Второе Основание

10. Начало войны

Встреча крейсера «Хобер Мэллоу» с эскадрой калганских звездолетов во главе с «Бесстрашным», когда после отказа пропустить на свой борт людей для проведения обыска последнего разбили на дымящиеся обломки, произошла 185,11.692 Г.Э., то есть в 185-й день 11692 года Галактической Эры, которая ведет свой отсчет от начала правления первого императора династии Кембелл. Эту дату можно представить и как 185, 419 Э. О., если вести отсчет с момента появления Основания. По калганскому летоисчислению эта дата выглядела следующим образом: 185, 56 Э.П.Г., то есть отсчет шел от времени утверждения Первого Гражданина — Мула. В каждом случае для удобства давался один и тот же день, независимо от начала летоисчисления.
Но какую бы дату ни выбрали мы, именно этот день назовут историки, когда речь зайдет о начале Сеттинской войны.
Впрочем, все это было отнюдь не безразлично доктору Дареллу. У него появился вполне определенный способ отсчета времени: тридцать второй день с тех пор, как Аркадия улетела на Калган. Никто никогда не узнает, чего стоило ему внешнее спокойствие все эти дни.
Но Эльветт Семмик полагал, что может это понять. Он был уже старым человеком, и его первые клетки закальцинировались до такой степени, что он думал обо всем безболезненно. Семмик любил шутить над своим увяданием. И хотя тело его уже начало сдавать, глаза тем не менее оставались такими же зоркими, а ум еще более обострился.
Семмик слегка скривил губы и сказал:
— Почему вы не хотите ничего предпринять?
Звук физически ударил доктора по ушам, и он поморщился.
— На чем мы остановились? — спросил Дарелл с напряжением.
Семмик внимательно посмотрел на него:
— Вам бы лучше предпринять что-нибудь насчет девочки.
Но Дарелл холодно ответил:
— Весь вопрос в том, сможет ли резонатор Сеймс-Мольфа работать в этих пределах?
— Я уже ответил, что сможет, но вы не слушали…
— Извините меня, Эльветт. К сожалению, то, чем мы сейчас занимаемся, важнее для Галактики, нежели вопрос, куда делась моя дочь. По крайней мере для всех, кроме Аркадии и меня, а я желаю присоединиться к большинству. Так насколько велик будет резонатор?
Семмик с сомнением покачал головой.
— Не знаю. Вы можете найти его размеры в каком-нибудь каталоге.
— Ну, примерно? Тонна? Фунт?
— О, я думал, вам нужны более точные данные. В общем, примерно с сустав мизинца. — Семмик демонстративно согнул палец. — Примерно вот такой.
— А вы сможете сделать мне подобную штуку?
Дарелл принялся что-то торопливо вычерчивать в блокноте, затем протянул чертеж Семмику, который с сомнением уставился на него, а потом ухмыльнулся.
— Вы же знаете, что у таких стариков, как я, сосуды мозга покрываются кальцием. Что вы хотите сконструировать?
Дарелл колебался. Ему крайне необходимо было воспользоваться знаниями старого физика, не выдав при этом своих мыслей. Но это оказалось невозможно, и доктору пришлось все объяснить. Семмик покачал головой.
— Вам потребуется гиперреле. Это единственное, что сработает достаточно быстро. И причем не одно, а множество.
— А вы в состоянии его сделать?
— Что ж тут сложного? Конечно.
— А как насчет деталей? Можно будет их достать, не вызывая никаких толков? Ну, по ходу вашей работы?
Семмик выпятил нижнюю губу.
— Достать пятьдесят гиперреле… Мне не требовалось столько за всю мою жизнь.
— Мы сейчас работаем над оборонным проектом. Неужели вы не способны придумать что-нибудь безобидное, для чего их якобы пришлось бы использовать? Деньги у нас есть.
— Гм-м-м. Возможно… я постараюсь что-нибудь предпринять.
— Гиперреле должно получиться миниатюрным. Так, провода, трубки… Великий Космос, у вас тут несколько сотен контуров!
— Знаю. Размер?
Семмик развел руки.
— Слишком большой, — возразил Дарелл. — Нужно, чтобы он вмещался в маленький карман.
Доктор очень медленно скатал чертеж в маленький шарик и бросил в пепельницу. Короткая вспышка — и шарик исчез.
— Кто к вам пришел? — спросил Дарелл.
Семмик наклонился над маленьким белым экраном на своем столе.
— Это наш молодой человек, Антор. С ним еще кто-то.
Дарелл отодвинул свое кресло на место.
— Ничего об этом не говорите, Семмик. Нам смерть, если они узнают. С нас достаточно, мы рискуем собой.

 

Пеллис Антор так и горел жаждой деятельности. В спокойном и тихом воздухе кабинета Семмика его рукава летали, словно подхваченные ветром.
— Доктор Дарелл, доктор Семмик — Орум Диридж, — представил он своего спутника. Это был высокий худой человек, горбатый нос на его прямом лице придавал ему несколько дьявольское выражение.
Доктор Дарелл протянул руку.
— Лейтенант полиции Диридж, — слегка улыбнувшись, уточнил Антор и многозначительно добавил: — С Калгана.
Дарелл повернулся и горящим взглядом уставился на молодого человека.
— Лейтенант полиции Диридж с Калгана, — отчетливо повторил он. — И вы привели его сюда. Зачем?
— Потому что он последним видел на Калгане вашу дочь… Эй, что вы делаете?!
Победный взгляд Антора сменился озабоченным выражением на лице, и он бросился разнимать двух мужчин. Совладать с Дареллом было довольно трудно, но все же не совсем деликатно Антор заставил пожилого человека сесть обратно в кресло.
— Что вы делаете? — Антор поправил прядь волос, упавшую ему на лоб, присел на край стола и принялся задумчиво качать ногой. — Я думал, что принес вам добрые вести.
Дарелл обратился прямо к полицейскому:
— Что он имеет в виду, говоря, что вы последний человек, видевший мою дочь? Она погибла? Пожалуйста, скажите мне всю правду!
Лицо Дарелла побелело от едва сдерживаемого волнения. Лейтенант Диридж бесстрастно ответил:
— Было сказано так: последний на Калгане. Сейчас ее на Калгане нет, больше ничего не знаю.
— Послушайте, — вмешался Антор, — давайте я все расскажу, как было. Извините, док, если я немного переиграл, но вы всегда были так бесстрастны, что я даже не учел ваших отцовских чувств. Во-первых, лейтенант Диридж — один из нас. Он родился на Транторе, но отец взял его с собой на Калган, когда последовал за Мулом. Я отвечаю за преданность лейтенанта Основанию. Контакт с Дириджем был установлен на следующий день после того, как мы перестали получать ежедневные рапорты от Мунна.
— Почему? — свирепо перебил его Дарелл. — Я был уверен, что мы решили окончательно и бесповоротно не вмешиваться в ход событий. Вы рискуете многими жизнями!
— Я занимаюсь этим делом основательнее, нежели вы. У меня есть связи на Калгане, о которых вы ничего не знаете, потому что все мои действия базируются на более глубоких знаниях! Это вам понятно?
— Думаю, вы просто сумасшедший.
— Вы согласны слушать?!
Последовало молчание, затем веки доктора Дарелла опустились. Антор криво улыбнулся.
— Ну хорошо, док, дайте мне всего несколько минут. Говорите, Диридж.
Диридж спокойно продолжал:
— Насколько я знаю, доктор, ваша дочь на Транторе. По крайней мере, в Восточном Космопорте она держала билет до Трантора. Девочка была с торговым представителем этой планеты, который утверждал, что она его племянница. У вашей дочери несколько странная коллекция родственников, доктор. Это уже второй дядя, которого она поменяла всего за две недели. Транторйец даже пытался подкупить меня и, наверное, решил, что именно благодаря этому им удалось ускользнуть, — лейтенант хмуро улыбнулся.
— Как она?
— Насколько я мог судить, все было в порядке. Правда, девочка выглядела испуганной, но я ее понимаю. Вся полиция была поднята на ноги. Я до сих пор не знаю, почему.
Дарелл сделал глубокий вдох. Впервые за эти несколько минут он почувствовал, что у него сильно дрожат руки, и с трудом заставил себя успокоиться.
— Значит, с ней все в порядке? А торговый представитель? Кто он такой? Скажите, при чем здесь он?
— Сам не знаю. Вы что-нибудь слышали о Транторе?
— Когда-то я жил там. Сейчас это сельскохозяйственная планета. Экспортирует в основном корм для животных и высококачественное зерно, которое продается по всей Галактике. На планете примерно два десятка кооперативных ферм, и каждая имеет представителя на других планетах. Умные люди всегда добиваются своей выгоды.
— Я знаю это. Он уже бывал на Калгане раньше, и обычно с женой. Идеально честен и совершенно безвреден.
— Гм, — произнес Антор. — Аркадия ведь родилась на Транторе, не так ли, доктор?
Дарелл кивнул.
— Все сходится. Она хотела улететь как можно быстрее и как можно дальше, и первым ей пришел в голову Трантор. А вы как полагаете?
— Но почему не домой? — удивился Дарелл. — Может быть, она считала, что ее преследуют, и хотела запутать следы? Кто знает.
У доктора не хватало духа спрашивать дальше.
— Надеюсь, она теперь будет в безопасности на Транторе, если в этой ужасной Галактике вообще можно быть сейчас в безопасности.
Он встал и направился к двери. Почувствовав легкое прикосновение руки Ангора к своему плечу, Дарелл остановился, но не обернулся.
— Не возражаете, если я пойду домой вместе с вами, док?
— Да, конечно, — последовал рассеянный ответ.
К вечеру все волнения, вынуждавшие Дарелла контактировать с другими людьми, улеглись, и он снова укрылся в своей непроницаемой броне. Доктор отказался от ужина и весь вечер провел над энцефалографическим анализом, глубоко и лихорадочно проникая в его сложные математические данные. Была почти полночь, когда он снова появился в гостиной. Пеллис Антор находился все еще там, вертя ручки на стойке видео и пытаясь поймать что-нибудь, кроме бюллетеней. Похоже, крейсер «Хобер Мэллоу» задерживался и ничего не давал о себе знать.
— Какие есть версии, доктор?
— А как вы думаете? Калганские головорезы. Сообщают, что звездолеты военного флота Калгана находятся как раз в том секторе, из которого последний раз выходил на связь «Хобер Мэллоу».
Дарелл пожал плечами, Антор же с сомнением потер лоб рукой.
— Послушайте, док, — сказал он. — Почему бы вам не отправиться на Трантор?
— С какой стати?
— Здесь вы все равно не приносите никакой пользы: вы сам не свой. Да это и понятно. А на Транторе вы могли бы выполнить одно важное задание. Старая Имперская Библиотека с полными отчетами о Сэлдоновской Конференции…
— Нет! Библиотеку просматривали уже тысячу раз, но так и не смогли ничего обнаружить.
— Но она помогла когда-то Эблингу Мису.
— Откуда вы знаете?
— Говорят, что он обнаружил Второе Основание и ваша мать убила его за пять секунд до того, как он хотел объявить о своем открытии Мулу. Но вы понимаете, что, сделав это, она уничтожила всякую возможность выяснить, действительно ли Мис нашел то, что искал. В конце концов, ни один человек не смог больше ничего почерпнуть из этих отчетов.
— Если вы помните, Эблинг Мис работал под сильнейшим нажимом интеллекта Мула.
— Да, но мы не можем знать ничего о свойствах мозга, находящегося под эмоциональным контролем.
— Как бы то ни было, я не лечу на Трантор.
Антор нахмурился.
— Почему вы так раздражаетесь? Я просто предложил… Клянусь Космосом, я вас понимаю! Вы постарели лет на десять. Вам, очевидно, тяжело это переносить. Но здесь вы не делаете ничего, что могло бы стать нам полезным, и если бы я оказался на вашем месте, то не задумываясь полетел бы за девочкой.
— Вот! Именно это мне хочется сделать. Значит, я этого не сделаю. Подумайте, Антор, и попытайтесь понять. Мы связались с силами, о которых не имеем ни малейшего представления и с которыми не можем бороться. Если вы рассудите трезво, то многое поймете и отбросите в сторону всякое донкихотство. Уже пятьдесят лет, как мы узнали, что Второе Основание — реальные потомки и ученики математика Сэлдона, значит, — и вы это прекрасно понимаете — ничего в Галактике не делается без их предварительного расчета. Для нас вся жизнь — серия случайностей, с которыми нужно справляться, импровизируя. Для них же вся жизнь — это цель, к которой они идут, предварительно все рассчитав.
Но у них есть свои слабости. Они — статисты, и только действия масс поддаются их расчетам. Далее. Какую роль я как индивидуум играю в предсказанном ходе истории? Не знаю, возможно, у меня и нет определенной роли, ибо План оставляет индивидууму свободу воли. Но я достаточно важен, и они могли по меньшей мере рассчитать мои вероятные реакции. Поэтому я не доверяю своим импульсам, желаниям, и хочу поставить их перед фактом непредсказуемости моих действий. Таким образом, я остаюсь, несмотря на то, что отчаянно хочу лететь. Нет — потому что я хочу лететь!
Молодой человек хмуро улыбнулся.
— Вы не знаете своего собственного мозга настолько, насколько его знают они. Представьте, что, изучив вас, они могли рассчитать все, что вы думаете, все ваши реакции, просто предвидя, как сработает ваша логика в данной ситуации.
— В таком случае, нельзя ничего сделать. Потому что если я последую вашей логике и полечу на Трантор, то и это может быть в свою очередь предусмотрено. Это бесконечная цепь обманов — обман в обмане и так далее. Независимо от того, как далеко я зайду, распутывая этот клубок, я либо останусь, либо улечу. Все ухищрения, на которые они пошли, чтобы моя дочь оказалась чуть ли не на другом конце Галактики, вряд ли могут означать, что они хотели бы моего присутствия здесь. Это могло быть сделано только с целью заставить меня улететь — поэтому я остаюсь.
Кроме того, Антор, не на всем лежит печать Второго Основания, не все события являются результатом их расчетов. В деле с Аркадией они могут быть и ни при чем, и она, вероятно, в безопасности на Транторе, в то время как мы все погибнем.
— Нет! — резко сказал Антор. — Тут вы ошибаетесь.
— У вас на этот счет другое мнение?
— Да, если вы хотите меня выслушать.
— Ну, конечно! Терпения мне не занимать.
— Что ж, тогда… Хорошо ли вы знаете свою дочь?
— Так хорошо, как один человек может знать другого. Разумеется, я не могу знать всего.
— Как и я в данном случае, но с той лишь разницей, что я могу взглянуть на нее свежим, непредубежденным взглядом. Пункт первый: она до безумия романтична. Будучи единственной дочерью ученого, живя дома в изоляции и увлекаясь видеофильмами и приключенческой литературой, она существует в созданном ею самой мире шпионажа и интриг. Пункт второй: Аркадия умна, по крайней мере, достаточно умна, чтобы обмануть вас. Она тщательно подготовила и успешно осуществила подслушивание нашего первого заседания и тщательно подготовила отлет с Мунном на Калган, также прошло успешно. Пункт третий: Аркадия безумно преклоняется перед своей бабушкой, вашей матерью, которая победила Мула.
Как видите, пока что я прав, возразить на это нечего. Далее. Я получил полный отчет лейтенанта Дириджа, кроме того, на Калгане у меня есть и другие источники информации. Все данные совпадают. Мы знаем, например, что Хомир Мунн получил отказ со стороны лорда Калгана на просьбу разрешить посещение дворца Мула и что этот отказ был внезапно отменен после беседы Аркадии с леди Каллией, подругой Первого Гражданина.
Дарелл прервал его:
— Откуда вы все это знаете?
— Прежде всего, Мунн был допрошен Дириджем как раз перед началом поисков Аркадии. Разумеется, у нас есть запись всех вопросов и ответов. А теперь возьмите саму леди Каллию. Ходят слухи, что лорд Сеттин потерял к ней всякий интерес, но факты их опровергают. Никто не занимает место Каллии, более того, она лорд Калгана. Да к тому же открыто помогает Аркадии бежать. Как минимум дюжина солдат утверждает, что их видели вдвоем в тот день, когда Аркадия исчезла. И тем не менее ее даже не называют, хотя на поиски Аркадии подняли всю полицию.
— Но какие выводы из всего этого?
— Побег Аркадии был организован.
— Я говорил то же самое.
— Но следует кое-что добавить. Аркадия должна была знать, что он организован, а она умная девочка и стала рассуждать, как вы. Кто-то хотел, чтобы она вернулась на Основание, но вместо этого она улетела на Трантор.
— Ну?
— Потому что именно туда Бейта, идеализированная ею бабушка, улетела, когда ее преследовали. Вольно или невольно, Аркадия ей подражала. Хотел бы я знать: она убегала от того же врага?
— Мула? — спросил Дарелл с сарказмом.
— Конечно, нет. Аркадия убегала от Второго Основания или от его влияния на Калгане — с ментальными силами она бороться не в состоянии.
— О каком влиянии вы говорите?
— А вы считаете, что Калган не находится под той же угрозой, что и мы? Мы оба пришли к заключению, что побег Аркадии был организован, так? Ее искали и нашли, но намеренно отпустили через Дириджа. Понимаете? Но как все получилось? Он был нашим человеком, однако откуда им стало известно? Может, они решили, что Диридж предатель, как вы думаете, док?
— Теперь из ваших слов следует, что они действительно пытались поймать Аркадию. Честно говоря, я немного устал от вас, Антор. Заканчивайте свою мысль — и пойдемте спать.
— Я почти закончил.
Антор сунул руку в карман и достал несколько фотозаписей. На бумаге виднелись знакомые линии энцефалограммы.
— Мозговые колебания Дириджа, — небрежно бросил он, — сняты по его возвращении.
Дарелл все понял с первого взгляда, и лицо его стало хмурым.
— Диридж под контролем.
— Вот именно. Он позволил Аркадии скрыться не потому, что был нашим человеком, а потому, что так было приказано ему Вторым Основанием.
— Даже после того, как он узнал, что Аркадия летит не на Терминус, а на Трантор?
Антор пожал плечами.
— От Дириджа требовалось всего-навсего отпустить девочку. Он был лишь орудием в руках Второго Основания. Аркадия же предпочла самый простой путь и сейчас находится в безопасности до тех пор, пока Второе Основание не просчитает другой вариант.
Антор замолчал. Сигнальная лампочка над видео внезапно замигала — это означало, что сейчас состоится важный выпуск новостей. Начав слушать его с середины предложения, мужчины тотчас узнали, что найдены обломки «Хобера Мэллоу» и что после пятидесяти лет мира Основание снова вовлечено в войну.
Антор заскрипел зубами.
— Ну вот, док, вы сами слышали. Калган атакует, а он под контролем Второго Основания. Теперь вы поедете за дочерью на Трантор?
— Нет. Я рискну остаться здесь.
— Доктор Дарелл, вы не так умны, как ваша дочь. Хотелось бы знать, насколько вам можно доверять.
Несколько секунд Антор смотрел Дареллу в глаза, затем повернулся и вышел. Доктора охватило отчаяние. По видео передавали оживленную сводку о первом часе боевых действий между Основанием и Калганом.
Назад: 9. Сквозь сеть
Дальше: 11. Война
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий