Пленник Короны

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
НАПЕРЕКОР СУДЬБЕ

Глава тринадцатая
ЛЮДИ В ЯНТАРНЫХ ХАЛАТАХ

«В такой больничке я бы повалялся с недельку. Нервишки бы поправил и вообще…», – мрачно думал Сварог, безостановочно расхаживая по коридору. Этот коридор разительно отличался от тех, что ему совсем недавно приходилось созерцать.
Например, виды отсюда открывались прелестные. Не на какие-нибудь обшарпанные казенные кабинеты, за дверями которых засели каскадовские бюрократы с оловянными глазами, а на площадку с цветочными клумбами, песочными дорожками, с ажурными скамейками, со скульптурами и фонтанами. А вокруг всей этой благодати шумит сосновый лес. Ходишь по коридору и наблюдаешь сквозь окна от пола до потолка, протянувшиеся во всю длину коридора, этакую вот душеуспокоительную картину – чем плохо?
И пахло здесь приятственно. Какими-то травяными эликсирами. Хотя, согласно канонам, должно пованивать карболками и анализами – больница ж все-таки.
И еще одно обстоятельство обращало думы Сварога к теме заслуженного отдыха на здешней больничной койке. Весь обслуживающий персонал больницы составляли женщины. Даже каталки катали и носилки носили исключительно барышни. В чем тут причина – то ли медицина в Короне считается ремеслом только для женщин, то ли эта больница находится на попечении женского монастыря – Сварог над этим голову не ломал. Важен исходный факт, то бишь приятное окружение. А некоторые сестрички, проскакивающие мимо Сварога и заинтересованно стреляющие глазками, вполне даже ничего… на лицо прекрасные, добрые внутри.
А вот что касается всего остального, помимо лица и доброты в глазах – ну там стройности фигуры, всяких округлостей и выпуклостей, – то приходилось лишь догадываться и предполагать, ибо толком ничего разглядеть под скрадывающими формы просторными, мешковатыми халатами янтарного цвета не удавалось. И не поймешь, кто перед тобою – блондинка, рыжая или брюнетка, потому что волосы полностью закрывает высокий головной убор того же янтарного цвета, с вуалью, которая, надо думать, заменяет при необходимости марлевые повязки. Однако ежели все-таки ненадолго задержаться при лечебнице, то есть все шансы не торопясь, обстоятельно разобраться и в формах, и в оттенках… По правде говоря, Сварог предавался игривым мыслям вовсе не искренне и веселости в себе не чувствовал. Он сознательно нагонял в себе игривость и веселость, чтобы отвлечься от неприятных мыслей. Чтобы совсем духом не увять. Но не слишком-то удавалось. Никак не прогнать мрачные раздумья. Его поймет всякий, кто когда-либо вот так же вышагивал перед дверью медицинского кабинета, откуда должен выйти врач и сообщить врачебный приговор…
Разумеется, Сварог подкатил к больнице не на вездеходе – иначе бы по пути он передавил полгорода, перемял не одну сотню мелких штатских электрических мобилей, разнес вдребезги несколько светофоров и лотков с фруктами, да, вдобавок, наверняка притащил бы на хвосте табун полицейских машин с мигалками.
На вездеходе Сварог проехал всего лишь квартал, заехал в переулок, остановился возле пустого электромобиля, припаркованного к краю тротуара. Проблемы завладения чужим транспортным средством в Короне не стояло – похоже, такое преступление, как угон, до тутошних пенатов пока не добралось. Все машины были с открытым верхом, а кожаную складчатую, как у кабриолетов, крышу без необходимости типа такой, как дождь или снег, они не опускали. Запрыгивай и поезжай. Что господин граф-милорд-король и проделал. Правда, прежде Сварог перенес в машину Рошаля, поднял кожаный верх, а потом еще и вернулся в вездеход. Врубил заднюю передачу, зафиксировал рычаг и выскочил на улицу. Отъезжая в новой машине, в зеркало заднего вида он наблюдал, как славная гусеничная тачка стала медленно пятиться. В планы Сварога входило всего лишь перегородить переулок. Чем больше шуму-гаму будет на пути каскадовских машин, которые, бесспорно, ринутся в погоню, тем лучше. Однако предоставленный сам себе вездеход с задачей справился плохо: нет чтобы просто упереться в стену дома и заглохнуть, он же, изменив приданную ему Сварогом траекторию, въехал тяжелым железным задом в витрину магазина, выдавил стекло и па-ашел сшибать прилавки и давить товар. Наполовину скрывшись в витринном окне, он наконец напоролся на что-то несдвигаемое там, внутри, и замер.
Вскоре Сварог еще раз поменял транспорт, который видело слишком много людей. Проделал это безо всякого шурум-бурума, без шума и пыли и вообще без всякой публичности. Вспомнив гангстерскую классику, заехал в тихий дворик, углядел там одинокую машину, остановился возле нее дверца к дверце. И через минуту покинул дворик уже на другом авто. Вырулив на улицу, Сварог заглушил электромотор возле первой попавшейся книжной лавки, заскочил в нее, купил справочник по столице взамен оставшегося в первом плаще. Кстати, серый с бронзовыми застежками плащ тоже не мешало бы поменять на что-нибудь менее одиозное. Уж больно привлекает внимание. Продавец книг аж с лица спал, завидев у себя в лавке клиента, выставляющего напоказ принадлежность к такой серьезной конторе. Полистав справочник, Сварог выбрал лечебницу, располагавшуюся за чертой города – уж очень хотелось убраться подальше от Каскада. После чего, поглядывая на соседнее сиденье, где лежал справочник, раскрытый на карте, с Рошалем на заднем сиденье, он влился в не шибко плотный электромобильный поток. Ехал он со скоростью потока, никого не подрезая, не обгоняя, все соблюдая. Короче, не придерешься. Эх, давненько я не держал в руках руля…
Несколько напрягал проезд через поля ветряков. Слишком уж легко перекрывался выезд из Вардрона – на паре дорог кордоны поставить, и все. Алес. Лады, как только появятся рогатки и толкущийся возле них народ в подозрительных плащах с еще более подозрительными дубинками, тут же разворачиваемся и ищем больницу в черте города… Черт, если Каскаду известно о болезни Рошаля, то все лечебницы тут же окажутся под колпаком… Но выбора не было.
Пронесло, однако, – машущий крыльями ветряной лес остался позади.
Да-с, милостивые государи, что-то плохо сработал Каскад. Или до сего дня не было у них подобного прецедента, и по причине ненужности в их арсенале отсутствуют планы вроде легендарных «Перехват» и «Невод», или каскадовцы вбили себе в головы, что преступник не так глуп, чтобы предпочесть воздушным и морским путям-дорогам самую ненадежную и опасную – электромобильную стежку. Или это все-таки сам Сварог сумел ввести каскадовцев в заблуждение? Быть может, они нашли машину, брошенную во дворе, и, поскольку об угоне еще одной машины никто не заявил, пришли к выводу, что преступник скрылся где-то поблизости. И сейчас браво прочесывают окрестности того дома…
Наряду с облегчением, Сварог, миновав ветряки, испытал и что-то вроде легкого разочарования. От Каскада можно было ожидать большей оперативности. Подкачала секретная служба, несколько померкла в его глазах.
Поскольку до больницы было уже недалече, перед Сварогом встала проблема: создавать ли деньги? Справочник ничего не сообщал о том, бесплатное в Короне здравоохранение или обдирают как липку. В общем, и правильно – каждый честный гражданин сам должен знать такие вещи, а нечестным обращаться рекомендуется не в больницы, а прямиком в Каскад, где его быстренько вылечат ото всего заразного.
Поразмыслив, Сварог решил с заклинаниями не торопиться. В свете новых знаний прибегать к магии следовало в самых крайних случаях…
Уже видны были за перелесками белоснежные корпуса больницы, до них оставалось не больше лиги, когда замигала лампочка, предупреждающая о том, что батареи на исходе. Кстати, как заправляется – заряжается драндулет, Сварог понятия не имел. Вероятно, имеются какие-то заправки, аккумуляторные, там, конденсаторные… Видел Сварог на обочине дорог строения, которые, возможно, и являлись теми мифическими электрозаправочными станциями. Над всеми над ними было укреплено условное изображение костра, взятое в треугольник.
Никаких костров в треугольнике среди елок и сосен не проглядывало, равно как и строений, и Сварог уже смирился с тем, что придется опять переходить на безотказный ножной транспорт… В лучших традициях автопробегов он заглох аккурат на финише и к больничному крыльцу подкатил на одной лишь инерции хода. Сварог прекрасно отдавал себе отчет, что его немедленно начнут расспрашивать: «Кто вы? Кто он? Что случилось?» – и заготовил оригинальнейший ответ: «Еду. Вижу – лежит. Поднял, привез». Сбежавшие по ступеням крыльца женщины в янтарных халатах ограничились лишь одним вопросом:
– Что с ним?
Сварог ответил обтекаемо, оставляя себе пространство для маневра:
– Присутствовавшие при приступе люди утверждают, что сидел человек, был нормален, вдруг упал, лицо приобрело вот такой отталкивающий цвет, и с тех пор в себя не приходил. Но жив, дышит. Случилось это стражу назад.
И больше никто ни о чем не расспрашивал. Рошаля при помощи Сварога переложили на каталку и при его же помощи покатили вверх по пандусу. Каскадовский плащ Сварог оставил в машине, свернул и засунул под сиденье: нечего людей пугать. И вот теперь в ожидании, когда к нему выйдет врач, Сварог ходил взад-вперед по коридору. Если одну стену занимали окна от пола до потолка, то другую обитые чем-то мягким двери. За одной из этих дверей сейчас и осматривали мастера охранителя…
Дверь как раз этого кабинета распахнулась, вышла высокая женщина. Сварог направился к ней.
– Прошу в мой кабинет, – холодно сказала она, отбрасывая с лица вуаль.
Кабинет с табличкой «Эйлони-Митрот. Патронесса шестой королевской больницы» находился в конце коридора.
Она вошла первой, Сварог следом. Он прикрыл дверь, огляделся с порога. Ничего лишнего: стол, два стула, два серых ящика в углу, вертящаяся стойка с колбами и пробирками, топчан, шкафы. На всех дверцах шкафов был изображен тот же символ, что украшал и янтарные одежды медперсонала, – цветок одуванчика, обрамленный контуром короны с тремя зубцами, и, не иначе, означающий, что наше здоровье так же разрушимо, как и этот цветок. Портреты на стенах, мужские и женские. Мужчины сплошь бородаты и высоколобы, на их счет сомневаться не приходится – ученые, внесшие вклад в торжество медицинской мысли, женщины в таких же высоких головных уборах, что и сейчас на патронессе. А вот дамы сии, думается, – предшественницы нынешней патронессы на посту начальницы лечебного заведения… И что еще бросалось в глаза: напрочь отсутствовали всякие милые женские мелочи, которыми обрастают даже служебные комнаты, если их обживают представительницы слабого пола. Всякие там цветочки в вазе, розовые занавесочки, пуфики, зверюшки в виде картинок и мягких игрушек, пудра или помада среди разбросанных карандашей, шоколадки на подоконнике… Ничего. Во всем серьезный, насквозь деловой кабинет. Такой же, похоже, как и его хозяйка.
Патронесса Эйлони дошла до стола, вдруг развернулась и стремительным шагом направилась к Сварогу. Остановилась перед ним, взглянула в упор.
– Что с ним? – спросил Сварог.
– Послушайте… – начала она и вдруг осеклась, о чем-то глубоко задумавшись. Потом выдохнула, словно наконец-то набралась решимости, и произнесла: – Я на вашей стороне.
У Сварога кольнуло сердце. Ч-черт… Черт, черт, черт…
– Спасибо, – выдавил он. И повторил: – Что с ним?
– С ним? Вы не поняли, – она закусила губу. Провела ладонью по лбу, словно смахивая усталость. И заговорила очень быстро: – Слушайте меня внимательно. У вас совсем нет времени. Я только что подписала коронную бумагу, удостоверяющую смерть пациента…
– Умер?!
– Подождите! – она притопнула ногой. И тут же взмолилась: – Прошу вас, не перебивайте! Ваш товарищ жив, но… Но это сейчас неважно. Мне надо договорить. Я распорядилась отправить его в городской Ледяной покой. Сейчас его переносят в мобиль «последнего пути». Вы должны его сопровождать. Вместе с вами в машине будет наша женщина. На повороте к городу она остановит машину, выйдет, и вы сядете за руль. Потом она расскажет, что вы ее вытолкнули силой и направились в сторону от города. А на самом деле вы направитесь к городу. Доедете до развилки Два ручья… Знаете, где это?
– Понятия не имею, – сказал Сварог. И подумал: «И вообще ни хрена не понимаю».
– Едете в сторону города, вам нужна вторая дорога, сворачивающая с шоссе слева по ходу движения. Дальше двигаетесь по этой дороге до указателя «Поской». Свернете там, и вскоре дорога приведет вас к моему дому. Других домов ни по пути, ни поблизости нет, можете не опасаться, что кто-то вас увидит. Сейчас я напишу записку, отдадите ее человеку, который вас встретит. Это мой слуга, во всем верный человек. Больше никого в доме нет. Он позаботится обо всем. И о машине, и о вашем друге. Он знает, что надо делать. И ждите меня. Я буду через три стражи… Думаю, больше времени не займет уладить формальности с Каскадом…
– С Каскадом? – вырвалось у Сварога.
– Да. Дело в том, что мне позвонили… – Она показала на ящик со знакомым уже Сварогу символом – трилистником, перечеркнутым красным крестом. – Дали ваши приметы. Я не могла соврать. Потому что, вы должны понимать, им бы все равно рано или поздно доложили. Тут много работает… оплачиваемых Каскадом людей. И если бы в Каскаде узнали, что я скрыла правду… – патронесса горько усмехнулась. – Ну, вы-то имеете представление, что меня бы ждало. А так я им сказала, что два человека, схожие по приметам с теми, кого они ищут, обратились в нашу больницу. Ну, то есть не оба обратились… потому что один из них был уже мертв, когда попал к нам, и согласно императорскому уложению о содержании больных мы тут же отправили его в городской Ледяной покой, а вы… вы отправились его сопровождать. Пусть ищут вас в Ледяном покое, на пути в город, здесь пусть ищут, где хотят. Но искать у меня им и в голову не придет, потому что я сама их вызвала, потому что я на хорошем счету и так далее. Поверьте мне, я на вашей стороне. Ну зачем мне затевать столь сложную игру, если б я желала вам зла? Тогда проще было бы задержать вас до приезда Каскада. Все! Вам надо спешить, они уже на пути сюда.
Мысли в голове Сварога походили сейчас на растревоженный улей. Ловушка Каскада? Подпольщики? Таинственная третья сила?
– Ответьте мне на один вопрос…
– Умоляю! – она прижала руки к груди. – Я потом вам все объясню.
– Скажите мне только, что с моим другом?
– Потом, – твердо сказала она. – Времени совсем не осталось.
– Это работа Каскада?
– Каскада?.. Господи, конечно, нет! Ну быстрее же вы!..
«Чтобы за всем этим не скрывалось, но в одном она, бесспорно, права – ей действительно проще было бы задержать меня до приезда Каскада», – вот о чем подумал Сварог. И сделал выбор.
– Как мне пройти к той машине? – сказал он.
– Я вас провожу…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий