Галька в небе [Песчинка в небе]

9. Конфликт в Чике

Лейтенант расположенного в Чике гарнизона Марк Клавдий лениво зевнул, с непередаваемой скукой глядя в пустоту. Заканчивался второй год его службы на Земле, и он с нетерпением ждал смену.
Нигде в Галактике проблема поддержания дисциплины в гарнизоне не была столь сложной, как в этом кошмарном мире. На других планетах существовала определенная дружба между военными и гражданским населением, особенно его женской частью. Там существовала свобода.
Здесь же гарнизон был тюрьмой. В казармы поступал отфильтрованный воздух, свободный от радиоактивной пыли. Здесь надевали пропитанную свинцом одежду, холодную и тяжелую, без которой солдаты подвергались серьезному риску заражения.
Что же оставалось, кроме ворчания, сна и медленного сумасшествия?
Лейтенант Клавдий покачал головой, тщетно пытаясь забыться, еще раз зевнул, сел и начал натягивать туфли.
В следующую минуту он вскочил на ноги, успев надеть лишь одну туфлю, и отдал честь.
Полковник неодобрительно оглядел его и сухо приказал:
– Лейтенант, поступили сообщения о беспорядках в деловом районе. Вы с подразделением дезактивации отправитесь в магазин Дунхама и восстановите порядок. Позаботьтесь, чтобы ваши люди были надежно защищены от заражения радиационной горячкой.
– Радиационная горячка! – воскликнул лейтенант. – Извините, сэр, но…
– Будьте готовы отбыть через пятнадцать минут, – холодно сказал полковник.
Авардан заметил маленького человека первым и замер, когда тот сделал едва заметный приветственный жест.
– Привет, парень. Скажи леди, что вовсе ни к чему увлажнять помещение.
Пола резко подняла голову и затаила дыхание.
– Чего вы хотите? – резко проговорил Авардан.
Маленький человек с пронзительным взглядом уверенно отошел от прилавка, заваленного какими-то пакетами. Тон его был одновременно и заискивающим, и дерзким.
– Есть возможность выйти отсюда, – сказал он, – но вам, мисс, не стоит утруждать себя. Я сам отведу вашего человека назад в институт.
– В какой институт? – со страхом спросила Пола.
– Ну, не стоит, – сказал маленький человек. – Я Наттер, тот парень, который торгует фруктами напротив института. Я видел вас там много раз.
– Слушайте, – неожиданно вмешался Авардан, – в чем дело?
Наттер весело пожал щуплыми плечами.
– Они думают, что у этого парня радиационная горячка…
– Радиационная горячка? – одновременно воскликнули Пола и Авардан.
Наттер кивнул.
– Именно. С ним ели двое, и это их слова. Знаете, такие новости быстро расходятся.
– Так они просто ищут кого-то с горячкой? – спросила Пола.
– Именно.
– А вы почему не боитесь горячки? – спросил вдруг Авардан.
– А чего мне бояться? У этого парня нет горячки. Посмотрите на него. Румянца нет, глаза в порядке. Я знаю, как выглядят больные лихорадкой. Согласитесь, мисс, и мы выйдем отсюда.
Однако Полой вновь овладел страх.
– Нет, нет. Это невозможно. Он… он…
– Я могу вывести его. Никаких вопросов, никаких регистрационных карточек.
Пола с трудом сдержала восклицание.
– Вы столь важная персона? – с нескрываемой неприязнью спросил Авардан.
Наттер хрипло рассмеялся и показал свой значок.
– Посланник Совета Старейших. Никто не задает мне вопросов.
– И почему вы заинтересованы в этом?
– Деньги. Вы нуждаетесь в помощи, и я могу оказать ее. Все совершенно честно. Вы и я оцениваем эту услугу в сто кредитов. Пятьдесят сейчас, пятьдесят потом.
– Вы отведете его к Старейшим? – с ужасом прошептала Пола.
– Зачем? Им он ни к чему, а для меня стоит сотню кредитов. Если вы дождетесь чужаков, то они пристрелят его, не разбираясь, есть ли у него горячка. Вы же знаете чужаков, убить землянина – для них пустяк. Это даже доставит им удовольствие.
– Возьмите леди с собой, – сказал Авардан.
Маленькие глаза Наттера смотрели на него лукаво и пронзительно.
– О нет. Это было бы неоправданным риском. Я могу провести одного человека, но не двух. И если я беру только одного, то того, кто стоит больше.
– А что, если я пристукну тебя, – проговорил Авардан, хватая его за руку, – и сделаю из тебя калеку? Что тогда?
Наттер вздрогнул, однако быстро взял себя в руки и улыбнулся.
– Что ж, тогда вам крышка. Вас все равно схватят, а к преступлениям прибавится еще одно. Так что лучше попридержите свои руки.
– Пожалуйста, – Пола удержала руку Авардана, – мы должны использовать этот шанс. Пусть будет так, как он предлагает… Вы не обманете нас, не так ли?
Наттер усмехнулся.
– Ваш друг вывихнул мне руку. А я не люблю, когда со мной поступают подобным образом. За это я возьму дополнительные сто кредитов. Итого двести.
– Отец вам заплатит…
– Сотня задатка, – упрямо ответил он.
– Но у меня нет ста кредитов, – Пола заплакала.
– Не беспокойтесь, мисс, – глухо проговорил Авардан, – у меня есть деньги.
Он вынул кошелек, достал несколько банкнот и бросил их Наттеру.
– Действуйте!
– Идите с ним, Шварц, – прошептала Пола.
Ни о чем не думая и ни о чем не беспокоясь, Шварц подчинился. В этот момент он пошел бы даже в ад, не испытывая никаких эмоций.
Они остались одни, глядя друг на друга. Возможно впервые Пола по-настоящему посмотрела на Авардана и с удивлением заметила, что он привлекателен. Держался он уверенно и спокойно.
Они не знали даже имени друг друга.
– Меня зовут Пола Шект, – с улыбкой сказала она.
Авардану ее улыбка напоминала теплое сияние, которое пробуждало у нее чувство… Однако он прогнал прочь эти мысли. Землянка!
Ответил он не так приветливо, как намеревался.
– Я – Бел Авардан.
– Я должна поблагодарить вас за помощь, – сказала девушка.
Авардан сделал протестующий жест.
– Я думаю, что теперь ваш друг в безопасности и вы можете идти.
– Да, конечно.
В это время вдали послышался шум и пронзительные крики. В глазах девушки появился страх.
– В чем дело? – спросил Авардан.
– Это солдаты Империи.
– Вы их боитесь? – в Авардане заговорил самоуверенный неземлянин – археолог с Сириуса, для которого солдаты Империи ассоциировались с разумом и гуманностью.
– Не бойтесь чужаков, – сказал он, снисходя даже до использования местного термина для неземлян, – я беру их на себя.
– Нет, нет, даже не пытайтесь, – с неожиданным беспокойством проговорила она. – Не заговаривайте с ними, просто делайте то, что скажут.
Авардан улыбнулся.
Охранники заметили их, когда до выхода им осталось пройти еще немного, и поспешно отошли назад. В это время появилась группа солдат в круглых стеклянных шлемах, перед которыми толпа в ужасе раздвинулась в стороны.
Лейтенант Клавдий, шедший впереди, приблизился к охранникам-землянам у главного входа.
– Эй, у кого здесь горячка?
Его лицо слегка искажало защитное стекло шлема, содержащего чистый воздух. Радио, через которое он говорил, придало голосу металлический оттенок.
Охранник склонил голову с выражением глубокого почтения.
– С вашего разрешения, ваша честь, мы изолировали его в магазине. Двое, бывшие с ним, сейчас стоят перед вами.
– Вот эти? Отлично. Пусть остаются здесь. Теперь я хочу в первую очередь избавиться от этой толпы. Сержант! Очистите площадь!
Последовала зловещая процедура. Сгущающиеся сумерки нависли над Чикой и вскоре толпа растворилась в темноте. На улицах загорелось мягкое искусственное освещение.
Лейтенант Клавдий постучал концом своей нейроплети по тяжелым ботинкам.
– Вы уверены, что больной в магазине?
– Он не выходил, ваша честь. Значит, должен быть там.
– Хорошо, предположим, что это так и не будем терять времени. Сержант! Дезактивировать здание!
Группа солдат, изолированная герметическими костюмами, направилась в здание.
Прошло четверть часа.
Авардан внимательно наблюдал за происходящим.
Когда последние солдаты вышли на улицу, была уже глубокая ночь.
– Опечатать двери!
Теперь лейтенант подошел к Поле и Авардану.
– Как его звали? – спросил он голосом, полным безразличия, и добавил: – Больной должен быть убит.
Ответа он не получил. Пола опустила глаза, а Авардан с любопытством наблюдал за ним. Офицер Империи, не сводя с них глаз, сделал полшага вперед.
– Проверьте их на инфекцию, – дал он команду солдатам.
Приблизившийся к ним офицер со значком имперской медицинской службы не был особенно вежлив при обследовании.
– Инфекции нет, лейтенант. Если бы они заразились сегодня днем, это было бы заметно уже сейчас.
– Ухм… – Лейтенант снял шлем и хрипло спросил у Полы: – Твое имя, скво?
Обращение само по себе было оскорблением, тон же, которым оно было произнесено, усиливал его вдвойне, однако Пола не проявила никаких признаков негодования.
– Пола Шект, – шепотом ответила она.
– Документы!
Пола достала розовую книжицу из небольшого кармана своей белой куртки.
Лейтенант при свете карманного фонаря просмотрел ее и бросил на землю. Пола нагнулась, быстро подняла ее.
Авардан нахмурился и решил, что настало время вмешаться.
– А теперь посмотрите сюда, – сказал он.
Лейтенант с яростью в глазах повернулся к нему.
– Что ты сказал?
В ту же минуту Пола оказалась между ними.
– С вашего разрешения, сэр, этот человек не имеет к происшедшему никакого отношения. Я вижу его впервые…
Лейтенант оттолкнул ее в сторону.
– Я спрашиваю, что ты сказал?
Авардан ответил ему холодным взглядом.
– Я сказал – а теперь посмотрите сюда. И я хочу добавить, что мне не нравится, как вы обращаетесь с женщиной. Я советую вам улучшить свои манеры.
Лейтенант Клавдий невесело улыбнулся.
– Откуда это ты взялся? Ты не знаешь, что следует добавлять «сэр», обращаясь ко мне? Ты что, забыл свое место? Ну что ж, вспомню, какое удовольствие я испытывал, обучая землян.
И его ладонь с быстротой броска змеи дважды прошлась по лицу Авардана. Авардан пораженно отступил назад, чувствуя шум в ушах. Затем он мгновенно перехватил направленную на него руку, успел заметить удивление, появившееся на лице его противника…
Он слегка напрягся…
Лейтенант с глухим стуком свалился на землю, разбив свой шлем.
Авардан мстительно улыбнулся.
– Может быть, еще какой-нибудь подонок попытается проделать то же самое с моим лицом?
Однако сержант уже поднял свой нейрохлыст. Щелкнул спуск и появилась слабая фиолетовая вспышка. Тело Авардана застыло от невыносимой боли. Он медленно стал опускаться на колени, а затем, потеряв сознание, упал.
Когда туман в его сознании рассеялся, Авардан почувствовал приятную прохладу на лбу. Он попробовал открыть глаза. Веки, казалось, были подвешены на ржавых шарнирах. Отказавшись от попытки, он бесконечно медленно (движения каждой мышцы вызывали острую боль) поднял руку к лицу.
Маленькая рука держала мягкое влажное полотенце…
Он с трудом открыл один глаз. Все перед ним было словно в пелене.
– Пола, – проговорил он.
Ответом было тихое радостное восклицание.
– Да. Как вы себя чувствуете?
– Как после смерти, – с трудом выговорил он. – За исключением боли… Что произошло?
– Нас привезли на военную базу. Здесь был полковник. Они обыскали вас… я не знаю, что они собираются делать, но… Ох, не нужно было вам бить лейтенанта. Мне кажется, вы сломали ему руку.
Авардан с трудом улыбнулся.
– Отлично. Жаль, что не шею.
– Но сопротивление офицеру Империи – серьезное преступление. – В ее голосе слышался испуг.
– В самом деле? Это мы еще посмотрим.
– Тсс… Они возвращаются.
В комнату вошел полковник.
Авардан закрыл глаза и расслабился. Восклицание Полы дошло до него слабым эхом, и, почувствовав прикосновение иглы шприца, он не смог даже пошевельнуться.
А затем наступило изумительное спокойствие, боль испарилась. Напряжение, сковывающее мышцы рук и ног исчезло. Он быстро открыл глаза и одним движением сел.
Полковник задумчиво посмотрел на него.
– Итак, доктор Авардан, – сказал он, – прошлым вечером произошел неприятный инцидент.
Авардан коротко рассмеялся.
– Неприятный, говорите? Мне кажется это несколько неподходящее определение.
– Вы сломали руку офицеру Империи, выполнявшему свои обязанности.
– Офицер первым ударил меня. В его обязанности не входит оскорбление меня как словесно, так и физически. Как свободный гражданин Империи я имел право защищаться.
Полковник смутился, видимо, не находя слов. Пола смотрела на обоих широко открытыми от удивления глазами.
– Я полагаю, – наконец мягко произнес он, – что все происшедшее следует считать несчастным случаем. Думаю, что лучше будет забыть обо всем.
– Забыть? Не думаю. Я гостил во дворце Наместника, и его может заинтересовать то, как его гарнизон поддерживает порядок на Земле.
– Я заверяю, что вы получите публичное извинение.
– К черту. Что вы собираетесь делать с мисс Шект?
– Что вы предлагаете?
– Вы освободите ее, вернете документы и извинитесь – немедленно.
– Конечно, – покраснев, с усилием выговорил полковник. – Он повернулся к Поле. – Соблаговолите, леди, принять мои глубочайшие извинения…
Темные стены казарм остались позади. За десять минут аэротакси доставило их на территорию города, и теперь они стояли возле института, погруженного в безмолвную темноту. Было уже за полночь.
– Не понимаю, – сказала Пола. – Должно быть, вы – очень важная персона. Странно, что я не слышала вашего имени. Я и не представляла, что чужаки могут так относиться к землянину.
Авардану не очень то хотелось признаваться, но все же он решился покончить с недоговорками.
– Я не землянин, Пола, я – археолог из сектора Сириуса.
Пола быстро повернулась к нему, лицо ее, залитое лунным светом, было бледно.
– Значит вы сопротивлялись солдатам потому, что вам ничего не угрожало, и вы знали это. А я думала…
В ее словах звучала резкая горечь.
– Я должна была догадаться.
– Покорнейше прошу простить меня, сэр, если сегодня я в своем неведении позволила себе быть неуважительной по отношению к Вам…
– Пола, – воскликнул он, – в чем дело? Ну и что, если я не землянин? Разве это делает меня иным, чем пять минут назад?
– Вам нужно было предупредить меня, сэр.
– Я не просил называть меня, «сэр». Не будь такой, как они все, слышишь?
– Как кто, сэр? Как отвратительные звери, населяющие Землю?.. Я должна вам сто кредитов.
– Забудьте, – неприязненно сказал Авардан.
– Я не могу выполнить этот приказ. Если вы оставите мне свой адрес, завтра я вышлю деньги.
Авардан неожиданно почувствовал ожесточение.
– Вы должны мне гораздо больше, чем сто кредитов.
Пола закусила губу и проговорила покорным тоном:
– Я могу возвратить лишь эту часть своего огромного долга. Итак, ваш адрес?
– Посольство, – бросил он через плечо, растворяясь во тьме.
Проводив его взглядом, больше не в силах сдерживаться, Пола заплакала.
Шект встретил Полу в дверях своего кабинета.
– Он вернулся, – сказал он. – Его привел маленький худой человек.
– Хорошо, – с трудом выговорила Пола.
– Он потребовал двести кредитов, и я заплатил.
– Он должен был получить сто, но это пустяки. – Она прошла в кабинет.
– Я страшно беспокоился, – проговорил Шект. – Эти беспорядки по соседству… Я не смел никого расспрашивать, чтобы не подвергать тебя опасности.
– Все в порядке. Ничего не случилось… Разреши переночевать здесь, отец.
Однако, несмотря на усталость, уснуть она не смогла, потому что думала об Авардане. Да, что-то с ней произошло! Она встретила человека, и он был чужаком.
Но у нее есть его адрес.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий