Тетрадь кенгуру

Рейтинг:

Впервые на русском – последний роман всемирно знаменитого «исследователя психологии души, певца человеческого отчуждения» («Вечерняя Москва»), «высшее достижение всей жизни и творчества японского мастера» («Бостон глоуб»). Однажды утром рассказчик обнаруживает, что его ноги покрылись ростками дайкона (японский белый редис). Доктор посылает его лечиться на курорт Долина ада, славящийся горячими серными источниками, и наш герой отправляется в путь на самобеглой больничной койке, словно выкатившейся с конверта пинк-флойдовского альбома «A Momentary Lapse of Reason»… Продолжить чтение

Святой Марк Эфесский и Флорентийская Уния

Рейтинг:

Флорентийская Уния и неприятие ее Церковью — важнейшее событие в отношениях православного Востока и латинского Запада. Единственным участником Флорентийского собора (1439), до конца отстаивавшим истину Православия, был святой Марк Ефесский. Книга архимандрита Амвросия (Погодина) знакомит читателя с историей Ферраро-Флорентийского собора и современными ему событиями, с жизнью и творениями святителя Марка Ефесского, а также с уникальными богословскими дискуссиями об очистительном огне, об исхождении Святого Духа и о Символе веры. Книга рассчитана на всех интересующихся жизнью Церкви, учениями Православия и Латинства, историков и философов. Первое издание вышло малым тиражом в США в 1963 году Продолжить чтение

Слова. Том 5. Страсти и добродетели

Рейтинг:

В этом томе собраны поучения старца Паисия, относящиеся к страстям и добродетелям. Эти слова не представляют собой систематического учения и не охватывают собой все страсти и добродетели: они составлены из ответов старца на вопросы о распознавании страстей. После своей кончины в июле 1994 года Блаженный Старец Паисий Святогорец оставил миру духовное наследие — свои поучения. Простой монах, получивший лишь элементарное образование в начальной школе, но щедро облагодатствованный мудростью по Богу, он воистину истощил себя ради ближнего. Его учение не было проповедничеством или катехизаторством. Он жил по Евангелию сам, и поучения проистекали из его собственной жизни, отличительным признаком которой являлась любовь. Он "образовал себя" согласно Евангелию и поэтому, в первую очередь, учил нас всем своим обликом, а уже после этого — своей евангельской любовью и богопросвещенным словом. Встречаясь с людьми — такими непохожими друг на друга, — Старец не просто терпеливо выслушивал то, что они ему поверяли. С присущими ему святой простотой и рассуждением он проникал в самую глубину их сердец. Их боль, их тревогу, их трудности Старец делал своими. И тогда, неприметным образом, происходило чудо — изменение человека. "Бог, — говорил Старец, — творит чудо, когда мы сердечно соучаствуем в боли другого человека". Продолжить чтение