Звезды как пыль (пер. И.Ткач)

Глава двадцатая
Где?

Аратап внимательно рассматривал четырех людей, сидевших напротив него, и чувствовал, как в нем нарастает возбуждение. Игра пошла по крупной! Он был доволен, что на время избавился от майора Андроса, что тиранитские крейсеры ушли. Аратап оставил себе флагманский корабль с экипажем, Этого довольно. Он ненавидел излишества.
– Позвольте расставить все точки над «и», леди и джентльмены, – сказал он спокойно. – Корабль Автарха захвачен, майор Андрос ведет его на Тиран. Люди Автарха предстанут перед судом и будут наказаны за измену. Они обыкновенные заговорщики, и с ними поступят как положено. Но что мне делать с вами?
Хинрик Родийский, сидевший рядом с ним, жалобно сказал:
– Примите во внимание, что моя дочь еще совсем молода. Ее втянули в это дело против ее воли. Артемизия, скажи ему, что ты…
– Ваша дочь, – прервал его Аратап, – вероятно, будет освобождена. На ней хочет жениться высокопоставленный тиранитский придворный. Конечно, мы примем это во внимание.
– Я выйду за него замуж, если вы освободите остальных, – заявила Артемизия.
Байрон привстал, но Аратап взмахом руки велел ему сесть на место и улыбнулся Артемизии.
– Миледи, я не отрицаю, что имею право заключать сделки. Однако я не Хан, а лишь один из его слуг. Поэтому любая заключенная мной сделка утверждается им. Так что же вы предлагаете взамен?
– Мое согласие на брак.
– Это не в вашей власти. Ваш отец уже дал согласие, и этого достаточно. Есть ли еще какие-нибудь предложения?
Аратап ждал, пока ослабеет их воля к сопротивлению. То, что ему не очень нравилась его собственная роль, не мешало наместнику играть ее добросовестно. Девушка, например, может в любой момент разразиться слезами, а это смягчит упорство молодого человека. Они, очевидно, влюблены друг в друга. Захочет ли ее в таком случае Поханг? Вероятно, все же захочет. И этот старый козел не окажется внакладе. Аратап отстранение подумал о том, что девушка очень привлекательна.
И держится она прекрасно, не ломается. Очень хорошо, подумал Аратап. У нее сильная воля. Пожалуй, этот брак для Поханга все-таки не слишком выгодная сделка.
Он спросил, обращаясь к Хинрику:
– Вы хотите просить за своего брата?
Губы Хинрика беззвучно задвигались.
– Не вздумай просить за меня! – закричал Джилберт. – Я ничего не хочу от тиранитов. Давайте! Прикажите меня расстрелять!
– Прекратите истерику, – осадил его Аратап, – Вы же знаете, что я не могу расстрелять вас без суда.
– Он мой брат, – прошептал Хинрик.
– Это тоже будет принято во внимание. Когда-нибудь вы, аристократы, поймете, что есть пределы вашей полезности для нас. Интересно, усвоил ли это ваш брат?
Аратап был доволен реакцией Джилберта. Тот искрение хотел смерти. Поражение оказалось для него слишком большим ударом. Сохрани ему жизнь – и он будет сломлен.
Аратап в задумчивости остановился перед Риззетом. Один из людей Автарха. При этой мысли он испытал легкое замешательство.
С самого начала он исключил Автарха из списка заговорщиков на основании, как ему казалось, железной логики. Что ж, иногда полезно ошибаться. Это удерживает от высокомерия.
– Вы глупец, служивший предателю, – сказал он Риззету. – Вам лучше было оставаться на нашей стороне.
Риззет вспыхнул, а Аратап продолжал:
– Если у вас и была какая-то военная репутация, то, боюсь, вы ее потеряли. Вы не дворянин, и государственные соображения не играют роли в вашем случае. Суд над вами будет публичным, и всем станет ясно, что вы были только орудием в руках предателя.
– Но мне кажется, – сказал Риззет, – что вы будете не прочь заключить сделку.
– Сделку?
– Доказательства для Хана, например. Вы захватили только один корабль. Разве вы не хотите узнать обо всем механизме заговора?
Аратап покачал головой:
– Нет. У нас есть Автарх. Как источник информации он нас вполне устраивает. Но даже не будь его – нам стоит только высадиться на Лингейне, и от заговора ничего не останется. Нет, такого рода сделки нам не нужны.
Аратап повернулся к Байрону. Он специально оставил его напоследок, потому что считал самым умным из всех. Но этот новый Ранчер молод, а молодые люди редко бывают опасными. Им не хватает терпения.
Байрон заговорил первым:
– Как вам удалось нас выследить? Он работал на вас?
– Автарх? Ни в коем случае. Думаю, бедняга пытался играть и в те и в другие ворота, да только игрок из него никудышный.
Хинрик прервал его с детской непосредственностью:
– У тиранитов есть изобретение, позволяющее следить за кораблями через гиперпространство…
Аратап резко обернулся.
– Если Ваше превосходительство воздержится от замечаний, я буду вам очень признателен.
Хинрик съежился.
Впрочем, это не имело значения. Ни один из этих четверых уже не представляет опасности. Просто Аратап не хотел, чтобы молодой человек знал больше, чем нужно.
– Давайте посмотрим фактам в лицо, – сказал Байрон. – Мы здесь сейчас не потому, что вы нас очень любите. Так почему же мы не летим на Тиран вместе с остальными? Потому что вы не знаете, что с нами делать. Двое из нас – Хинриады. Я – Вайдемос. Риззет – популярный офицер лингейнского флота. А пятый, ваш любимый трус и предатель, все еще Автарх Лингейна. Вы не можете убить нас, не взбудоражив все королевства. Вам придется заключить с нами сделку. Больше вам ничего не остается.
– Вы не ошиблись, молодой человек, – ответил Аратап. – Позвольте, я обрисую вам схему. Мы следовали за вами, неважно – как. Слишком живое воображение Правителя можно не принимать во внимание. Вы остановились у трех звезд, не высаживаясь на планеты, потом пошли к четвертой – и тут высадились. Мы сделали то же самое, а потом наблюдали за вами и ждали. Как выяснилось, ждали не напрасно. Вы поссорились с Автархом и транслировали эту ссору по радио без всяких ограничений. Я понимаю, что это было организовано для вашей пользы, но мы подслушали и тоже кое-что узнали.
Автарх упомянул, что остается посетить только одну планету в туманности и назвал ее планетой повстанцев. Интересно, не так ли? Планета повстанцев! Мне это показалось весьма любопытным. Где же эта пятая и последняя планета?
Наступило молчание. Аратап сел и бесстрастно стал осматривать своих пленников одного за другим.
– Планеты повстанцев не существует, – сказал Байрон.
– Что же вы тогда искали?
– Мы ничего не искали.
– Не говорите ерунды.
Байрон устало пожал плечами:
– Если хотите получить другой ответ, то сами не говорите ерунды.
– Планета повстанцев должна быть центром всего заговора, – невозмутимо продолжал Аратап. – Моя цель – найти ее, и только поэтому я сохраняю вам жизнь. Каждый из вас может что-нибудь выиграть. Миледи я могу освободить от замужества. Лорду Джилберту мы можем предоставить лабораторию и дать возможность спокойно работать. Да, мы знаем больше, чем вы думаете.
Аратап быстро отвернулся. Джилберт мог разреветься, а это неприятное зрелище.
– Полковник Риззет, вы будете избавлены от трибунала позора и наказания. Вы, Байрон Фаррил, станете Ранчером Вайдемоса. Мы могли бы даже реабилитировать вашего отца.
– И вернуть его к жизни?
– И восстановить его честь.
– Его честь – это его поступки, которые и повлекли за собой осуждение и смерть. Не в нашей власти что-нибудь добавить к ней или убавить.
– Кто-нибудь из вас расскажет мне, где находится эта планета, – заявил Аратап. – Кто-то один окажется самым благоразумным. И кто бы это ни был, он получит обещанную награду. А остальные могут выходить замуж, садиться в тюрьму, идти на казнь – каждый получит то, что заслужил. Предупреждаю, я могу быть садистом, если понадобится. – Он немного помолчал. – Так кто же? Решайтесь! Если никто не заговорит, я все равно получу нужные мне сведения, а вы потеряете все.
– Напрасно стараетесь, – сказал Байрон. – Вы все подготовили тщательно, но вам это не поможет. Планеты повстанцев нет.
– Автарх говорит, что есть.
– Тогда и спрашивайте Автарха.
Аратап нахмурился. Молодой человек становится слишком дерзким. Он повторил:
– Я намерен иметь дело с одним из вас.
– В прошлом вы имели дело с Автархом. Ну и обращайтесь к нему. Ваш товар нас не устраивает. – Он обвел взглядом всех остальных. – Верно я говорю?
Артемизия прильнула к нему и взяла его под руку. Риззет коротко кивнул. Джилберт почти неслышно выдохнул:
– Верно.
– Вы сами так решили, – пожал плечами Аратап и нажал на кнопку.

 

Правая рука Автарха была стянута легкой металлической тканью, магнитное поле которой прижимало ее к груди. Левая сторона лица посинела и распухла, на ней выделялся красный рваный рубец. Автарх выдернул здоровую руку из руки вооруженного стражника и неподвижно застыл.
– Чего вы хотите от меня?
– Сейчас скажу, – ответил Аратап. – Прежде всего я хочу, чтобы вы внимательно посмотрели на присутствующих. Вот, например, молодой человек, которого вы собирались убить, но который сумел покалечить вас и расстроить ваши планы, хотя вы Автарх, а он изгнанник.
Лицо Автарха не дрогнуло.
Аратап спокойно, почти равнодушно продолжал:
– Вот Джилберт Хинриад, который спас молодому человеку жизнь и привел его к вам. А это леди Артемизия, за которой вы ухаживали, как мне говорили, самым галантным образом, но которая тем не менее предала вас ради любви к юноше. Вот полковник Риззет, ваша правая рука, который кончил тем, что тоже предал вас. Как вы считаете, есть у вас обязательства перед этими людьми?
– Чего вы хотите? – повторил Автарх.
– Мне нужна информация. Сообщите ее мне и снова будете Автархом. Хан учтет ваши прежние заслуги. Иначе…
– Иначе?
– Иначе я получу эту информацию от них. Они будут освобождены, а вас казнят. Поэтому я спрашиваю: есть ли у вас обязательства перед этими людьми, должны ли вы из-за своего упрямства дать им возможность спастись?
Лицо Автарха исказилось болезненной гримасой.
– Они не спасутся за мой счет. Они не знают, где находится планета. Я знаю.
– Я еще не сказал, какая информация мне нужна, Автарх.
– Вы можете хотеть только одного. – Его голос звучал хрипло, почти неузнаваемо; – Но если я решусь заговорить, Автархия по-прежнему останется за мной.
– Разумеется. Только под более тщательным контролем, – вежливо сказал Аратап.
– Поверьте ему, Автарх, – выкрикнул Риззет, – и вы добавите к прежним еще одно предательство. А в конце концов они все равно убьют вас!
Стражники сделали шаг вперед, но Байрон опередил их. Бросившись к Риззету, он схватил его и усадил на место.
– Не глупите, – пробормотал он. – Вы все равно ничего не сможете изменить.
– Я забочусь не об Автархии и не о себе, Риззет, – сказал Автарх и повернулся к Аратапу.
– Они будут убиты? Вы должны мне обещать! – Обезображенное лицо исказила свирепая гримаса. – И прежде всего этот! – указал он на Байрона.
– Если такова ваша цена, она принята.
– Если бы я лично мог расстрелять их из бластера, я не просил бы другой награды. Но раз это невозможно, я по крайней мере скажу вам то, что они так жаждут сохранить от вас в тайне. Вот «ро», «тэта» и «фи» в парсеках и радианах: 7352, 43; 1, 7869; 5, 2141. Эти числа определяют положение планеты в Галактике. Теперь они у вас есть.
– Теперь они у меня есть, – повторил Аратап, записывая числа в блокнот.
Риззет вырвался вперед с криком:
– Предатель! Предатель!
Байрон, потеряв равновесие, выпустил из рук лингейнца и упал на колено.
– Риззет! – тщетно взывал он.
Риззет с искаженным лицом боролся со стражником. Когда подоспели другие солдаты, Риззет уже успел отобрать бластер. Он яростно отбивался от солдат руками и ногами. Байрон бросился в гущу сплетенных тел и обхватил Риззета за шею, оттаскивая его назад.
– Предатель! – хрипел Риззет, прицеливаясь в Автарха, который отчаянно пытался увернуться.
Риззет выстрелил. Его тут же обезоружили и повалили.
Но правое плечо и половина груди Автарха исчезли. Только обрубок руки в повязке гротескно болтался в воздухе, удерживаемый магнитным полем. Пальцы, запястье, локоть – и больше ничего. Какое-то время казалось, что Автарх грозно сверкает глазами, пока его тело раскачивалось, сохраняя шаткое равновесие; потом глаза закатились, и обугленные останки рухнули на пол.
Артемизия задохнулась и спрятала лицо на груди у Байрона. Байрон заставил себя посмотреть на тело убийцы своего отца и отвернулся. Хинрик в дальнем углу что-то бормотал и хихикал.
Только Аратап оставался спокоен.
– Уберите тело, – приказал он.
Стражники вынесли труп и очистили пол от крови мягкими горячими лучами. Осталось лишь несколько маленьких пятен.
Риззету помогли встать. Он отряхнулся от пыли и яростно крикнул Байрону:
– Зачем вы помешали мне? Я чуть не промахнулся!
– Вы попали в ловушку Аратапа, Риззет, – устало ответил Байрон.
– В ловушку? Я убил мерзавца!
– Это и была ловушка. Вы сделали наместнику одолжение.
Риззет замолчал. Аратап не вмешивался в их разговор, но слушал Байрона с явным удовольствием. Варит у юноши котелок, ничего не скажешь!
– Если Аратап подслушал наш разговор, – продолжал Байрон, – значит, он был в курсе, что только Джонти обладает нужной ему информацией. Я ведь спрашивал тогда у Джонти про планету. И следовательно, наместник учинил нам допрос только для того, чтобы вывести из равновесия, чтобы спровоцировать нас на безрассудные поступки. Я был готов к этому и подавлял импульсивное желание. Вы не смогли.
– Я думал, – негромко прервал его Аратап, – что именно вы сделаете это, а не Риззет.
– Я выстрелил бы в вас, – ответил Байрон и снова повернулся к Риззету: – Разве вы не поняли? Он не хотел, чтобы Автарх остался в живых. Тираниты скользкие и хитрые, как змеи. Ему нужна информация, но платить за нее он не хотел, а убивать Автарха не рискует. Вот он и подстроил вам ловушку.
– Правильно, – сказал Аратап. – И получил свою информацию.
– Пусть так. Но если я сделал ему одолжение, я сделал его и себе, – не сдавался Риззет.
– Не совсем, – возразил наместник. – Наш юный друг не довел свой анализ до конца. Видите ли, совершено еще одно преступление. Если бы вас обвинили только в измене Тирану, ваше дело было бы политическим и весьма деликатным. Теперь же, после убийства Автарха Лингейна вас будут судить как уголовника, приговорят и казнят по лингейнским законам, а тираниты останутся в стороне. Это весьма удобно…
Неожиданно послышался звон колоколов. Аратап нахмурился и замолчал. Потом подошел к двери и открыл ее.
– Что случилось?
– Пока неизвестно, сэр! – отсалютовал солдат.
Великая Галактика! – подумал про себя Аратап и вернулся обратно в каюту.
– Где Джилберт?
Только теперь все заметили отсутствие брата Правителя.
– Мы его найдем, – пообещал Аратап.

 

Его нашли в машинном отделении, где он прятался за огромными установками, и притащили в каюту наместника.
– С корабля невозможно убежать, милорд, – сухо сказал Аратап. – Вам не следовало поднимать общую тревогу, хватит об этом. Крейсер, который вы украли, Байрон, мой личный крейсер, находится на борту нашего корабля. Он нам пригодится для исследования повстанческого мира. Как только мы рассчитаем прыжок по координатам несчастного Автарха, сразу отправимся туда. Это будет настоящее приключение! На такое в наш скучный век даже нельзя было надеяться!
Аратап снова вспомнил об отце, командовавшем эскадрой, которая завоевывала миры. Хорошо, что рядом нет Андроса. Приключение будет принадлежать только ему, Аратапу…
Пленников разделили. Артемизию поместили с отцом. Байрона и Риззета развели в противоположных направлениях. Джилберт отбивался и орал:
– Я не хочу быть один! Не пойду в одиночку!
Аратап вздохнул. Историки утверждают, что дед этого человека был великим правителем. Печально видеть такие сцены.
– Поместите милорда к кому-нибудь, – сказал он с отвращением.
Джилберта поселили вместе с Байроном. До наступления корабельной ночи они не разговаривали. Потом свет погасили, оставив только тусклое багровое сияние. Уснуть оно не мешало, а стражники могли следить за пленными по телеэкрану.
Но Джилберт не спал.
– Байрон, – прошептал он. Байрон очнулся от дремоты.
– Что?
– Байрон, я это сделал. Все в порядке, Байрон.
– Постарайтесь уснуть, Джил.
Но Джилберт не унимался:
– Я сделал это, Байрон! Аратап, может быть, и умен, по я его перехитрил. Разве это не забавно? Не беспокойтесь Байрон, я все устроил.
Он снова лихорадочно затряс сонного юношу. Байрон сел.
– Что с вами?
– Ничего. Со мной ничего. Со мной все в порядке. Но я сделал это!
Джилберт лукаво улыбался, словно нашкодивший мальчишка.
– Что же вы сделали?
Байрону было уже не до сна. Он вскочил и встряхнул Джилберта за плечи.
– Отвечайте!
– Меня нашли в машинном отделении, – зачастил Джилберт. – Они думали, что я прячусь, но я не прятался. Я включил сигнал тревоги, потому что мне нужно было остаться на несколько минут одному. Байрон я замкнул гиператомные двигатели.
– Что?!
– Это совсем нетрудно! Потребовалась только одна минута, И они не узнают, пока не сделают прыжок. Но тогда уже начнется цепная реакция в горючем, и корабль с Аратапом, и все его сведения о планете повстанцев превратятся в раскаленный газ…
Байрон попятился. Глаза его широко раскрылись.
– Вы это сделали?
– Да. – Джилберт, закрыв лицо руками, раскачивался взад и вперед. – Мы все погибнем. Я не боюсь умирать, Байрон. Лишь бы не в одиночестве. Я хочу быть с кем-то. Хорошо, что вы со мной. Это будет быстро и небольно. Не будет… больно…
– Идиот! – закричал Байрон. – Сумасшедший! Мы могли еще побороться, мы могли еще выиграть эту битву!
Но Джилберт его не слышал. Уши era были полны собственными стонами.
Байрон заколотил в стену:
– Стража!
Сколько осталось? Часы или минуты?
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий