Прелюдия к Основанию

Биллиботтон

ДАХЛ – … Наиболее загадочная, пользовавшаяся дурной славой, часть сектора – район Биллиботтон. Это полулегендарное место, с которым связано бесчисленное число историй и преданий.
Фактически, целое направление дошедшей до нас литературы посвящено героям и их приключениям (и победам), и связано с опасностями пребывания в Биллиботтоне. Эти истории нашли такое широкое распространение, что одна из них, очень хорошо известна и, несомненно, достоверная, посвящается невероятным и фантастическим приключениям Хари Селдона и Дорс Венабили и связано это с….

Галактическая энциклопедия.

 

66

 

Когда Хари Селдон и Дорс Венабили остались одни, Дорс задумчиво спросила:
– Ты действительно решил повидать эту женщину – «Матушку»?
– Да, я все время думаю о ней, Дорс.
– Ты странный человек, Хари. Все время стремишься от плохого к худшему!
Отправился на Внешнюю Окраину, – а это было весьма опасно, – ради понятных, рациональных целей. На Майкогене – вторгся в святая святых – «орлиное гнездо»
старейшин; и это была еще более опасная затея с менее умными целями… И вот теперь, на Дахле, ты собираешься пойти в такое место, про которое все говорят, что оно гиблое! Почему?
– Мне любопытно узнать о Земле! Это очень важно, пойми! Дорс отчаянно уговаривала:
– Это всего лишь легенда, да к тому же, – не самая интересная. Рутина! На разных планетах меняются имена, а содержание остается неизменным. Всегда – рассказы о Мире, на котором зародилась жизнь, о Золотом веке. Так проявляется известное стремление человечества, живущего в сложном и неправедном мире, к простому и целомудренному прошлому! Это стремление неизбежно, как только индивидуум, он или она, начинают ощущать себя живущими в слишком усложненном обществе, даже если это ощущение ошибочно. Не забудь об этом в своих рассуждениях на тему психоистории!
– Все верно, – согласился Селдон. – Если, например, допустить возможность существования когда-то одного-единственного обитаемого Мира, – и неважно, как он назывался: Земля… Аврора… – фактически… Он замолчал, и Дорс не выдержала:
– Ну? Селдон кивнул головой.
– Ты помнишь ту историю – о руке, положенной на твое бедро? Ты рассказала ее на Майкогене, после того как я выпросил Книгу у Дождевой Капли? Так вот: она неожиданно вспомнилась мне, когда мы беседовали с Тисалверами. Она навела меня на мысль… напомнила мне…
– Что напомнила?!
– Сейчас уже не могу вспомнить точно! Мысль пришла и ускользнула… Что-то о первозданной Вселенной. Знаешь, у меня было такое ощущение, что я прикоснулся к чему-то важному, но ускользающему от меня… Дорс с нескрываемым удивлением смотрела на Селдона.
– Мне ничего не приходит в голову. Хари! Что может быть общего между этой историей и Землей или Авророй?!
– Да, конечно… я понимаю. Но это ощущение не оставляет меня с тех пор… Я все время думаю о роботе…
– О роботе? Мне казалось, что посещение «орлиного гнезда» все расставило по местам!
– Нет! К сожалению… Меня не оставляют мысли о роботе…, – он смотрел на Дорс тревожными, печальными глазами. – Я… я не уверен…
– Не уверен в чем, Хари? Селдон ничего не ответил. Дорс нахмурилась и сказала:
– Хари, дозволь мне сказать! В научной истории, – и поверь мне – я знаю, о чем говорю, – так вот, в научной истории нет ни одного упоминания о планете – прародительнице. Существует популярное мнение, и я не имею в виду сказителей с Майкогена или штольников с Дахла. Есть ученые-биологи, которые настаивают на том, что должен был существовать такой Мир. И есть историки, подхватившие эту идею и спекулирующие на ней. И, тем не менее, в научной истории нет упоминания об этом!
– Тем больше оснований выйти за рамки строго научной истории! Мне нужен инструмент, упрощающий подход к психоистории. Мне – все равно, что это будет – математический ли аппарат, или исторический опыт, или что-то совершенно невообразимое. Если бы у этого паренька было побольше знаний, я бы подключил его к моей проблеме. Он очень оригинально и смело мыслит… Дорс не дала ему договорить.
– Ты действительно собираешься ему помогать?
– Естественно! Как только появится такая возможность.
– Как ты можешь обещать, если не уверен – вернешься ли сам на Родину?
– Я хочу вернуться! Тебя это удивляет? Тогда вспомни обещание Хьюммена, данное Властелину Солнца Четырнадцатому? Он дал куда более невероятное обещание – вернуть майкогенцам Потерянный Мир при помощи психоистории! Вероятность вообще нулевая! Чего стоит подобное обещание? Дорс горячо возразила:
– Четтер Хьюммен пытался спасти нашу жизнь! Он хотел вырвать нас из рук Демерзела и Императора! Ты забыл? Кроме того, я абсолютно уверена в искренности его желания – помочь майкогенцам!
– Я не менее искренне хочу помочь парню. А мои шансы гораздо выше, смею заметить! И уж если ты полностью оправдываешь обещание Хьюммена, то, по крайней мере, не критикуй мое! И еще, Дорс, – его глаза зло сверкнули. – Я совершенно однозначно хочу встретиться с Матушкой Риттой и собираюсь отправиться к ней – один!
– Никогда! – чуть ли не выкрикнула Дорс. – Если пойдешь ты – пойду и я!

 

67

 

Госпожа Тисалвер с дочерью вернулась спустя час после ухода Юго. Она ничего не сказала ни Дорс, ни Селдону. Просто сдержанно поклонилась в ответ на их приветствие, и очень тщательно оглядела комнату. Потом придирчиво понюхала воздух, коротко и неодобрительно взглянула на Селдона и прошла в хозяйскую спальню. Сам Тисалвер пришел позже и за обедом, пока хозяйка собирала на стол, шепотом поинтересовался у Дорс и Селдона:
– Этот тип приходил?
– Да, и уже ушел, – сухо ответил Селдон. – Вашей жены не было дома в это время. Тисалвер кивнул головой.
– Вы намерены пригласить его снова?
– Не думаю, – ответил Селдон.
– Отлично! Обед прошел в натянутом молчании, и когда он уже закончился и хозяйская дочь отправилась заниматься, Селдон попросил:
– Расскажите мне о Биллиботтоне! Тисалвер так поразился, что просто беззвучно двигал губами. Касилия же, никогда не терявшая дара речи, поинтересовалась:
– Ваш новый приятель живет там и вы собираетесь нанести ему ответный визит?
– Нет, – спокойно объяснил Селдон. – Я просто хочу услышать о Биллиботтоне. Касилия коротко огрызнулась:
– Это трущобы, где живет отребье! Кроме подонков, живущих там, никто туда не заглядывает.
– Насколько я понял, там живет Матушка Ритта?
– Никогда не слышала о ней! – губы Касилии брезгливо покривились. Было ясно, что она не знает и не хочет ничего знать об этом месте. Тисалвер, заискивающе поглядывая на жену, признался:
– Я слышал о ней. Это сумасшедшая старуха, рассказывающая сказки.
– Она живет в Биллиботтоне?
– Не знаю, господин Селдон, я ее никогда не видел. Иногда о ней упоминают на головидении, после ее предсказаний.
– А ее предсказания часто сбываются? Тисалвер хрюкнул:
– Вы слышали когда-нибудь, чтобы предсказания сбывались? А ее-то – просто бред бессмысленный!
– Она когда-нибудь говорила о Земле?
– Не знаю, но не удивлюсь этому.
– А, вообще, упоминание этого названия вас не удивляет? Оно вам знакомо? Тисалвер недоумевал:
– Конечно, господин Селдон. Кажется, там зародилось человечество…
– Кажется? Вы в это не верите?
– Я?! Я – образованный человек! Но наши непросвещенные люди – верят.
– У вас есть фильмокниги о Земле?
– Ребятишки любят сказки про это… Да я и сам помню одну! Она даже так и начиналась: «Однажды, давным-давно, на Земле, когда она была единственной планетой…», – помнишь, Касилия? Тебе она тоже нравилась! Касилия пожала плечами, но отрицать не стала.
– Очень бы хотелось взглянуть на них, – признался Селдон, – Я имею в виду настоящие фильмокниги… учебники… рисунки.
– Да нет таких! Мне не попадались! Может быть, в библиотеке?
– Я обязательно поинтересуюсь… А не существует ли табу на разговоры о Земле?
– Что такое табу?
– Обычаи, запрещающие касаться некоторых тем… Тисалвер так искренне удивился, что необходимость в ответе отпала. Тогда задала вопрос Дорс:
– А может быть, путешественникам из Внешнего Мира запрещено посещать Биллиботтон? На этот раз Тисалвер начал нервничать:
– Да нет никаких запретов, никаких правил! Никому не стоит посещать Биллиботтон.
Лично я – ни за что бы не отправился туда!
– Почему?! – не унималась Дорс.
– Это очень опасно! Крайне опасно! Там все вооружены. У нас на Дахле все носят оружие, но на Биллиботтоне его применяют. Вы улавливаете разницу?
– А сейчас нам пора, – мрачно подвела итог Касилия. – Настали такие времена, когда отребье может появляться где-угодно! При этом она с выразительным укором посмотрела в сторону Селдона. Селдон сделал вид, что намека не понял.
– Если мне не послышалось, вы сказали жители Дахла вооружены?! Ведь в Империи строго преследуется незаконное, ношение оружия!
– Известное дело! – согласился Тисалвер. – У нас нет огнестрельного оружия, оглушающего или парализующего. Ничего такого – нет! Только ножи! – Он выглядел смущенным. Дорс воскликнула:
– Тисалвер, и у вас есть нож?!
– У меня?! – он был в ужасе. – Я… я мирный человек. В округе все спокойно…
– В нашем доме есть ножи,-выпалила Касилия. – Не так уж спокойно в нашей округе!
– И, что – у всех есть ножи? У всех, без исключения!
– Практически – да, госпожа Венабили, – виновато признался Тисалвер. – Это – принято… Но это вовсе не означает, что они пускаются в ход!
– На Биллиботтоне же – обычное дело? – уточнила Дорс.
– Да, часто. Когда люди возбуждены – часто происходят драки.
– И что – власти допускают?
– Сами понимаете… Иногда власти устраивают облавы на Биллиботтоне… Нож легко спрятать… Традиция сильна! Да и власти не очень озабочены, если кого-то из жителей трущоб зарежут.
– А если убьют человека Внешнего Мира?
– Если властям станет известно о таком случае – меры будут приняты, конечно! Но, как правило, никто ничего не видит и не слышит. Иногда… встречаются порядочные люди; честные, но им ничего не удается доказать. Свидетелей не бывает, сами понимаете… Очень вас прошу, не ходите в Биллиботтон, даже если у вас есть ножи! Селдон решительно покачал головой.
– Я не собираюсь брать с собой нож! Я не владею им… Вернее, владею, но очень плохо!
– Знаете, у вас один выход: остаться, господин Селдон! – горячо уговаривал Тисалвер. – Просто останьтесь, и все!
– Это исключено… Дорс безнадежно взглянула на него и обратилась к Тисалверу:
– Где у вас продаются ножи? Или можно будет воспользоваться вашими? Касилия быстро сообразила:
– Ну уж нет. У нас не принято отдавать ножи другим. Вы должны сами купить! Тисалвер признался:
– Эти магазины везде есть. Хоть и неофициально… Словом, в любом хозяйственном магазине вам продадут. Как увидите на витрине моечную машину – верный знак!
– А как можно добраться до Биллиботтона? – спросил Селдон.
– На экспрессе, – Тисалвер, заметив решимость Дорс, засомневался.
– Ну, а потом? – продолжал расспросы Селдон.
– Потом по восточной стороне, до указателя… Но, господин Селдон, – Тисалвер робко взглянул на Дорс. – Вы не должны брать с собой госпожу Венабили! С женщинами там поступают… скверно!
– Она не собирается! – заявил Селдон.
– Боюсь вас огорчить, но она – собирается! – решительно выпалила Дорс.

 

68

 

Растительность на губе владельца хозяйственного магазина была такой же буйной, как и в молодые годы. Но, не смотря на черные, как смоль, кудри, усы мужчины тронула проседь. Когда он разглядывал Дорс, то от удовольствия расправил их влево и вправо и сказал:
– А вы, госпожа, не с Дахла…
– Вы правы! Я хочу купить нож. Продавец заявил:
– Это противозаконно, вы знаете? Дорс ответила:
– Я не из полиции и не агент властей! Я собираюсь Биллиботтон. Он удивленно уставился на женщину.
– Одна?!
– С другом, – она кивнула через плечо, показывая на оставшегося за дверями магазина Селдона.
– Вам нужен нож для него? – продавец мельком взглянул на Селдона и снова остановил восхищенный взгляд на Дорс. – Он тоже путешественник, как я вижу.
Пусть зайдет и сам выберет.
– Не бойтесь, он – не шпион. Я хочу купить нож для себя. Продавец пожал плечами.
– Все вы из Внешнего Мира – чокнутые! Но, если вы хотите избавиться от кредиток – я к вашим услугам. Он нагнулся вниз, под прилавок, ловким и привычным движением загасил окурок и неуловимым движением извлек нож.
– Это самый большой?
– Для женщины – самый подходящий!
– Покажите мне мужской, пожалуйста.
– Не годится для вас – слишком тяжелый… Госпожа, вы умеете им пользоваться?
– Ничего, научусь. Вес меня не смущает. Покажите-ка мне мужской! Продавец широко улыбнулся:
– Ну, если госпожа желает…, – он нагнулся еще ниже и извлек смертельного вида широкое лезвие, похожее на нож мясника. Он подал нож рукояткой и продолжал улыбаться. Дорс попросила:
– А теперь, покажите на своем, как он складывается. Продавец достал второй нож, столь же устрашающего вида, и продемонстрировал. При этом он приговаривал:
– Отжимаем и убираем!
– Еще раз, пожалуйста! Продавец повторил. Дорс попросила:
– Хорошо! Теперь закройте и бросьте мне рукояткой вперед! Он очень медленно и деликатно кинул рукоятку ей в руки. Она без труда поймала и потребовала:
– Теперь еще раз и быстрее! Он поднял брови и без предупреждения, молниеносным, броском выкинул нож вперед, с левой руки. Дорс, даже не пытаясь двинуть правой, ловко перехватила нож левой, мгновенно отжала, блеснуло лезвие и так же мгновенно исчезло. Мужчина открыл рот.
– Это самый большой, что есть у вас? – спросила она.
– Да, госпожа. Однако, вы быстро устанете, он слишком велик для вас…
– Ничего, буду дышать глубже. Я возьму еще одни. Такой же!
– Вашему другу?
– Нет. Второй – себе.
– Вы собираетесь пользоваться двумя, одновременно?!
– Но ведь у меня две руки, верно? Продавец вздохнул:
– Госпожа, вам бы лучше не ходить в Биллиботтон. Вы не можете себе представить, что там делают с женщинами!
– Догадываюсь, сэр. Как они прикрепляются к поясу?
– Ваш-то не годится. Я сейчас подберу подходящий…
– Два ножа он выдержит?
– У меня должны быть где-то двойные… Их редко спрашивают.
– Мне он необходим!
– Боюсь, вашего размера не будет…
– Придется подогнать.
– Это вам дорого встанет!
– Ничего страшного. Когда она, наконец, вышла из магазина, Селдон со смешком констатировал:
– Ты так забавно выглядишь в этом массивном поясе!
– Неужели, Хари? Может быть, слишком забавно для Биллиботтона и лучше вернемся?
– Нет, я обязательно пойду… Один. Дорс была неумолима.
– Это пустой разговор. Хари! Или оба идем, или оба остаемся! Весь ее вид; холодный блеск голубых глаз, боевая поза – с руками на рукоятках ножей – все говорило о том, что Дорс настроена серьезно, как никогда.
– Очень хорошо! – он был настроен не менее решительно. – Если мы уцелеем, и если я когда-нибудь увижу Хьюммена, то, не смотря на мою привязанность к тебе, у меня будет одно-единственное условие. Я буду заниматься психоисторией, но тебя рядом не должно быть! Ты поняла? И, неожиданно для Селдона, Дорс весело рассмеялась:
– Забудь об этом? Не испытывай на мне свой характер. Никакая сала не сможет меня отстранить. Понимаешь?

 

69

 

Они вышли из экспресса и дошли до указателя с надписью «БИЛЛ БОТТОН». Вторая буква «И» не светилась. Дорс и Селдон свернули на нижнюю дорогу. Было раннее утро, и Биллиботтон ничем не отличался от Дахла, который они покинули. Однако, в воздухе стоял какой-то едкий, неприятный запах и вся дорога пестрила разбросанным мусором и отбросами. Складывалось впечатление, что эта местность никогда не убиралась. Прогулка проходила нормально, однако, их все время преследовало чувство неудобства, напряжение, как от слишком туго натянутой веревки. Может быть, из-за встречных прохожих? Они казались обыкновенными, нормальными как и во всех других местах Дахла. Прогуливающиеся по улицам люди, занятые своими делами и мыслями, они не пытались игнорировать друг друга. Приветствовали знакомых, обменивались репликами, встречали открытыми взглядами… По отношению к ним, на Биллиботтоне, он не заметил ни дружелюбия, ни приветливости. Любой из встречных, двигающийся параллельно с ними или навстречу, – оглядывался и нагло изучал их обоих. Каждая пара глаз светилась чем-то нехорошим… Трудно было обьяснить… Одеты люди были плохо. Чаще в лохмотья – грязные и рваные. Дорс и Селдон, в чистой и новой одежде, сильно выделялись на их фоне. Он поинтересовался мнением Дорс:
– Как ты полагаешь, где живет старуха?
– Откуда же мне знать, – отозвалась Дорс. – Ты привел нас сюда, тебе и строить предположения!
– Мне кажется, нужно расспросить встречных.
– Не думаю, что тебе согласятся помочь!
– Попадаются подростки, – он показал рукой на мальчика, которому на вид было лет двенадцать. Он стоял на обочине и глазел на путешественников.
– Думаешь, он еще слишком мал и не научился ненавидеть чужаков?
– В любом случае, он выглядит достаточно смышленым и вряд ли попытается напасть на нас… Селдон повысил голос:
– Молодой человек! Мальчишка отступил на шаг, но продолжал таращиться.
– Подойди к нам! – Селдон подозвал его кивком.
– Че надо-то? – отозвался паренек.
– Хочу расспросить тебя, как найти дорогу. Не бойся, подойди поближе! Мальчик сделал два шага вперед. На немытом, чумазом, личике блеснули острые и умные глаза. На ногах малыша были разные сандалии, штанишки порваны, одно колено светилось сквозь дыру.
– Ну, что? Какую-такую дорогу, а?
– Мы разыскиваем Матушку Ритту. Мальчишка прищурил глаза:
– Ну?
– Я – ученый. Ты знаешь, что это такое?
– В школу когда ходят?
– Да. Ты учишься? Мальчик переступил с ноги на ногу и сплюнул сквозь зубы.
– Не-а!
– Если ты проведешь нас к Матушке, я спрошу ее о том, что меня ждет в будущем.
– А че расспрашивать-то. И я тебе скажу! Вырядились тут. Жди беды, понл!
– Как тебя зовут?
– А тебе зачем?
– Ну… мы бы познакомились поближе… Ты бы нас проводил. Знаешь, где она живет?
– Может знаю, а может – нет! Райчем меня кличут. Че дашь за это?
– А чего бы ты хотел, Райч? Мальчишка пожирал глазами пояс Дорс.
– У леди двойной пояс! Дашь один нож – покажу!
– Это ножи для взрослых. Ты еще слишком мал, Райч.
– Ну, тогда… я еще слишком мал, значит, чтоб дорогу показывать, понл? – он безразлично разглядывал свой грязный, кудрявый чуб. Селдону было неловко. Толпа начала обращать на них внимание. Некоторые остановились и начали прислушиваться, но потом шли своей дорогой. Если паренек позовет на помощь – будут неприятности. Он улыбнулся и дружелюбно спросил:
– Райч, ты читать умеешь? Райч сплюнул:
– Не-а! Зачем надо-то?
– А компьютером пользоваться можешь?
– Говорящим? Могу. Любой может!
– Вот что я тебе скажу: ты меня проводишь до ближайшего магазина, а я куплю тебе карманный компьютер, твой собственный, обучающий. Ты научишься читать самостоятельно. Селдону показалось, что мальчишка призадумался, взвешивая предложение. Но Райч остался непреклонным.
– Не-а! Или нож или ничего!
– Послушай, Райч! Ты научишься читать, а потом всех удивишь! Сможешь читать за деньги и накопишь столько, сколько тебе нужно. Сможешь купить нож! Парнишка колебался.
– Не-а! Никто мне не заплатит. Ни у кого кредиток-то нет.
– Если ты научишься читать, то сможешь получить работу в магазине, где торгуют ножами, а на оставшееся жалование купишь нож. Ну, как?
– А ты когда купишь компьютер?
– Прямо сейчас. Только проводи нас к Матушке Ритте.
– У тебя есть кредитки?
– Вот, смотри!
– Тогда пошли! Когда покупка была сделана и парнишка потянулся за ней, Селдон покачал головой, спрятал машинку во внутренний карман и сказал:
– А наш уговор? Сначала Матушка Ритта – потом, компьютер. Так где она живет? Ты знаешь? Райч состроил презрительную гримасу.
– Я-то знаю. Ты получше присматривай за компьютером, пока идем. А то я кликну ребят, если что, понл?
– Ты нас не запугивай, – сказал Селдон. – Мы умеем держать слово и постоять за себя. Райч провел их по переулкам. Во время ходьбы и Дорс и Селдон молчали. Дорс была погружена в свои мысли, но очень внимательно наблюдала за окружением. Когда прохожий останавливался за их спинами, она поворачивалась и мрачно оглядывала зевак. Вскоре Райч остановился у жилого комплекса и сказал:
– Здесь! Пришли! Она у нас не бездомная. Они еще немного покружили по коридорам и этажам, и Селдон поймал себя на том, что один – давно бы уже заблудился. Он поинтересовался:
– Как тебе удается запомнить дорогу? Я давно бы запутался в этих коридорах! Мальчишка пожал плечами.
– Не знаю! Мы здесь с ребятами часто играем. Потом, номера же есть. Если не отвалились – легко найти! Наконец, Райч остановился у темной облезлой двери с номером 2782.
– Вона! – он протянул руку за обещанным.
– Сначала посмотрим, кто здесь живет, – мягко возразил Селдон. Он нажал на кнопку звонка, но ничего не произошло.
– Не работает! – объяснил Райч. – Колотите в дверь. Она у нас глухая! Селдон постучал. За дверью послышалась возня. Старческий хриплый голос спросил:
– Кому потребовалась Матушка Ритта? Селдон крикнул:
– Двум ученым! – он вынул из кармана машинку и протянул Райчу. Тот хмыкнул, сплюнул, схватил ее и поспешно убежал прочь. Селдон повернулся навстречу Матушке Ритте.

 

70

 

Матушке было уже изрядно за семьдесят. У нее было доброе, дряблое лицо. Пухлые щечки, маленький ротик, небольшой второй подбородок. Она была коротенькая, около полутора метров, и очень толстенькая. Вокруг глаз старушки уютно притаились добрые морщинки, и когда она улыбнулась вошедшим, все ее лицо осветилось лаской. Двигалась она с трудом.
– Входите… входите….Из Внешнего Мира? Путешественники… Угадала? От вас не пахнет Трантором, совсем не пахнет! Лучше бы она не говорила о запахах. В ее темной, грязной комнатенке, никогда не проветриваемой и неубранной, висел такой густой и затхлый аромат, что после визита – их одежда наверняка пропитается им.
– Вы правы. Матушка Ритта. Я – Хари Селдон с Геликона. Это мой друг – Дорс Венабили с Синны.
– Ну, ну…, – она тщетно пыталась найти чистое место на полу для своих гостей. Дорс выручила:
– Ничего, ничего – мы постоим!
– Что-что? – старуха взглянула на молодую женщину. – Говори погромче, деточка! У меня уже не такой острый слух, как в твоем возрасте.
– Вам нужно купить слуховой аппарат, – громко посоветовал Селдон.
– Да нет, не поможет, господин Селдон. Что-то со слуховым нервом случилось. А лечиться – денег не было. Вы что же, хотите узнать будущее у Матушки-Ритты?
– Не совсем, – ответил Селдон. – Я хочу узнать о прошлом.
– Превосходно, превосходно! Это большая редкость в наше время. Всегда нужно такое напряжение, чтобы догадаться, о чем люди хотят услышать…
– Должно быть, это сложное искусство? – улыбнулась Дорс.
– Только кажется, что просто. Вы должны по-настоящему верить. Да… Я заслужу вознаграждение?
– Мы заплатим любое вознаграждение, если у вас есть кредитный счет. И, пожалуйста, не тратьте силы на то, чтобы догадаться – чего мы хотим.
Расскажите нам правду, о Земле. Нас интересует только то, что было… Пожилая женщина, все время шаркающая по комнате и поправляющая вещи, разбросанные повсюду, словно стараясь угодить важным гостям – замерла.
– Что вы хотите узнать о Земле?
– С чего все началось? Старуха распрямилась. Ее глаза глядели куда-то в бесконечность. Она вымолвила торжественно и певуче:
– Это очень древний Мир, очень древняя планета. Она забыта и затеряна… Дорс перебила пожилую женщину:
– Это – история. Мы об этом знаем.
– Это началось еще до всякой истории, деточка, – задумчиво произнесла Матушка Ритта, – Она существовала еще на заре Галактики. Только на ней обитали люди… Селдон спросил:
– Другое название у нее было?.. Аврора? Лицо старухи посуровело:
– Где вы слышали это название?
– Во время странствий… Я встречался с названием древнего забытого Мира – Аврора…
– Это ложь! – она обтерла губы, словно пытаясь стереть горечь, оставшуюся от этого слова. – Это название можно упоминать только там, где обитает Дьявол!
Эта планета породила Дьявола… Когда он пришел, Земля была единственной среди своих сестер. Дьявол почти разрушил Землю, но Земля выстояла и уничтожила Дьявола, благодаря своим героям.
– Неужели Земля существовала до Него? Вы уверены?
– Задолго… Земля была единственной в Галактике тысячи лет – миллионы лет!
– Миллионы лет она оставалась единственной, населенной разумными существами?
– Это правда. Это правда. Это правда!
– Где об этом написано, скажите? Можно взглянуть на записи? Матушка Ритта покачала головой:
– Я слышала эту историю от своей матери… А она – от своей… И так далее. У меня нет детей, и я рассказываю ее другим. Скоро наступит конец. Наступит время неверия… Дорс попыталась утешить ее:
– Не совсем так, Матушка. Есть люди, которые специализируются на доисторических временах. Они изучают все предания о древних Мирах. Старуха махнула рукой, словно пытаясь отогнать эти слова:
– Они на все смотрят холодными глазами. Ученые… Им бы все по полочкам разложить… А я бы могла рассказывать целый год о великом герое Ба-Ли, но у вас нет столько времени, а у меня кончаются силы…
– Вы когда-нибудь слышали о роботах? – поинтересовался Селдон. Пожилая женщина вздрогнула и почти выкрикнула:
– Как ты можешь спрашивать об этом? Эти существа были созданы по образу и подобию человека, но с дьявольской душой. Они служили дьявольским силам. Их уничтожили. О них нельзя вспоминать!
– Существовал ли особенный робот, который помог справиться с Дьяволом? Матушка Ритта придвинулась к Селдону и пристально вгляделась в его глаза. Он почувствовал на лице ее горячее дыхание.
– Ты пришел, чтобы посмеяться над старухой? Ты все знаешь, но спрашиваешь?
Почему ты спрашиваешь?
– Потому, что хочу знать!
– Был один искусственный человек, который помог Земле. Это был Да-Ни, друг Ба-Ли. Он никогда не умрет. Живет где-то, ожидая своего часа. Никто не знает, когда наступит его время. Но этот день обязательно настанет! Он придет и уничтожит жестокость, несправедливость и насилие. Я обещаю это! Она замолчала, прикрыла глаза, словно углубившись в воспоминания… Селдон молчаливо постоял, вздохнул и сказал:
– Благодарю тебя, Матушка Ритта. Ты очень помогла мне. Назови свою цену?
– Мне было приятно встретиться с людьми из Внешнего Мира, – отозвалась пожилая женщина. – Десять кредиток. Могу я предложить вам подкрепиться?
– О, нет! Спасибо, – отказался Селдон, – Вот, пожалуйста, возьмите двенадцать.
Только вы должны объяснить нам, как отсюда добраться до экспресса. И еще,…
если бы вы смогли записать ваши рассказы о Земле… Я хорошо заплачу!
– Это потребует столько сил от меня… Какова же оплата?
– Это будет зависеть от объема рассказа и от качества. Я могу заплатить тысячи. Матушка Ритта облизнула губы:
– Тысяча кредиток? А как я вас разыщу, когда история будет записана?
– Я дам компьютерный код, по которому со мной можно связаться. После того, как Селдон дал номер, они с Дорс выбрались из жилища Матушки и по сравнительно чистой аллее пошли в сторону, указанную старухой.
– Беседа была короткой, верно, Хари?
– Да уж… окружение не располагало. Я не смог больше выдержать, честно говоря.
Удивительно, как все-таки эти сказители склонны к преувеличению.
– Как тебя следует понимать? Что значит «склонны к преувеличению»?
– Вот, например, майкогенцы: они населили свою Аврору людьми, которые жили задолго до того, как обитатели Дахла заселили свою Землю. И те, и другие толкуют о вечно живых роботах. Все это наводит на одну мысль…
– Прошли миллионы лет… Есть где разгуляться фантазии! Кстати, где мы?
– Матушка Ритта говорила, что нужно дойти до площадки отдыха и около указателя «ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЛЛЕЯ» взять левее, до следующего указателя. Мы уже прошли площадку отдыха?
– По-моему, мы сбились с пути… Я не помню никакой площадки, правда, я не следила за дорогой. Все смотрела за встречными… и… Ее голос оборвался. Прямо впереди аллея расширялась. Селдон вспомнил, они уже проходили здесь. С обеих сторон от дорожки находились низкие и широкие сидения для отдыха. Дорс не за кем было следить, прохожих рядом не было… Но в конце аллеи они увидели группу мужчин, очень крупных даже для Дахла, усатых, мускулистых: их напрягшиеся мышцы блестели в желтоватом свете фонарей. Совершенно очевидно – они поджидали именно Селдона и Дорс. Оба путешественника непроизвольно остановились и оглянулись назад. Двое или трое мужчин выступили из-за кустов на дорогу. Сквозь зубы Селдон шепнул:
– Это западня! Я не должен был брать тебя с собой…
– Вот именно теперь я и нужна, как никогда! – горячо прошептала Дорс. – ты не жалеешь что мы посетили Матушку Ритту?!
– Если выберемся отсюда – нет! Громко и миролюбиво Селдон обратился к группе, стоящей впереди:
– Господа, можно нам пройти? Один из мужчин шагнул вперед. Он был так же высок, как и Селдон, но гораздо плечистее и мощнее. Но от внимания Селдона не ускользнул отвисший живот парня.
– Я – Маррон, – мужчина произнес свое имя таким тоном, словно был уверен, что одно это должно привести всех в трепет. – Мы здесь, что бы сказать вам: мы не любим чужаков. Вы захотели посетить нас – хорошо! Если хотите уйти невредимыми – платите!
– Отлично! Сколько?
– Все, что у вас есть. Вы, чужаки, бог-а-а-тые…, у вас кредитки, верно?
Доставай!
– Нет!
– Парень, не спеши говорить – нет. Мы просто отберем их, и все!
– Для этого вам придется убить или ранить меня, а без моего звукового шифра – они не действительны. Без моего звукового шифра, ясно?
– Да, не так, господин – смотри: я буду с тобой вежлив, мы не будем причинять тебе сильного вреда…
– Ну, сколько вас, всего? Девять? Нет! – Селдон сосчитал всех вслух. – Десять!
– Я и один справлюсь!
– Без помощи остальных?
– Без…
– Если остальные отойдут подальше и расчистят место – я посмотрю, как это у тебя получится, Маррон!
– Господин, как я погляжу, у тебя и ножа-то нет. Хочешь, я дам?
– Спасибо, не надо! Пусть наши шансы уравняются! Маррон, потешаясь, оглядел всю шайку.
– Глядите-ка, ребята. Да это боец! Он совсем не испугался. Славно, славно! Мне как-то даже боязно сражаться с таким молодцом! Вот, что я тебе скажу, господин: я займусь твоей девочкой, а когда тебе надоест – достанешь свои кредитки и ее и голос подашь, договорились? А если ты не подашь голоса, то когда я освобожусь…– ты же не маленький – это займет какое-то время …
Вот! А потом я тебя просто зарежу!
– Нет! – выкрикнул Селдон. – Оставь женщину, не смей! Я вызвал тебя на равный бой – один на один; ты с ножом, я – без. Я согласен драться с двумя, но женщину отпусти, слышишь?
– Остановись, Хари! – крикнула Дорс. – Если он хочет – я пойду с ним. Оставайся на своем месте, Хари. Не двигайся!
– Ты слыхал, господин? – Маррон гаденько улыбался. – Оставайся, где стоишь, Хари.
Не двигайся. Маленькая леди хочет меня! Эй, ребята, придержите его! Двое парней схватили Селдона за руки. Он почувствовал, как лезвие уперлось в его бок.
– Не двигайся, – шепнули ему в ухо. – Можешь поглазеть – вдруг даме понравится!
Маррон – большой дока в таких делах,ха-ха! Дорс снова крикнула:
– Не сходи с места, Хари! – Она повернулась лицом к Маррону, положила обе руки на пояс и выжидательно посмотрела на верзилу. Он стал приближаться. Она подпустила его поближе и молниеносным движением выдернула и раскрыла оба ножа. Маррон остановился. На какое-то мгновение он опешил, а потом заржал.
– У малышки два ножа, как у больших мальчиков. А у дяди только один. Он выхватил свой.
– Как мне не хочется убивать тебя, маленькая леди. Можно было бы заняться более интересной игрой. Как ты думаешь? Может быть просто отобрать их у тебя, а? Дорс зло ответила:
– Я не хочу убивать тебя, и постараюсь избежать этого! Но обещаю, что приложу максимум умения и защищу своего друга. Это мой долг! Маррон притворился испуганным.
– О, госпожа, пожалуйста не убивай меня! – после чего раскатисто хохотнул. Вся банда поддержала вожака. Маррон сделал ложный выпад ножом. Потом повторил еще и еще раз. Дорс не шелохнулась и не предприняла ответной попытки. Маррон начал выходить из себя. Он хотел довести ее до паники, но потерпел неудачу. Следующий выпад был уже настоящим. Она сделала молниеносное движение и его рука, вместе с ножом, отлетела. Правой рукой она разрезала его рубаху. Тоненькая кровавая черта проступила на груди верзилы. Маррон изумленно взглянул на себя. Все бандиты вскрикнули от удивления. Селдон почувствовал, как двое парней, державших его, ослабили захват. Он напрягся. Теперь Маррон перекинул нож в другую руку и снова сделал выпад. И опять реакция Дорс была изумительной. Она перехватила выпад левым ножом, и он не достиг цели. Правой рукой она ударила по руке нападавшего, и когда Маррон разжал раненую руку, кроме кровоточащей, рваной раны в ней уже ничего не было. Дорс отскочила назад. А Маррон, рассвирепевший от боли в руке и груди, дико заорал:
– Эй, кто-нибудь, киньте нож! Была минута общего замешательства. Но один долговязый решился, наконец, и попытался передать нож Маррону. Тот изготовился принять оружие, но Дорс сделала еще один молниеносный выпад и второй нож последовал за первым. Державшие Селдона ослабили внимание к своей жертве. Он внезапно приподнял обоих, толкнул их вперед и вырвался из плена. Его захватчики развернулись к нему с удивленными рожами, но он ударил одного ногой в пах, а другого локтем в солнечное сплетение. Оба рухнули на траву. Он стремительно нагнулся и выхватил ножи у того и у другого. Теперь Селдон был вооружен как и Дорс. Правда, он не владел такой же техникой, как она, однако сообразил, что бандитам это не придет в голову. Дорс выкрикнула:
– Не подпускай их, но и не убивай! Маррон, моя следующая атака завершится не царапиной! Маррон, окончательно взбесившись, попытался накинуться на Селдона. Дорс пропустила его и ударила ногой под правое колено. Верзила рухнул на дорожку. Она подскочила, держа одно лезвие на затылке Маррона, а другое, уперев ему в горло и выкрикнула:
– Сдавайся! Мощным рывком Маррон откинул ее одной рукой в сторону и вскочил на ноги. Он еще не успел окончательно распрямиться, когда Дорс оказалась на нем сверху и, размахнувшись левой рукой, отхватила обидчику один ус. Маррон завопил как дикое животное и схватился за лицо руками. Когда он оторвал ладони от лица – обе были в крови. Дорс выкрикнула:
– Это было мое последние предупреждение, Маррон. Вместе с усами ты потерял часть губы. Еще одна попытка – ты будешь трупом! Она немного подождала. Маррону, кажется, хватило. Он бросился наутек, рыча и отплевываясь кровью. Дорс повернулась к остальным. Те, кого уложил Селдон, мирно лежали и не собирались вставать. Она нагнулась, перерезала их пояса и распорола обоим брюки.
– Теперь им будет чем занять руки – придется поддерживать брюки, – прокомментировала она. Она обратилась к оставшимся в стороне семи:
– Кто бросил нож? Бандиты молчали. Она продолжила:
– Ладно! Это неважно теперь. Можете подходить по-одному или все скопом. В любом случае, при каждом моем выпаде – один из вас умрет. Все семеро, не сговариваясь, повернулись и бросились бежать. Дорс провела рукой по лбу и обратилась к Селдону:
– По крайней мере, на этот раз Хьюммен не сможет упрекнуть меня в невнимании! Селдон восхищенно воскликнул:
– Невероятно! Я не могу поверить! Я и не знал, что ты так великолепно дерешься и умеешь так разговаривать! Дорс самодовольно улыбнулась:
– У тебя, оказывается, тоже талант! Мы с тобой – отличная пара. Оботри свои ножи и спрячь. Я полагаю, что новости здесь быстро распространяются. После Биллиботтона нас вряд ли отпустят так просто! Она оказалась права…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий