Пленник Короны

Глава вторая
ДВАДЦАТЬ ТЫСЯЧ КАБЕЛОТОВ ПОД ВОДОЙ

Лицо Рошаля неуловимо изменилось. В глазах появился незнакомый блеск, ноздри раздулись. Он посмотрел вокруг совершенно другим, каким-то мальчишеским взглядом – и Сварог с удивлением понял, что мастер старший охранитель, оказывается, умеет проявлять некоторые эмоции. Вид у него был, как у ребенка, которого разыграли – сказали, что Новый год отменяется, а потом пустили в комнату, где елка, Дед Мороз и куча подарков…
Впрочем, выражение жадного любопытства быстро исчезло с его лица, лицо вновь стало скучным и непроницаемым. И Сварог прекрасно понимал Рошаля. Ведь единственное, что можно было вынести из этой скоротечной встречи посреди океана, да и то с вероятностью не стопроцентной, – что они вроде бы не на Димерее. Ну и что, собственно? Дальше-то что? Чудесами и диковинами вокруг и не пахло, вокруг простиралась до тошноты знакомая и до зевоты простая, как столешница, водная гладь. Можете спросить, господа: а как же корабль напрочь неизвестной конструкции? Отвечаем: и где он, этот корабль? Покажите пальцем. Нету? Так какой прок от затонувшей посудины?..
– Ну все, – решительно заявил Сварог и встал, хрустнул пальцами, приготавливаясь. – Вы правы, нечего торчать на месте, у меня уже голову напекло. Пора убираться отсюда… куда-нибудь подальше.
– Граф…
– Соизвольте-ка отодвинуться малость в сторонку, мастер охранитель, колдовать бу…
Он осекся.
Сначала вокруг плота принялись лопаться редкие стайки пузырьков, поднимающиеся откуда-то из-под воды, потом пузырьков стало больше, еще больше, и вот уже вода буквально побелела, запенилась, зашипела, забурлила – совсем как в закипающей кастрюле… вот только кастрюле размером с футбольное поле. Что-то поднималось с океанского дна, огромное, тяжелое, как кашалот, поднималось прямиком под ними, вот уже видны очертания некоей серой массы, смазанные клокочущей водой… Они не успели даже испугаться – метрах в семи от них из морской глубины неторопливо вынырнула голова на изогнутой шее толщиной с телеграфный столб…
– Морской Гад! – крикнул Рошаль.
Сварог поймал себя на том, что стоит с открытым ртом. Поэтому он рот закрыл, моргнул и посмотрел вновь. Ухмыльнулся. И рявкнул, с трудом удерживая равновесие на ходящем ходуном плоте:
– Спокойно! Какие тут, к лешему, Гады…
А шея все лезла и лезла из воды, длиннющая, телескопическая, черно-лоснящаяся. Венчающая ее голова медленно поворачивалась вокруг своей оси на триста шестьдесят градусов, единственный глаз бликовал на солнце… А вот показалось и серое туловище, откуда сия выя росла – габаритами побольше трансформаторной будки, прямоугольное в продольном разрезе, каплевидной обтекаемой формы в разрезе горизонтальном, с изящной металлической оградкой по верху, с аккуратными рядами выпуклых круглых заклепок в пять рядов… Нет, не само туловище – лишь его верхняя часть, остальное скрывалось под водой, но размеры силуэта, смутно угадываемого сквозь водную толщу, потрясали всяческое воображение. Вода с грохотом скатывалась со шкуры чудовища и, бурля водопадами, низвергалась обратно в океан.
– Ф-ф-у-у, – шумно выдохнул за его спиной Рошаль. – Прошу прощения, маскап. Я-то, грешным делом, подумал, что это…
– Пустое, – отмахнулся Сварог и прикурил новую сигарету. – Видели когда-нибудь такие штуки?
– Только читал. В прошлом Цикле такие вроде бы плавали, а у гидернийцев были только опытные образцы, раз в десять поменьше…
– Вот что. Всплыла эта хреновина здесь явно неспроста. Поэтому пока соблюдаем спокойствие, а переговоры буду вести я – как более опытный в таких путешествиях…
И он погладил шаур сквозь майку.
Рошаль возразить не успел.
Откуда-то изнутри, из утробы китообразного тулова донесся протяжный вопль, перешедший в надрывный скрежет металла по металлу, потом наверху с оглушительным лязгом откинулся толстенный люк, и на свет божий показалась голова.
Несомненно, человеческая – и на том спасибо. Человек высунулся из люка до пояса и облокотился на невысокое ограждение. Лет шестнадцати, в потрепанной серой робишке на голое тело и черной пиратской бандане он несколько секунд внимательно разглядывал Сварога и Рошаля… И затылок маскапа вдруг защекотало. По затылку вдруг пробежала и сгинула стайка пугливых мурашек. Сварог чисто интуитивно воспользовался защитным заклинанием, однако «щит» опоздал: покалывание исчезло так же неожиданно, как и появилось. Это было не знакомое Заклятье Ключа, что-то другое, но по сути то же самое: некто, наделенный колдовским знанием, решил проверить, что за мысли бродят в голове чужака. Проверил или нет – непонятно, но одно стало очевидным: колдовство в этом мире знают. И применяют. Ага.
– А известно ли благородным господам, – с напускной угрозой в голосе прокричал юный морской волк, глядя на них сверху вниз, – что Высочайшим Указанием Его Императорского Величества нахождение любого плавсредства без опознавательных флагов принадлежности в территориальных водах метрополии приравнивается к пиратству и подлежит смертной казни через растворение?
Оттарабанил как по писанному. И Сварог отчего-то ничуть уже не удивился, что прекрасно понимает его. В конце концов, и он прекрасно разумел и Великого Меча – домонгольского вождя, и ларов, и димерейцев… Более странным казалось то, что и Рошаль не выглядит озадаченным незнакомой мовой…
– Казни подлежит само плавсредство или же его нахождение в территориальных водах? – вежливо уточнил Сварог. И применил к морячку соответствующее заклинание – в качестве ответного выпада. Сосредоточился, присмотрелся. Не очень пристально, почти незаметно… В ином зрении морячок остался морячком, в нечисть стозевную не превратился, однако же имелась, имелась в нем некая колдовская жилка. Не слишком прочная, но кое-что сей покоритель океанов явно умел. Единственное, Сварог не сумел определить – к черной или белой магии относилась та жилка…
Юнец хохотнул и почесал в затылке.
– Смешно! Я как-то об этом не задумывался… И все же, позвольте полюбопытствовать: какого дьявола вы тут делаете?
Сварог пожал плечами. Страха не было. И уже ставшее привычным чувство дежавю услужливо подсказало: примерно так же Сварог познакомился некогда с капитаном Зо… Опять пираты? Что ж, стало быть, и здесь имеются судоходство, метрополии, короли-императоры, благородные лорды… и магия. Скучно, господа. Неужто во всех мирах все одно и то же?..
– Ежели кратко, – громко сказал он, – то в настоящее время мы терпеливо ждем, когда двух бедных жертв кораблекрушения подберет кто-нибудь и доставит в более обитаемые и менее мокрые места.
– На бедных жертв вы не очень-то похожи, – прищурился морской волчонок. – От голода и жажды, по всему видно, не страдаете, сигаретка даже вон дымится. Да и не было в здешних местах кораблекрушений уже лет пять, уж поверьте мне… Ну, кроме вот… давешнего. Сами-то вы кто будете?
Сварог сказал проникновенно и со значением:
– А ваше плавсредство, насколько я вижу, опознавательными флагами тоже не снабжено…
Моряк улыбнулся.
– Один – один! Тогда начнем сначала. Я Гран-Тай, йорг-капрал этой посудины, – он похлопал субмарину по мокрой металлической шкуре. Добавил с оттенком гордости: – Княжеских кровей, между прочим. Правда, княжества лишенный в силу непреодолимых обстоятельств…
«Йорг-капрал? – подумал Сварог. – Это что, звание у них такое?..»
– А посудина зовется «Дархская услада», ни больше, ни меньше, и флага на ней действительно нет – по той простой причине, что она не принадлежит никому, кроме экипажа и моря. Я вас удовлетворил? – и он выжидательно посмотрел на бедных жертв катастрофы.
– Вполне, – позволил себе дружескую улыбку и Сварог. Поколебался мгновение и сказал: – Позвольте представиться и нам: это – мой друг и помощник барон Рошаль (Гор скупо поклонился), а я – Сварог. Просто Сварог. Немного граф, маркиз и князь… и еще кое-кто по мелочи, долго перечислять. Всего понемногу. А посему хотелось бы побеседовать непосредственно с капитаном. Наличествует же на вашей посудине капитан?
Гран-Тай тихонько присвистнул.
– Прощения просим, благородные аролы. Не разглядели-с вашего благородства-с… – И, снявши с головы бандану, отвесил шутовской поклон. По плечам рассыпались черные лохмы.
– Ну так мы долго будем торчать на солнцепеке, уважаемый? – не обращая внимания на явственную издевку, поинтересовался Сварог. – Определяйтесь быстрее, берете вы нас на борт или чешете дальше своим курсом…
– Явно не с «Черной молнии», там ведь никого не осталось, мы ведь всех в клочья… – пробормотал Гран-Тай себе под нос, задумчиво глядя на бесформенное черное облако, медленно плывущее на восход. Облако, оставшееся от погибшего «Метеора». – Чудные дела творятся последнее время, право слово… – И решился: – Что ж, раз такое дело… Никуда не уходите, я быстро.
– Так что, это все-таки и есть ваш иной мир? – вполголоса спросил Рошаль, когда морячок ненадолго скрылся в недрах подлодки. – Так все это и выглядит?
Сварог развел руками. Самому бы понять – как это выглядит… Но, если не считать боевого корабля на подводных крыльях и подлодки размером с гору, пока это выглядело обыкновенно.
– Разочарованы? – спросил он.
– Ничуть. Напротив – весьма интересно… Но сейчас меня, мастер капитан, более беспокоит другой вопрос.
– А именно?
– Как так получилось, что мы оказались именно в том месте и именно в тот момент, когда этот подводный корабль напал на тот, другой корабль? Вы понимаете, о чем я?
Еще бы Сварог не понимал! Это странное ощущение, будто кто ведет его, кто-то переставляет его с места на место по клеткам шахматной доски, не исчезало уже давно. Вспомнить хотя бы всё ту же встречу с капитаном Зо, по всему – случайную, но оказавшуюся без преувеличения судьбоносной. Или же его первые шаги на Димерее… Ладно, Серый Ферзь Серым Ферзем, но как-то это, знаете ли, унизительно – чувствовать себя барашком на веревочке…
– Отлично вас понимаю, масграм, – вздохнул он. – И ничего ответить не могу.
– Однако вы полагаете, что нам следует лезть в этот плавающий утюг? После того, как эти пираты расстреляли корабль?
– Ну, еще неизвестно, кто кого расстреливал… А вы что предлагаете – остаться здесь, на плоту, посреди океана? И ждать следующее судно?
– Нужно добраться до обитаемых мест, – нехотя сказал Рошаль. – И там, на месте, разобраться, где мы оказались. Провести рекогносцировку…
– А о чем я толкую?
– Хотя, признаться, на все, что плавает по воде, я уже смотреть не могу.
На мостике вновь показался Гран-Тай.
– Эй, жертвы! Командование дало добро на подобрать вас. Полезайте-ка. Поговорим, а там посмотрим, что с вами делать… Ловите!
Мелькнула в воздухе веревочная лестница с деревянными скользкими ступеньками, звучно шлепнулась в полууарде от плота. Сварог выловил конец, вспомнил фильмы про пиратов, виденные им в детстве, – как те ловко ползали по вантам и мачтам, примерился. За все его странствования сквозь миры и Вселенные по веревочным лестницам ползать ему приходилось от силы разика два, даже в окна к очаровательным барышням ни разу не довелось, поди ж ты…
– Учитесь, масграм, – шепнул он. Гран-Тай, гаденыш, с интересом наблюдал за ними.
Масграм в ответ тихо застонал.
Мысленно перекрестившись и мысленно же поплевав на руки, капитан броненосца «Серебряный удар» взялся за шершавый канат и ступил на нижнюю перекладину. Грамотно, в общем, ступил, и взялся грамотно: не как дачник, ползущий на крышу фазенды, – а так, чтобы веревка (ну ладно, ладно, трос, линь, конец – да провалитесь вы с вашими морскими словечками!)… короче, перпендикулярно к лестнице занял позицию. И бодренько полез вверх, изредка касаясь боком теплого и гладкого корпуса лодки.
Гран-Тай протянул ему руку, рывком помог подняться на мостик. Спросил почти утвердительно, понимающе:
– Доводилось плавать?
– Да так как-то… – скромно сказал Сварог и глянул вниз.
Рошаль смотрел на них в высшей степени неодобрительно и с места не двигался.
– Давайте, барон, не задерживайте отплытие! – крикнул Сварог. – Ждут же…
Рошаль что-то произнес в пространство и ухватился за лестницу.
– Оружие сдать придется, – морячок протянул руку в сторону Сварога, когда охранитель, пыхтя, добрался до них.
– Оружие? – притворно удивился Сварог.
– Да ладно вам. Вон маечка на брюхе оттопыривается оч-ченно недвусмысленно…
Поразмыслив и придя к выводу, что сие логично и неизбежно, Сварог вытянул из-за пазухи шаур и протянул Гран-Таю рукоятью вперед. Предупредил миролюбиво:
– Только далеко от меня эту игрушку не относите, душевно вас прошу. Не больше, чем на пять шагов.
– А то что?
– А то рванет так, что давешний взрыв детским пуком покажется, – преспокойно сказал Сварог и кивнул в сторону облака черного дыма.
– Шутите?
– Какие уж тут шутки… Гарантия безопасности, слыхали о такой?
Парнишка недоверчиво хмыкнул, повертел незнакомое оружие в руках, но в карман робы спрятал бережно. Может, и не поверил, но решил не рисковать на всякий случай.
А что нам скажет чувство опасности? Чувство опасности молчало. Пока.
…Вниз, в нутро железной рыбы, пахнущее металлом и машинным маслом, вели крутые дырчатые ступени. Спустились. Металл, металл, опять металл, местами вытертый до блеска множеством ног, местами потускневший. Приглушенное «бух, бух, бух» откуда-то из недр лодки – аж в пятки отдает, явно работает какой-то исполинский механизм. Тусклые лампы, через равные промежутки укрепленные на стенах коридора – несомненно электрические. Тут же вспомнилось подземелье, охраняемое безумным, но охочим до карточных игр компьютером, и Сварог, как бы между прочим, спросил у впереди идущего Гран-Тая:
– А скажите-ка, такое слово – «Димерея», вам известно?
– Димерея? Первый раз слышу. Что это?
– А, скажем, «Талар»?..
– Тоже как будто нет… Впрочем, обо всем вам лучше всего будет спросить у капитана, я-то человек маленький, необразованный…
Сварог и Рошаль переглянулись.
Коридоры, отсеки, переборки в крупных заклепках, вентиляционные камеры, эти… как их… порожки перед люками – комингсы, во как, по-пчелиному жужжащие непонятные ящики на стенах. Ранее Сварогу на подлодках бывать не приходилось, но эта очевидно отличалась от всего того, что майор ВДВ видел в кино или о чем читал – и отличалась… не то что в лучшую, но, несомненно, в другую сторону. Не боевой корабль, а прогулочное корыто предпенсионного возраста, ей-богу. Медные ручки, бронзовая окантовка дверей, лампочки под некогда изящными, а ныне покрытыми зеленью абажурчиками, коридоры не в пример просторнее (хотя попадающимся навстречу спешащим матросам, в таких же, как у их провожатого, робах, все же приходилось вжиматься в переборки, чтобы пропустить гостей. Взгляды подводников были заинтересованные, но не более, из чего Сварог сделал вывод, что и не таких гостей встречали обитатели этого «Наутилуса»…)
Озарило вдруг: бляха-муха, так ведь это и есть «Наутилус», вот что! А точнее говоря – подводная лодка, какой ее представляли себе мсье Верн, мистер Уэллс и иные ранние певчие пташки научно-технического прогресса. Ну да, ну да – все эти ненужные фонарики, неуставные драпировочки на стенах, нефункционально высокие потолки, чуть ли не ковровые дорожки под ногами… Вот, разве что, иллюминаторов во всю стену не наблюдалось, и на том спасибо, а то ведь полопаются к чертовой бабушке – при давлении-то… И тут же в мозгу возникло видение огромного парового котла в центре корабля, полуголых потных кочегаров, закидывающих уголь в раззявленную топку, скрипуче вращающихся шестерней в рост человека и могучих поршней, ходящих туда-сюда и истекающих маслом… Бред, в общем.
Они шли и шли, спускались и поднимались по гулким винтовым лестницам, проходили мимо запертых дверей кают, сворачивали на пересечениях коридоров, и спустя какое-то время Сварог окончательно перестал ориентироваться. Ясно было, что глубоко к сердцу подводного корабля они не торопятся – стараются держаться верхних палуб. Субмарина оказалась здоровущей, прямо-таки неправдоподобно огромной, завидев которую любая атомная подлодка стратегического назначения Земли должна была немедля утопиться от зависти и осознания собственной ничтожности. Да-с, братцы, вот торжество прогресса во плоти… то бишь в металле. Так что тут у них, война идет, что ли? Если идет, то весьма и весьма давно – лодочка эта, судя по всему, находится в строю без капремонта лет эдак с десяток…
Где-то вдалеке вдруг отрывисто затявкал какой-то сигнал, последовал несильный толчок и палуба слегка накренилась (дала дифферент на нос, если уж быть точным).
– Уходим на перископную глубину, – услужливо пояснил морячок княжеских кровей. – Проверим напряжение в сети – и вперед…
Сварог покосился на Рошаля. Чем дальше, тем все больше мрачнел мастер старший охранитель. То ли клаустрофобия мучила гения контрразведки, то ли в самом деле надоело до чертиков пребывание на боевых кораблях… Или же, привыкший видеть вокруг исключительно интриги и козни, не любил он оказываться в запертом помещении, в окружении незнакомых людей… Тем более, в незнакомой Вселенной.
– Ничего, масграм, – ободряюще шепнул Сварог. – На дирижабле полетали, по океану поплавали, теперь можно и под водой…
Пришли, наконец, поднявшись по узкому трапу к полукруглой двери с яркими лампами по обе стороны, снабженной мощной проворачивающейся крестовиной – для герметичного закрытия, не иначе.
Гран-Тай остановился, трижды постучал. Потом с сомнением оглядел гостей, пробормотал что-то вроде: «Приодеть бы вас надо было, нехорошо перед дамой в таком виде…» и, не успел Сварог удивиться насчет «дамы», с натугой открыл дверь.
За дверью находились двое. Один, высокий статный старик с зачесанными назад седыми, как снег, волосами, стоял в сторонке, и, скрестив руки на груди, хмуро смотрел на вошедших, другой, росточком поменьше, оборотившись к двери спиной и положив руки на бронзовые рукояти, приник лицом к окулярам толстенной трубы перископа. Помимо них здесь имели место: несколько стульев с высокими спинками, штурманский стол, какие-то заковыристые приборы с блестящими ручками и рычажками, обилие карт, диаграмм и схем на стенах и стеллажах; и из всего этого, а также из факта куполообразного потолка над головой капитан Сварог сделал мудрый вывод, что находятся они в рубке. Или как это называется – капитанский мостик? Наблюдательный пункт? Черт, уже и забывать стал, ай-ай-ай, а ведь совсем недавно полпланеты переплыл…
– Резерв-победитель, штабен-йор, разрешите доложить: подобранные в море доставлены! – отчеканил Гран-Тай.
– Трофей, – фыркнул старец. – В количестве двух штук.
– И, судя по выправке, отнюдь не гражданского пошиба, – добавил второй. И отлип от перископа, повернулся.
Нельзя сказать, чтобы Сварог был изумлен – за время скитаний по мирам и весям он насмотрелся и не на такое. В том числе и на такое тоже. Второй обитатель рубки оказался женщиной – с коротко подстриженными темными волосами и обжигающим взглядом огромных черных глаз. Симпатичной, промежду прочим… Вот, разве что, окружающая сие знакомство обстановка существенно отличалась от всех предыдущих встреч с резвыми воительницами…
Одеты оба были презабавно – в одинаковые темно-синие облегающие трико с красной полосой на груди и короткие плащики-накидки, скрепленные у горла. Им бы еще шелковые полумаски на лица – и вылитые Супермены получились бы… Или астролетчики из трофейных фантастических фильмов. Ни знаков различия, ни орденов, ни прочих украшений – если не считать поясов с широченной вычурной пряжкой, подозрительно напоминающих те, что почетно вручаются чемпионам мира по боксу и всяким там рестлингам.
В магическом зрении ничего не изменилось: люди как люди, костюмы, как в оперетте.
– Горизонт чист… – сказала черноволосая. – Что ж, удачный рейс выдался, клянусь богом. И Каскаду зуб ядовитый выдернули… да еще и пленных взяли. Гран, что там с ремонтом?
На «трофей» она не обращала ровным счетом никакого внимания, и Сварог почувствовал легкое раздражение. Баба, а все туда же – в войну поиграть. По попе бы тебя ремешком, и всего делов… Кто она седому – дочурка?
– Работа аккумуляторного зала восстановлена, – браво доложил Гран-Тай, – пробоина на третьей палубе заделана. Воду откачиваем. Через полстражи можно командовать отплытие.
– Добро, – кивнул старик. – Вы свободны, йорг-капрал.
– Момент, – быстро сказал Сварог. – Если позволите, я бы хотел вернуть оружие.
– Ого! – черноглазка наконец-таки соизволила посмотреть на него, и даже с некоторым интересом. – А трофей-то строптивый попался… Увы, дорогой мой, никто не имеет права здесь находиться при оружии. Да и не понадобится оно вам, оружие-то.
– Я же не прошу давать мне его в руки, – сказал Сварог, проглотив «дорогого» и обращаясь исключительно к седому. Мальчишество, конечно, но уж больно хотелось поставить нахалку на место. – Возьмите оружие вы. Просто далеко от меня не уносите. Вот он, – граф кивнул на Гран-Тая, – в курсе…
Йорг-капрал достал шаур, отдал женщине и что-то негромко сообщил ей. Сварог уловил лишь слово «иной», но произнесенное столь многозначительно, если так можно выразиться, – с заглавной буквы произнесенное, что он поневоле навострил уши.
– Магия здесь присутствует? – быстро, одними губами спросил Рошаль.
– Не-а. Чисто, – шепнул Сварог. И почувствовал, что охранитель расслабился. Не понял только – почему. Как будто Рошаль почувствовал себя в родной стихии…
– Ишь ты, – сказала черноволосая, разглядывая шаур, как безделушку в отделе бижутерии. – И где же это такие штучки делать научились? Ни аккумулятора, ни батарейки, ни проводов… Неужели на Сиреневой Гряде?
– Не знаю, может, и там, – осторожно ответил Сварог. – Я, видите ли, как-то не поинтересовался, кто их изготавливает…
Она передала шаур старику и повернулась к Гран-Таю:
– Йорг-капрал, вы приказа не слышали?
– Виноват! – развесивший было уши Гран-Тай повернулся и споро убрался из рубки.
И едва за ним закрылась дверь, температура в замкнутом помещении скачком упала до нулевой отметки.
– А теперь наступает очередь вопросов и ответов, – произнес седой, обращаясь к Сварогу с той доброжелательностью в голосе, которая развязывает языки некоторым неподготовленным побыстрее резиновой дубинки по почкам и прочих инструментов получения информации. – Начнем с аксиом. Вы – Иной. Но работаете на Каскад, да? Не знаю, каким пряником они вас переманили, но факт остается фактом… Дальше. Вы находились на борту «Черной молнии», каким-то образом уцелели после нашей атаки и вот оказались здесь… Правильно? Тогда вопросы. Первое. Имя? Звание? Должность?
«Ага, нас принимают за врагов. Великолепно, ничего не скажешь…»
– А у вас разве не принято, чтобы хозяева представлялись первыми? – невинно поинтересовался Сварог.
Седой и девка переглянулись.
– Извольте, – холодно сказал дед. – Резерв-победитель Мина-Лу (кивок в сторону черновласки) и штабен-йор Дако-Райми (легкий поклон). Довольны? Итак?
– А пригласить присесть у вас тоже не принято?
Дешевый, конечно, приемчик – наглостью тянуть время, но ничего другого пока в голову не шло. И пока время тянулось, Сварог скоренько прикидывал, как ответить. Во все предыдущие разы, когда он попадал в аналогичную ситуацию – будь то капитан Зо или отец Клади на Димерее – он говорил правду, только правду и ничего кроме правды, и именно это его и спасало. Теперь же… Теперь же он сильно сомневался, что история его приключений произведет должное впечатление на слушателей… То есть, впечатление, быть может, и произведет, вот только вряд ли найдет отклик и понимание в сердцах этих хреновых детей капитана Немо… Не к месту вспомнился стародавний фильм – там нашего бойца случайно подобрала гитлеровская подлодка, и он вынужден был выдавать себя не то за немца, не то за ихнего союзника, чтоб не грохнули. Но боец-то, по крайней мере, знал историю своего мира, а здесь же даже не соврать ничего правдоподобно…
И тут Гор Рошаль, громко сказавши: «И в самом-то деле!» и небрежно задев Сварога плечом, прошествовал через рубку, подцепил со штурманского стола скатанную в трубочку карту, вольготно уселся на стуле. Развернул карту, мельком глянул на нее и сказал ласково, ни на кого конкретно не глядя:
– А вы что же стоите, разлюбезные мои? Садитесь, садитесь. Поиграть в вопросы и ответы хотите? Ладно, будут вам и мои вопросы, и ваши ответы. И от ваших ответов, скрывать не стану, зависит ваша же судьба.
Чем-чем, а голосом он владел превосходно, не в пример старику Дако-Райми, даже у Сварога от такой ласковости по спине мурашки побежали – что уж говорить об остальных… Остальные обратились в соляные столбы, да и Сварог, признаться, на миг растерялся, соображая, что задумал мастер Рошаль. Либо ожидает, что Сварог, пока те пребывают в ступоре, начнет действовать, завладеет шауром и… И что, собственно, прикажете делать дальше? Или же таким нехитрым макаром Рошаль пытается завладеть инициативой? Но опять-таки: дальше-то что?
– Послушайте, вы!.. – голос старика сорвался.
– Ай, да бросьте, – поморщился Гор Рошаль и бросил карту на пол.
Глубоко вздохнул, заговорил четко и веско, точно гвозди заколачивал:
– Во-первых. На борт мы поднялись без кандалов и наручников, без вооруженного эскорта, в компании одного лишь безусого юнца. Во-вторых. Нас препроводили непосредственно в рубку и оставили, опять же, без охраны, наедине с двумя высшими, насколько я понимаю, офицерами корабля. Амбразур в стенах не наблюдается, скрытых ловушек и прочих сюрпризов – включая магические – для лиц, ведущих себя здесь неадекватно, я тоже что-то не вижу. В-третьих. Вы позволили пронести сюда оружие – причем оружие вам явно неизвестное, но обладающее огромной взрывной силой. Лодка сейчас под водой, дверь не заперта, и, если рванет, то проблем с пропитанием у здешних рыб не будет очень долгое время. В-четвертых… Впрочем, достаточно и этого. Следовательно – что? Следовательно, никакие мы не враги и на противника отнюдь не работаем, так что все эти ваши эскапады и угрозы – лишь дешевый трюк… Теперь посмотрим с другой стороны. Совершенно незнакомых вооруженных людей вы тоже сходу не пустили бы в рубку без должных предосторожностей – учитывая, в частности, отсутствие флага на вашем корабле. Вывод: вы знаете, кто мы. Вопрос: откуда у вас такая информация?
Соляные столбы обратились в лед, и повисла долгая пауза. А Сварог, изо всех сил сохраняя каменное выражение лица, пересек рубку, сел на соседний стул и устремил на ледяные фигуры взгляд а-ля «Сдавайтесь, мистер Джонс, нам все известно». Разумеется, благородному лару, королю и прочая, прочая, прочая не пристало сидеть в присутствии дамы, однако ж нужно было добить парочку до конца. Мысленно же он аплодировал Рошалю. Ай да охранитель, ай да сукин сын, как быстро вошел в ситуацию!..
– Вот ч-черт… – наконец смущенно выдавил из себя седовласый Дако-Райми и шумно почесал бугристый лоб. Вопросительно глянул на Мину. – Ладно, ваша взяла… Прошу прощения за эту маленькую проверку, но просто обстоятельства столь необычны, что…
– Садитесь, господа, после будем оправдываться, – мрачно процедил Сварог, стараясь попадать в тон Рошалю. – Дело слишком серьезное, так что и разговор пойдет серьезный. И не вздумайте лгать, у меня, знаете ли, есть маленькая такая способность – отделять правду ото лжи.
Женщина горделиво вскинула на него мечущие черные искры глаза.
– А по какому, собственно, праву мы должны отчитываться перед вами?! Скажите спасибо, что мы вообще вас подобрали!
– Спасибо, – ничуть не лукавя, ответил Сварог, а заместо ответа на вопрос номер один применил уже не единожды испытанный способ – достал из воздуха сигарету и неторопливо прикурил от пальца, глубоко начихав, разрешает корабельный устав курение в отсеках или нет. И, надо сказать, это произвело впечатление – по крайней мере, на Дако. Чертовка же, хоть и была фокусом напугана изрядно, но нашла в себе силы страха не показать. И даже отчеканила еще более горделиво:
– Пока я командир «Дархской услады», порядки на борту устанавливаю я. И я не позволю, чтобы всякие… всякое…
Оп-па! И ведь она не врет! Женщина – командир торпедной субмарины? Однако…
– А вы слыхали поговорку насчет женщины на корабле? – вкрадчиво спросил Сварог.
– Не надо, Мина, – быстро встал между ними Дако. – Вы же видите, что это действительно Иные, и не самого мелкого калибра…
«Иные? – мысленно встрепенулся Сварог. – Это в каком, простите, смысле?..» И, держа лицо, многозначительно добавил:
– Речь идет о судьбе не только вашей лоханки. Но и о судьбах мира. Так что давайте будем взаимно откровенны.
Дав еще несколько залпов черными молниями из-под длиннющих ресниц, резерв-победитель Мина-Лу шумно вздохнула и уселась на стул – с видом королевы, которой до тошноты обрыдли приемы и посольства, но что поделать – работа такая.
Уселись все, наконец, и Дако, дождавшись раздраженного кивка командирши, сказал негромко:
– Вы абсолютно правы. Мы ждали вас. Просто нас немного сбило с толку, что вместо одного Иного к месту встречи прибыли двое. А тут еще скоростник Каскада… Мы должны были подстраховаться, убедиться, что вы именно тот, кого мы встречаем: Иной по имени Сварог. Именно так вы и представились, не правда ли?
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий