На пути к Основанию

Книга: На пути к Основанию
Назад: 25
Дальше: 27

26

Разговор Дорс Венабили с Тамвилем Эларом происходил в небольшом конференц-зале главного здания университета. Слушая Дорс, Элар все сильнее краснел. Наконец он не выдержал и взорвался:
– Невероятно!
Замолчав, он яростно потер подбородок, взял себя в руки и сказал:
– Не хочу вас обидеть, доктор Венабили, но ваши предположения, по меньшей мере, странны, и вы не правы. Да как такое возможно здесь, в нашем коллективе? Нет, ваши подозрения лишены всякого основания. Если бы все, о чем вы говорите, имело место, я бы, несомненно, знал об этом. Уверяю вас, ничего этого нет. И не думайте об этом.
– А я об этом думаю, – упрямо мотнула головой Дорс. – И у меня есть для этого все основания.
– Уж и не знаю, как сказать, чтобы вы не обиделись, доктор Венабили, – хмыкнул Элар, – но если человек достаточно изобретателен и страстно желает что-либо доказать, он найдет все причины и основания в подтверждение своим предположениям – ну или, по крайней мере, все, что он таковыми посчитает.
– Вы думаете, у меня паранойя?
– Я думаю, что ваше беспокойство о маэстро, которое я с вами полностью разделяю, преувеличено, скажем так.
Дорс помолчала, обдумывая слова Элара.
– В том, что изобретательный человек может найти доказательства своей правоты, я с вами согласна. Например, я могу выдвинуть против вас обвинение.
Элар выпучил глаза.
– Против меня? Занятно! Очень хотелось бы услышать, что же это за обвинения такие!
– Прекрасно. Услышите. Скажите, отметить юбилей Гэри – это была ваша идея, не так ли?
– Я думал об этом, не отрицаю, но и другие тоже думали. При том, что маэстро в последнее время так сокрушался о своем почтенном возрасте, желание подбодрить его было вполне естественно.
– Согласна, другие, может быть, тоже об этом думали: но вы сильнее остальных настаивали на праздновании юбилея и заразили этой идеей мою невестку. Она занялась подготовкой, а вы убедили ее в том, что празднование нужно сделать как можно более пышным. Так?
– Вот уж не знаю, оказал ли я на нее такое сильное влияние, но пусть даже так, что в этом дурного?
– В принципе, ничего, однако устраивая столь помпезное и длительное торжество, разве мы тем самым не намекнули подозрительным и небезопасным людям из хунты на то, что Гэри – слишком популярный человек, а стало быть – угроза для них?
– Никто не поверит, что у меня на уме было что-либо подобное.
– А я пока всего-навсего высказываю предположение, – усмехнулась Дорс. – Пойдем дальше. Планируя проведение торжества, вы распорядились освободить главные помещения Проекта…
– На время. По совершенно очевидным причинам, – уточнил Элар.
– …и настояли, чтобы временно туда никто не заходил. Никто не работал в те дни – один только Юго Амариль.
– Не думаю, чтобы маэстро был недоволен, что перед его юбилеем сотрудники немного передохнули. Безусловно, и вы на это не можете пожаловаться.
– Я говорю о том, что в пустых кабинетах очень удобно вести секретные переговоры. Ведь кабинеты надежно экранированы.
– А я и вел там переговоры – с вашей невесткой, торговцами, дизайнерами – да с кем только я не говорил. Это было совершенно необходимо, или вы так не считаете?
– Что, если один из тех, с кем вы вели переговоры, был членом хунты?
Элар так посмотрел на Дорс, словно она дала ему пощечину.
– Это неправда, доктор Венабили. За кого вы меня принимаете?
Дорс не дала ему прямого ответа.
– Вы, – сказала она, – обратились к доктору Селдону с предложением заменить его во время предстоящей встречи с генералом Теннаром – вы очень старались убедить его в том, как это благоразумно с вашей стороны, и как рискованно для него. В результате доктор Селдон принялся отстаивать свое желание лично увидеться с генералом, что можно истолковать таким образом: именно этого вы и добивались.
Элар издал короткий нервный смешок.
– Ей-богу, при всем уважении, доктор Венабили, но все-таки это здорово смахивает на параноидальные дела.
Дорс не отступала.
– А затем, после вечеринки именно вы предложили не отпускать доктора Селдона одного, а отправиться с ним целой компанией и остановиться в отеле «На краю Купола», верно?
– Да, и я помню, что вы сказали, какая это отличная мысль.
– А не могло ли это быть задумано для того, чтобы раздразнить хунту, лишний раз продемонстрировав им популярность Гэри? Не могло ли это быть задумано для того, чтобы у меня возникло искушение прорваться на дворцовую территорию?
– Что, я смог бы вас остановить? – сердито спросил Элар. – Это вы сами решили.
Дорс не обратила на его слова никакого внимания и продолжала:
– И, конечно же, вы надеялись, что мое вторжение на дворцовую территорию еще сильнее настроит хунту против Гэри.
– Но зачем, доктор Венабили? Зачем мне все это нужно?
– Можно предположить, что затем, чтобы избавиться от доктора Селдона и занять его место руководителя Проекта.
– Да как вам такое в голову пришло? Не могу поверить, что вы говорите серьезно. Вы просто-напросто продолжаете заниматься тем, о чем сказали вначале, – показываете мне, чего может добиться изобретательный ум, при желании раздобыть так называемые доказательства.
– Хорошо, поговорим о другом. Я сказала, что у вас была возможность использовать опустевшие помещения для личных переговоров и, может быть, вы беседовали там с одним из членов хунты.
– Смешно слышать.
– Однако вас подслушали. В кабинет вошла маленькая девочка, уселась в кресло так, что ее не было видно и подслушала ваш разговор.
Элар нахмурился.
– И что же она услышала?
– Она рассказала, что двое мужчин разговаривали о смерти. Она всего лишь ребенок, и не запомнила разговора в точности, но два слова врезались ей в память – «смерть» и «финики».
– Простите меня, но теперь вы перешли от фантазий к безумию. При чем тут «финики» и какое я к этому имею отношение?
– Первой моей мыслью было принять ее рассказ буквально. Девочка, о которой я говорю, без ума от фиников, а их на праздничном столе было невероятное количество. Слава Богу, они оказались неотравленными.
– Спасибо, утешили.
– Потом я поняла, что на самом деле девочка слышала какое-то другое слово, но поскольку не поняла его, то оно для нее превратилось в любимые «финики».
– И вы изобрели это самое слово? – фыркнул Элар.
– Скорее всего, это было слово «физики».
– Ну и что?
– Получается, что покушение на жизнь Гэри должны были совершить физики – сотрудники Проекта.
Дорс замолчала и нахмурилась. Рука ее непроизвольно легла на грудь.
Элар заботливо поинтересовался:
– Вам плохо, доктор Венабили?
– Нет, – ответила Дорс и поежилась.
Некоторое время она молчала. Элар прокашлялся. Придав лицу скучающее выражение, он сказал:
– Ваши мысли, доктор Венабили, кажутся мне все более и более нелепыми и… простите, я не хочу вас обидеть, но я устал. Может быть, прекратим этот разговор?
– Мы уже почти закончили, доктор Элар. Да, может быть, действительно «физики» – это ненамного умнее, чем «финики». Я это тоже поняла… Скажите, вы ведь принимали участие в разработке электрофокусировщика, верно? Он в некоторой степени ваше произведение?
Элар приосанился и с нескрываемой гордостью ответил:
– Да, именно мое.
– Но не только ваше. Как я понимаю, заслуга конструирования прибора принадлежит Синде Моней?
– Она инженер. Она всего-навсего действовала согласно моим указаниям. Чистой воды исполнитель.
– Исполнитель, согласна. Физик. Электрофокусировщик – прибор, собранный физиком.
Подавив раздражение, Элар процедил сквозь зубы:
– О Боже… Может быть, все-таки прекратим эту бесполезную беседу?
А Дорс гнула свое, словно и не слышала Элара.
– Сейчас вы отказываетесь признать заслугу Синды в создании этого прибора, но тем не менее ей лично вы в похвалах не отказывали – для того чтобы она работала с энтузиазмом, вероятно. Она сказала, что вы высоко оценили ее вклад в создание прибора, и она вам за это невероятно благодарна. Она сказала, что вы даже назвали прибор своим и ее именами, хотя это не его официальное название.
– Конечно, нет. Это просто электрофокусировщик.
– А еще она сказала, что она продолжает работу над модернизацией прибора – разработкой усилителей и так далее – и что вам уже передан для апробирования прототип улучшенной модели.
– При чем здесь все это.
– При том, что с тех пор как доктор Селдон и доктор Амариль работают с электрофокусировщиком, оба стали чувствовать себя намного хуже. Юго, который работает с прибором чаще и больше, больше и пострадал.
– Но электрофокусировщик не может нанести человеку никакого вреда!
Дорс прижала ладонь ко лбу и вздрогнула.
– Теперь, – продолжала она, – у вас есть более мощный электрофокусировщик, который может нанести больше вреда, который может убивать быстро, а не медленно, как предыдущая модель.
– Несусветная чушь!
– Итак, этот самый прибор, детище физики и физика, может быть использован как орудие убийства, в применении которого никого не заподозрят – несчастный случай при пользовании новым устройством, недостаточно тщательно проверенным – вот и все. Вот вам и «финики», доктор Элар, – сказала Дорс и, поморщившись, судорожно схватилась за бок.
– Вам нехорошо, доктор Венабили? – негромко спросил Элар.
– Все в порядке. Так я права?
– Послушайте, совершенно не имеет значения все, что вы мне тут наговорили. Мало ли что могло послышаться ребенку? Значит, все сводится к тому, что электрофокусировщик может стать орудием убийства? Пожалуйста, тащите меня в суд, собирайте экспертную комиссию, пусть проверят электрофокусировщик, пускай возьмут даже новую модель, копаются в ней и выясняют воздействие прибора на человеческий организм. Никакого вреда не обнаружат.
– Не верю… – пробормотала Дорс, прижав обе руки ко лбу и закрыв глаза.
У нее закружилась голова, и она слегка покачнулась.
– Вам явно нехорошо, доктор Венабили, – сказал Элар. – А теперь моя очередь говорить. Позволите?
Дорс открыла глаза, но не смогла вымолвить ни слова.
– Приму ваше молчание как знак согласия, доктор. Что толку было бы для меня избавляться от доктора Селдона и доктора Амариля в мечте занять пост руководителя Проекта? Вы бы предотвратили любую попытку покушения – как вам кажется, именно этим вы сейчас и занимаетесь. В том невероятном случае, если бы мне это удалось, вы бы меня на куски разорвали. Вы очень необычная женщина – такая сильная, такая быстрая, и покуда живы вы, маэстро ничто не грозит.
– Да! – сверкнула глазами Дорс.
– Я так и сказал людям из хунты. Да, я с ними разговаривал. Почему бы им не спросить у меня насчет того, как обстоят дела с Проектом? Они очень интересуются психоисторией, и это закономерно. Они, правда, никак не могли поверить тому, что им рассказал о вас, – только тогда поверили, когда сами убедились во время вашего прорыва на дворцовую территорию. Это их убедило, уверяю вас, и они согласились с моим планом.
– Ага! Вот мы и добрались до правды… – устало пробормотала Дорс.
– Я сказал вам, что электрофокусировщик не может нанести вреда человеку. Так оно и есть. Амариль и ваш драгоценный Гэри просто-напросто стареют, хотя вам и противно с этим мириться. И что же? Они в порядке – они обычные люди. Электромагнитное поле не оказывает никакого ощутимого влияния на органические ткани. Но, безусловно, оно может отрицательно влиять на чувствительные к такому полю приборы, и если мы попробуем представить себе человека, состоящего из металла и электронных схем, то на такого человека электромагнитное поле, без сомнения, окажет отрицательное действие. О таких искусственных человеческих существах повествуют легенды. Микогенцы на основании этих легенд создали свою религию, и называют этих существ «роботами». Если представить себе, что роботы существуют, то они должны быть сильнее людей, обладать более быстрой реакцией, то есть обладать именно такими качествами, которыми блещете вы, доктор Венабили. И такого робота, на самом деле можно было бы повредить и даже полностью вывести из строя с помощью интенсивного варианта электрофокусировщика – как раз такого, какой у меня здесь и который работает на низкой частоте с тех самых пор, как мы начали разговор. Вот почему вы себя неважно чувствуете, доктор Венабили, и такое с вами происходит впервые за все время вашего существования, я уверен.
Дорс ничего не сказала и откинулась на спинку стула.
Элар самодовольно улыбнулся.
– Несомненно, если вы будете выведены из строя и игры, никаких проблем с маэстро и Амарилем не будет. Без вас маэстро быстро угаснет, впадет в тоску и скоренько уйдет в отставку, а там и до могилы недалеко. Амариль – сущее дитя. Скорее всего, ни того ни другого убивать в прямом смысле не придется. Ну, доктор Венабили, каково вам чувствовать себя разоблаченной? Подумать только, сколько лет вам удавалось скрывать, кто вы на самом деле! Просто удивительно, как это до сих пор никто не догадался. Но в конце концов я блестящий математик – наблюдаю, думаю, делаю выводы. Но даже я не додумался бы до правды, если бы не ваша фанатическая преданность маэстро да те вспышки, когда в вас просыпалась поистине нечеловеческая сила – в тех случаях, когда ему грозила опасность.
Давайте попрощаемся, доктор Венабили. Мне осталось только включить прибор на полную мощность. Вы были историком, а станете историей.
Но Дорс, собрав все силы, медленно поднялась со стула.
– Защищаться я еще могу. Ты меня недооценил! – прошептала она, и с криком бросилась на Элара.
Элар, выпучив глаза, вскрикнул и отскочил назад.
Но Дорс уже настигла его и занесла руку для удара. Ребром ладони она стукнула Элара по шее. Раздался хруст позвонков, и Элар рухнул на пол замертво.
Дорс с трудом выпрямилась и побрела к двери. Нужно было найти Гэри. Нужно было обязательно успеть все ему рассказать!
Назад: 25
Дальше: 27
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий