На пути к Основанию

Книга: На пути к Основанию
Назад: 1
Дальше: 3

2

Вздохнув, Селдон забрался в один из скиттеров, рядами выстроившихся в глубокой нише. Всего несколько лет назад он обожал пройтись быстрым шагом по коридорам Библиотеки и радовался – вот, дескать, мне уже больше шестидесяти, а я еще молодцом!
Теперь ему было семьдесят, ноги плохо слушались его, и приходилось пользоваться скиттером. Те, кто помоложе, тоже не брезговали скиттерами, но исключительно для экономии времени, а Селдон без скиттера просто не смог бы обойтись.
Выведя скиттер из ниши, Селдон нажал кнопку на панели управления, и скиттер приподнялся над полом и тронулся вперед – мягко, плавно и бесшумно. Селдон откинулся на спинку мягкого сиденья, глядя на проплывавшие мимо стены, скользящие навстречу скиттеру, и немногочисленных посетителей, идущих пешком.
На пути Селдону встретились несколько библиотекарей, и он приветствовал их улыбкой. Гильдия библиотекарей была старейшей в Империи, хранила древние традиции и руководствовалась принципами столетней, а то и тысячелетней давности.
Одеты библиотекари были в просторные, снежно-белые одеяния, напоминавшие балахоны.
На Тренторе, как во всех остальных мирах, существовало определенное отношение к тому, следует ли мужчинам бриться или оставлять какую-то растительность на лице. Коренные тренторианцы – по крайней мере, жители большинства секторов планеты – не носили ни усов, ни бород, и, насколько знал Селдон, такой порядок был заведен веками. Исключение составляли, пожалуй, только далийцы, ни за что на свете не соглашавшиеся расставаться с пышными усами.
А вот библиотекари, тем не менее, издавна носили бороды. У каждого из них была короткая, ухоженная бородка от уха до уха, но усов не было. Одного этого было достаточно, чтобы библиотекари выглядели отлично от остальных, и Селдон, будучи гладко выбритым, чувствовал себя в их обществе белой вороной.
Но, безусловно, больше всего бросались в глаза шапочки библиотекарей. Наверное, думал Селдон, они даже спят в них. Шапочки были скроены в форме квадрата, углы которого на макушке скреплялись пуговицей, и были самых разных цветов. Тому, кто был знаком с уставом гильдии библиотекарей, было легко по цвету шапочки определить, сколько лет прослужил тот или иной библиотекарь, в какой области он специализируется, каково его служебное положение и так далее и тому подобное. Шапочки вносили незыблемый порядок в иерархическую структуру гильдии. Стоило одному библиотекарю взглянуть на другого, и он сразу понимал, с какой степенью уважения или, наоборот, снисходительности отнестись к коллеге.
Галактическая Библиотека была самым большим зданием на Тренторе (а вероятно, и во всей Галактике), превосходя размерами даже Императорский Дворец. Некогда она блистала и искрилась, гордясь своим могуществом и славой. Однако, как вся Империя, Библиотека не избежала печальной участи – она тоже старилась и увядала, и теперь стала подобна богатой старухе, носившей на морщинистой шее те самые бриллианты, что украшали ее в молодости.
Скиттер остановился около двери, обрамленной затейливой резьбой – кабинета Главного Библиотекаря. Селдон встал и вышел из машины.
Лас Зенов встретил Селдона улыбкой.
– Прошу пожаловать, мой друг, – проговорил он писклявым голосом, Селдон порой гадал, уж не пел ли он в молодости тенором, но спросить не решался. Главный Библиотекарь всегда держался так надменно, что такой вопрос мог показаться ему оскорбительным.
– Приветствую вас, – сказал Селдон.
У Зенова была седая борода – почти наполовину белая. Голову Главного Библиотекаря украшала белая шапочка. Почему белая – это Селдону было понятно без вопросов. Полное отсутствие цвета означало высшее положение в библиотечной иерархии.
Зенов довольно потер руки.
– Я просил вас зайти ко мне, Гэри, потому что у меня для вас хорошие новости. Мы-таки нашли ее!
– Под «ней», Лас, вы имеете в виду…
– Подходящую планету! Вы просили поискать планету, которая была бы расположена подальше от Трентора, – сказал Зенов, довольно улыбаясь. – Правильно сделали, что обратились к нам, Гэри. Библиотека может все.
– Я и не сомневался, Лас. Расскажите же мне об этой планете.
– Хорошо, но для начала я покажу вам, где она находится.
Часть стены кабинета отъехала в сторону, свет погас и на экране возникла трехмерная модель Галактики, медленно вращающаяся вокруг своей невидимой оси. Красной линией на этой модели была обведена граница провинции Анакреон – Селдон готов был поклясться, что это не случайно.
И вдруг на самом дальнем краю провинции загорелась синяя точка.
– Вот она, – сказал Зенов. – Идеальная планета. Размеры приличные, воды достаточно, прекрасно насыщенная кислородом атмосфера, и, естественно, растительность имеется. Богатая водная фауна. Только бери, как говорится. Не потребуется никакого переустройства и установки системы искусственного климата, по крайней мере, пока там не появится многочисленное население.
– Планета не заселена, Зенов? – спросил Селдон.
– Абсолютно необитаема. Ни души.
– Но почему – если она так удобна для жизни? Полагаю, раз вы смогли получить столь подробную информацию, наверняка планету в свое время кто-то обследовал. Почему же она не была колонизирована?
– Ее действительно обследовали, но посылали туда только исследовательскую технику, без людей. А не колонизировали, по всей вероятности, потому, что она расположена так далеко откуда бы то ни было. Планета обращается вокруг звезды, отстоящей от центральной черной дыры дальше, чем любое из Солнц, согревающих любую из обитаемых планет. Так что это слишком далеко для потенциальных колонистов, но для вас будет в самый раз. Вы же сказали: «Чем дальше, тем лучше».
– Да, – кивнул Селдон. – Я и теперь так говорю. У нее есть название или всего лишь какая-то комбинация букв и цифр?
– Хотите верьте, хотите – нет, но название у нее есть. Те, кто посылал туда в свое время технику, назвали ее Терминус – это древнее слово, означающее «конец линии». Так оно, по сути, и есть.
– Планета входит в провинцию Анакреон? – поинтересовался Селдон.
– Нет, – покачал головой Зенов. – Если приглядитесь повнимательнее, то заметите, что синяя точка – Терминус – лежит чуть дальше границы Анакреона, на самом деле расстояние до границы составляет пятьдесят световых лет. Терминус не принадлежит никому. Он даже не является составной единицей Империи, если на то пошло.
– Значит, вы правы, Лас. Похоже, это действительно та самая идеальная планета, которую мы ищем.
– А я вам что говорю? – довольно улыбнулся Зенов. – Но боюсь, стоит вам оккупировать Терминус, как губернатор Анакреона объявит его принадлежащим к своей юрисдикции.
– Это не исключено, – согласно кивнул Селдон. – Но с этим разберемся в свое время.
Зенов снова потер руки.
– Какой все-таки восхитительный проект! Обосноваться в нетронутом, девственном мире, отдаленном, изолированном, для того чтобы затем год за годом, десятилетие за десятилетием заниматься составлением колоссального вместилища знаний, выработанных человечеством – Энциклопедии, ее несравненно более грандиозного варианта, чем тот, что имеется в нашей Библиотеки. Эх, будь я помоложе, я бы с радостью участвовал в этой экспедиции.
Селдон грустно вздохнул.
– А ведь вы на целых двадцать лет моложе меня.
«Теперь редко отыщешь того, кто не был бы моложе меня», – с тоской подумал он.
– О да, – улыбнулся Зенов. – Я слыхал, вы только что отпраздновали семидесятилетие. Надеюсь, хорошо повеселились?
– Я не праздную своих дней рождения, – нахмурился Селдон.
– Правда? Но ведь праздновали раньше. Я помню эту знаменитую историю с вашим шестидесятилетием.
Селдону стало больно – так больно, словно самая большая в его жизни утрата постигла его только вчера.
– Прошу вас, не надо об этом, – попросил он Зенова.
Зенов смутился.
– Простите. Поговорим о чем-нибудь другом… Так вот, если Терминус действительно та планета, которая вам нужна, видимо, вам стоит удвоить усилия по подготовке энциклопедического проекта. Библиотека готова помочь вам, чем только сумеет.
– Я это знаю, Лас, и бесконечно благодарен вам. Мы действительно засучим рукава.
Он встал, но улыбнуться не сумел – так горько ему было от нечаянного напоминания о праздновании его дня рождения десять лет назад.
– Ну, я пойду, – сказал он. – Займусь своими делами.
Уходя, он ощутил угрызения совести. Вечно приходилось всех обманывать. Лас Зенов и понятия не имел о том, каковы были истинные планы Селдона.
Назад: 1
Дальше: 3
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий