На пути к Основанию

Книга: На пути к Основанию
Назад: 29
Дальше: 31

30

Ванда Селдон потуже затянула поясок на платье. Взяв в руку маленькую лейку, она принялась поливать цветы в своем небольшом садике неподалеку от здания Стрилингского университета. Обычно Ванда проводила почти все время в своем кабинете, работая с Главным Радиантом. Она находила своеобразную красоту в уравнениях Радианта – в неумолимых и элементных уравнениях, которые странно смотрелись в обезумевшей, потерявшей голову Империи. Но, когда мысли об отце, матери и сестренке становились невыносимыми, когда даже любимая работа не в силах была отвлечь ее от горечи недавно пережитой потери. Ванда всегда уходила сюда, копалась в своем маленьком садике, словно выращивание цветов могло как-то уменьшить боль в ее душе.
После того как месяц назад погиб ее отец и исчез корабль, на котором улетели Манелла и Беллис, Ванда, которая и так всегда была стройной, стала ужасно худеть. Всего лишь несколько месяцев назад Гэри Селдон с заботой и участием обращал внимание на то, что у внучки стал пропадать аппетит, а теперь и это его, похоже, не интересовало – так сильно погрузился он в собственные переживания.
Гэри и Ванда Селдон очень сильно переменились, как переменились все те немногие, кто еще продолжал работать над Психоисторическим Проектом. Гэри, казалось, окончательно сдался. Теперь он в основном занимался тем, что сидел в кресле в Стрилингском солярии и молча смотрел на окрестности университетам греясь под лучами ламп. Порой сотрудники Проекта сообщали Ванде, что телохранитель деда Стеттин Пальвер уговорил-таки его выйти на прогулку по кампусу или пытался завести с ним разговор относительно будущего направления работы над Проектом.
Ванда с головой ушла в работу над уравнениями Главного Радианта. Она чувствовала, что будущее, очерченное дедом, принимает все более ясные очертания. Он был прав. Энциклопедисты должны были обосноваться на Терминусе. Они должны были стать Основанием.
А в отрезке 33А2D17 Ванда видела то, что Селдон называл Вторым Основанием – вторым, секретным. Но как с ним быть? Селдон не проявлял никакого интереса к работе, и Ванда была в растерянности. А тоска ее по утраченной семье была так глубока, что просто не было сил работать.
Оставшиеся на своих постах сотрудники Проекта – а их было человек пятьдесят, трудились не покладая рук. В основном, это были энциклопедисты, которые вели поиск и отбор материалов, нуждающихся в копировании и каталогизации для последующего перевоза на Терминус на тот случай, если им когда-нибудь будет разрешен доступ в Галактическую Библиотеку. Работали сейчас все, полагаясь только на веру. Профессор Селдон потерял даже свой личный кабинет в Библиотеке, а потому мечта хотя бы какому-нибудь сотруднику обрести доступ туда была почти несбыточной.
Помимо энциклопедистов в работе над Проектом были заняты историки-аналитики и математики. Историки занимались интерпретацией действий людей и событий прошлого и настоящего, передавали свои выкладки математикам, а те, в свою очередь, переводили эти выкладки на язык великого Психоисторического Уравнения. Это была долгая и изнурительная работа.
Многие сотрудники ушли, потому что жалованье стало просто смешным. Психоисторики превратились в настоящее посмешище на Тренторе, и теперь и без того ограниченные субсидии стали еще меньше. Однако само присутствие Гэри Селдона вселяло надежду в сердца оставшихся сотрудников, и они старались превозмогать все трудности. Честно говоря, многие и работать остались исключительно из уважения и верности Селдону.
«А теперь, – с горечью подумала Ванда Селдон, – что толку, что они остались».
Легкий ветерок шевельнул прядь светлых волос Банды, она поправила прядь и принялась снова возиться с цветами.
– Мисс Селдон, можно отвлечь вас на минутку? – спросил чей-то голос.
Ванда обернулась. Молодой человек чуть старше двадцати стоял рядом с ней на дорожке.
Ванда сразу почувствовала в нем силу и недюжинный ум. Дед сделал правильный выбор. Ванда встала.
– Я узнала вас. Вы телохранитель дедушки, верно? Стеттин Пальвер, если не ошибаюсь?
– Все правильно, мисс Селдон, – кивнул Пальвер и слегка покраснел. Похоже, ему было приятно, что такая красавица узнала его с первого взгляда. – Мисс Селдон, я как раз хотел потолковать с вами насчет вашего дедушки. Я очень волнуюсь за него. Надо что-то делать.
– А что делать, мистер Пальвер? Я сама не знаю. С тех пор как мой отец… – Ванда запнулась, к горлу подкатил комок, ей стало трудно говорить, – погиб, а мама и сестра пропали без вести, все, на что я способна, это поднять его с кровати по утрам. Сказать правду, я и сама многое пережила. Понимаете? Вы понимаете? – спросила она, глядя ему прямо в глаза, и почувствовала – он понимает.
– Мисс Селдон, – негромко, участливо проговорил Пальвер, – я искренне сочувствую вашему горю. Но и вы, и профессор Селдон еще живы и должны продолжать работу над психоисторией. А профессор, похоже, сдался. Я надеялся, что, может быть, вы… мы… смогли бы что-нибудь вместе придумать – такое, чтобы он воспрял духом. Ну, вы понимаете, стимул какой-то, чтобы продолжать идти вперед.
«Ах, мистер Пальвер, – подумала Ванда, – может быть, дед-то как раз и прав. Сомневаюсь, что есть хоть какая-то причина, чтобы двигаться вперед».
А вслух она сказала:
– Простите, мистер Пальвер, но я ничего не могу такого придумать. – Носком туфли поддев кусочек гравия, она пробормотала: – Простите, но мне нужно заняться цветами.
– Не думаю, что ваш дедушка прав, – сказал Пальвер. – А еще я думаю – причина идти вперед есть. Надо только ее найти.
Его слова поразили Ванду, словно удар грома. Откуда он знал, о чем она думала? Если только…
– Вы умеете читать мысли и воздействовать на сознание? – спросила Ванда, тяжело, взволнованно дыша, словно боялась услышать ответ Пальвера.
– Да, умею, – просто ответил Пальвер. – И, думаю, всегда умел. По крайней мере, не могу вспомнить, чтобы я когда-нибудь этого не умел. Половину времени я делаю это бессознательно – просто знаю, о чем думают люди или думали. Иногда, – продолжал он, воодушевленный тем пониманием, которое просто-таки излучала Ванда, – я вижу нечто вроде вспышек, исходящих от кого-то другого. Но это происходит всегда, когда народу вокруг много, и поэтому я не могу понять, от кого исходят эти вспышки. Но я точно знаю, что есть другие, такие же, как я… как мы.
Ванда, уронив лейку на грядку, жадно схватила руку Пальвера.
– Да вы понимаете, что это значит?! Для деда, для психоистории! Каждый из нас по отдельности мало что сумел бы сделать, но вдвоем…
И Ванда быстро пошла по дорожке к зданию университета, оставив Пальвера в садике. Только у самого входа она остановилась и оглянулась.
«Пойдемте, Пальвер, обрадуем дедушку», – сказала Ванда, не открывая рта.
«Да, пожалуй, обрадовать стоит», – ответил Пальвер, догнав ее.
Назад: 29
Дальше: 31
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий