Чужие зеркала

Глава третья
Кое-что о Дверях и Ключах

– Ох уж мне эти формальности. Одна необходимость выслушивать все эти бредни чего стоит… – зло бросил мастер Вало, сразу проходя к плетеному «бюро», на полочках которого стояли ряды одинаковых сосудов, похожих на высушенные тыквы и отличающиеся друг от друга лишь цветом пробок. Вало взял с пробкой ярко-красной, наполнил стакан пенистой жидкостью.
Они довольно скоро оказались в этом помещении: покинув зал, сделали каких-то пять шагов и свернули в узкий, по двое не пройдешь, коридорчик. У двери, которой заканчивался коридор, их встретил слуга, но, в отличие от ранее виденных, у этого в глазах не темнела стоячей водой рабская покорность. Взгляд этого был умным и внимательным… жестким и острым, как хирургический скальпель. На слугу он походил, пожалуй, только лиловой формой одежды, а в остальном – на верного и натасканного сторожевого пса.
Дверь свернулась на манер соломенных штор, пропуская их, как догадался Сварог, в рабочий кабинет мастера Вало… Что ж, кабинет был обставлен в предельно аскетическом стиле. Только самое необходимое – в число чего входили сосуды с богатым ассортиментом неких жидкостей и некий предмет, не древний, гикорат Сварога на него не среагировал, но тоже из разряда странных: размером с пень вековой сосны розовая раковина, внутренность которой была словно бы залита зеркалом.
– Хотите пить – подходите, берите. – Вало провел ногтем по сосудам. – У меня без затей и церемоний… Без этих там – «почтенный Совет», «соблаговолите выслушать», «Ваша Мудрость»! – неожиданно рявкнул он. – А изо рта этой Мудрости, простите за натурализм, воняет, как из отхожего места…
Вало теперь и говорил по-другому, да и весь его вид уже ничуть не соответствовал внешности доброго диснеевского гнома. В его взгляд словно бы плеснули ковш олова.
– Это я так, – он махнул рукой, – пар выпускаю, как говорят у вас на броненосцах. Времени жалко. Не скрою, меня всецело устраивает такой Совет. Самодовольный, недалекий, управляемый. Более того, я делал этот Совет под себя. На что ушел не один год.
Сварог не стал спрашивать, сколько при этом ушло яда, пороха и слов из лексикона Макиавелли. А мастер Вало не стал об этом рассказывать.
– К делу, мастер Сварог. У нас, уж поверьте, мало времени. Вы хотите говорить наедине или в присутствии ваших…
Вало замялся, подыскивая подходящее слово, и Сварог пришел ему на помощь:
– …моих спутников? Как вы уже, конечно, поняли, они отправляются вместе со мной.
– Ваше дело, – отмахнулся островитянин. – Но давайте сразу определимся по главному пункту. Поначалу, то есть на первых этапах вашей деятельности на Океане, я поддерживал тех, кто предлагал вас уничтожить. Отныне можете считать меня своим заклятым врагом, но вы, по-моему, человек разумный и должны обойтись без невыносимых страданий с мстительно прикушенной губой. Теплых чувств ко мне испытывать необязательно. Мы заключили сделку, она устраивает нас обоих, будем придерживаться ее условий, а больше ничего не надо.
Вало налил себе еще пенистого напитка – видимо, заседание Совета иссушило тайного диктатора. Олес, единственный из команды Сварога, кто тоже захотел водички, на всякий случай князь воспользовался тем же сосудом, что и Вало, а отпив, недовольно поморщился.
– Переломный момент – ваша победа над Синим Клювом, – как ни в чем не бывало продолжал островитянин. – После нее я подумал, что вы сможете нам пригодиться. А уж когда вы сумели скрутить этого недоумка Ксави, утвердился в своем мнении окончательно… Как видите, мастер Сварог, мне многое про вас известно…
– Почему же вы прямо тогда, после Клюва, не послали к нам гонца с предложением той же сделки? – подозрительно спросил Рошаль.
Вало прищурился, глядя на старшего охранителя, – раздумывал, наверное, стоит ли посвящать слугу тагорта в тонкости островной жизни.
– А что, закономерный вопрос, – подбодрил его Сварог.
Вало махнул рукой, сдаваясь.
– Не хочу вдаваться в наши сложности. Скажу только, что в последнее время все происходит не так гладко и радужно, как хотелось бы. И пусть вас не вводит в заблуждение та легкость, с которой сегодня Совет поддержал все мои позиции. Просто сегодня я все очень старательно подготовил… Видите ли, мастер Сварог, мы живем непривычной вам жизнью. Жилища дамургов могут в любое время покидать Древо, находиться в Океане сколько вздумается и быть где пожелается из хозяевам. Стало быть… – он замялся.
– …стало быть, Острова могут сходиться сами по себе в любой точке Океана, а дамурги – вести праздные разговоры вдали от чрезмерного количества ушей… – озарило Сварога. – А где праздные разговоры, там и рукой подать до заговоров.
– Вот-вот. С вами, капитан Сварог, приятно беседовать… Жаль, особо некогда. – Мастер Вало никому не предлагал садиться. Не садился и сам, стоял возле «бюро». – Да, именно заговоры. Знаете, некоторые дамурги ищут приложение своим силам вовсе не там… И Совет в последнее время не так послушен, как в лучшие годы. Но, отправив за вами мастера Ксави, я немного поработал накануне нынешнего заседания, и, как вы убедились, небезуспешно. Хотелось бы, чтоб и ваша миссия увенчалась таким же успехом. Давайте говорить о ней. Или вас еще терзают неразрешенные вопросы, не имеющие прямого отношения к миссии?
– Всего парочка, пожалуй, – сказал Сварог. – Что такое Цель?
– Ах, Цель! – неожиданно весело воскликнул Вало. – Уж она-то имеет прямейшее отношение. Правда, вы сами вряд ли проникнетесь ею. – Он помолчал, прошелся по «кабинету» от стены к стене. Круто развернулся, и сказал: – Верьте или не верьте, мастер Сварог, но рядом с нами существует другой мир, где материки под воду не уходят. Никогда. Вам это понять сложно, однако примите как данность: есть места, где людям не надо бегать туда-сюда, где они с момента Сотворения живут там, где жить им определил Пресветлый…
Сварог очень надеялся, что лицо его остается бесстрастным, однако что-то такое, очевидно, промелькнуло в его глазах, потому что мастер Вало вдруг стал очень серьезным.
– Я сказал – вы этой идеей не проникнетесь, – жестко рубанул он. – Достаточно с вас и того, что вы станете полноправным властелином на всем Граматаре. Пятьсот лет, согласитесь, достаточный срок, чтобы в полной мере насладиться властью, – особенно если учесть, что срок вашей, человеческой, жизни неизмеримо меньше… Да и нечего вам делать в другом мире, там…
Он вдруг замолчал. Молчали и остальные – потому что сказать, было по большому счету нечего. Тишина висела такая, что Сварог отчетливо слышал, как бухает сердце где-то около гортани.
Значит, островитянам известно, где находится выход на Тропу!
Вот уж действительно – не знаешь, где найдешь, где потеряешь…
– Ладно. Расскажу вам все, чтобы не было между нами кривотолков, – негромко сообщил Вало. – Во-первых. Существует один предмет – из тех, что вы называете древними. Как и тысячи остальных, его принцип работы остается неясным, зато предназначение сомнений не оставляет. Это Дверь. Во время катаклизма – не важно, тонет Граматар или всплывает – что-то включается в ней, то ли сбой какой-то происходит, то ли еще что, но Дверь приоткрывается и демонстрирует панораму другого мира. Точнее – сухую, выжженную солнцем степь. Ни деревца, ни животных, ни людей за многие тысячелетия наблюдений мы там не увидели… Однако Дверь именно что приоткрывается – протиснуться в эту щелку нельзя, сколько мы ни пытались. Можно только подглядывать… Во-вторых. Изучая древние предметы, мы наткнулись на данные о том, что этот другой мир стабилен, но необитаем, и люди, жившие на Димерее до первой Тьмы, беспрепятственно проникали туда и возвращались обратно – с помощью некоего Ключа. Что это за Ключ, как он выглядит, как работает – неизвестно, мы знаем только, что он находится на Граматаре, в тайнике, который можно открыть только в течение двух месяцев после всплытия, в так называемый Период Нестабильности. Мы знаем, где находится тайник – но проникнуть к нему пока не удавалось, тут Ксави вам не солгал. Мы знаем, как выглядит тайник – это какой-то форт, здание, построенное Древними, – из некоего жидкого камня, понятия не имею, что это означает… Как бы то ни было, наша Цель – уйти в этот мир. Основаться, обжиться, развернуться на твердой земле. И многие поколения дамургов жили подготовкой к Уходу. Вот зачем и во имя чего мы проводили и проводим опыты по быстрому превращению абсолютно голой земли в пригодное для жизни пространство – с необходимым набором растений и животных. И сейчас мы полностью готовы к переселению, мы не боимся встречи с любым, самым неприспособленным миром – осталось немного: найти дорогу… Что скажете, мастер тагорт?
– Невероятно… – только и выдавил тагорт, с головой погруженный в осознание изложенного.
А вот лорд Сварог был погружен совсем в другие раздумья. Предводитель островитян не лгал, им и в самом деле удалось найти выход на Тропу… Но вот почему она, Тропа, ведет только в один мир? Где россыпь звездочек-миров, где Поток, который вынес его на Димерею? Или сейчас дверка и вправду лишь приоткрыта, а с помощью Ключа удастся распахнуть ее полностью и выйти в Поток?..
– И где же находится эта… Дверь? – недоверчиво спросил он, внутренне обратившись в слух.
Но Вало лишь хитро улыбнулся.
– Увы, мастер Сварог, я и так сказал много лишнего. Месторасположение Двери – секрет, известный лишь горстке посвященных. Я не имею права.
«Ладно, сокол, на эту тему мы еще поговорим… Позже».
– А вы сами… – начал суб-генерал и примолк, не закончив фразы.
Впрочем, главный островитянин понял его прекрасно.
– Верю, Пэвер, есть к тому все основания, – сказал, как припечатал, мастер Вало. – И очень желал бы, чтобы Цель была достигнута. Спроси, зачем лично мне это надо, когда и здесь вроде бы живется неплохо, жаловаться вроде бы не на что?.. Отвечу. Но если не поймешь, вдаваться, уж не обессудь, не стану. Скучно, Пэвер. Нет движения, нет масштаба, нет большой игры, нет новизны задач, а есть лишь мелкая суета.
Пэвер машинально схватился за рукоять шпаги, набрал было в грудь побольше воздуху, чтобы в генеральской манере рявкнуть на зарвавшегося островитянина, который смеет обращаться к нему, боевому офицеру, на «ты», но Сварог поспешно наступил ему на ногу.
– А варги – это кто такие? – задал он второй обещанный вопрос, скептической улыбкой изобразив полнейшее неверие в легенды про какой-то там стабильный мир. Пусть себе думает, что Ключ интересен ему только как возможность получить граматарское царствование.
– Варги, они… Они входят в перечень известных трудностей, с которыми вы можете столкнуться. А можете и не столкнуться. Фрондеры, которых, видите ли, не устраивает сложившийся порядок вещей… О трудностях, с вашего позволения, мы поговорим чуть позже.
– Когда выступаем? – деловито спросил Олес.
– Завтра на рассвете. Одно из небольших жилищ доставит вас на берег и будет ждать вашего возвращения столько, сколько понадобится. Впрочем, если вы не вернетесь через восемь дней, я буду считать, что миссия провалилась. Так что все зависит только от вас… и от вашей экипировки. Вопросы закончились?
– Почему восемь дней?
– Потому что Период Нестабильности заканчивается, мастер Сварог. Примерно через восемь дней тайник закроется – на очередную тысячу лет… Но этого времени вполне достаточно, чтобы добраться до тайника, изъять Ключ и вернуться к побережью – даже с учетом многих известных препятствий. Прошу сюда.
С тихоньким скрипом открылась еще одна дверь… да нет, какая там дверь – просто разошлась в стороны стена, открывая проход в смежное помещение. Комната была небольшой, и почти целиком ее занимал овальный стол. А на столе были разложены предметы, при беглом взгляде на которые никаких дельных предположений на ум Сварогу не пришло, как он ни пытался.
– Как в песенке: «В лабиринте, в лабиринте, где же выход из него», – пробормотал Олес себе под нос, за что удостоился неодобрительного взгляда Вало. Тайный диктатор держал Олеса и остальных за слуг графа Гэйра, и вряд ли был в этом переубеждаем.
– Времени действительно мало. Поэтому вам не придется отдыхать, а необходимые знания дополучите уже в дороге.
Вало остановился возле стола, оперся о него кулаками. Остальные разместились вдоль плетеного овала… Впрочем, другой диспозиции комната и не предусматривала.
– И опять же здесь вступают в силу наши внутренние сложности. Ваше присутствие в Древе служит дополнительным раздражителем тем силам, что играют в заговорщиков. Я подозреваю, что когда-нибудь они ворвутся в эти комнаты – но мне бы не хотелось, чтобы это случилось сегодня. Мне бы хотелось подготовиться и быть уверенным в исходе. Итак…
Мастер Вало взял со стола и встряхнул, разворачивая, нечто, более всего смахивающее на помесь комбинезона с гидрокостюмом.
– Одеждой обеспечим всех, – сказал он. – А вот оружие, уж извините, в единственном экземпляре. Мы не рассчитывали, что вас окажется… несколько больше, чем один человек. Оружие, знаете ли, требует длительного… ну, скажем, изготовления.
– В своей одежке как-то привычней, – сказал Олес, с сомнением рассматривая комбинезон.
– Тогда останешься здесь, – резко бросил Вало. – Я не собираюсь ставить успех миссии в зависимость от капризов… уж не знаю кого.
– Я останусь в своем, – твердо сказала Чуба-Ху.
– Слушайте, вы… – начал было накаляться Вало, но Сварог быстро встал между ними.
– Пусть будет так, как она говорит. В конце концов, нам за Ключом идти…
Некоторое время Вало тяжело сопел, глядя на Сварога, потом вдруг сдался.
– Мне докладывали, что вы в высшей степени непростые люди, но… – сказал он задумчиво. – У меня нет времени спорить. Возможно, команде удастся то, что не удавалось одиночкам, мы никогда не посылали одновременно несколько тагортов – может быть, в этом была наша ошибка… Тем более таких тагортов… Но просто запомните, что без риксы вы не сумеете проделать путь быстро и будете так же уязвимы, как черепаха без панциря. Покрой не совсем для вас обычный, но эта ткань не промокает, нейтрализует раздражающее воздействие выделений потовых желез, согревает, когда холодно, а также способна защитить от относительно высоких температур…
Сварог пощупал расхваленную ткань. Верх шершавый, подкладка напоминает поролон. И главное – пальцы не нащупали никаких вкладышей. Впрочем, потом придется досконально проверить костюмчик. Как-то не обнаруживает Сварог у себя полного доверия к мастеру Вало. Хотя зачем, спрашивается, мастеру Вало нашпиговывать поклажу маячками и прочими творениями шпионской мысли?.. Но, милостивые государи, следует признать одно: экипировочка для марш-бросков что надо, любой спецназ с руками оторвал бы…
– Теперь стох.
Вало отложил риксу и взял в руки плотный, запутанный клубок сухих веточек размером с футбольный мяч. Повертел его в руках, показал Сварогу – в середине клубка помещался толстенький корявый сучок, подозрительно напоминающий кукиш.
– Стох – это компас, – пояснил Вало. – Компас, показывающий направление до форта – видите, как я его не поворачиваю, этот отросток смотрит в одну сторону. Там, в тайнике, есть много Древних Предметов, стох настроен на них…
– Значит, кто-то все же доходил до тайника? – быстро спросил Рошаль.
– Двенадцать тагортов – из трехсот сорока пяти. Но вот добыть Ключ и с Ключом вернуться… Дальше. Карта Граматара, сами понимаете, составленная в предыдущий цикл и потому не являющаяся безукоризненной, находится в вашем, мастер Сварог, ругтале. Ругталь – это заплечный мешок, его тоже получит каждый. Там же двухдневный запас воды и продовольствия…
«Карта уже в рюкзаке? А ведь полководец, по идее, должен был бы проложить курс, потыкать карандашом в точки „А“ и „Б“… И очень уж многое откладывает на потом. Не означает ли сие вполне определенного сорта сюрприз, который готовится преподнести мастер Вало?..» Кажется, Сварог начинал кое о чем догадываться.
– Наконец, оружие. Ваш метатель звездочек, мастер Сварог, несомненно, хорош для борьбы с нежитью, однако реального крупного зверя с толстой шкурой остановит далеко не сразу. Шпаги и метатель оставьте при себе, а мы дополнительно решили снабдить вас катралом. Вот он.
Мастер Вало взял в руки нечто, до слез напоминающее… ну да, флейту Пана – несколько соединенных вместе полых деревянных трубочек разной длины, – дудишь в них и наслаждаешься музыкой. Трубочек у нынешнего инструмента Сварог насчитал шесть.
– Условий для успешного выстрела из него немного: цель должна быть теплокровной, размером не менее… скажем, стоха и находиться на расстоянии не больше тридцати каймов от стрелка. Принцип действия объяснять не буду, а стрелять просто. Подносите катрал ко рту, направляете примерно в сторону цели и делаете резкий выдох. И все. Остальное сделает пуля. Она сама найдет цель и уничтожит ее.
– Сама найдет? – недоверчиво прищурился Пэвер. – Магия, что ли?
Вало поморщился.
– Попрошу не перебивать. Никакой магии. Наша наука в сочетании с некоторой технологией древних. Катрал рассчитан на шесть зарядов, заряжать отсюда. Здесь, – он указал на неприметный холщовый мешочек на столе, – ровно сто спор вайака, специально выращенного нами растения-паразита. В сухом виде они абсолютно безопасны, но попав в питательную среду, немедленно активируются – с огромной скоростью разлетаются в разные стороны, причем не абы как, а стремясь вонзиться в теплокровное существо, буде такое к своему несчастью окажется поблизости. После проникновения под кожу включается ген ускоренного роста, и за несколько секунд вырастает новая вайака… внутри жертвы. Разрывая внутренние органы в лоскуты. Я не очень сложно излагаю? – с издевкой поинтересовался он у Пэвера.
Пэвер промолчал, и Вало соизволил продолжить:
– Одним из компонентов питательной среды для них служит слюна человека, другим – сок, выделяемый внутренней стенкой стволов катрала. Таким образом, когда вы делаете выдох, капельки слюны активируют спору, та набирает нужную скорость и уничтожает цель в считанные мгновения. Так что постарайтесь не брызгать слюной без надобности… Держите, мастер Сварог.
Сварог с опаской принял катрал и мешочек со спорами. Осторожно развязал узелок, заглянул одним глазом. Споры были этак сантиметр в длину, закругленные с одного края и острые с другого. Да уж, те еще ноты для флейточки…
– А сейчас, – сказал Вало, – позвольте представить вам человека, который отправится вместе с вами.
«А вот и сюрприз», – подумал Сварог, не испытывая особых восторгов по поводу собственной догадливости.
– Это еще один пункт нашей сделки, без которой она состояться не может. Тем более, мастер Сварог, что я не возражал по поводу участия в миссии ваших… спутников
«Ах вот, оказывается, почему ты не возражал», – промелькнуло у Сварога.
– Скажу откровенно, – продолжал Вало, – этот человек будет не только вашим проводником, но и… своего рода наблюдателем. На тот случай, если вам, мастер Сварог, придет в голову мысль уклониться от выполнения миссии. На этот случай им получены четкие и недвусмысленные рекомендации. Кроме того, он знает о Граматаре достаточно, чтобы избежать некоторых… ну, скажем так, известных ловушек.
Еще одна стена разошлась в стороны, и в помещение ступил… ступила… Да, все-таки женщина, хотя Сварог определил ее пол исключительно по кое-каким особенностям фигуры – поскольку прочие критерии отсутствовали напрочь. Одетая в плотно обтягивающую тело риксу, жилистая, широкоскулая, стриженная «ежиком» почти наголо, она остановилась посреди помещения и оглядела присутствующих дерзким взглядом чернущих глаз.
– Прошу знакомиться, – сказал Вало. – Это Кана, мое доверенное лицо и ваш проводник. Один из лучших воинов на Островах.
Кана сдержанно поклонилась.
За спиной Сварога недвусмысленно хмыкнул Олес. Сварог же хранил каменное молчание и просто разглядывал девку – после памятной истории с Марой он уже не доверял первому впечатлению. А впечатление было таково: молодая, взбалмошная и пороха не нюхала. Хотя на самом деле она наверняка могла и в горящую избу войти, и коня на скаку припечатать так, что тот уже не встанет, и взвод ниндзя размазать по кустам.
– Сколько тебе лет? – спросил он.
– Восемьдесят шесть, мастер капитан, – ответила она низким грудным голосом. А выглядела на восемнадцать-двадцать.
– На Островах срок человеческой жизни несколько другой, – вставил Вало, увидев отвалившуюся челюсть Сварога. – Мы умеем заботиться о своих телах…
– На суше бывала? – спросил Сварог у старушки.
– Трижды, – ответила та. – В общей сложности девять лет провела на Атаре – из них четыре в качестве тагорта и пять в качестве личного охранителя короля Вильнура.
Он достал шаур.
– Что это за штука, знаешь?
– Оружие. Мастер Вало говорил, что стреляет серебром.
– А вот ежели я сейчас, к примеру, выстрелю в тебя – что делать будешь?
Она едва заметно пошевелилась и преспокойно ответила:
– Уйду с линии огня, перемещусь поближе и постараюсь выбить его. Если не получится, откачусь за стол, который опрокину по дороге, и контратакую – уже из укрытия… – Кана лукаво усмехнулась. – У вас, прошу прощения, не очень выгодная позиция, мастер капитан. Женщина справа окажется на траверзе стрельбы, а молодого человека я использую в качестве живого щита.
– У тебя есть оружие?
– Да.
– Ну и где оно?
Она показала пустые ладони.
Сварог ухмыльнулся и спрятал шаур. Проверять ее слова он не стал на практике – опять же памятуя о несколько унизительном для мужчины знакомстве с Марой.
– Вы удовлетворены, мастер Сварог? – весело поинтересовался Вало.
– Безмерно, – ответил Сварог. – А вы ей сказали, кто в замке король?
– Простите?..
– Кто командир и чьи приказы не обсуждаются.
– О, не беспокойтесь, мастер Сварог. Кана знает субординацию и привыкла подчиняться. Если я доверяю ей, то и вам нет резона ей не доверять.
– А если я не доверяю вам? – спросил он напрямую.
Вало пожал плечами.
– А что вам еще остается, мастер Сварог? В конце концов, вы добровольно согласились помочь нам и найти этот проклятый Ключ.
«Чтобы попасть в Дверь – да, добровольно», – подумал Сварог. Но говорить этого вслух не стал.

 

Не спалось. Он лежал на жесткой колючей циновке, расстеленной прямо на полу, смотрел в ночное незнакомое небо и размышлял о превратностях бытия. Древо тоже не спало – так, дремало, ворочаясь в полузабытьи. Отовсюду, заглушаемые лишь храпом прожженного вояки Пэвера, который готов был завалиться на боковую в любом месте и в любое время, если позволяла ситуация, – прекрасно зная, что завтра ситуация может и не позволить – так вот, отовсюду то и дело доносились едва слышные поскрипывания, шорох, шелест и тихий треск. Остров, покачиваясь на волне, продолжал жить своей жизнью – рос, питался, отращивал новые ветви взамен увядшим, и дела ему не было до горстки людей, расположившихся на ночлег в его кроне.
– Что думаете, мастер Сварог? – негромко спросил лежащий рядом Гор Рошаль.
– Одно из двух, – шепотом сказал Сварог, ждавший этого вопроса. – Либо у этого Вало действительно слишком мало времени… – Он замялся, и старший охранитель тут же подхватил мысль:
– …либо у него скорпион в протянутой руке.
– Это в каком смысле?
– Гаэдарская поговорка. В том смысле, что он готовит для нас какую-то пакость. Вы заметили, что он ни словом не обмолвился о награде для нас, ваших соратников, которые впечатления слуг отнюдь не производят?
– А то как же… – вздохнул Сварог.
По соседству заворочался Олес, забормотал что-то во сне.
– А как насчет оборотня? – не унимался Рошаль. – Думаете, Вало не понял, что она – не простой человек? И почему он с такой легкостью согласился не вязать вас кровью? Поверил, что вы приметесь честно выполнять его задание – за эфемерное обещание мирового господства? Раз-два, тяп-ляп – вот вам, гости дорогие, костюмчики в размер, вот деревянный пистолетик, вот компас и карта. Вам, барышня, не понравился костюмчик? Ну и не надо, оставайтесь в платье. И давайте-ка живенько принесите мне игрушку, которую никто другой до вас найти не смог – только смотрите не смойтесь по дороге, а то я плакать буду… Нет, граф, так не бывает.
– Возможно, у него действительно нет времени, мастер Рошаль, – сказал Сварог неуверенно. – Период Нестабильности вот-вот закончится, еще и какие-то заговорщики под ногами мешаются, очередного тагорта обучить не успели – вот и приходится довольствоваться тем, что есть, иначе – ждать еще тысячу лет…
– А почему именно на этот раз не успели? Ведь они, островитяне эти, должны готовиться к приходу Тьмы за несколько лет, если не десятилетий, они, в отличие от простых людей, знают, что Тьма неминуема, что Граматар всплывет – как всегда, как обычно… И эта его баба стриженая… Ох, чует сердце старого сторожевого пса, граф, что в ручонке у нашего друга Вало целая стая скорпионов…
– Но пока-то мы ничего изменить не в силах. Нам главное отсюда вырваться и на Граматар попасть, а там и будем посмотреть.
– Так сначала ведь попасть надо, – сказал Рошаль. – Костюмчики эти, компас какой-то дурацкий – балаган в Лиме, право слово… Любезно вас прошу, вы хоть этот свой карт… катар… как его, черт, зерномет испытайте в деле, что ли…
– На ком?! Нет, масграм, давайте-ка спать. Утро – оно, видите ли, завсегда мудренее.
Рошаль горестно вздохнул. А ведь он, милорды, с одной стороны прав. Целиком и полностью прав – не подкопаешься. А вот с другой стороны… С другой-то стороны Сварог не заметил в словах Вало ни тени лжи. Ох уж эта мне большая политика…
Он закинул руки за голову.
Нет, не спалось.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий