Прелюдия к Основанию

Властелин Солнца

ВЛАСТЕЛИН СОЛНЦА XIV – … правитель сектора Майкоген на древнем Транторе… Как и обо всех других правителях этого сектора – о нем малоизвестно. Его роль в истории была замечена лишь благодаря взаимоотношениям с Хари Селдоном во время его полета…

Галактическая энциклопедия.

 

35

 

В салоне корабля, за отделением пилота, размещались два сидения. Когда Селдон присел на мягкую обивку кресла, она подалась под тяжестью его тела, материал сидения выдвинулся вперед и окутал его ноги, пояс и грудь. Капюшон Селдона съехал на уши и лоб. Он чувствовал себя пленником, а когда попытался развернуться и посмотреть налево – едва разглядел Дорс, почти утонувшую в своем кресле. Пилот занял свое место и проверил приборы. После этого лаконично представился:
– Эндор Левейниан, к вашим услугам. Чуть позднее будет значительная перегрузка, придется потерпеть плен. Как только мы достигнем открытого пространства и полетим – вы будете «освобождены». Можете не называть своих имен. Меня это не касается! Он повернулся в кресле и приветливо улыбнулся. Его лицо сморщилось, и он стал похож на гномика.
– Небольшие психологические осложнения, молодые люди? Дорс непринужденно ответила:
– Я из Внешнего Мира, и люблю путешествовать.
– Я тоже, – присоединился Селдон.
– Ну, что же, молодежь, блестяще! Конечно, эта машина не совсем то, к чему вы привыкли у себя на родине. Да и ночные полеты вам вряд ли знакомы. Но я рассчитываю, что вы постараетесь выдержать! Селдон заметил, что пилот так же, как и они, охвачен сидением, но его руки совершенно свободны. Внутри ионолета раздался монотонный гул, усиливающийся с каждой минутой. Никаких неприятных ощущений звук не вызывал, но Селдон непроизвольно тряхнул головой, словно пытаясь «выбить» этот звук из ушей. Его усилия привели к тому, что изголовье кресла еще плотнее охватило затылок. Потом корабль подскочил вверх (Селдон не смог подобрать другого слова) и математик почувствовал, как его сильно вжало в сидение. Несмотря на ветровое стекло, защищавшее кабину пилота, Селдон с ужасом успел заметить огромную, глухую, отвесную стену впереди – спустя мгновение в скале открылось круглое отверстие… Ему уже приходилось испытывать подобные ощущения, когда вместе с Хьюмменом они бежали из Императорского Сектора. И хоть теперешнее отверстие было достаточно большим для их судна – места для крыльев явно не оставалось. Он попытался, насколько позволяло сидение, повернуть голову вправо и увидел сбоку корпуса втянутое, сложенное крыло… Ионолет спланировал к отверстию в стене. Машина попала в электромагнитное поле и скользнула в освещенный, бесконечный туннель. Ускорение не менялось. Время от времени раздавалось пощелкивание, которое Селдон объяснил прохождением очередного мощного магнита. Минут через десять, даже чуть меньше, ионолет выметнуло в атмосферу, и он устремился в бесконечную черноту ночи. После того, как электромагнитное поле осталось позади, машина сбросила скорость, и Селдон почувствовал, как его выжимает из кресла, а оно, словно пластырь, удерживает тело. На несколько секунд ему перехватило дыхание. Потом ощущение собственной тяжести вернулось, исчезло и чувство плена.
– Как, молодежь, все в порядке? – последовал участливый вопрос пилота.
– Я не совсем уверен, – ответил Селдон и повернулся к Дорс. – Ты, как?
– Превосходно! – последовал мгновенный ответ. – Я полагаю, мистер Левейниан специально провел нас через эти пассы, чтобы убедиться, что мы из Внешнего Мира. Я права, мистер Левейниан?
– Многим нравятся острые ощущения, – ответил лилот, – а вам?
– Ну… до известных пределов…– призналась Дорс. Селдон одобрительно поддакнул:
– Как любому разумному человеку! – Потом добавил: – Было бы не до смеха, сэр, если бы вы сорвали крылья!
– Исключено, сэр. Я же говорил – этот корабль не совсем то, к чему вы привыкли.
Крыльями управляет бортовой компьютер. Меняется длина размаха, ширина плоскостей, кривизна, обводы – все контролируется и зависит от скорости полета. Кроме того, учитывается скорость и направление ветра, температура за бортом – и это едва ли половина всех параметров, контроль за которыми ведется автоматически. Эти машины очень надежны, крылья тоже – не изнашиваются до тех пор, пока сама машина не придет в негодность! Стекло со стороны Селдона покрылось каплями. Он спросил:
– Дождь?
– Довольно частое явление у нас…– ответил пилот. Селдон всматривался через стекло в черноту. На Геликоне, или на любой другой планете, сейчас были бы видны разноцветные огни – искусственная иллюминация, созданная руками человека. Трантор был погружен в полную темноту… Хотя нет…, не совсем! Он заметил одинокий сигнальный огонь. Может быть, самая высокая вершина Внешней Окраины отмечена опознавательным прожектором? И, как всегда, Дорс почувствовала беспокойство Селдона и, похлопав его по руке, попыталась успокоить:
– Я уверена. Хари, – пилот знает свое дело!
– Я не сомневаюсь, Дорс, но предпочел бы, чтобы он поделился своими знаниями и с нами.-Это было сказано довольно громко.
– Не стоит беспокоиться, друзья! Ведь мы все-таки скрываемся, насколько я понимаю. Через несколько минут судно поднимется над облачностью. Там не будет осадков. Скоро увидите звезды! Едва он успел договорить, как все заметили сначала слабое свечение, двух больших звезд, пробивающееся сквозь таявшие облака, а потом, когда Левейниан выключил освещение в салоне, они были потрясены красотой усыпанного звездами неба. Дорс не могла скрыть восторга:
– Целых два года я не видела звезд! Восхитительное зрелище! Какое множество, как они прекрасны! Пилот объяснил:
– Трантор – ближе всех Внешних Миров к центру Галактики. У Селдона просто не было слов, ведь его Геликон располагался в малонаселенном уголке, его «родное» звездное небо всегда было тусклым и невыразительным.
– Каким спокойным и удивительно прекрасным стал полет! – мечтательно произнесла Дорс.
– Да, это великолепно…– согласился Селдон. – Мистер Левейниан, на каком источнике энергии работает ваше судно?
– Плазма и разряженный поток горячих газов.
– Не слышал, чтобы у нас использовались подобные машины. Так… поговаривали, но…
– Пока существует только небольшая серия подобных тому, на котором вы летите. А поскольку их мало, и они есть только на Транторе – все на службе у высоких правительственных чинов. Селдон не смог скрыть своего удивления:
– Какова же стоимость такого полета?
– Очень высокая, сэр.
– В таком случае, мистер Хьюммен понес большие издержки?
– Нет, нет! Никаких издержек! Мистер Хьюммен хороший друг компании. Селдон что-то буркнул, но потом поинтересовался:
– Почему бы вам не наладить производство достаточного количества таких кораблей?
– Слишком дорого, сэр! В этом все дело. Имеющихся хватает для удовлетворения потребностей.
– Потребности могли бы возрасти, если бы вы располагали более мощными судами?!
– Может быть, может быть… Но компания никогда не пыталась проектировать ионолеты на плазме с большей грузоподъемностью. Селдон вспомнил рассуждения Хьюммена о спаде темпов развития технологий.
– Упадок…-пробормотал он.
– Что? – переспросила Дорс.
– Это я так… Вспомнил давнишний разговор с Четтером. Он взглянул на звезды и спросил:
– Мы двигаемся на запад, мистер Ливейниан?
– Совершенно точно!. Как вы это определили?
– Я подумал, что при движении в восточном направлении мы встретили бы рассвет. Рассвет они все-таки увидели. Пурпурные тона высветили всю планету и яркий солнечный свет – настоящий солнечный свет залил их кабину. Зрелище продолжалось недолго, ионолет снова нырнул в облака. Ярко-голубые и золотистые тона померкли. На смену им пришли серые, унылые, и у обоих спутников – у Дорс и у Селдона – вырвался вздох сожаления. Им так хотелось хоть несколько мгновений насладиться увиденным!
Когда машина скользнула под облака, внизу можно было разглядеть подробности ландшафта Внешней Окраины. Все было именно так, как рассказывала Клоузия: на поверхности лесистые участки чередовались с зелеными гротами, поросшими кустарником; покрытые зеленой травой лужайки сменялись подушками мха… И вновь время, отпущенное для осмотра поверхности, оказалось недолгим. Под ними появилось отверстие, обозначенное крупными буквами, из которых складывалось название МАЙКОГЕН. Ионолет нырнул вниз.

 

36

 

Они приземлились в космопорту, который показался Селдону пустыней. Пилот, окончив свою миссию, пожал им руки и сел в ионолет. Машина стремительно рванулась к отверстию и с ревом исчезла в глубине туннеля. Им не оставалось ничего другого, как ждать. Тут и там на территории порта стояли скамейки. Они могли бы приютить, по крайней, мере несколько сот людей, но Селдон и Дорс были в полном одиночестве. Вокруг не было ни дущи. В стене, окружавшей площадь космопорта, были видны многочисленные туннели. Они могли открыться в любую минуту, чтобы принять других пассажиров, но за все это время, что они стояли в ожидании – ни одно судно не приземлилось и не стартовало. Казалось, Трантор в этом месте совершенно безлюден. Селдон чувствовал, как одиночество начинает давить на него. Он првернулся к Дорс и спросил:
– Что мы будем делать дальше? У тебя есть идеи? Дорс покачала головой.
– Хьюммен проинструктировал, что нас будет встречать некто по имени Властелин Солнца Четырнадцатый. Большей ничего не знаю.
– Властелин Солнца? Кто это?
– Я полагаю – человек. По имени очень трудно догадаться, кто это будет – мужчина или женщина.
– Странное имя!
– Странность определяется восприятием. Меня, иногда, ожидали увидеть в мужском обличие.
– Каким же дураком надо быть, чтобы так подумать, – улыбнулся Селдон.
– Да вовсе – нет! Суждения о моем имени, в общем-то, правильные. Мне говорили, что это мужское имя, распространенное во многих Мирах.
– Я никогда не слышал его раньше…
– Это из-за того, что ты мало путешествовал. Имя «Хари» – очень распространено, я даже встречала однажды женщину по имени «Хэри», кстати, произносилось оно так же, как и твое. На Майкогене, как я припоминаю, ограничиваются фамилиями с указанием номера.
– Но имя – Властелин Солнца, мне кажется, не ограничивается лишь фамилией.
– Ничего, если я немного похвастаю? На древней Синне имя «Дорс» означало:
весенний дар…
– Ты родилась весной?
– Нет. Впервые я увидела свет в разгар лета, но мои предки были очарованы его звучанием и не вдумывались в древний, забытый смысл…
– В таком случае, Властелин Солнца… В это время за спиной Селдона раздался глубокий, раскатистый голос:
– Да, соплеменник, – это мое имя! Селдон вздрогнул и повернулся налево. К ним подъехала открытая машина, похожая на коробку. Очень устаревшего вида. Больше всего она напоминала почтовый вагон. За рулем сидел пожилой человек, выглядевший очень энергичным, несмотря на преклонный возраст. Он вышел из машины с непередаваемым достоинством. Его внешность оставляла сильное впечатление. Длинный белый хитон с просторными рукавами, собранными на запястье; мягкие сандалии, из которых торчали большие пальцы; абсолютно лишенная растительности, прекрасно очерченная голова и ясные голубые глаза. Человек спокойно разглядывал путешественников, потом торжественно произнес:
– Приветствую вас, соплеменники! Селдон с машинальной вежливостью ответил на приветствие и, совершенно озадаченный его внезапным появлением, не выдержал и поинтересовался:
– Как вы оказались здесь?!
– Через вход, закрывшийся за моей спиной. Вы, вероятно, не обратили внимания.
– Да, действительно, мы ничего не заметили. Честно говоря, мы не знали, чего ожидать… И теперь… не знаем!
– Соплеменник Четтер Хьюммен проинформировал Братство о прибытии двух соплеменников. Он просил позаботиться о них.
– Вы знакомы с Хьюмменом?
– Да, мы знаем его. Он оказал нам услугу и, поскольку он – почетный соплеменник – оказал нам услугу, мы обязаны ответить тем же. Майкоген редко посещают и редко покидают. Я обязан помочь вам сохранить инкогнито, предоставить кров и создать удобные условия для жизни. Здесь вы будете в безопасности. Дорс склонила в поклоне голову.
– Мы очень признательны вам, Властелин Солнца Четырнадцатый. Старик повернулся в ее сторону и, с выражением крайнего презрения, произнес:
– Я знаком с обычаями вашего клана и знаю, что вашим женщинам позволяется заговаривать первыми. Я не считаю себя оскорбленным! Хотел бы, тем не менее, предупредить ее, что следует воздержаться от подобных привычек в обществе других братьев, значительно меньше знающих об этом.
– Что вы говорите! Неужели? – Дорс, в отличие от Властелина Солнца, была явно задета и не скрывала этого.
– Да, именно так! Кроме того, ставлю вас в известность – нет необходимости добавлять к моему имени номер. Вполне достаточно – Властелин Солнца. А теперь, попрошу соплеменников последовать за мной и покинуть это неподобающее для меня место…
– Для нас оно тоже не очень подходит, – несколько громче, чем следовало, ответил Селдон, – но мы не тронемся с этого места до тех пор, пока не получим заверений в том, что здесь будут считаться и с нашими обычаями. Наши женщины говорят, когда испытывают желание говорить! И, если вы обещали нам защиту, то она должна быть как физической –так и морально-психологической! Властелин Солнца смерил Селдона взглядом, как равного.
– Вы смелый человек, молодой соплеменник! Ваше имя?
– Меня зовут – Хари Селдон. Имя моей спутницы – Дорс Венабили. Она с Синны. Когда Селдон произносил свое имя, старик ответил едва заметным кивком, но полностью проигнорировал имя женщины. Потом величественно произнес:
– Я поклялся соплеменнику Хьюммену в том, что позабочусь о вашей безопасности.
Поэтому я сделаю все, что смогу, чтобы защитить вашу… спутницу. И если она не будет продолжать упражняться в дерзости и бесстыдстве, то я приложу все усилия для обеспечения ее неприкосновенности. Однако, с одним условием – вам придется смириться. Он брезгливо указал сначала на голову Селдона, а затем на голову Дорс.
– Что вы имеете в виду? – переспросил Селдон.
– Ваши волосы…
– Что именно?
– Их не должно быть видно!
– Если вы хотите, чтобы мы выбрили головы, подобно вам – это исключено!
– Моя голова не выбрита, соплеменник Селдон. Я был депилирован при достижении зрелого возраста, как и все братья и их женщины.
– Если речь идет о депиляции, тогда наш ответ еще более категоричен!
– Соплеменник, мы не настаиваем ни на том, ни на другом. Мы хотим, чтобы ваши волосы были не видны, пока вы находитесь среди нас!
– Но как этого добиться?!
– Я принес кожаные шлемы, которые надеваются на голову до самых бровей. Вы обязаны носить их постоянно. Разумеется, соплеменник Селдон, вам придется бриться каждый день – или чаще, при необходимости.
– Но зачем? Для чего?
– Для нас, растительность на голове – недопустимое, отвратительное и непристойное явление!
– Неужели вам не известно, что повсюду в Галактике принято носить волосы?!
– Разумеется. Te из нас, кто часто имеют дело с представителями других планет, научились подавлять неприязнь к чужим обычаям. Но этого нельзя требовать от среднего брата. Селдон пытался понять.
– Ну, хорошо! Тогда объясните мне: если вы рождаетесь, как и все остальные, с волосяным покровом и сохраняете его до наступления половой зрелости – для чего необходимо избавляться от него впоследствии?! Это – что? Обычай, традиция или в этом есть что-то рациональное? Старик гордо объяснил:
– Путем депиляции мы демонстрируем молодежи, что с этого момента они признаются зрелыми людьми. Это заставляет их постоянно помнить о том – кто они, никогда не забывать, что все остальные всего лишь соплеменники. Не дождавшись никакого ответа (по правде говоря, Селдон и не мог ничего ответить), старик достал из кармана целую пригоршню тонких, кожаных наголовников, отличающихся оттенком. Он пристально пригляделся к путешественникам и, поднося по очереди к лицам каждого то один наголовник, то другой, наконец, подобрал подходящие цвета:
– Должны совпадать с цветом кожи, – пояснил он. – Разумеется, обмануть.. никого не удастся но, тем не менее, это не должно быть отвратительно явным! Потом он показал, как их надевают.
– Пожалуйста, прошу вас, соплеменник Селдон. Сначала это покажется обременительным, но вы скоро привыкните. Селдон попытался натянуть кожаную пленку, но оба раза, она сползала с волос.
– Начните с бровей, – подсказал Властелин Солнца. Его пальцы шевельнулись, словно у него возникло непреодолимое желание помочь. Пряча улыбку, Селдон предложил:
– Может быть, вы сами мне поможете? При этих словах, Властелин Солнца непроизвольно отступил на шаг и возбужденно воскликнул:
– Нет! Я не могу! Мне придется дотрагиваться до ваших волос! Вооружившись советом старика, Селдон предпринял очередную попытку и, наконец, потягивая чехол то туда, то сюда, надел. Дорс, внимательно наблюдавшая за мучениями Селдона, справилась без труда.
– Как это снимается? – поинтересовался Селдон.
– Нужно найти конец и потянуть. Вам будет намного проще, если вы подстрижете волосы…
– Что-то устал я от всего этого, – вздохнул Селдон и, повернувшись к Дорс, тихо шепнул. – Ты такая же симпатичная! Даже в этой пленке. Вот только что-то привычное и знакомое исчезло.
– Ничего не исчезло – все под колпаком, – шепнула она в ответ. – Очень надеюсь, что ты сможешь привыкнуть ко мне, безволосой! Селдон снова зашептал:
– Я не хочу задерживаться здесь и привыкать! Властелин Солнца, с высокомерным видом игнорировавший это перешептывание, заявил:
– Если вы займете места в моей машине, я доставлю вас на Майкоген.

 

37

 

– Честно говоря, – шептала Дорс, – мне не верится, что мы на Майкогене…
– Следует ли понимать тебя таким образом, что ты не видела ничего подобного прежде?
– Я всего-то на Транторе – два года. Причем, большую часть этого времени пришлось провести в Университете… Путешественницей меня трудно назвать. Но кое-что я, все-таки, повидала. И, знаешь, – нигде не встречала подобного однообразия! Властелин Солнца неторопливо и уверенно вел машину. На дороге, время от времени, встречался вагоноподобный транспорт, управляемый такими же безволосыми людьми. Их лысые головы то и дело отсвечивали на дороге. На другой стороне они увидели серое трехэтажное строение, украшенное орнаментом, все линии которого сходились в правом углу.
– Уныло! – чуть слышно ворчала Дорс. – Как здесь мрачно и уныло!
– Эгалитаризм, – шепнул Селдон. – Подозреваю, что ни один из Братьев не смеет помышлять о власти над другими. Встречались и пешеходы, но никаких признаков или намеков на движущиеся коридоры или шум скоростной трассы. Ничего!
– Мне кажется, что в сером – женщины.
– Трудно сказать, – возразил Селдон. – Хитоны скрадывают все. Лысые похожи друг на друга…
– Серые всегда парами или с белыми. А наш старик – в белом.
– Может быть, ты и права, – Селдон повысил голос. – Властелин Солнца, мне любопытно…
– Если вы хотите – можете спрашивать. Это не означает, что я непременно стану отвечать!
– Мы проехали уже большое расстояние, но не заметили ни административных зданий, ни индустриальных построек…
– У нас существуют только фермы. Откуда вы приехали, если не знаете таких вещей?! Селдон холодно парировал:
– Я из Внешнего Мира, и на Транторе всего лишь два месяца.
– Ах, так…
– Однако, Властелин Солнца, если ваш сектор целиком фермерский, почему мы не встретили ни одной?
– На других, более низких уровнях, – коротко пояснил старик.
– Означает ли это, что на данном уровне расположены только жилые постройки?
– Мы такие, какими вы нас видите. Каждый Брат и его семья занимают равную площадь; у каждой когорты одинаковое хозяйство; у всех одни и те же машины, которыми они сами управляют. У нас нет слуг и господ. Каждый зарабатывает на жизнь своим трудом. Ни у кого нет власти над другими. Селдон приподнял прикрытые чехлом брови и уточнил:
– Часть людей одета в белое, а другая часть – в cepoе.
– Потому что часть из них – Братья, а другая часть – Сестры.
– А мы?
– Вы соплеменники и гости. Вас и вашей…– он сделал паузу, – компаньонки не коснутся все аспекты жизни на Майкогене. Однако, вы будете носить белый хитон, а ваша компаньонка – серый. И жить вы будете в специальном помещении для гостей – отдельно от других.
– Равенство для всех – это замечательная идея! Но что будет с вами, когда население увеличится? Вы что, будете делить пирог на более мелкие части?
– Этого не произойдет. Иначе потребуется увеличение площадей, которого не допустят окружающие нас соплеменники; или изменение нашего образа жизни…
– Но, если…– начал было Селдон. Старик его оборвал:
– Все, достаточно, соплеменник Селдон. Я предупреждал, что волен не отвечать.
Наша задача – выполнить обещание, данное другу-соплеменнику Хьюммену. Мы выполним свой долг! На этом – все! Любознательность допускается, но нужно знать меру. Что-то в тоне старика заставило Селдона прекратить расспросы. Пожалуй, Хьюммен, со своей помощью, упустил очень важный момент. Им с Дорс нужна не только безопасность, но и информация. С этими «что можно» и «что нельзя» нет смысла задерживаться в этом секторе.

 

38

 

Селдон с нескрываемым разочарованием разглядывал квартиру. Здесь была маленькая индивидуальная кухонка, ванная комната. Две, рядом стоящие, кровати, два платяных шкафа, стол и два кресла. Все минимально необходимое для жизни двух человек в довольно скромных условиях, конечно, было…
– У нас, как на Синне – индивидуальная кухня и ванная, – смирившимся тоном подвела итог Дорс.
– Знаешь, – возразил Селдон, – Геликон, конечно, периферия, провинция, но я, все-таки, жил в современном городе. С оборудованной кухней и ванной… А здесь – что? Такое можно встретить где-нибудь в захолустной гостинице!
– Должно быть, это неотъемлемая составная эгалитаризма. Никакого обслуживания.
Все – равны! Никаких излишеств…
– И никакой уединенности… Пойми меня правильно, Дорс, – я не хочу чтобы нас воспринимали как искателей приключений. Мы должны дать им понять, что будем жить рядом, но порознь!
– Не думаю, что ты будешь услышан. Скорее всего, они предоставили нам не худшее помещение, и очень горды этим. Хари, надо смириться с таким положением. Мы с тобой взрослые люди. Я не стыдливая девственница, а тебя я никогда не воспринимала неопытным юнцом.
– Ты бы никогда не попала в такое положение. Все из-за меня!
– Ну и что? Ведь это приключение!
– Ладно, какую кровать ты займешь? Может быть, ту, что ближе к ванной? – Он присел на другую, – Меня вот что еще беспокоит: к нам не обращаются по именам.
Соплеменники и все. Все, что здесь происходит – не наше дело! Но ведь это совсем не то, чего мы хотели! Меня интересует абсолютно все, что здесь происходит! Ради этого мы сюда отправились, и я хочу знать то, что знают они!
– Или думают, что знают, – скептически дрбавила Дорс. – Вполне допускаю, что у них существуют легенды, уходящие в далекое прошлое – но принимать это всерьез…
– Для начала, с ними необходимо познакомиться. Как ты думаешь, у них есть исторические записи?
– Даже не знаю… после того, что увидела… Они так ужасно консервативны.
Совершенно помешаны на внутриклановой замкнутости. Я поражена, как Хьюммену удалось пробить эту стену! Потрясающе! Селдон размышлял вслух:
– Где-то есть ключ ко всему… Властелин Солнца был страшно поражен – просто разгневан тем, что я ничего не знаю о сельскохозяйственной ориентации Майкогена. Очевидно, из этого они не собираются делать тайну!
– Дело в том, что это не тайна. Предполагается, что происхождение названия «Майкоген» берет начало от древнего словосочетания «производитель дрожжей».
Конечно, я не палеолингвист, но мне так объяснял специалист. В любом случае, они производят разнообразные виды микропродуктов – дрожжи, разумеется, грибки, бактерии, микроклетчатку и так далее.
– В этом нет ничего необычного, – возразил Селдон. – Все Миры, так или иначе, уделяют этому внимание.
– Не так, как на Майкогене. Здесь – специализация! И используют они такие же архаичные методы, как и название сектора. Секретный состав удобрений, секретные способы воздействия на окружающую среду. Кто знает, что еще? Все засекречено.
– Да… полная замкнутость…
– Важно то, что они производят протеин и добиваются тонких вкусовых качеств.
Такого нет нигде. Объем производства удерживается на достаточно низком уровне, а цены весьма высокие. Я никогда не пробовала, да и ты, скорее всего, – нет, но вся эта продукция поставляется на императорский стол или для высших сословий других Миров. Благополучие Майкогена в этом и состоит.
Естественно, они хотят, чтобы все об этом знали.
– Тогда они должны быть очень богаты!
– Верно, они хорошо живут. Я подозреваю, что у них другие цели – не собственное изобилие, а независимость. Имперское правительство покровительствует Майкогену потому, что без него лишится разнообразного рациона; а это значит, что Майкогену позволяется придерживаться собственных взглядов, вести себя более независимо, проявлять высокомерие к соседям, – Дорс огляделась вокруг.
– Они ведут суровый образ жизни. Нет ни головидения, ни фильмокниг…
– Я обнаружил одну – в клозете на полке. Селдон сходил за ней. Взглянул на наклейку.
– Поваренная книга! Дорс протянула руку и начала манипулировать клавишами. На это занятие ушло некоторое время – модификация была слишком древней. Наконец, ей удалось запустить экран. Она перелистнула несколько страниц и произнесла:
– Очень мало рецептов, а в основном – философия на гастрономические темы. – Потом выключила монитор, повертела книгу в руках. – Похоже, это единичный экземпляр. Я не вижу, куда можно вставить карту для считывания. Отсканирована одна единственная книга. А, ерунда!
– Должно быть, они полагают подобную информацию – единственно необходимой для человека. – Он дотянулся до края стола, стоявшего между кроватями и взял другой предмет. – Может быть, это переговорное устройство, только экрана нет…
– Очевидно, и звук считается единственно необходимым!
– Послушай, как эта штука включается? – Селдон повертел предмет, разглядывая его со всех сторон, – Ты встречалась с чем-то похожим?
– Давно, в музее. Неужели в подобном консерватизме можно видеть один из путей отделения от других, так называемых «соплеменников», окружающих их и превосходящих числом?! Архаизм их жизни и обычаев делает клан майкогенцев неудобоваримыми, если так можно выразиться. Какая-то примитивная логика в этом есть!…
– Продолжая развлекаться с приспособлением, Селдон неожиданно воскликнул:
– Эй, он ожил! Может быть, что-то соскочило… Я ничего не слышу! Дорс нахмурилась и подобрала небольшой фетровый цилиндр, валявшийся на краю стола и, приложив его к уху, сказала:
– Слышу голос… Ну-ка, попробуй ты! – Она протянула цилиндр Селдону. Селдон прислушался:
– Что-то щелкнуло – бьет по уху… Вы меня слышите, я на связи… алло! Да, это наша комната… Нет, я не знаю номера! Дорс, какой у нас номер, не знаешь?
– На устройстве указаны какие-то цифры, – попробуй!
– Все может быть, – с сомнением в голосе согласился Селдон и сказал в переговорное устройство: – номер моего приемника GLT-3648A. Вы меня понимаете?.. Послушайте, у кого мне узнать, как пользоваться кухней и этим аппаратом?.. Что вы имеете в виду: «Все работает как обычно?». Мне это ничего не дает… Да послушайте же… Я… этот, как его – соплеменник, почетный гость! Мне не известно, как это работает обычно! Вы понимаете?.. Да! Прошу прощения за акцент. Приятно слышать, что вы отличаете соплеменников по произношению – мое имя Хари Селдон…
Потом была пауза, и Селдон взглянул на Дорс с мученическим выражением: – Он обещал поискать меня в картотеке… говорит, что не может найти… О! Нашли?! Хорошо! В таком случае, – дайте мне справку – Да!.. Да… Да. Как связаться с кем-либо за пределами Майкогена? Ах, так… жаль… А контакт с Властелином Солнца Четырнадцатым возможен?.. Так, тогда с его помощником?.. Может быть, с заместителем… Хм!.. Спасибо. Он положил устройство, с трудом вынул цилиндр из уха, выключил приспособление и пояснил:
– Они обещают прислать кого-нибудь, кто покажет нам все, но не могут точно обещать – в какое время… Связь работает только в пределах Майкогена. С Хьюмменом связаться не удастся… А если я захочу выйти на Властелина Солнца, придется преодолеть колоссальные трудности. Вздор! Может быть, это и есть – общество равных, но исключения из правил у них все-таки есть…– Он взглянул на часы. – В любом случае, Дорс, я не собираюсь изучать поваренную книгу или углубляться в тонкости философских оттенков этой темы. На моих – еще университетское время, кто знает который час у них… Неважно! Мы весь день на ногах, и я хотел бы поспать.
– Я тоже. Устала немного…
– Благодарю тебя за поддержку, и чем бы ни началось для нас следующее утро – я собираюсь расспросить тебя о плантациях микропищи, идет? Дорс была поражена.
– Тебя это заинтересовало?!
– Как тебе сказать… Если это – единственное, чем они гордятся, то, очевидно, будут охотно говорить на эту тему. Постараюсь разговорить… Пущу вход все свое обаяние. Может быть, доберемся и до легенд… По-моему, тактика правильная?!
– Будем надеяться, – неуверенно согласилась Дорс, – только вряд ли майкогенцев так легко разговорить…
– Посмотрим! – решительно заявил Селдон. – Я должен раздобыть эти сведения.

 

39

 

Следующее утро, снова застало Хари за приемником. Он злился, потому что был голоден. Попытка связаться с Властелином Солнца была решительно отвергнута кем-то, кто объяснил, что старика нельзя беспокоить.
– Но, почему?! – раздраженно переспросил Селдон.
– Не вижу необходимости отвечать на подобные вопросы, – последовал холодный ответ.
– Мы здесь не для того, чтобы стать пленниками или умирать от голода, – еще более холодно возразил Хари.
– Я не сомневаюсь, что у вас есть кухня и запасы пищи.
– Да, есть! Но я не знаю, как пользоваться кухонными приспособлениями и как приготовить пищу! Вы едите ее сырую? А, может быть, жарите или кипятите, а?!
– Трудно поверить, что вы не знаете таких простых вещей! Дорс, расхаживающая во время разговора взад-вперед, ринулась к трубке, но Селдон остановил ее, прошептав: «Он прервет разговор, если услышит женский голос!». Потом, более нетерпеливо,продолжил объяснения с невидимым собеседником:
– Меня не интересует: верите вы в это или нет! Пришлите кого-нибудь, кто разъяснит наше положение. В противном случае, когда я доберусь до Властелина Солнца – вы дорого заплатите за подобное отношение! Прошло чуть больше двух часов, прежде чем к их жилищу подъехали (к этому времени Селдон был в состоянии бешенства и Дорс тщетно пыталась успокоить его). Незнакомец был молодым человеком, с веснушчатым голым черепом. Наверное, он был рыжим. Он принес несколько котелков и собирался что-то объяснить, как вдруг, смутился и повернулся спиной к Селдону. Тот опешил.
– Ваш наголовник съехал, – прошептал юноша. Дорс сообразила:
– Давай помогу, вот здесь, с левой стороны… Селдон прорычал:
– Можешь повернуться, майкогенец! Как твое имя?
– Я – Серое Облако Пятый, – выговорил молодой человек, но прежде внимательно осмотрел голову Селдона. – Я послушник. Принес вам еду. – Немного замялся и добавил: – Эта пища с моей кухни. Ее приготовила моя женщина, соплеменник. Он поставил котелки на стол. Селдон приподнял одну из крышек и придирчиво принюхался.
– Пахнет аппетитно! Дорс кивнула.
– Ты прав, я тоже чувствую. Серое Облако пояснил:
– Она немного остыла в транспорте. У вас на кухне должна быть фаянсовая посуда и столовые приборы. Дорс отыскала все необходимое и они, наконец-то, поели. Почувствовав себя снова цивилизованным человеком, Селдон немного размяк. Дорс, предвидя, что юноша будет чувствовать себя скованно в присутствии чужой женщины, особенно, если она попытается заговорить, молча собрала со стола и отправилась на кухню – мыть. Она легко справилась с устройством, подающим воду. Пока Дорс отсутствовала, Селдон расспросил о местном времени и добавил фразу, повергшую юношу в эамешательство. – Ты хочешь сказать, что сейчас – полночь?!
– Разумеется, соплеменник. Поэтому потребовалось некоторое время для того, чтобы выполнить твою просьбу. Теперь Селдон понял все – и почему нельзя связаться с Властелином Четырнадцатым; и что пришлось разбудить жену Серого Облака… Он почувствовал раскаяние.
– Прости меня, юноша. Ведь мы – всего лишь соплеменники, и не умеем пользоваться кухней. Не знаем, как нужно готовить пищу. Не мог бы ты утром прислать кого-нибудь?
– Самое лучшее, что можно сделать, – умиротворенно отозвался молодой послушник, – прислать двух Сестер. Заранее приношу извинения; за вынужденное неудобство от присутствия двух женщин – они лучше разбираются в стряпне. Дорс, не успев вспомнить о месте женщины в мужском обществе, выходя из кухни, одобрительно воскликнула:
– Замечательно, Серое Облако! Мы рады встретиться с Сестрами! Серое Облако неодобрительно и мельком взглянул на Дорс, но ничего не ответил. Селдон, деликатно сделав вид, что молодой майкогенец просто не расслышал слов женщины, повторил:
– Замечательно, Серое Облако! Мы рады встретиться с Сестрами. Его – прекрасно поняли и расслышали.
– Я пришлю их, как только наступит день. Когда Серое Облако попрощался, Селдон оживился.
– Сестры – как раз то, что нам нужно!
– Ты так думаешь? Каким образом. Хари?
– Ну, подумай! Если они относятся к своим женщинам просто как к человеческим существам, то, наверное, те обрадуются и будут благодарны за оказанное внимание! Вот кто расскажет нам легенды!
– Если они знают, Селдон! – скептически добавила Дорс. – Скорее всего, майкогенцы не стремятся дать образование своим женщинам.

 

40

 

Сестры приехали спустя шесть часов после того, как Селдон и Дорс еще немного поспали, в надежде приспособиться к новому биологическому ритму. Сестры очень застенчиво вошли в помещение, можно сказать на цыпочках. Их хитоны (которые, как выяснилось, на местном диалекте назывались «балахонами») были светло-серого цвета, каждое было оригинально отделано утонченным узором и прекрасного качества кружевными лентами более темного оттенка. Балохоны не были лишены привлекательности, но становилось совершенно очевидно, что их основное предназначение – скрадывать женскую фигуру. Головы женщин были голые, как шары, а на лицах не было заметно ни тени косметики. Они бросали любопытные взгляды на Дорс, на деликатные голубые тени в уголках ее глаз и легкий розовый оттенок ее губ. Несколько минут Селдон лихорадочно соображал, что эти две женщины могли бы быть настоящими сестрами, по крови. Разгадка не заставила себя ждать, когда они вежливо представились: одну звали Дождевая Капля Сорок Третья, а другую – Дождевая Капля Сорок Пятая. Потом старшая с гордостью добавила:
– Мы представляем очень сильную когорту!
– Очень рада приветствовать вас обеих, – добросердечно призналась Дорс. – Но, пожалуйста, объясните, могу ли я обращаться к вам просто – Дождевые Капли?
– Нет, – ответила Третья, – когда нас двое, нужно называть номер.
– А как насчет Сорок Пятой и Сорок Третьей? – вмешался Селдон. Девушки переглянулись и промолчали. Дорс деликатно замяла его бестактность:
– Я справлюсь с этим сама, Хари. Селдон понял намек и замолчал. Скорее всего, это просто молодые девушки, не привыкшие разговаривать с мужчинами. Старшая выглядела более серьезной и, скорее всего, была большей пуританкой, чем ее младшая сестра.
– Дело в том, Сестры, что мы – простые соплеменники, и не знаем как пользоваться кухней…
– Вы хотите сказать, что не умеете готовить? Дождевая Капля Сорок Третья стояла, потрясенная услышанным, явно осуждая эту странную чужую женщину. Сорок Пятая прыснула (Селдон убедился, что его догадка была справедливой). Дорс попыталась разъяснить ситуацию:
– Однажды в моем распоряжении была собственная кухня, но ваша существенно отличается. Кроме того, я не знакома с вашими продуктами, не знаю, как их готовить.
– О! Да это очень просто… Мы вам покажем, – заверила Сорок Пятая:
– Мы приготовим вам хороший питательный завтрак, – присоединилась Сорок Третья. – Мы приготовим его для вас… для обоих…
– Если вы не возражаете, я бы поучилась у вас. Думаю, что пойму, только постарайтесь объяснять доходчиво. И еще, я бы хотела, Сестры, чтобы вы приходили к нам три раза в день и готовили для нас.
– Разумеется, мы все покажем, – с готовностью кивнув головой, пообещала Сорок Пятая.
– Наверное, вам будет нелегко научиться, ведь вы – соплеменница! Вы не будете испытывать… раздражения от этого?
– Я буду очень стараться, – улыбнулась Дорс. Затем дамы скрылись на кухне. Селдон проводил всех троих взглядом и начал обдумывать детали будущей стратегии.
Назад: Майкоген
Дальше: Микрофермы
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий