Основатели и Империя

8. На Трантор

Деверс склонился над маленьким тусклым шаром, боясь пропустить проблеск жизни. Локатор постоянно посылал в пустой космос сигналы.
Барр ждал, сидя на низенькой кушетке в углу.
– Что, не слышно больше? – спросил он.
– Ребят из Империи? Не слышно, – торговец злился. – Мы от них давно оторвались. Даже если бы у них были корабли быстрее нашего, они бы нас не догнали: мы уже сделали несколько скачков через гиперпространство.
Деверс откинулся на сидении и расстегнул ворот.
– Эти вояки могли разрушить нашу систему связи. Вполне возможно, что я ищу то, чего уже нет.
– Вы пытаетесь связаться с Фондом?
– С Ассоциацией.
– Что такое Ассоциация?
– Ассоциация независимых торговцев. Не слышали? Впрочем, о нас мало кто слышал. Мы еще не заявляли о себе всерьез.
Некоторое время они сидели молча. Молчал и индикатор кругового обзора. Барр спросил:
– Вы находитесь в пределах видимости?
– Не знаю. Я не могу точно определить, где мы находимся. Потому и включил круговой обзор. Мы можем до конца жизни никого не встретить.
– Неужели?
Барр сделал жест по направлению к индикатору. Деверс вздрогнул и надел наушники. В глубине маленького тусклого шара зарождался робкий свет. Полчаса Деверс пытался раздуть этот огонек связи, светивший из глубины космоса, откуда-то с расстояния пятисот световых лет. Наконец, отчаявшись, снял наушники.
– Давайте поедим, док. Можете помыть руки, только экономьте воду.
Он присел на корточки перед рядом шкафчиков и пошарил в одном из них.
– Надеюсь, вы не вегетарианец?
– Я всеядный, – ответил Барр. – Что же ваша Ассоциация? Вы ее потеряли?
– Похоже на то. Будь мы немного ближе, я бы ее не упустил. Этого следовало ожидать.
Деверс выпрямился и поставил на стол два металлических контейнера.
– Пять минут постоит, потом нажмите сюда и получите тарелку, еду и вилку. Заранее прошу прощения, салфетки не будет. Думаю, вы не откажетесь узнать, что сообщила мне Ассоциация.
– Если это не секрет.
– Для вас не секрет, – покачал головой Деверс. – Райоз говорил правду.
– Насчет выкупа, что ему предложили?
– Да. Он действительно отказался. Дела плохи. Бои идут на границах Локриса.
– Локрис находится рядом с Фондом?
– Да, это одно из Четырех Королевств. Можно сказать, внутренняя линия обороны. Но это еще не самое страшное. Райоз действительно получил подкрепление: большие корабли новой конструкции. Много кораблей. И все из-за меня: я перепугал Бродрига.
Опустив глаза, он открыл контейнер. Блюдо, похожее на жаркое, вкусно запахло. Дьюсем Барр уже ел.
– Если так, довольно импровизаций, – сказал он. – Через линию фронта к Фонду мы не пробьемся, значит, единственное, что нам остается, – терпеливо ждать. Поскольку Райоз вышел на внутреннюю линию обороны, долго ждать не придется.
Деверс отложил вилку.
– Разумеется, – сказал он, возмущенно сверкая глазами, – вам можно подождать! Вам терять нечего.
– Вы считаете? – спросил Барр с тонкой улыбкой.
– Глядя на вас, иначе не скажешь, – Деверс заметно горячился. – Вы ведете себя так, как будто война – не война, а грызня пауков в банке, на которую занятно посмотреть. Я так больше не могу. Враг вошел в мой дом, от его рук гибнут мои сограждане и друзья. А вам что – вы чужой.
– Мне доводилось переживать гибель друзей, – старик уронил руки на колени и прикрыл глаза. – Вы женаты?
– Торговцы не женятся, – ответил Деверс.
– Так вот, у меня двое сыновей и племянник. Я предупредил их, но они, по ряду причин, не смогли скрыться. Наш побег означает их смерть. Дочь и внуки, я надеюсь, покинули планету еще до начала войны. Однако, даже не считая их, я поставил на карту и потерял больше, чем вы.
Деверс не смягчился.
– Вы пошли на это сознательно, – упорствовал он. – Могли бы и дальше работать на Райоза. Я вас не просил…
Барр покачал головой.
– Не было выбора, Деверс. Пусть ваша совесть будет чиста: я рисковал жизнью сыновей не ради вас. Пока было возможно, я сотрудничал с Райозом. Но он собирался применить психозонд.
Патриций открыл глаза, в них было страдание.
– Около года назад Райоз посетил меня в моем доме. Он расспрашивал меня о культе, созданном вокруг волшебников. Райоз неверно ставил вопрос: это не совсем культ. Видите ли, Сайвенна уже сорок лет несет бремя гнета, который теперь угрожает вашему миру. Пять восстаний были потоплены в крови. Однажды мне достались записи Хари Селдона, и из них я узнал, что так называемый культ ждет своего часа.
Он ждет, пока волшебники придут, и готовится к этому дню. Мои сыновья стоят во главе тех, кто ждет. Поэтому я не мог стать под психозонд. Пусть лучше они погибнут как заложники, а не как предводители восстания. Я не мог поступить иначе, и я не чужой!
Деверс опустил глаза. Барр продолжал, уже спокойнее:
– Вся Сайвенна уповает на победу Фонда. Именно ради победы Фонда я пожертвовал жизнью сыновей. Между тем в записях Селдона не сказано, что Фонд непременно победит и Сайвенна непременно освободится. У меня нет уверенности в спасении моего народа, я лишь надеюсь.
– Тем не менее вы согласны ждать. А вражеский флот уже в Локрисе.
– Я поступал бы точно так же, – просто ответил Барр, – даже если бы он высадился на Термине.
Торговец безнадежно вздохнул.
– Я не верю, что дела делаются сами собой. Что бы там ни говорила психоистория, Райоз гораздо сильнее нас. Ваш Селдон ничего здесь не поделает.
– Ничего и не нужно. Все уже сделано. Остается ждать результата. Вы не знаете, что происходит, но это не значит, что не происходит ничего.
– Возможно. А здорово, что вы пристукнули Райоза. Он один опаснее, чем вся его армия.
– Вот уж не знаю. Бродриг его заместитель, – лицо старика исказилось ненавистью. – Он возьмет в заложники всю Сайвенну. Он уже не раз себя проявил. Есть планета, на которой пять лет назад казнили десятую часть взрослых мужчин только за то, что население не смогло выплатить непосильных налогов. Сборщиком налогов был известный вам Бродриг. Слава космосу, если Райоз остался жив. Его репрессии по сравнению с жестокостью Бродрига – просто милость.
– Но полгода, полгода на вражеской базе без всякой пользы, – Деверс хрустнул пальцами. – Без малейшей пользы!
– Погодите! Вы мне напомнили… – Барр пошарил в складках одежды. – Может оказаться полезным, – и бросил на стол металлическую капсулу.
Деверс схватил ее.
– Что это?
– Донесение. Райоз получил его как раз перед тем, как я его стукнул. Надеюсь, пригодится.
– Не знаю. Нужно посмотреть, что там.
Деверс положил капсулу на ладонь и стал внимательно разглядывать.
Выйдя из-под холодного душа, Барр застал Деверса за рабочим столом в глубокой задумчивости.
Старик спросил прерывисто, шлепая себя по телу, чтобы согреться.
– Что вы собираетесь делать?
Деверс обернулся. На лбу его блестели капельки пота.
– Собираюсь открыть капсулу.
– Не можете открыть без пароля Райоза? – в голосе патриция слышалось удивление.
– Если не открою – выйду из Ассоциации торговцев и до конца жизни не сяду за пульт корабля. Я уже провел электронный анализ содержимого и поработал отмычкой, каких в Империи и не видали. Специально для вскрытия капсул. Я когда-то был взломщиком, я не говорил? Торговцу приходится быть специалистом во всех областях.
Он снова склонился над капсулой, несколько раз коснулся ее маленьким плоским инструментом, высекавшим из нее красные искры.
– И все-таки это топорная работа. В Империи любят внушительные вещи. Вы видели, какие в Фонде капсулы? В два раза меньше и не поддаются электронному анализу.
Деверс замолк, сквозь рубашку было видно, как на плечах напряглись мускулы.
Барр не слышал, как капсула открылась. Деверс облегченно вздохнул, выпрямился и протянул Барру на ладони раскрытую капсулу с высунутым язычком письма.
– От Бродрига, – сказал он и с презрением добавил. – Носитель информации долговременный. У нас письмо через минуту испаряется.
Дьюсем Барр жестом велел ему замолчать и торопливо пробежал письмо глазами.
– Идиот! Напыщенный индюк! – воскликнул он почти в отчаянии. – И это называется донесение?
– В чем дело? – спросил Деверс, слегка разочарованный.
– Здесь нет никакой информации. Вот, прочтите:
ОТ АММЕЛЯ БРОДРИГА, ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ПОСЛАННИКА ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, ЛИЧНОГО СЕКРЕТАРЯ ИМПЕРАТОРА И ПЭРА ИМПЕРИИ БЕЛУ РАЙОЗУ, ВОЕННОМУ КОМЕНДАНТУ САЙВЕННЫ, ГЕНЕРАЛУ ИМПЕРСКОЙ АРМИИ И ПЭРУ ИМПЕРИИ ПОЗДРАВЛЯЮ ПЛАНЕТА N1120 БОЛЕЕ НЕ СОПРОТИВЛЯЕТСЯ, НАСТУПЛЕНИЕ РАЗВИВАЕТСЯ ПО ПЛАНУ. ВРАГ ТЕРЯЕТ СИЛЫ. НЕТ СОМНЕНИЯ В ТОМ, ЧТО КОНЕЧНАЯ ЦЕЛЬ БУДЕТ ДОСТИГНУТА.
Придворный лизоблюд играет в генерала. Райоз уехал, и командование флотом перешло к этому павлину, которому хочется потешить свое мелкое самолюбие причастностью к победе, к которой он на самом деле непричастен. «Планета номер такой-то более не сопротивляется»! «Наступление развивается по плану»! «Враг теряет силы»! У него, по-видимому, в голове вакуум.
– Погодите, погодите…
– Бросьте его в корзину для мусора! – старик казался подавленным. – Клянусь Галактикой, я не надеялся, что это донесение будет иметь вселенское значение, но в военное время, казалось бы, можно надеяться, что пропажа даже рутинного сообщения должна повлечь за собой какие-то изменения в ходе военных действий. Поэтому я и прихватил капсулу. Но это убожество! Его вполне можно было оставить Райозу. Оно отняло бы у генерала минуту-другую, которую благодаря мне он использовал более плодотворно.
Деверс встал.
– Замолчите наконец! Успокойтесь ради Селдона! – он сунул письмо Барру под нос. – Еще раз внимательно прочтите. Что подразумевается под «конечной целью»?
– Завоевание Фонда, что же еще?
– И только? А может быть, завоевание трона Империи? Вы не предполагали, что такова конечная цель деятельности Бродрига?
– В самом деле?
– Представьте себе, ни больше, ни меньше, – Деверс криво усмехнулся.
– Немного терпения, и вы в этом убедитесь.
Пальцем он затолкал щедро украшенное монограммами письмо обратно в капсулу. Раздался тихий щелчок, и капсула закрылась. Внутри что-то тихонько похрустывало – приходила в себя потревоженная вскрытием автоматика.
– Итак, без пароля Райоза капсулу открыть невозможно?
– В Империи невозможно, – ответил Барр.
– В таком случае, донесение считается аутентичным, а его содержимое – известным лишь отправителю и, возможно, адресату?
– Да.
– Император должен иметь возможность открыть капсулу. В его канцелярии должен быть список паролей чиновников государственной и военной службы. По крайней мере, в Фонде такой список есть.
– Он должен быть и в столице Империи, – согласился Барр.
– Тогда представьте, что вы, патриций Сайвенны и пэр Империи, говорите императору, как его там, Клеону, что его любимый ручной попугай и блестящий генерал сговорились и хотят сбросить его с трона, и вручите ему капсулу. Что он должен подумать о «конечной цели» Бродрига?
Барр бессильно опустился на стул.
– Постойте, постойте, я вас не совсем понимаю, – он провел ладонью по впалой щеке. – Вы шутите?
– Я говорю совершенно серьезно, – Деверс начинал сердиться. – Вам неизвестно, что девяти императорам из последних десяти либо перерезали горло, либо выпускали кишки их генералы, у которых были большие планы? Вы сами мне об этом не раз говорили. Наш дорогой император нам непременно поверит, и Райозу будет не в чем вынашивать планы.
– Нет, он шутит, – пробормотал Барр себе под нос. – Молодой человек, поверьте, кризис Селдона нельзя преодолеть таким ненадежным и старомодным методом. Что, если бы нам в руки не попала эта капсула? Что, если бы Бродриг не употребил слово «конечная»? Селдон никогда не рассчитывал на случайности.
– У Селдона нет закона, который бы запрещал воспользоваться выгодной случайностью.
– Конечно, но… но… – Барр запнулся, затем заговорил, с видимым жаром, но сдержанно. – Во-первых, как вы доберетесь до планеты Трантор? Вы не знаете, а я не помню ее координат в космосе. Вы не знаете даже наших координат.
– В космосе невозможно заблудиться, – усмехнулся Деверс.
Он уже стоял у пульта управления.
– Мы приземлимся на ближайшей планете и на Бродригову взятку купим самую подробную карту, какую только захотим.
– Скорее нам продырявят бластерами животы. Наши приметы давно разосланы по всей Империи.
– Док, – сказал Деверс снисходительно, – не будьте провинциалом! Помните, Райоз сказал, что мой корабль слишком легко сдался? Он был абсолютно прав. У моего корабля достаточно мощный щит и больше, чем достаточно всякого вооружения. Я готов к любому бою. Есть и индивидуальные щиты. Спрятанные на моем корабле так, чтобы солдаты Райоза их не нашли.
– Хорошо, – сказал Барр. – Хорошо, допустим, что мы на Транторе. Как мы попадем к Императору? Вы думаете, что у него есть приемные часы?
– Об этом подумаем, когда будем на Транторе, – ответил Деверс.
– Ну что ж, – сдался Барр. – Будь по-вашему. Я давно мечтал побывать на Транторе. Потом можно и умереть.
Заработал гиператомный двигатель. Замигали лампочки, и Барр почувствовал внутренний толчок: корабль совершил скачок через гиперпространство.
Назад: 7. Подкуп
Дальше: 9. На Транторе
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий