Тень сбитого лайнера

Глава 20

Изменение плана

– От кого ты узнал о потерях? – Хижнюк наклонился к разбитому лицу Веселова.

Тот вцепился в табурет так, что побелели костяшки пальцев, отпрянул и едва снова не оказался на полу. Но палач знал свое дело, успел поймать его за ворот рубашки, пропитавшейся кровью и потом.

– Из Интернета! – прохрипел Веселов.

– Разве не знаешь, что это русская пропаганда? – повысил голос Хижнюк. – А раз ты потом об этом стал говорить всем направо и налево, значит, стал провокатором. Сколько тебе платят?

– Я не провокатор, – едва слышно проговорил Веселов разбитыми губами и с отчаянием посмотрел на Федора Степановича, сидевшего на стуле у стены. – Что за глупости? Разве у меня было мало денег, чтобы я еще так подрабатывал? Скажите хоть вы!

– Что я могу сказать? – Подполковник с деланым состраданием вздохнул. – Я только сделаю еще хуже. Один разговор с Рахильским на вашей вилле тянет лет на десять. Тем более при таком количестве свидетелей.

– Я был пьян!

– Но доводы ваши выглядели трезвыми.

– Я вам поверил. – Веселов осуждающе покачал головой. – Еще бы, пожаловали такой компанией, будто я президент сверхдержавы. Даже американца с собой приволокли!..

– Это был всего лишь антураж, – признался Федор Степанович. – Чтобы расслабить вас и склонить к приезду на Украину.

– Неужели все только из-за денег?! – воскликнул Веселов.

– Почему же? – Федор Степанович выпрямил указательный палец и с назиданием проговорил: – Из-за больших денег! Кстати, а на кого записаны тот участок и дом?

– Побойтесь бога! – умоляюще простонал Веселов. – Вы обобрали меня до нитки! Оставьте хоть что-то жене и детям!

– Снова дети, – задумчиво проговорил Морочко. – И почему все сразу вспоминают о них? Но мы можем решить и эту проблему. – Федор Степанович вопросительно посмотрел на Хижнюка. – Где они сейчас?

– Под Санкт-Петербургом, – отрапортовал палач.

– Вот и славненько. – Подполковник вновь устремил взор на Веселова. – Ты в курсе, что в России работают миллионы наших сограждан?

– К чему вы клоните? – одними губами спросил Веселов.

– К тому и клоню, что среди них много тех, кто уже устал быть быдлом и рабом, подметать улицы, вкалывать вместе с азиатами на стройках, убирать квартиры. Если кому-то из них показать несколько зеленых бумажек…

– Вы не посмеете убивать детей!

– Что москаль, что скотина, – заявил Хижнюк. – Без разницы.

– Я готов на все, только не трогайте семью! – провыл Веселов.

– Хорошо, – сказал Федор Степанович. – Нам необходимо вместе придумать и документально оформить преступления, из-за которых ты оказался в этих стенах. Чем быстрее, тем лучше.

– Я уже понял, – прохрипел Веселов. – После этого вы меня отпустите?

– Официально да.

– А на самом деле? – Веселов страшился услышать ответ, уже известный ему.

– После того как ты сольешь нам агентуру русских, их наймиты сожгут тебя заживо на свалке под Киевом, – озвучил подполковник сценарий, рекомендованный американским куратором. – О том, как все происходило, даст показания свидетель, случайно оказавшийся там. Ты должен назвать сообщников. – Федор Степанович закатил глаза под потолок. – Рассказать, как тебя вербовали сотрудники ФСБ России. Хотя нет. – Он махнул рукой. – Это уже приелось. Лучше ГРУ.

– Но кого я назову? – простонал Веселов. – Раз уж вы придумали все это, то сами и предлагайте!

Федор Степанович сделал знак Хижнюку. Тот кивнул и многозначительно посмотрел на помощника, стоявшего у стола. Этот субъект крутанул ручку полевого телефона, от которого к Веселову тянулись провода. Один был прикручен к большому пальцу ноги, второй исчезал в ширинке.

Мужчина вытаращил глаза и напрягся. Его лицо сделалось пунцовым, словно не живым. Вена на лбу так вздулась, что готова была взорваться. По телу Веселова прошла мелкая дрожь. Он повалился на бок, но Хижнюк и в этот раз успел среагировать и схватил беднягу за плечи.

– Вы тут занимайтесь. – Федор Степанович встал. – Потом доложите, что он скажет. Главное, пусть назначит себе сообщников.

– Сделаем! – заверил его Хижнюк. – А будет молчать, подскажем. Мне вчера правосеки привезли фоторепортера, приехавшего из Москвы. Чем не связной? Камеры изоляторов переполнены кандидатами.



Жара спала. Солнце ласкало лишь крыши и верхние этажи зданий. Направляясь к стоянке, Федор Степанович вдруг ощутил, как смертельной тоской шевельнулась в его душе жалость к Веселову, который никогда уже не увидит такого вечера. Однако в следующий момент он уже размышлял, стоит или нет сегодня за ужином откупорить бутылку коллекционного коньяка, подаренную Палачом ко дню рождения.

– Здравствуйте! – раздался голос человека, идущего ему навстречу.

Федор Степанович встал как вкопанный и с трудом улыбнулся.

– Не ожидал вас снова встретить!

– Почему? – удивился тот самый очкарик, увлекая подполковника на дорожку, уходившую в сторону. – Нам теперь предстоит тесное сотрудничество.

– В таком случае вы хотя бы сказали, как к вам обращаться.

– Алекс Смит, – спокойно ответил мужчина.

Он словно издевался, назвавшись самым запоминающимся именем, распространенным еще в советских фильмах про шпионов.

– Понятно.

– Я решил навестить вас, чтобы узнать о готовности к началу работы по нашему проекту. – Американец заложил руки за спину и посмотрел на Федора Степановича. – Ваше руководство уже уведомлено. С сегодняшнего дня оно предоставляет вам полную свободу действий.

– Я готов. Люди назначены и проинструктированы.

– Они должны быть очень надежными.

– Не беспокойтесь, – вспомнив лица Хижнюка и его подручных, когда они наблюдали за муками своих жертв, заверил собеседника Морочко. – Кстати, какой будет их дальнейшая судьба?

– А вы как думаете?

– Понятно, – сказал подполковник, стараясь скрыть предательскую дрожь в голосе. – А что будет со мной?

– Вас повысят в должности.

– Как и тех, кто будет изымать запись переговоров экипажа с диспетчером и устранять пилотов? – напрямую спросил Федор Степанович. – До небес?

– При вашей работе не стоит помышлять о рае. Вы ведь каждый день совершаете немало грехов, – попытался свести разговор к шутке Смит. – Так что на небеса не заглядывайтесь.

– И все-таки?

– Только что вы добились того, чтобы бывший миллиардер Веселов согласился на безвозмездной основе передать вам часть своего имущества. Так что можете после успешного завершения дела поселиться на Майорке и достойно встретить старость.

Федор Степанович встал как вкопанный и удивленно уставился на американца:

– Это десять минут назад было! Откуда вы знаете?

– Считаю своим долгом довести до вашего сведения, что жертва назначена, – проигнорировав вопрос, заявил Смит. – Ее будет знать диспетчер. Раскраска и контуры этого самолета почти такие же, как у русского борта номер один.

– Самолет президента России?

– Вы правильно поняли. Летчик будет ориентирован на то, что он сбивает лайнер президента ненавистной ему страны, – подтвердил его догадку Смит. – Это даст вам дополнительные гарантии того, что в последний момент пилот не передумает. Кроме этого придется отказаться от использования штурмовика.

– Почему?

– Одно дело теория, другое – практика. Такой тип самолетов не предназначен для работы на большой высоте. Поэтому мы решили не рисковать. У нас пока еще есть истребители. Сами понимаете, низкий уровень подготовки ваших военных, старая техника и просто погода – факторы, которые могут в самый последний момент все в корне поменять. Но это уже не ваша забота. Вы должны твердо усвоить главное. При любом развитии событий ваши люди просто обязаны изъять записи переговоров диспетчера с экипажем, изолировать пилота истребителя и растворить то подразделение ПВО, которое будет находиться в этом районе.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий