Корабль Иштар

14. ЧЕРНЫЙ ЖРЕЦ НАНОСИТ УДАР

– Мой дорогой повелитель! Кентон, – шептала Шарейн. – Мне кажется, даже ты не понимаешь, как сильно я тебя люблю!
Они сидели в розовой каюте, ее голова у него на груди.
Новый Кентон смотрел вниз, на поднятое к нему лицо. Все современное отпало от него. Он стал выше ростом, лицо и широкая грудь в открытой рубашке загорели. Голубые глаза ясные и бесстрашные, полные веселой беззаботностью, но чуть-чуть тронутые безжалостностью. Над локтем левой руки широкий золотой браслет, с выгравированными на нем символами Шарейн. На ногах сандалии, которые Шарейн украсила вышитыми вавилонскими заклинаниями – чтобы ноги несли по тропе любви, ведущей только к ней.
Сколько времени прошло со дня битвы с черным принцем, подумал он, ближе привлекая ее к себе. Казалось, вечность, а в то же время как будто вчера. Как давно
Он не мог сказать – в этом мире без времени вчера и вечность были одинаковы.
И вчера и вечность тому назад перестал об этом беспокоиться.
Они плыли все вперед и вперед. В черной каюте, очищенной от зла, жили теперь викинг, Джиджи и перс. Джиджи или Сигурд двигали прикрепленные к корме два больших весла, с помощью которых поворачивали корабль. Иногда, в хорошую погоду, место у руля занимали девушки Шарейн. В черной каюте викинг отыскал наковальню, изготовил горн и теперь ковал мечи. Он сделал меч для Джиджи, девяти футов в длину, и гигант с ногами гнома вертел им, как веткой. Но Джиджи больше нравилась булава, которую тоже изготовил для него Сигурд – длинная, как меч, с огромным бронзовым шаром, усаженным остриями, на конце. Зубран остался верен своему ятагану. А викинг продолжал работать, готовя более легкое вооружение для девушек Шарейн. Он сделал им щиты и учился пользоваться одновременно мечом и щитом, как это они делали. А Кентон участвовал в этом обучении, фехтовал с Сигурдом, боролся с Джиджи и пытался своим мечом отразить удары ятагана Зубрана.
Все это Джиджи всячески поощрял.
– Пока жив Кланет, мы с опасности, – хрипло повторял он. – Наш корабль должен быть сильным.
– Мы покончили с Кланетом! – отвечал Кентон слегка хвастливо.
– Нет, – отвечал Джиджи. – Он придет в сопровождении множества воинов. Раньше или позже, но черный жрец придет.
Они получили вскоре подтверждение этого. Сразу после битвы Кентон взял одного из черных рабов, нубийца, и посадил его на место Зачеля. Теперь им не хватало гребцов. Они встретили корабль, остановили его и потребовали гребца. Капитан отдал им одного – со страхом, быстро и тут же торопливо уплыл.
– Он не знал, что Кланета тут больше нет, – усмехнулся Джиджи.
Но вскоре после этого они встретили еще один корабль. Капитан не остановился, когда они его окликнули, и им пришлось преследовать корабль и сражаться. Это было маленькое судно, его легко догнали и захватили. И капитан корабля мрачно сообщил им, что Кланет находится в Эмактиле, он там верховный жрец храма Нергала и входит в совет храма Семи Зон. Больше того, черный жрец пользуется расположением того, кого капитан назвал Повелителем двух смертей, – они решили, что это правитель Эмактилы.
Кланет, так говорил капитан, сообщил всем, что корабля Иштар больше не нужно бояться, что на нем больше нет ни Нергала, ни Иштар, а только мужчины и женщины. Всякий, кто встретит этот корабль, должен его потопить, а экипаж пленить. За них назначена награда.
– И будь моя лодка немного побольше и людей у меня не так мало, я попробовал бы получить награду, – смело закончил он.
Они взяли все, что им было нужно, и отпустили корабль, но когда тот таял в тумане, капитан крикнул им, чтобы они наслаждались жизнью, пока могут, потому что Кланет на большом корабле со многими людьми ищет их, и им недолго осталось жить.
– Хо-хо! – рассмеялся Джиджи, – хо-хо! Кланет ищет нас? Что ж, я тебя предупреждал, Волк, что так и будет. Что же теперь?
– Можно пристать к одному из островов, выбрать хорошую позицию, и пусть приходит, – ответил Кентон. – Мы можем построить крепость, создать защиту. Так у нас будет больше возможностей, чем на корабле, – если правда, что он преследует нас на большом судне со множеством солдат.
Они решили, что совет Кентона хорош, и поплыли к островам – Сигурд у руля, Джиджи, перс и женщины Шарейн на карауле.
– Да, мой дорогой повелитель, даже ты не знаешь, как сильно я тебя люблю, – снова прошептала Шарейн, глаза восхищенные, руки обнимают шею. Губы их соединились. Даже в горячем огне их соприкосновения он удивлялся перемене, происшедшей с Шарейн, – любовь изменила ее с того момента, как он внес ее в ее жилище, взяв ее по праву своими сильными руками.
Воспоминания заставили его задрожать: Шарейн поверженная, неземные чудеса, вспыхнувшие над ее алтарем и своими огненными пальцами переплетшие его душу с ее в пламенном экстазе.
– Скажи мне, повелитель, как ты меня любишь, – томно шептала она.
И тут послышался крик Сигурда:
– Буди рабов! Весла в работу! Шторм приближается!
Незаметно в каюте потемнело. Кентон слышал свисток надсмотрщика, крики и топот ног. Он расцепил руки Шарейн, поцеловал ее, лучше, чем словами, ответив на вопрос, и вышел на палубу.
Небо быстро чернело. Вспыхнула призматическая молния, раздался грохот грома. Поднялся и заревел ветер. Спустили парус. И корабль, ведомы твердой рукой Сигурда, полетел перед бурей.
Начался дождь. Корабль несся сквозь него, окруженный чернотою, прошитой мириадами многоцветный змей-молний, соединивших море с небом.
Сильный порыв ветра накренил корабль. Дверь каюты Шарейн распахнулась. Кентон пробрался к Джиджи, крича женщинам, чтобы они шли внутрь. Он смотрел, как они с трудом уходят.
– Мы с Зубраном присмотрим, – крикнул он в ухо Джиджи. – Помоги Сигурду у руля.
Но Джиджи не успел пройти и метра, как ветер неожиданно стих.
– Направо! – услышали они крик Сигурда. – Посмотрите направо!
Втроем они подбежали к правому борту. Во тьме виднелся широкий слабо сверкающий диск, как огонь маяка в тумане. Его диаметр быстро уменьшался, при этом диск становился ярче.
Диск вырвался из тумана, превратился в ослепительный луч, который пролетел над волнами и уперся в корабль. Кентон разглядел два ряда весел, которые несли навстречу им огромный корпус с чудовищной скоростью. Виднелся сверкающий таран, заостренный, как копье. Он выдавался из носа корабля, как рог гигантского носорога.
– Кланет! – закричал Джиджи и с криком побежал к черной каюте, Зубран за ним.
– Шарейн! – крикнул Кентон и заторопился к ее двери.
Корабль резко повернул и накренился так, что вода хлынула через правый борт. Кентон упал и покатился к фальшборту, ударился и несколько мгновений лежал оглушенный.
Маневры Сигурда не могли спасти корабль. Бирема изменила курс и пошла параллельно, чтобы срезать весла правого борта. Викинг пытался предотвратить удар. Но на атакующем корабле было слишком много гребцов, его скорость намного превосходила скорость корабля Иштар с его единственной банкой с семью веслами. Вниз опустились весла биремы, она ударила по борту корабль Иштар, сломав его весла, как палочки.
Кентон с трудом встал; он видел, как спешит к нему Джиджи с булавой в руках, рядом со сверкающим ятаганом Зубран. А сразу за ними, оставив бесполезный руль, викинг Сигурд, со щитом на руке, с высоко поднятым большим мечом.
Они уже рядом с ним. Головокружение его прошло. Викинг сунул ему щит. Кентон извлек собственный меч.
– К Шарейн! – выдохнул он. Они побежали.
Прежде чем они успели добежать до ее каюты, защитить ее, два десятка солдат, одетых в кольчуги из колец, вооруженные короткими мечами, высыпали из триремы и преградили им путь к каюте. А за ними виднелись еще десятки.
Взметнулась булава Джиджи, обрушившись на солдат. Голубое лезвие меча Набу, ятаган Зубрана, меч Сигурда поднимались и опускались, ударяли и рубили. Через мгновение они были покрыты кровью.
Но они не могли приблизиться ни на шаг. На месте каждого убитого солдата тут же появлялся новый. А из биремы продолжали высыпать воины.
Просвистела стрела, задрожала в щите Сигурда. Еще одна ударила Зубрана в плечо.
Послышался рев Кланета:
– Никаких стрел! Черноволосую собаку и желтоволосую взять живыми! Остальных убивайте, если нужно, мечами.
Теперь солдаты биремы окружили их со всех сторон. Спина к спине на небольшом пространстве сражались четверо. На палубу падали солдаты в кольчугах. Гора трупов вокруг все росла, а они продолжали сражаться. На волосатой груди Джиджи появилась рана, оттуда лилась кровь. Сигурд получил десяток разрезов. А Зубран, если не считать раны от стрелы, оставался невредим. Он сражался молча, а Сигурд ревел и пел при ударах, Джиджи смеялся, когда его гигантская палица сокрушала кости и сухожилия.
Но барьер из людей Кланета между ними и Шарейн оставался непреодолимым.
Что с Шарейн? Сердце Кентона упало. Он бросил быстрый взгляд на галерею. Она стояла там с тремя вооруженными девушками, с мечом в руке, отражая натиск солдат, которые по двое поднимались по узкому мостику, переброшенному с биремы.
Но это взгляд не был разумным поступком. В незащищенный бок ударил меч, парализуя его. Кентон упал бы, если бы не рука викинга.
– Спокойно, кровный брат – услышал он голос Сигурда. – Мой щит перед тобой. Передохни!
С корабля Кланета донесся торжествующий крик. С его палуба протянулись два ствола. К ним были привязаны веревки, а с концов свисала сеть – она опустилась точно га Шарейн и трех других женщин.
Они пытались выбраться из сети. Но сеть связывала, спутывала их. Они бились в ней, беспомощные, как бабочки.
Неожиданно сеть натянулась под действием веревок. Медленно стволы стали подниматься, перенося сеть на палубу атакующего корабля.
– Хо! Шарейн! – насмехался Кланет. – Хо! Сосуд Иштар! Добро пожаловать на мой корабль!
– Боже! – простонал Кентон. Ярость и отчаяние вернули ему силы, и он бросился вперед. Под его напором воины отступили. Снова он теснил их. Что-то ударило его в висок. Он упал. Люди Кланета набросились на него, хватая за руки, за ноги, за горло.
Что-то разбросало их. Короткие ноги Джиджи появились рядом, его булава свистела, люди падали от ее ударов. Кентон поднял голову и смутно разглядел Сигурда справа от себя и Зубрана слева.
Он посмотрел вверх. Сеть с бьющимися женщинами опустилась на палубу биремы.
И снова послышался рев Кланета:
– Добро пожаловать, прекрасная Шарейн! Добро пожаловать!
Он с трудом встал, вырвался из рук викинга, шатаясь, пошел вперед – к ней.
– Схватите его! – послышался крик черного жреца. – Его вес в золоте тем, кто принесет его – живым!
Теперь вокруг него образовалось кольцо воинов. От троих товарищей его отделяли солдаты. Они падали под ударами булавы, меча и ятагана, но место их занимали другие. И расстояние между Кентоном и его товарищами постоянно увеличивалось.
Он перестал отбиваться. В конце концов ведь он этого хочет. Так будет лучше. Они возьмут его – и он будет с Шарейн.
– Поднимите его! – заревел Кланет. – Пусть эта шлюха Иштар увидит его!
Пленившие его воины высоко подняли его на руках. Он слышал плач Шарейн…
Головокружение охватило его. Как будто его бросили в водоворот, который засасывает его – далеко.
Он видел смотрящих на него Джиджи, Зубрана и Сигурда, лица их превратились в невероятные кровавые маски. И они прекратили сражаться. И другие лица, десятки, все смотрели на него с тем же выражением изумления, переходившего в ужас.
Теперь они все смотрели на него как в отверстие огромного туннеля, в который он падал.
Державшие его руки растаяли. Лица исчезли.
– Джиджи! – звал он. – Сигурд! Зубран! Помогите мне!
Он слышал рев ветра.
Потом трубный звук. Постепенно этот звук стал подозрительно знакомым – он слышал его в другой жизни, века и века назад. Что это? Звук становился все громче, безапеляционней…
Сигнал автомобиля!
Задрожав, он открыл глаза.
И оказался в своей комнате!
Перед ним стоял игрушечный драгоценный корабль.
И в дверь стучали, возбужденно, часто; слышались испуганные голоса.
Потом голос Джевинса, запинающийся, полный страха:
– Мистер Джон! Мистер Джон!
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий