Чужие зеркала

Глава шестая
«Жить – так в Сочи…»

– Эта травка, тлифор, совершенно безопасна. Многие повара даже добавляли ее в крольчатину по-катамойски, есть такое национальное блюдо в Бадре, – дескать, придает мясу изысканный вкус… Однако у нее, у травки той, имеется одно интересное свойство: если подмешать порошок из нее в еду или питье, дать выпить кому-нибудь и произнести соответствующее заклинание, то, попав в желудок жертвы, трава становится либо сильным снотворным, либо ядом – зависит от заклинания. Вот мой братец и решил угостить меня винцом с приправой, падаль…
Сварог мигом вспомнил первые часы своего пребывания на Димерее – и банду слепых мародеров, напоивших его отравленным вином, на которое детектор ядов почему-то не отреагировал. Ах, стервецы, вот чем вы меня взяли…
– Откуда вы это знаете? – спросил он. – Я имею в виду траву.
– Я же была хранительницей архивов, не забывайте, граф, – улыбнулась королева. – Я много чего знаю. И с каждым разом узнаю все больше. Например, сегодня я узнала, что людям доверять нельзя. Даже родному кузену. Особенно родному кузену… – Она подняла голову. – А вот вам я почему-то верю. Вы не знаете, почему?
– Откровенно говоря, нет.
– И я нет, – вздохнула Домгаар. – Но, во всяком случае, отнюдь не потому, что вы спасли мне жизнь.
На следующий вечер они мирно беседовали в комнате на втором этаже «дворца», отведенной под покои высокого гостя. Сварог сидел на кровати, а она расположилась за столом, задумчиво открывая и закрывая крышку чернильницы.
Создавалось ощущение, что в столице никто не спит вот уже вторые сутки. Горели костры, по «улицам» то и дело проносились группы всадников с факелами, кого-то тащили и он громко вопил, кого-то, кажется, били, что называется, не отходя от кассы… Проще говоря, в столице шла чистка. Гор Рошаль, допросив Руркана, в два счета расколол его, и потом, на волне азарта, вызвался помочь начальнику внутренней охраны выявить всех заговорщиков – и вот уже второй день бравый экипаж с упоением носится по городу и выявляет.
(Да, имел место заговор. Банальный, тривиальный, каких было сотни во все времена и во всех мирах и будет еще тысячи. Главнокомандующему фагорской армией, первому советнику королевы, ее двоюродному брату и верному сподвижнику барону Руркану просто-напросто захотелось спихнуть сестренку с трона и воцариться самому, ибо женщина на троне – это-де фикция. Готовился он долго, а тут выпал прекрасный случай. Узнав, что Домгаар собирается пригласить в столицу некоего супермена Сварога с компанией суперменов рангом чуть пониже, прошедших сквозь ужасы Океана как нож сквозь масло, и даже предложить службу при дворце, он поначалу обеспокоился: ему не нужны были лишние люди около трона, особенно супермены. Но чуть погодя он понял, что можно использовать их появление себе в безусловную выгоду.
«Все просто и очень скучно, маскап, – бесцветным голосом объяснил Рошаль, когда арестованного Руркана увели, а они вышли на свежий воздух. – Отравленное вино было гаэдарским, откуда, собственно, мы и прибыли. Значит, кто отравил королеву? Мы. Зачем? Наемные убийцы из Гаэдаро – или еще откуда-нибудь, не столь уж важно – пытаются ослабить Фагор. Посмотрите на их костюмы! Посмотрите на их оружие! Посмотрите на них! Втерлись в доверие к венценосной бедняжке и безжалостно ее умертвили. Потом убийц торжественно вешают на городской площади, а место на троне занимает ближайший родственник. Вот, собственно, и все, маскап».
«Я потрясен, – искренне сказал тогда Сварог, закуривая. – Нет, мастер охранитель, честное слово, это великолепно. Пуаро – слепой щенок рядом с вами…»
«Не знаком», – хмуро вставил Гор.
«…но, черт возьми, Холмс, как вы догадались?» – голосом Соломина спросил развеселившийся Сварог – начался эмоциональный откат после драчки, адреналин бурлил в крови и хотелось то ли петь, то ли изрубить врага в мелкую капусту.
Рошаль пожал плечами:
«Случайно. Я заметил, что вокруг этого сарая, который они называют дворцом, подозрительно много праздно шатающихся солдат – но при оружии. Я заметил, как Руркан передает лакею бутылку гаэдарского вина – но почему-то тайно… Я начал думать, сопоставлять. Поговорил с Ароком, он проникся, побежал к начальнику внутренней охраны. Я попросил Чубу и эту, Кану, незаметно последить за входом и окнами. Открытое окно – это был знак для наших солдат. Вот, собственно, и все, дальше вам известно… Однако, каюсь, до самого последнего момента я не знал, против кого он нанесет удар. Думал, что против вас, маскап».
«Гениально. Примите мои поздравления».
«Разрешите мне спуститься в подвал? Там как раз начинают допрашивать Руркана, я бы хотел поприсутствовать – может, помогу чем-нибудь…»
И Рошаль отправился вниз, а Сварог, докурив, поднялся наверх, к себе – где уже ждала Домгаар…)
– Вы не боитесь так – без охраны? – спросил Сварог, прислушиваясь к шуму снаружи.
– Теперь – нет, – твердо сказала она. – Теперь они долго нос не высунут…
– Вы удивительная женщина, ваше величество. Я восхищен. И всю жизнь проклинал бы себя, если б отказался принять ваше приглашение.
– Я женщина, – грустно сказала она. – Я просто женщина, которую Тарос за какие-то прегрешения наградил короной… А вот вы – льстец…
– Есть немного, – улыбнулся Сварог. – Все мы, знаете ли… Кроме нашего дорогого Рошаля.
– Зато у него другие таланты.
– Стараемся, – скромно сказал Сварог.
– Впрочем, я и не сомневалась. И теперь окончательно уверилась, что вы нужны мне. Все шестеро.
– Опять угроза, ваше величество?
Он посмотрел ей в глаза, и она взгляда не отвела. Сказала тихо:
– Теперь уже и не знаю, мастер Сварог. Признаюсь, была у меня мысль задержать вас и заставить работать силой… но теперь, после того, как вы спасли мне жизнь… Я не настолько неблагодарна. Да, я нуждаюсь в вас, но… В общем, так. Вам в вашем пути может понадобиться моя помощь? Помощь Фагора? Лошади, провиант, оружие?
Сварог пожал плечами.
– Лошади – нет, не пройдут, провиант – тоже нет… Разве что интересно было бы, конечно, покопаться в ваших архивах, но, боюсь, у нас мало времени…
– Архивы остались на Атаре, – глухо сказала Домгаар. – Михлест решил не перегружать корабли ненужным хламом.
– Тем более.
– Куда вы идете, граф? – неожиданно спросила она. – Что вам там делать?
– Работу, ваше величество… Впрочем, не знаю. Возможно, что я ошибаюсь.
– Вы просто не знаете самого себя. Вот например… Да сидите, сидите, не на приеме…
Она встала, подошла вплотную к Сварогу, наклонилась и легонько коснулась его волос на левом виске.
– Например, граф, – вы знаете, что это у вас там такое?
– Где?
– Ну не надо. Синий шарик, пульсирует…
Сварог на мгновенье опешил.
– Вы… Вы видите его?!
– Не вижу, но чувствую.
– Понятия не имею, что это за штука, – честно признался он.
– Странно, я всегда думала, что и это – тоже легенда. А оказывается – правда… В одном старом архивном документе я нашла упоминание о некоем ученом из Фагора по имени Сиргамас…
– Знаю, – кивнул Сварог. – Мечтал осчастливить человечество поголовным переселением под воду.
– Откуда вам это известно? – Она действительно была удивлена. – Никаких материалов об этом проекте почти уже и не осталось.
– Я просто встретился как-то с этими… осчастливленными…
Домгаар на секунду задумалась, потом несмело улыбнулась:
– Уже немного зная вас, граф, я полагаю, что счастливыми они быть перестали.
Черт, все-таки это и в самом деле была простая женщина, которая только делала вид, что сильная, потому что стране необходимо выжить. Она продолжала стоять близко, очень близко, и Сварог чувствовал тонкий аромат каких-то духов, смешивающийся с запахом чистого тела. Он медленно обнял ее за бедра, и она не сопротивлялась…
Крики за окнами перестали для них существовать. Равно как и весь Фагор с Граматаром и прочими мирами.
А когда Сварог выплыл из сладостного дурмана, то не сразу понял, что шум действительно стих – теперь снаружи было безмолвно и покойно, лишь где-то вдалеке тявкала какая-то собачонка. Интересно, сколько прошло времени…
Он скосил глаза. Домгаар лежала рядом и водила пальчиком у него по груди, рисуя замысловатые узоры на коже. Он обнял ее свободной рукой, но она слегка отстранилась.
– Ты все равно уйдешь…
– У меня работа.
– Мужчины всегда уходят, а женщины всегда ждут их возвращения… Нет, не бойся, я не буду ждать. Просто…
– Я понимаю, – сказал Сварог. – Тебе хочется, чтобы рядом всегда была мужская рука, на которую можно опереться, – а опереться-то не на кого. И когда на горизонте возник этакий…
– Замолчи. Замолчи – потому что ты прав… Я тебе противна? Тоже мне – королева…
– Ты прекрасна, – сказал он чистую правду. – Ты настоящая королева. И настоящая женщина. И если бы все было по-другому…
– По-другому не бывает никогда.
Она замолчала ненадолго, потом проговорила нараспев:
Зеленым горячечным чадом
Вливалась в палату луна
И мальчика, спящего рядом,
Неслышным змеящимся ядом
Неслышно одела она…

– Боишься, что пойдут сплетни? – спросил Сварог.
– Нисколько, ты не понял… Да никто и не узнает: я отправила охрану на внешние рубежи дворца.
Она плавно выскользнула из его объятий, не спеша принялась одеваться. Сварог смотрел на нее с затаенным восхищением, с грустной любовью.
– Вот и все, граф, – сказала она. – Вот и все. Главное – не оглядываться и не жалеть. Ты не жалеешь?
– Бестактный вопрос, ваше величество.
– Да, я не рассказала тебе о Последнем Шансе…
– О чем?! – Сварог даже сел.
– Успокойся, ничего страшного. Этот пульсирующий сгусток у тебя в голове… – Она присела на краешек постели и пальцами растрепала ему прическу. – Я читала, что когда Сиргамас создал первого двоякодышащего человека, то он вложил в него такое… устройство не устройство, магия не магия… Не знаю, как объяснить. В общем, это что-то вроде взрывателя. На крайний случай. Когда враги вокруг и нечем отбиваться. Называется Последний Шанс – достаточно сконцентрироваться на этом шарике и мысленно бросить подальше от себя – рванет так, что ой-ой-ой… А можно и не бросать, просто сконцентрироваться – тогда тебя самого, вместе с врагами.
– Ой-ой-ой… – потрясенно прошептал Сварог. И чуть ли не крикнул: – Ничего себе – ой-ой-ой! Это что получается, это получается, у меня в голове – бомба?!
– Получается, – почти весело сказала Домгаар.
– Ну ни хрена ж себе… А ты-то чему радуешься?
Она стала серьезной.
– Когда я увидела взрыватель, там, в тронном зале, то сначала испугалась. Решила, что это для меня подарочек… А оказывается, ты и сам ничего не знаешь.
– Ясно. – Сварог горемычно вздохнул и осторожно потрогал бедовую головушку. – Почему же ты сразу, как увидела, не кликнула стражу?
– Сама не понимаю. – Она тряхнула плечами.
– Черт… Да если наш Рошаль узнает, что я – ходячая мина… он же голову мне вместе с миной оторвет, он же перестраховщик!
– Кстати, – она закрыла ему рот ладонью. – Граф, как вы думаете, а мастер Рошаль не согласится остаться в Фагоре? Тут много работы по его… профилю. А там, куда вы направляетесь, – там же нет людей, нет объекта, так сказать, приложения его сил…
– Не знаю… – Сварог в самом деле подумал о такой возможности. – Надо у него спросить…
– Не согласится, маскап, будьте уверены, – донесся знакомый голос из-за занавеса, за которым скрывалась дверь в комнату.
Домгаар дернулась к шпаге, повешенной на спинку кровати, а Сварог резко натянул на себя простыню.
– Черт бы вас побрал, Рошаль!!! – крикнул он. – Вы что, подслушивали?!
– Никак нет, – спокойно ответил невидимый охранитель. «Врет, – подумал Сварог. – Ох, врет, мерзавец…» – Я просто пришел сказать вам, что экипаж собран, построен и ждет распоряжений.
– Ага… Ну и… как там?
– Почти закончили. Осталась мелкая сошка, ее вышелушат и без меня. Руркан под арестом, ждет королевского суда.
– Сколько времени?
– Рассвет через два часа… самое время выступать, маскап. Если вы, конечно, не передумали.
– А вы? – дерзко спросила Домгаар.
– Позвольте войти?
– Да валяйте уж…
Занавеска колыхнулась, и мастер старший охранитель появился в комнате.
– Я тоже не останусь, ваше величество, – поклонился он, на голого Сварога даже не взглянув. – Здесь, конечно, непаханое поле для моей работы, но… Я, понимаете ли, не привык сворачивать с полдороги. Мы направляемся в конкретное место с конкретной целью, и пока не дойдем, я не отступлюсь… Если, конечно, мастер капитан не сочтет мое присутствие среди членов экипажа ненужным.
«А ведь он действительно не подслушивал, – вдруг понял Сварог. – Он работал – меня охранял, охранитель чертов…»
– А вам говорили когда-нибудь, – уже успокоившись, спросил он с ласковостью змеи, – что вы, мастер Рошаль, – распоследний негодяй и просто бесчестный человек?
– Неоднократно, – с достоинством кивнул Гор. – Но не так часто, как, скажем, называли именами, которые я не решусь произнести при даме.
– Идите уж, дайте одеться спокойно…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий