала из разжавшихся зубов, дым из нее ел Медведю глаза, но он этого не замечал.
– Спросите меня, сколько я в политике, и я отвечу: сколько себя помню, – примирительно заметил Мар-Кифай, вступая в разговор. Судя по его вернувшемуся спокойствию, эти откровения для него сюрпризом не были. – Сами понимаете, я привык смотреть на вещи с циничной прямотой. Так вот: наше положение не в пример хуже положения официальных властей. У них всегда найдутся резервы, за счет которых можно восполнить потери. У нас ничего этого нет. У них есть исправно действующая структура, где не столь уж важно, кто ее возглавляет, – чуть хуже, чуть лучше, но она будет работать. У нас многое, если не все, держится на личности нашего предводителя, известного всем под именем Визари. Если наше дело лишится лидера, оно рухнет. Вы появились здесь как нельзя более вовремя, поэтому мы не имели права на ошибку, не имели права и упустить такой случай. У нас был всего один выстрел, и он должен был стать смертельным для самозванца, владеющего ключом к победе.
– Если уж договаривать до конца, милейший Мар-Кифай, со столь милой вашему сердцу циничной прямотой, – едва сдерживаясь, чтобы говорить спокойно, ответил Сварог, – то самозванец сам по себе был вам не очень-то интересен и опасен, его самозванное бытие не очень-то беспокоило вас. Вас беспокоило Око, которое во что бы то ни стало должно оказаться у вашей команды. И, похоже, сейчас вы уверены, что добились своего. Что заполучили-таки Око.
И Сварог выразительно похлопал себя по груди.
– С циничной прямотой я скажу вам: ошибаетесь, любезнейший Сварог, – Мар-Кифай грустно покривил губы. – Будь мы заинтересованы в одном лишь Оке, мы бы не разговаривали сейчас с вами в этом чудесном замке, а Око было бы уже у нас. Ведь вы, простите за откровенность, вашу спутницу по имени Щепка ни в чем таком не подозревали?
– Ну, ну, господин верх-советник, – усмехнулся Сварог, – вы уж совсем меня за провинциала держите. Спутницу Щепку, конечно, не подозревал, врать не буду, но наготове был постоянно. Что называется, по привычке и на всякий случай, и застать меня врасплох – дело не самое легкое, смею вас уверить.
– Да прекратите вы, в самом-то деле, – Щепка-Визари стукнула вилкой по тарелке. – Мы не азартные игроки в политические кости и не авантюристы… Конечно, каждый из нас преследует и свои личные цели, неразумно было бы это отрицать. Но наши маленькие цели увязаны, как снопы веревкой, одной великой Целью. И я хотела бы, чтобы и ты, атаман, увидел свою личную цель в неразрывной связи с нашей великой Целью, стал бы нашим союзником. Нам необходимы сильные союзники не меньше, чем необходимо Око, здесь нечего и незачем скрывать. Поэтому мы решили играть с тобой в открытую…
– Но не сразу решили, позволю заметить, – перебил Сварог. – Сперва, похоже, вы хотели разыграть мою карту втемную. Сдается, вас одолевали серьезные сомнения, а смогу ли я пригодиться великой гарандской революции.
– Понимаю вашу иронию, – дипломатично сказал Мар-Кифай, – но напомню вам, что вы – чужой. Вы прибыли сюда, если это правда, не просто из другой страны – из другого мира. Наша же наука не отрицает такой возможности, я бы с удовольствием расспросил вас о других вселенных, о том, как вам удалось проникнуть к нам, о вашем родном мире, но… Но это все потом. Сейчас, извините за прямоту, вы нужны нам для более важных дел. Более важных для этого мира. Да, мы использовали вас. Потому что не могли рисковать. Вы, повторюсь, чужой. Кто мог заранее предугадать, какая логика движет вашими поступками, какой морали вы привыкли следовать, каково ваше отношение к королевской власти – тем более, что, по слухам, вы у себя на родине отнюдь не нужники чистили… Да и просто что вы за человек, в конце-то концов…
– Ладно. Хорошо. Допустим. Мы вроде бы хотели начать с главного, а начали с другого, – Сварог смочил горло вином. – Пора бы, по-моему, уже перейти к основной части нашей музыкальной пьесы. Итак, что у нас главное?
– Око, – не задумываясь, сказала Щепка-Визари. – С его помощью мы победим. Мы предлагаем тебе стать нашим союзником и пройти с нами остаток пути. Я достаточно узнала тебя, чтобы открыться и позвать с нами. Но если ты не захочешь присоединяться к восстанию, тогда скажи, на каких условиях готов уступить нам Око…
– А ежели же я наотрез откажусь уступить вам Око, то превращусь в смертельного врага, со всеми, как говорится, вытекающими, – Сварог насадил на серебряный двузубец кусок жареного мяса и, держа над ломтем хлеба, поднес ко рту. – Что, интересно, вы придумали, чтобы не дать мне выйти из замка?
– Зачем ты так… – Щепка, хоть и была великим магом, но обиженно надулась, как девчонка, и отвернула голову.
– Я столько слышал об этом знаменитом Оке и, честно признаюсь, не терпится взглянуть, – сказал Мар-Кифай. – Правда, я не уверен…
– Да почему нет! Могу доставить вам такое удовольствие. – Сварог, прожевывая мясо, сунул руку под трико и достал Око Бога.
По стенам завораживающе заскользили полосы света, на лицах заговорщиков играли причудливые блики. Повисла тишина, даже ветер за стенами как будто притих.
– У одного нашего романиста я вычитала хорошее сравнение человеческих страстей с огнем, – тихо произнесла Щепка. – «Огонь будет твоим преданным слугой на века, если ты правильно заботишься о нем. Но лиши его пропитания – и он умрет, зачахнув. Но накорми его вволю – и он сам сожрет тебя»… Око – тот же огонь. Я это сейчас очень хорошо почувствовала. С ним надо быть очень осторожным. Самозванец был ничтожеством, но в чем ему не откажешь, так это в осторожности. Он много мог бед понаделать, но предпочитал сидеть тихо, вдали от людей, запереться в собственном уютном мирке и не высовываться. Я думаю, оттого, что тоже чувствовал излучаемую Оком мощь и опасался ее…
Сварог спрятал Око, и наваждение развеялось.
– Не спешите с решением, атаман, – твердо сказал Мар-Кифай. – Выслушайте нас. А то, чего доброго, вы полагаете, что вам предлагают авантюру или вербуют поучаствовать в резне… Я ничего не могу сказать о возможностях Ока и полностью доверяю в этих тонких вопросах госпоже Визари… однако я неплохо разбираюсь в политической ситуации, а ситуация эта как нельзя более благоприятна для переворота. Да, да, – верх-советник взглянул на нахмурившуюся Визари, – эту часть замысла я предпочитаю называть своим именем: переворот. Хотя мы и замыслили самый мирный переворот в истории Гаранда, – Мар-Кифай улыбнулся Сварогу. – В императорский дворец под покровом ночи не ворвутся молодые горячие офицеры с кинжалами под плащами. Никто не выведет народ на площади и, вооружив камнями, не поведет громить кварталы знати. Не будет костров на площадях, восставших воинских частей и бомбометаний с аэропилов. Увы, как показывает та же история, власть, захваченная подобным образом, недолговечна…
По поводу последнего утверждения Сварог мог бы поспорить с уважаемым верх-советником, но момент для этого сейчас сложился крайне неподходящий. Потом как-нибудь покалякают, за рюмкой коньяка из императорских подвалов.
– Мы просто подберем власть, от которой откажутся нынешние вершители судеб, потому что сами не смогут править по-старому. А по-другому они не умеют. – Мар-Кифай выбрал из груды яблок на столе самое красное. – Поверьте, во мне нет ни капли идеализма. План построен на точном расчете и безусловном понимании ситуации. Император – ничто. Наш император больше похож на Гру-Охоша, персонажа синематографических комедий, на большого ребенка с недетскими пороками, чем на верховного правителя великой Короны. Он подписывает, не читая, все законы, вносимые Верх-советом. Так что реальная власть сосредоточена в руках Верх-совета, а наибольшим влиянием, что нисколько не удивительно, пользуется глава Каскада.
Мар-Кифай взял короткий столовый нож, насадил яблоко на острие.
– Сперва потребуется впечатляющая демонстрация нашей силы. Для этого и необходимо Око. Как я уже говорил, при тотальном запрете магии, тем не менее, маги состоят на службе в Каскаде и даже при верховной власти. Увы, среди них есть сильные фигуры. Поэтому демонстрация должна быть по-настоящему впечатляющая, оглушительная. Чтобы верх-советники враз ощутили собственную уязвимость и беззащитность, уверовали бы, что Каскад их не сможет уберечь. Вот тогда они точно согласятся на наше предложение. Тем более, что ничего ужасного от них не попросят. Это очень важно – начать с малого, с того, в чем не углядеть ни малейшего посягательства на власть. А просьба будет сводиться к одному-единственному пункту – объявить магию официально существующей… ну, не знаю, силой, партией… профессией, в конце концов! Легальным видом деятельности! И все, и больше ничего. Согласятся. Мне ли не знать тех, в чьих руках находятся рычаги управления Короной.
Мар-Кифай вырезал у яблока часть мякоти вместе с черенком.
– Вам я могу подробно рассказать обо всех людях, в чьих руках находится непосредственное управление министерствами, промышленностью и вооруженными силами. Но зачем вам эти подробности сейчас? Коротко говоря, наш единственный серьезный противник на данный момент – Каскад.
Верх-советник принялся снимать с яблока кожуру, водя ножом по кругу.
– И после того, как указ о легализации магии начнет действовать, у Каскада будет всего одна возможность повлиять на ситуацию. Физически истребить верхушку заговорщиков, – и Мар-Кифай поочередно показал кончиком ножа, испачканным яблочной мякотью, на Визари, Сварога и даже на Босого Медведя. – Следовательно, задача номер два – не дать Каскаду добраться до нас. Если мы уцелеем, то спустя некоторое время – и я вас уверяю, непродолжительное время – подданные Короны радикальным образом переменят свое отношение к магии. Чему непременно поспособствует изменение идеологии. Легализовав магию, придется вносить коррективы во внутреннюю политику. Если конкретнее – людям будет объявлено, что черный маг Визари погиб в единоборстве с белым магом, с его смертью закончилась эпоха чернокнижья и наступает новая эпоха – белой магии. Может быть, скажем, что Визари погиб от рук своего брата или… или сестры. Ну да, конечно, сестры! Ведь практически никому не известно, что вождь революционеров – женщина… к тому очаровательная. Заодно проведем подспудную апелляцию к мифологии, где постоянно бьются между собой боги, которые тоже все друг другу родственники. Должно дополнительно подействовать… Но это уже детали и тонкости, которые придется додумывать профессиональным идеологам, социологам, психологам и иже с ними…
Серпантин яблочной кожуры опустился на доски стола, верх-советник держал в руках очищенное, лишенное кожи яблоко.
– Очень скоро естественным образом назреет необходимость ввести в Верх-совет советника по магии. Вам назвать этого советника? Нет, конечно, госпожа Визари явит себя народу Короны не под этим именем и уже тем более не под своим родовым именем… – Мар-Кифай досадливо поморщился и разрезал яблоко на две половины. – Жаль, что вы имеете отношение к Ахт-Логону. Жаль, что вы не сказали мне об этом раньше. Может выплыть наружу. Строго говоря, вы не прямой потомок и не потомок вообще, и все же, все же…
– Не беспокойтесь, – перебила верх-советника Щепка-Визари. – Наружу не выплывет ничего, что сможет повредить. Выражаясь вашими словами, этим займутся профессионалы. Лучше поведайте нашему другу, что будет дальше.
– Что будет дальше? Дальше все будет происходить само собой, неотвратимо и стремительно. А чтобы это происходило еще стремительней и неотвратимей, мы не пустим события на самотек, но станем ими управлять, направлять, ускорять и – местами – замедлять; словом, направим бурную реку в нужное русло. Например, среднее звено, молодые дельные заместители, энергичные исполнители с нереализованными амбициями, почувствуют свой шанс сразу выбиться в люди без долгой и нудной возни на ступенях…
– А вы изыщете способ намекнуть им, что их усилия не то что останутся незамеченными, а вовсе даже наоборот – будут должным образом вознаграждены, и со временем они смогут достичь неких серьезных высот, – без тени насмешки сказал Сварог. – И, таким образом, получите дополнительную опору своим реформам грядущего переустройства мира.
– Совершенно верно! – воскликнул верх-советник. – Вы схватываете на лету, с вами приятно иметь дело! Если бы еще как можно быстрее удалось нейтрализовать сопротивление Каскада, а сопротивление бесспорно будет, – Мар-Кифай принялся вырезать у яблока сердцевину, – и если бы мы только могли рассчитывать на вас в этом неминуемом противостоянии…
Мар-Кифай закончил фразу многозначительной недоговоренностью, рассчитывая, вероятно, на то, что Сварог, не сходя с места, ответит согласием на предложение. Сварог, однако, предпочел не торопиться.
– А в дальнейшем? – спросил он. – Как стратегически далеко вы заглядываете? На сколько лет вперед?
– Понимаю подтекст твоего вопроса, – снисходительно улыбнулась Щепка-Визари. – Не смотрим ли мы на мир сквозь радугу, как говорят в Нилле? Отнюдь. Мы прекрасно понимаем, что большинству людей все равно – в одном мире жить или в другом, в загоне находится магия или она разрешена, что будет завтра и уж тем более – послезавтра. Этому большинству необходима лишь сытая спокойная жизнь. Но даже они почувствуют, что жить им станет удобней, сытней и веселей. Впрочем, мы стараемся не для них, мы стараемся для меньшинства. Для того всегдашнего меньшинства, которое и толкает историю вперед. Им мы подарим возможность раскрыть себя и оживить все стороны жизни, которые сейчас спят глубоким сном…
Сварог размышлял недолго. Заговорщики заговорщиками, а у него были и свои дела… которые, вероятно, пересекутся с делами революционеров.
– У людей торговых профессий в ходу такое понятие, как контракт, – сказал он неторопливо. – А сие есть, как известно, взаимоустраивающая система договоренностей и оговорок, скрепленная гербовыми печатями или же словом честным, купеческим… Я, признаться, к торговым и купеческим людям отношения не имею, однако собственными интересами не поступлюсь… Так вот, подпольщики вы мои дорогие, я хочу, чтобы мы заключили с вами контракт. – Сварог сел прямо. – Я понял, чего вы добиваетесь, чего вы хотите от меня лично и от жизни как таковой. Чего же, спрашивается, хочу я от жизни как таковой? В данный момент, я хочу найти выход из вашего гостеприимного мира. Раз был вход, значит, найдется и выход. Посему в пункт первого нашего контракта, буде такой состоится, предлагаю занести следующее: сторона, именующая себя «Визари и компания», обязуется в обмен на магический артефакт под названием Око Бога бросить все магические, человеческие и прочие силы на поиски Двери. Строго говоря, это может быть и Дверь, и Ворота, и Зеркало, и черт знает что еще, важно – чтобы это был выход из этого мира… вовне. Ваша Стежка, насколько я понял, есть нечто похожее, только моя должна соединять не две точки Гаранда, а две точки разных вселенных. Как только я окажусь на пороге этой Двери вовне и удостоверюсь, что это никакой не обман, Око перейдет вам.
Видя, что Мар-Кифай хочет что-то сказать, Сварог предостерегающе поднял палец.
– Я прекрасно понимаю, что Око вам необходимо прямо сейчас, ждать вы не можете, да и не хотите, а лишней Двери у вас под рукой нет. По этому поводу предлагаю пункт второй нашего контракта. Я готов стать вашим союзником на то время, пока не отыщется Дверь. И Око будет служить нашим с вами общим интересам. Только уж не обессудьте, граждане подпольщики: из рук я его не выпущу. Я вам, конечно, доверяю и все такое, но так оно будет спокойней… А пункт третий нашего предполагаемого контракта я посвящаю исключительно вопросам доверия и недоверия.
Сварог надкусил яблоко, положил его на стол, сосредоточился… Получилось. Надкус затянулся – яблоко снова стало целым. Небольшое застольное магическое развлечение.
– Итак, пункт третий. Я должен знать, что именно предпринимается для поиска Двери, должен получать всю добываемую информацию. Также я должен принимать самое деятельное участие в поисках Двери. Насчет доверия к моей скромной персоне и моей лояльности сами что-нибудь придумаете. Вот, собственно, и все. Разве что осталось упомянуть пункт, который обычно в контракты не вписывают. Но мы впишем… скажем, как подпункт к пункту три. Это про обман, про попытки хитрить и блефовать. Я, знаете ли, наделен способностью видеть, когда мне лгут и когда со мной ведут нечестную игру. Так что, случись оные попытки с вашей стороны, и вы тут же станете свидетелями акта доподлинного волшебства, причем отнюдь не добрых, но диаметрально противоположных свойств. Из ценнейшего союзника я прямо у вас на глазах превращусь в опаснейшего врага. Не извольте сомневаться – у меня не дрогнет рука избавиться от вас в случае необходимости, несмотря на личную симпатию и общее боевое прошлое. Не люблю, знаете ли, когда предают. Это я не пугаю, упаси господи. Всего лишь хочу предостеречь от непродуманных действий. А так – считаю, мы договорились. Я, госпожа Визари, ваш союзник.
Он встал, отвесил легкий поклон:
– Вот теперь действительно все. Честь имею, верх-советник.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий