Тень сбитого лайнера

Глава 31

Похоронная команда

После того как Матюшонок нашел сотовый телефон, жизнь Тараса в корне изменилась. Нет, внешне это никак не проявлялось. Однако теперь он чувствовал себя относительно свободным. Переезд Олеси и сына в Россию развязывал ему руки. Супруненко уже не так страшился смерти. Ведь Олеся сказала, что написала Булату письмо. В случае чего друг обязательно поможет ей и своему крестнику. Чувство вины перед Кириллом сменилось благодарностью, которая постепенно перешла в ревность.

«Вдруг Булат решит вернуть Олесю? – терзал себя Тарас. – Нет, это подло. Но я же сам испортил ему жизнь!»

Стук по броне отвлек его от размышлений. Тарас высунулся наружу.

У боевой машины стоял Коркин.

– Чего тебе? – спросил Тарас.

– Комбат едет. – Солдат показал рукой на бронетранспортер, подходивший со стороны рощи.

Тарас оглядел блокпост. У бетонных плит дремали трое его бойцов. Еще один сидел в небольшом укрытии из мешков с песком. Там был установлен пулемет.

– Буди всех! – приказал Супруненко. – Мусор соберите.

– Подъем! – гаркнул Коркин.

Но бойцы не особо шевелились. До рассвета они во все глаза смотрели по сторонам, боясь диверсантов. Особенно после трех, когда за лесом, на параллельной дороге, разгорелся бой. Пули пролетали даже над их головами. Ополченцы напали на соседний блокпост, который занимал спецбатальон Коломского. Канонада и стрельба стихли лишь совсем недавно. Еще некоторое время бойцы оживленно обсуждали, чем закончился бой, потом уснули.

– Где Матюшонок? – Тарас встал ногами на сиденье и огляделся.

– Здесь я! – раздалось из боевого отделения.

– Давай наверх, комбата черти несут.

Из люка показалась голова лейтенанта. Волосы торчали в разные стороны, лицо серое от грязи, опухшее.

Супруненко оглянулся на бойцов. Они сидели на своих местах и терли глаза.

– Строиться! – строго скомандовал он и спрыгнул на землю.

Бронетранспортер командира батальона встал рядом с БМД.

Денисов сполз с брони, одернул куртку и вышел на середину строя.

– Равняйсь! – запоздало скомандовал Тарас. – Смирно!

– Вольно, – отмахнулся Денисов. – Лопаты большие есть?

– Две штуки. Пять малых саперных.

– Итого семь, – подвел итог Денисов. – Не густо для роты. Где БТР?

Супруненко показал рукой в сторону лесополосы.

– Снимай его с позиции, бери людей с лопатами и вали за мной. – Он посмотрел на часы. – Даю пять минут.

Когда БТР комбата прошел через лесополосу и свернул налево, Тарас понял, что они направляются к месту ночного боя. Небольшая колонна миновала березовую рощу, обогнула развалины свинофермы и выехала на шоссе. Взору Тараса предстала мрачная картина. Остовы двух бронетранспортеров были еще горячими. На одном лежал обгоревший труп.

Комбат слез с брони и пошел к блокам, перегораживавшим дорогу, на которые были навалены мешки с песком. За ними, прямо на асфальте, тоже лежали тела, где-то с десяток.

От тошнотворного запаха сгоревшей плоти к горлу ротного подступил комок. Тарас старался дышать неглубоко и редко. Он вопросительно посмотрел на комбата.

Тот взглянул на танк, стоявший у лесополосы.

– Рядом с ним нужно вырыть яму.

– Мы их тут хоронить будем?

– А чему ты удивляешься? – Денисов зло сверкнул глазами. – Или желаешь отвезти матерям?

– Но…

– Никаких «но»! – Комбат посмотрел на бойцов, приехавших с Тарасом.

Они стояли у бронетранспортера и с открытыми ртами наблюдали за происходящим.

– Как парни после этого воевать будут? – спросил Тарас.

Он догадался, почему их батальон привлекли для работы на блокпосту соседнего подразделения.

– Скажи, что наших здесь нет, это террористы.

Только сейчас Тарас обратил внимание на то, что касок и бронежилетов на солдатах уже не было. Отсутствовало и оружие. Некоторые лежали босыми, остальные в кроссовках или в кедах.

Тарас махнул рукой.

Бойцы подошли и затравленно уставились на него.

– Сегодня ночью террористы сумели вытеснить наших соседей за пределы блокпоста. Но подоспевшее подкрепление в ходе ночного боя нанесло противнику значительный урон и вынудило его уйти. Боевики трупы не забрали, поэтому нам придется их хоронить, – проговорил ротный.

– А где здешние хлопцы? – спросил Масюк. – Почему мы за других должны ямы рыть?

– Резонно, – пришел на помощь комбат. – Только ты учти, что они всю ночь отражали нападение боевиков. Понесли потери, много раненых. Сейчас весь личный состав отправлен в тыл на переформирование и лечение, поэтому их место займет одно из подразделений нашего батальона.

– Понятно. – Масюк перехватил лопату и побрел к танку.

Вслед за ним потянулись остальные.

– Товарищ майор! – Коркин неожиданно замер на месте, глядя на труп, лежавший у мешков с песком.

– Чего ты там увидел? – уже зная, какой будет ответ, спросил Тарас.

– Это же земляк мой, Ротанюк из спецбатальона! Я его знаю.

– Ошибаешься, – строго сказал Денисов. – Марш копать!

Бойцы работали споро. Вскоре яма уже была глубиной по пояс.

Поднялась жара, вместе с ней налетели мухи. Над трупами стоял гул.

– Заканчивать надо! – Денисов снял кепку, провел ею по лбу и посмотрел на перепачканных бойцов. – Все, достаточно! Лопаты на бруствер.

Солдаты словно испугались, что их оставят здесь, и торопливо выбрались из могилы.

– Теперь переносим убитых к яме.

– Двое вниз! – распорядился Тарас. – Уложите в ряд, лица закроете…

– Это лишнее, – отмахнулся Денисов. – Так пусть побросают. Надо заканчивать.

Бойцы брали тела за руки и ноги и тащили к яме. Туда полетел один, второй, третий. Не в силах смотреть на это, Тарас отвернулся.

– Он живой! – раздался вопль Масюка.

– Кто? – Денисов устремился к солдатам, склонившимся над телом.

Проклиная все на свете, Тарас направился к ним. Бойцы расступились. Взору командира роты предстала ужасающая картина. Совсем молодой солдат в разодранной, насквозь пропитанной кровью куртке смотрел в небо и тяжело дышал.

– Только что ожил! – прошептал кто-то.

– Не ожил он, это агония! – завопил Денисов. – Хватайте его и в яму!

Бойцы стояли, затравленно глядя на комбата.

– Чего уставились? – Майор побелел. – Дружно взяли и понесли!

– Хотя бы добили, – прошептал Тарас, глядя вслед солдатам, волочившим раненого.

Он был уверен, так подумали все, но каждый боялся, что ему вдруг прикажут пристрелить несчастного. Промолчал и Денисов.

Солдаты начали торопливо забрасывать землей яму, до половины набитую трупами.

«Надо как можно быстрее бежать из этой страны!» – подумал Супруненко.

Весь остаток дня Тарас был сам не свой. Он видел, с каким цинизмом бездарное руководство армии и страны заметало следы своих недочетов и преступлений.

Зарытую могилу еще долго утюжил танк. Денисов и здесь нашелся. Он сказал, что грунт утрамбовывается, чтобы до трупов не добрались хищники.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий