Галька в небе [Песчинка в небе]

22. Лучшее ждет впереди

Прошло тридцать дней с того времени, как Джозеф Шварц вылетел из аэропорта, в ночь, на которую было назначено уничтожение Галактики, слыша позади бешеный вой сирен и передаваемые приказы немедленно вернуться.
Он не вернулся, пока не уничтожил храм в Сенлу.
Героизм был признан официально. В его кармане лежала лента ордена «Солнца и звездолета» первой степени. Во всей Галактике лишь еще два подобных ордена были вручены людям при жизни.
Это уже кое-что для бывшего портного.
Конечно, никто, за исключением самых посвященных, не знал, что он сделал, но это не имело значения. Когда-нибудь в книгах по истории это отразят как яркое и незабываемое событие прошлого.
Тихой ночью он шел по направлению к дому доктора Шекта. Город был спокоен, так же спокоен, как звездный блеск над ним. В отдаленных местах Земли еще орудовали банды зелотов, но их лидеры были мертвы или схвачены.
Первые гигантские караваны с нормальной почвой уже находились на пути. Энус вновь предложил переселить землян на другую планету, но предложение не было принято. Земляне не желали этого. Они хотели сами переделать свою планету, воссоздать дом предков, родину человечества. Они хотели своими руками заменить зараженную почву здоровой, увидеть живую зелень там, где все было мертво.
Предстояла гигантская работа, на нее могли уйти века, ну и что? Галактика пришлет машины, корабли Галактики доставят пищу. Галактика даст почву. Это – крупица того, чем могла помочь Земле Галактика с ее мощными ресурсами.
И благодаря этой помощи земляне вновь станут равными всем людям на других планетах. И вновь обретут былое достоинство. Но это все впереди…
От этих мыслей сердце Шварца радостно стучало. Он подошел к дому Шекта. На следующей неделе ему с Аварданом предстояло лететь к великим центральным мирам Галактики. Кто еще из его поколения когда-либо покидал Землю?
И на мгновение он вспомнил старую Землю, его Землю, давно мертвую.
А для него прошло лишь три с половиной месяца…
Он остановился, готовый нажать звонок, когда его мозг уловил разговор за дверью. Как отчетливо он ощущал сейчас мысли других людей!
Это был, конечно, Авардан, его сознание было наполнено чувствами и говорило больше, чем сказанные им слова:
– Пола, я ждал и думал, думал и ждал. Я больше не могу. Ты едешь со мной.
И Пола, сознание которой было тоже переполнено чувствами, отвечала с явным колебанием:
– Я не могу, Бел. Это абсолютно невозможно. Мое происхождение и воспитание… Я буду чувствовать себя глупо на этих больших планетах. И, кроме того, я всего лишь зем…
– Не говори этого. Ты – моя жена и все. Если кого-то интересует, кто ты и откуда, ты родилась на Земле, и ты – гражданка Империи. Если нужны дальнейшие подробности, ты – моя жена.
– Хорошо, а что будет после того, как ты посетишь свое археологическое общество на Транторе?
– Потом? Что ж, сначала мы посетим все наиболее значительные планеты Галактики, даже если придется заказывать специальный корабль. Ты увидишь всю Галактику, это будет лучшим подарком к нашей свадьбе, который только могут обеспечить правительственные деньги.
– И затем…
– И затем мы вернемся на Землю и будем трудиться над ее преобразованием.
– Но почему ты собираешься заниматься этим?
– Потому что я люблю тебя, и это то, чего хочешь ты, и потому, что я – патриот Земли, ведь мне выдали документы почетного гражданина.
– Хорошо…
И на этом разговор прекратился.
Но мысленные контакты, конечно, не исчезли, и Шварц с радостью и некоторым смущением отошел от двери. Он может подождать. Впереди еще столько времени.
Он ждал на улице под сияющими холодными звездами, в которых угадывались целые миры Галактики.
Для себя и для новой Земли, и для всех этих миллионов планет он вновь тихо повторял эти древние стихи:
Со мною к старости иди!
Все лучшее ждет впереди,
Жизни конец, если ты упустил начало…


notes

Назад: 21. За роковой чертой
Дальше: Notes
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий