Мертвый источник

Книга: Мертвый источник
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9

Глава 8

Видимо, я снова задремал, потому что таксисту пришлось окликать меня несколько раз. Я встрепенулся, разлепил глаза и осмотрелся.
Да, это то самое место. Район, в котором нормальные люди стараются не появляться. Недострои, дома под снос. Здесь давно и плотно обосновались наркоманы и бандиты всех мастей. Наркопритоны и нарколаборатории, торговцы оружием и живым товаром… Копы несколько раз пытались организовать рейды по зачистке района, но по приезду – вот незадача – ничего не обнаруживали. Магия, не иначе.
Машина остановилась возле недостроенной высотки. Металлический забор, окружающий ее, был весь изрисован граффити и логотипами местных банд. На входе околачивался латинос в зеленой бандане. С виду – обычный бродяга. Но у бродяг от стволов не топырятся футболки. Что там у него? Револьвер? Пистолет-пулемет? Боевой жезл? В таком месте можно столкнуться с чем угодно.
– Подожди меня здесь, – обратился я к таксисту. Он вытаращил на меня совершенно дикие глаза. Я сунул руку в карман, выбрал наугад купюру и сунул ему под нос.
– Дождешься меня – получишься еще столько же плюсом к счетчику.
Жадность и страх боролись недолго. Победила, само собой, жадность. Мексиканец схватил купюру и затряс головой.
– Не дождешься – найду и достану твои мозги через задницу. Усвоил?
Таксист мрачно кивнул. Человеку, который спокойно ездит в такие районы, надо верить.
Я вышел из машины и направился к воротам. Латинос напрягся и сунул руку под футболку.
– К Билли, – бросил я. «Привратник» успокоился.
Миновав замусоренную площадку перед домом, я вошел в подъезд.
Стройку бросили давно, выгнав лишь коробку. Ни окон, ни дверей, ни, тем более, лифтов, тут не было. Местные превратили недострой в агломерацию сквотов, обустроив его по-своему. Внутри появились перегородки из дерева и картона, некоторые, особенно большие помещения, превратились в настоящие палаточные городки. Мне нужно было на самый верх. Туда, где обитал Билли.
Билли был уникальным парнем, компьютерным гением. Он смог скрестить нашу, старую технику, которой давно никто не пользовался, с магическими артефактами и получить неотслеживаемый доступ в Сеть Высших. Уже за одно это его ждали пожизненные каторжные работы. И, работай Билли сам – скорее всего, он бы уже давно доблестно трудился на разборке какой-нибудь атомной или гидроэлектростанции. Слишком уж парень был завернут на своих железках, и совершенно не обращал внимания на окружающий мир. Но, к счастью Билли, его взяла под крыло группировка латиносов – серьезных парней, промышлявших всем сразу. Неясно, зачем им нужна была Сеть, но, подозреваю, что очкарик Билли присосался не только к открытой Сети – иначе как объяснить, что именно эта группировка лучше других была осведомлена о делах и планах полиции? Даже ее члены, если и попадали к копам, то из-за собственной тупости, и никогда – из-за засады или рейда.
Я продолжал подниматься по лестнице, стараясь не заглядывать в проемы дверей на площадках этажей. Мне хватало и звуков.
Где-то плакал ребенок, откуда-то неслись шлепки тела о тело и надрывные женские стоны. Из некоторых проемов тянуло дурью, из некоторых – химическими реагентами. Откинув грязное покрывало, заменяющее дверь, на площадку выбрел худой по пояс, тощий, как скелет, парень с грязными, спутавшимися волосами до задницы. В руках парень держал косяк. При виде меня он расплылся в улыбке.
– О, Тони! Привет! Ты где был? Держи, будешь? – парень сунул косяк мне прямо в лицо.
– Отвали, – буркнул я, отталкивая руку.
– Тони, ты чего? Друг, это же я! – парень вцепился в полу моей куртки. – Подожди, куда же ты?
– Я не Тони. Брось! – я начал заводиться.
– Ну, Тони, ну чего ты?
Парень буквально вцепился в меня. Я не выдержал, и заехал ему под дых. Вполсилы, чтобы, не дай бог, не угробить растамана. Но и этого ему хватило. Он захрипел и опустился на колени. Я выдернул куртку из его руки и пошел дальше. Сзади послышался удивленный, как у обознавшегося ребенка, голос.
– Не Тони… Но как же? А где тогда Тони?
Мне даже стало немного стыдно за то, что я его ударил. Ладно, хрен с ним.
Билли обитал на последнем этаже. Дальше недостроенная лестница вела в небо. Я подошел к массивной металлической двери – единственной, наверное, настоящей двери, увиденной мной в этом доме, и позвонил в звонок. Отступил на шаг и поднял голову, глядя в зрачок камеры. Лучше показать себя, как следует, а то вместо информации можно получить очередь в живот. Мне бы этого не хотелось.
Лязгнул замок. На пороге появился бледный парень в камуфляжных штанах, заправленных в ботинки, белой футболке и с китайским «Калашниковым» в руках.
Он мотнул головой, заходи, мол. Видимо, Билли меня идентифицировал, ибо с охраной его я знаком не был.
Я сделал шаг через порог – и оказался среди жужжания компьютеров, перемигивания светодиодов и постоянно меняющихся картинок на бесчисленном количестве мониторов – именно мониторов, а не маговизоров. Не знаю, уж, где Билли насобирал всю свою разнокалиберную технику. На помойке, не иначе.
У дальней стены басовито гудели серверы, по всей комнате змеились провода, стягиваясь к огромному ярко-оранжевому кристаллу в колбе, установленной на постаменте посреди помещения. Одно из кресел на колесиках пришло в движение, повернулось, и мне навстречу встал белобрысый, веснушчатый парень в гавайской рубашке, шортах и очках, обмотанных скотчем на переносице. Я было удивился его наряду – сам я согрелся, только поднимаясь по лестнице, но тут же ощутил, насколько в помещении жарко. Собранная тут техника выделяла слишком много тепла.
– Ланс, здравствуй! – Билли шагнул ко мне, расставив худые руки для объятий.
Когда-то я выручил Билли, заступившись за парня в потасовке в баре. Уж не знаю, как он туда попал, но компьютерный гений был пьян в доску и попытался подкатить – ну, в своем представлении – не к той девушке. Я влез в драку и спас его гениальные мозги от серьезного сотрясения. С тех пор Билли считал меня другом. Он вообще считал друзьями всех, кто к нему хорошо относился. Не удивлюсь, если и гангстеров-латиносов он обслуживал по дружбе, не беря с них денег. Ну, может они еще ему железо всякое притаскивали.
– Давно не заходил, Ланс! Я уже соскучился! Как ты? Все вспоминаю то наше приключение – ух, как мы их! Может, повторим как-нибудь?
Да уж. Мы. Ага. Я тогда костяшки пальцев в кровь рассадил, несколько дней не заживали. А Билли постоянно высовывался у меня из-за спины, нелепо размахивал руками и что-то кричал, только раззадоривая плохих парней.
– Ага. Круто было. Как-нибудь повторим, обязательно. Билл, у меня к тебе дело.
Парень поморщился.
– Ты же знаешь, не люблю, когда меня называют Биллом. Это всегда значит, что человеку что-то нужно.
– Ну, вообще-то так и есть. И я тебе прямо об этом сказал.
Компьютерщик приуныл.
– Эх, а я думал, ты ко мне так, по дружбе заскочил. Думал, выпьем колы, зарубимся во что-нибудь… Я недавно такую игрушку откопал – закачаешься! Там, короче…
Билли фанател от древних компьютерных игр. Все то время, что он не работал, выполняя чей-нибудь заказ, он проводил перед огромным монитором в центре комнаты, или перед еще большим телевизором, к которому была подключена игровая приставка.
Я развел руками.
– Увы, как-нибудь в другой раз.
Парень посерьезнел.
– Ладно, выкладывай, что тебе нужно.
Я достал сигарету, чиркнул зажигалкой и глубоко затянулся.
– Мне нужна любая информация о фанатиках среди Высших. Секты, религиозные общины, радикальные партии – все, что ты сумеешь накопать. Абсолютно все. Открытая информация, закрытая информация, публикации в новостях, журналах, полицейские досье. Правда, вымысел. Подтвержденные факты или догадки и домыслы.
Билли задумался.
– Это много, Ланс. И займет время. Я сейчас немного занят – выполняю другой заказ.
– Ван дер Тоот, какого хрена ты сюда приперся?
Из незамеченной мною ранее каморки появился рослый латиноамериканец. Те же камуфляжные штаны, те же армейские ботинки – его одежда была настолько похожа на одежду первого парня, что выглядела униформой. Только вместо белой майки на нем была черная футболка, поверх которой висел толстая золотая цепь с медальоном. На поясе – открытая кобура, из которой выглядывал огромный, никелированный пистолет.
Я, в который раз за сегодня, почувствовал себя голым без оружия. Скрипнув зубами, я повернулся к окликнувшему меня.
– И тебе здравствуй, Альваро. Ты сегодня невероятно обходителен.
– Я задал тебе вопрос, шпик.
– Отвечаю на него. Я приперся не к тебе, так что захлопни пасть и не мешай мне разговаривать с моим другом.
Под кожей босса группировки заходили желваки.
– Ты не думал, что кому-нибудь может очень сильно хотеться укоротить твой длинный язык?
Как бы невзначай он положил руку на рукоять ножа, висящего в ножнах на поясе.
– Последний, кому этого очень сильно хотелось, сгорел в своей хибаре вместе со всей прислугой, – в тон ему ответил я. Уж если все считают, что это я завалил Смута – пусть так и будет. В конце концов, не так уж и далеко это от истины. Кто знает, как бы развернулись события, если бы из телепорта не появился попрыгунчик.
– Ты очень много себе позволяешь, ван дер Тоот. Ведь ты можешь и не выйти из этой комнаты. Вряд ли кто-то знает, где ты находишься. Тебя могут и не найти.
– Уверен? – я уставился Альваро в его змеиные глаза. Тот продержался несколько секунд. а потом отвел взгляд.
– Ты же всегда работаешь один.
– Времена меняются, – пожал я плечами, и, будто потеряв интерес к диалогу, повернулся к Билли. На самом деле внутренне я весь сжался, ожидая выстрела. Злить Альваро – то же самое, что злить королевскую кобру. Глупое и опасное занятие. Оставалось лишь всецело положиться на свою репутацию – о которой Альваро был осведомлен. Только она и удерживала латиноса от того, чтобы наброситься на меня. А кто выйдет победителем из драки – я не знал. Последние деньги я на себя не поставил бы. Альваро был крутым парнем и состоял из одних сухих мышц, а у меня кошмарно болела голова и я еще не пришел в себя после драки с гомункулами.
Латинос что-то буркнул себе под нос и отвернулся.
– В общем, это очень важно, Билли. Я буду тебе признателен, если ты сможешь найти для меня эту информацию, как можно раньше. Кстати, я тут встретил одного парня – он торгует старыми видеоиграми. Он мне сказал, что со дня на день ожидает новое поступление. Там есть что-то, про чувака, который воюет на Марсе с демонами. Я попросил его отложить эту штуку – у тебя же такой нет?
Глаза компьютерщика загорелись.
– Серьезно? Нет, это правда, Ланс? Черт, ты даже не представляешь, как это круто! Ты купишь эту игру для меня?
– Найди мне то, о чем я тебя прошу – и через час я буду у тебя с этой штуковиной в кармане.
– Я сделаю, Ланс! Я правда сделаю! Вот только закончу с тем, о чем меня попросил Альваро – и сразу же возьмусь!
– Позвони мне, когда будет готово, – я сунул руку в карман и достал чарофон. Белесые брови парня взлетели вверх.
– О, ты, наконец, обзавелся связью? Отлично!
Он схватил мой гаджет, достал из кармана свой – по меньшей мере, в три раза больше моего, и приложил один аппарат к другому. Подержал так несколько секунд, потом вернул мне мой чарофон.
– Теперь у тебя есть мой номер, а у меня – твой. Жди звонка, Ланс! И забери у этого своего знакомого игру, пожалуйста! Ты даже не представляешь, какая она редкая!
– Не вопрос. Жду звонка. Бывай, Альваро, – кинул я латиносу, что-то недовольно пробормотавшему мне вслед, развернулся и направился к двери.
***
Таксисту стоило отдать должное – он меня-таки дождался, хоть и извелся весь. К его машине уже приглядывались двое в красных куртках, стоящие на другой стороне улицы, и, когда я появился из ворот, на лице мексиканца было написано такое облегчение, словно ему только что вынесли оправдательный приговор по делу, грозящему смертной казнью. Едва я уселся на заднее сидение, как он дал по газам, и машина, пробуксовав, сорвалась с места.
– Куда теперь, мистер? Туда же, откуда я вас забрал?
– Нет. Отвези меня в гаражи к Майку. Знаешь где это?
Глупый вопрос. Майка знали все, кто имел какое-либо отношение к машинам. А уж рыцари баранки – и подавно. У Майка можно было достать самые редкие запчасти, продать или купить машину, оставить тачку в залог или поменять с доплатой на что угодно – хоть на гравимобиль. Помимо этого, гаражи Майка славились своими ремонтными мастерскими, а сам хозяин – своей надежностью. И даже если наступал редкий случай, когда копы находили в бесчисленных ангарах гравилет, угнанный с верхних ярусов – они никогда не узнавали, кто его пригнал, а сам Майк всегда выходил сухим из воды. Впрочем, найти угнанную машину у Майка было практически невозможно – его орава мастеров моментально разбирала такие тачки на запчасти.
Когда мы выбрались из дурных кварталов, я попросил таксиста остановиться, вышел на минуту и купил себе новую бейсболку, взамен оставленной в метро. Согнув козырек и водрузив кепку на голову, я сразу почувствовал себя лучше.
К гаражам мы подъехали минут через двадцать. Я взглянул на часы – Майк должен быть еще здесь.
Таксист с надеждой посмотрел на меня.
– Подождать? – видимо, ему понравился денежный клиент и он готов был катать меня до конца дня.
– Нет, друг, спасибо, – я расплатился и улыбнулся. – Отсюда я своим ходом.
Хлопнув на прощание по крыше машины ладонью, я направился к конторе.
Майк сидел за своим столом и изучал записи.
– Привет, Майк.
В прошлом Майк был борцом. Продолжал держать себя в форме и сейчас. Под легким свитером перекатывались бугры мышц, а походка, несмотря на внушительный вес, была по-кошачьи мягкой. Выглядел Майк добродушно, это впечатление не портили даже сломанные уши, прижатые к голове. Дополняли образ огромные итальянские усы, которые Майк подкручивал, чтобы они торчали вверх.
– О, Ланс! – Майк сжал мою руку в своих клешнях и встряхнул несколько раз, так, что ко мне аж вернулась тошнота. – Никак, решил прикупить себе колымагу?
– Нет, Майк. – Я улыбнулся. – Я хочу забрать мою ласточку.
– Чего? – Майк аж присел. – Да ты никак, разбогател?
Я пожал плечами.
Майк нахмурился.
– Ланс, да зачем она тебе нужна? Она жрет же, как не в себя! Ты слышал о новых ценах на «Розовый нектар»? Лепреконы совсем с ума сошли! Куда тебе такую тачку? Давай я тебе предложу другой вариант – у меня есть отличная лошадка на примете. Японка, двухтысячного года. Состояние – как только с конвейера! Все девочки твои будут! Какие там изгибы, ммм…
– Майк. Мне не нужна японка двухтысячного года. Мне нужна моя машина. Надеюсь, она еще у тебя?
– Ну, – он замялся. – Ты давно не платил проценты…
– Майк, моя машина у тебя?
Он вздохнул.
– Да. Я так надеялся, что ты не появишься еще пару месяцев! Тогда бы я с чистой совестью мог оставить ее себе.
– Не дождешься.
Майк вздохнул.
– Сколько я тебе должен?
Он сел за стол, открыл гроссбух, защелкал счетами – никогда не видел, чтобы Майк пользовался сложными гаджетами.
– Вместе с процентами за этот месяц – восемь тысяч сто двадцать долларов.
– Майк, сегодня второе число.
Он опять вздохнул. Костяшки счетов залетали туда-сюда.
– Семь тысяч девятьсот тридцать, – вынес он, наконец, вердикт.
Я достал пачку, отсчитал нужное количество купюр.
– Здесь восемь. Заправь полный бак, пожалуйста.
– Сам заправишь, – буркнул он. – Я скажу, зальют.
Я кивнул.
– Пошли.
Мы вышли из конторы и двинулись вдоль вереницы гаражей. Дошли до нужного, Майк достал из кармана ключи и отпер ворота. Зашел внутрь, клацнул выключателем. Загорелся свет.
– Ну, забирай, скотина бессердечная.
Я шагнул через порог и замер.
Черт побери, я уже и забыл, как выглядит моя ласточка!
Широкий, округлый капот, на агрессивной морде – решетка радиатора, поделенная надвое посередине и чем-то напоминающая допотопную электробритву, вдавленные воздухозаборники… Хром, много хрома. Электрический свет играет бликами на черном лаке.
– «Додж Чарджер» шестьдесят девятого года… – протянул Майк. – Ну зачем тебе такая машина, Ланс? Давай я у тебя ее куплю? Ты ж на «нектаре» одном разоришься. Семь литров же!
Я смотрел на машину, а видел совсем другое. Подобно ментальному сканированию, внешний вид моей тачки поднял из глубин забитые туда воспоминания.
Эту машину очень любила Лана. Она говорила, что ей нравится ощущать такую мощь – хоть никогда и не садилась за руль. Благодаря этой машине мы и познакомились.
Да. Когда-то дела у меня шли блестяще. Я мог позволить себе дорогую тачку, хорошую квартиру в престижном районе. Дорогие бары. Рестораны. Потом появилась Лана. Ланс и Лана. Мне всегда нравилось, как это звучит. Окрыленный, я стал работать еще больше, а соответственно – и больше зарабатывать. Все было прекрасно, до того вечера.
Встреча с клиентом в неблагополучном районе – нужно было получить гонорар за успешно завершенное дело. Выпивка. Много выпивки. Нужно было ехать за Ланой – мы договаривались поужинать вместе, но я был слишком пьян, и она приехала за мной на такси. Я уговорил ее посидеть в баре еще немного. А когда вернулся из туалета – к ней цеплялась какая-то компания.
Я попытался вмешаться, но мне разбили морду. Тогда я достал пушку. И меня этой самой пушкой разделали под орех. Бармен делал вид, что ничего не происходит, даже когда нас потащили на улицу. Меня держали под руки и заставляли смотреть, что трое громил делают с моей девушкой – воздушной, неземной Ланой – в подворотне у замызганного бара, на крышке мусорного бака.
Потом тем, кто меня держал, тоже захотелось поучаствовать. Меня двинули по голове, и я упал. Я не мог двигаться, но прекрасно видел все происходящее – и никак не мог заставить себя закрыть глаза.
Когда они уходили, один из них заехал мне ботинком в голову – просто так, для развлечения. Я отъехал. Ублюдок повредил мне что-то в башке – отсюда и мои неконтролируемые приступы ярости, которые я глушу тем, что практически случайно подобрал мне мозгоправ. И устойчивость к ментальному сканированию – как бонус.
Когда я пришел в себя, Лана была мертва. Ублюдки задушили ее. Просто так, забавы ради. А меня почти не слушались ноги. Я подполз к ней, стащил невесомое тело с мусорного бака, обнял ее, сидел и плакал. Полицейским, просто проезжавшим мимо, пришлось силой забирать ее у меня, чтобы погрузить в труповозку. Ее увезли в морг, а меня – в больницу.
Высшие поставили меня на ноги за неделю. Еще неделю я беспробудно пил у себя в квартире. Я даже не поехал за ее прахом – у нее в завещании была прописана кремация. Поллак, с которым я был знаком уже тогда, несколько раз приходил меня опрашивать. Но я ему ничего не сказал. На восьмой день я проснулся, принял душ, взял пистолет и вышел из дома.
Я нашел их. Всех пятерых, поодиночке. Каждый из них умолял меня о пощаде, ползая в собственном дерьме. И каждый из них получил по пуле в живот. Я даже не особенно скрытничал при этом. Тогда-то и зародилась моя репутация. Имя Ланса ван дер Тоота улицы запомнили надолго. Вот только прежнего Ланса больше не было.
Я забил на работу и разбил чарофон. Не приезжал в контору, а сидел дома и тупо пялился в стену. Иногда пил. Иногда нет. Деньги подходили к концу, и в какой-то момент у меня не хватило на оплату квартиры. Я съехал в трущобы. Еще через какое-то время заложил Майку машину. И продолжал ничего не делать.
Шевелиться я стал, только когда обнаружил, что мне не за что купить сигарет. Но из старых клиентов со мной никто работать больше не хотел. И я стал браться за новые заказы.
Поиск пропавших жен, слежка за мужьями, выбивание долгов – я не гнушался ничем. И даже не удивлялся своей жесткости, временами граничащей с жестокостью. Пару раз я перегибал палку – и тот, кто должен был отдать заказчику деньги, в итоге отдавал богу душу. Заказов стало еще меньше. Кому нужен мертвый должник?
Дело Гвен Прайс выросло из банальной подработки и стало первым моим серьезным делом за долгое время. И я его завершу. Найду ублюдка и отдам его Валтазару. И дело даже не в том, что какой-то урод пытался подставить меня. Просто никто на улицах города не должен убивать молодых девушек. Особенно – так похожих на Лану.
Я забрал у Майка из рук ключи, отпер дверь и сел в машину. Двухсотпятидесятисильный двигатель взревел, выбросив из выхлопных труб густое облако. Я передвинул ручку передачи, и машина медленно выехала из гаража. Помахав рукой Майку, я направил машину к заправке.
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий