Мертвый источник

Книга: Мертвый источник
Назад: Глава 27
Дальше: Эпилог

Глава 28

Призрачный дракон, обдав нас потоком воздуха из-под крыльев, взмыл в воздух, и спланировал под входную арку, тут же снова набрав высоту. Трендодриэль был уже внутри, и нам не осталось ничего, кроме как последовать за ним.
Помещение было огромным – у Высших явно прослеживалась клаустрофобия или тяга к гигантизму. Стены зала терялись во мраке, сложно было даже определить, какой он формы. В центре – круг с постаментом, на котором покоился большой шар, похожий на те, что используют Высшие, когда нужно связать магию и технологии. Вокруг него, на равном расстоянии – невысокие, в половину человеческого роста, столбики. На каждом из них – крупный кристалл с идеальными гранями. Столбики соединены с постаментом чем-то вроде толстых кабелей, только полностью прозрачных. Замеченный еще из коридора синий свет исходил от кристаллов, и становился все ярче.
Вокруг всей этой машинерии расположились семь фигур в балахонах, и я готов был дать руку на отсечение, что это именно те, кого мы видели в воспоминаниях орка. Вся картина, подсвеченная магическим сиянием кристаллов, выглядела жутковато, но страшнее всего было не это.
На полу, занимая немалую площадь зала, лежали тела. Человеческие, без каких-либо признаков жизни. Следов насилия видно не было, но, тем не менее, с первого взгляда было ясно, что это именно тела. Трупы.
Понять, откуда они взялись, было не сложно, стоило только приглядеться. Каждый из магов в балахонах держал руку на кристалле. Вторую – возлагал на голову человека. Людей к магам откуда-то из темноты подводили Высшие, одеждой напоминающие того эльфа, которого нам с Изадриэль удалось убить после нападения на лабораторию Билли. Видимо, это были те, кого, в воспоминаниях Булгура, маги называли послушниками. Я видел, как один из людей, стоящий на коленях возле мага, упал на пол, и послушники тут же оттащили его в сторону, бросив тело среди других, а к магу подвели еще одного человека, испуганного и трясущегося. Это что получается, маги качают из людей энергию для зарядки кристаллов? Теперь понятно, откуда растут ноги у массовых похищений, о которых упоминал Поллак.
Я попытался сосчитать послушников, сбился на восемнадцатом, и мне стало нехорошо. Если эльф на равных бился с Изадриэль, что мы, впятером, сможем противопоставить такой толпе? А ведь были еще неведомые твари, чей вой мы слышали в коридоре…
На оценку ситуации ушло всего несколько секунд, больше времени у меня не было. Его мне попросту не дали.
Дракон с клекотом спикировал на магов, проводящих ритуал, но довести атаку до конца ему не удалось. Сначала воздух разрезали несколько молний, одна из которых попала в призрака, и отбросила его назад, а потом, откуда-то из-за пределов круга, ему навстречу рванулось такое же призрачное существо, похожее на крылатого льва с клювом. Два фамильяра сплелись в сине-оранжевый клубок, и под визг и клекот принялись рвать друг другу призрачную плоть. И в тот же момент, издав дикий боевой клич из нескольких десятков глоток, на нас бросились послушники.
На Валтазара, бегущего первым, ринулось какое-то кошмарное существо, явно порожденное некромантией. Монстр напоминал не то собаку, не то волка, только очень крупного и со всеми признаками длительного разложения. Тварь прыгнула, разевая пасть с внушительными клыками, но глава Дома Серебряной Луны лишь отмахнулся от некроморфа. Того будто молотом ударили: кувыркнувшись в воздухе, он отлетел в сторону и распластался на полу, не пытаясь подняться.
Я вскинул дробовик и открыл огонь по послушникам, которые были уже совсем близко. Где-то в стороне застучал пулемет орка. Первые ряды, принявшие на себя удар огнестрела, смешались, фигуры в темных балахонах, как подкошенные, валились на пол. Мои противоамулетные пули сбивали магическую защиту с тех, на ком она была, дробь и картечь, заряженные после противоамулетных, завершали дело, калеча и уродуя тела нападающих. Поллак же пользовался плотностью огня и скорострельностью своего оружия: амулеты просто не выдерживали такой нагрузки, и вырубались, израсходовав энергию. Жару, в буквальном смысле, поддал Трендодриэль, отправивший в толпу несколько фаерболов, а потом оставшиеся послушники добежали до нас, и бой перешел в новую фазу.
Один из послушников выкрикнул заклинание, направив жезл в сторону орка, и пулемет заклинило. Издав воинственный клич, эльф, со сбившимся на спину капюшоном, бросился на капитана. Поллак перехватил пулемет за ствол и встретил его чудовищным ударом, от которого композитный пластик приклада брызнул во все стороны. Магия – магией, но против такого даже она не попрет. Длинноухий замертво рухнул на пол с проломленным черепом. Второго, коренастого гнома, отбросив ставшее бесполезным оружие, орк ухватил обеими руками, поднял в воздух, и с размаха переломил об колено. Мне показалось, что даже со своего места я услышал хруст позвоночника. Трепыхающееся тело упало на пол, и орк сердобольно прекратил его агонию, опустив подкованный ботинок на голову несчастного. Треснуло, чавкнуло, и гном замер.
Я старался держаться в стороне, так, чтобы вести эффективный огонь, и не лезть в свалку. Нечего мне там делать, сомнут в первую же секунду. Быстро перезарядив дробовик, я свалил еще одного послушника и перенес огонь на нового некроморфа, несколькими выстрелами разворотив ему голову. Тварь дернулась и затихла.
Стрельбой я обратил на себя внимание. Ближайший послушник проследил, откуда ведется огонь и взял курс на меня, остальные, к счастью, сочли ничтожного человечишку недостойным внимания. Я прицелился и уже выбирал слабину спускового крючка, когда послушник – массивный орк со свернутым в сторону левым клыком, ощерился, и вскинул боевой жезл.
Я так и не понял, что произошло. Передо мной сверкнуло зеленым, медальон на груди нагрелся, едва не обжигая кожу, а орка, словно затрещиной невидимого великана, снесло в сторону. Неведомая сила сбила его с ног и изломанной куклой потащила по залу, разбрызгивая во все стороны серую орочью кровь. То, что замерло у подножия Каскада, назвать телом не поворачивался язык: куча мелко подрагивающего фарша, не более.
Так вот как действует отражение магии! Грумли, старый черт, дай только выбраться отсюда, я поставлю тебе самую большую бутылку твоего любимого грибного самогона, какую только смогу отыскать! Если бы не гномий амулет, сейчас я, а не орк, лежал бы в углу безжизненной грудой мяса.
Валтазар, даже не глядя на схватившуюся сразу с двумя послушниками Изадриэль, сделал шаг вперед, небрежно взмахнул рукой, и трое нападающих, безрезультатно пытавшихся пробить его щит заклинаниями из боевых жезлов, вспыхнули ослепительным белым пламенем, превратившись в живые костры, добавившие света в, и без того сверкающий разноцветной магической иллюминацией, зал.
Я огляделся по сторонам, вскинул дробовик и быстро выстрелил. Патрон с противоамулетной пулей пробил защитное поле одного из двух послушников, с короткими клинками наседающих на телохранителя Валтазара. Второй, снаряженный пулей, швырнул его в сторону. Эльф тут же воспользовался этим, изящно изогнулся назад, пропуская меч второго врага над собой, немыслимым образом извернулся, и ударом ноги отбросил послушника в сторону, после чего крутнул свой боевой шест, и ударил его в голову. Что-то треснуло, подобно электрическому разряду, и послушник кулем рухнул на пол. Перехватив шест, эльф бросился дальше.
Изадриэль, умело орудуя непонятно откуда взявшимися изогнутыми кинжалами, чьи лезвия светились бледным зеленым светом, как раз заканчивала со вторым из нападающих. Пропустив удар в бок, он болезненно скривился и замедлился, чем тут же воспользовалась эльфийка. Неуловимым движением скользнув за спину послушнику, она одним взмахом вскрыла ему глотку, из которой хлынула зеленоватая эльфийская кровь.
Прошло не больше минуты, а Изначальные лишились практически всех своих бойцов. Оставшиеся продолжали свое черное дело, разве что действовали теперь более суетливо. Кристаллы перед магами светились все ярче, процесс зарядки подходил к концу. Черт, и что теперь делать? Никто не рассчитывал увидеть здесь людей, еще и маги с послушниками находились на одной линии с Каскадом, который, по словам Валтазара, ни в коем случае нельзя было зацепить. Так что и я со своим дробовиком тут был явно мимо кассы. Да и магия вряд ли поможет. Мощные заклинания не выбирают цели, люди попадут под раздачу вместе с остальными. Впрочем, есть ли кому-нибудь кроме меня до этого дело?
Валтазар, не успевший даже запыхаться, вскинул свою трость, и с ее набалдашника сорвалась молния, устремившись к одному из накопителей энергии. К сожалению, от мага, как раз закончившего перекачивать энергию из женщины средних лет, это не укрылось. Он отшвырнул безжизненное тело в сторону, и взмахнул рукой, вокруг которой образовался магический щит, наподобие того, которым укрывался Поллак, только больше и синего цвета.
Однако молния Валтазара оказалась несколько серьезнее, чем обстрел из трех штурмовых винтовок: не выдержав ударившей в него мощи, щит взорвался, отшвырнув мага на несколько ярдов и выбив из гнезда практически заряженный накопитель. Кристалл упал на пол, но, к сожалению, не разбился. С глухим стуком он укатился в сторону, где и остался лежать, продолжая ярко светиться.
Успехом это назвать было нельзя, но хотя бы матч начался со счетом «1-0» в пользу команды гостей. И хозяевам это не понравилось.
Маг, отброшенный в сторону ударом Валтазара, вскочил на ноги, уверенным жестом отбил несколько заклинаний, выпущенных из боевых жезлов Поллаком и эльфийкой, отскочил под прикрытие Каскада, и, вскинув обе руки что-то прокричал.
В первый момент показалось, что ничего не произошло, а потом я почувствовал рывок. Кто-то схватил меня за ногу и резко дернул, так, что я не удержал равновесия, и тяжело рухнул на пол, получив по зубам дробовиком, выскочившим из рук, но продолжающим болтаться на ремне. Извернувшись, я ударил свободной ногой, куда-то попал, но никакого эффекта это не принесло. Напротив, последовал еще один рывок, и вторая рука ухватила меня за пояс.
Я вывернул голову, и вздрогнул, встретившись с пустым взглядом гомункула, в которого превратился один из убитых послушников. Проклятый некромант!
Не пытаясь дотянуться до дробовика, в ремне которого я вот-вот рисковал окончательно запутаться, я рванул из кобуры пистолет. Крепко перехватив рукоять обеими руками, я приставил ствол почти вплотную к голове мертвяка, и трижды рванул спуск. Пистолет задергался, а голова нежити лопнула, словно переспевший арбуз, обляпав меня ошметками мозгов и кровью. Едва сдержав рвотный позыв, я отпихнул ногой окончательно упокоившегося послушника, и вскочил.
Окинув быстрым взглядом поле боя, я выругался. Дело плохо. Некромант поднял не только послушников, люди, чьи тела усеивали зал, также встали, и двинулись в атаку. Меня начало трясти – то ли от горячки боя, то ли от злости. Проклятые твари! Не могут дать покоя людям даже после смерти!
Двумя выстрелами я развалил голову ползущего ко мне орка с перебитыми ногами, сменил магазин и спрятал пистолет в кобуру, снова взявшись за дробовик. Да, с огнестрельным оружием разбираться с гомункулами проще, не то что там, в метро, голыми руками. Сейчас восставшие мертвецы были лишь раздражающей преградой на пути к моей цели. К поднявшему их некроманту.
Бам! Из ствола вырвалось пламя, и бросившийся на меня гомункул превратился в движущийся факел. Учитывая, что боли мертвецы не ощущали, эффект был не такой мощный, как при сражении с жаборептилиями в канализации, однако магическое пламя сделало свое дело, в считанные секунды сожрав плоть, скрепляющую мертвые кости, и гомункул упал на пол. Перескочив через горящее тело, я двинулся дальше.
Бам! Заряд картечи превратил в месиво череп бросившегося на меня некроморфа. Перед глазами затанцевали красные снежинки, и сейчас я был им рад. Все инстинкты обострились, реакция улучшилась, нервы вибрировали, словно стальные тросы, через которые пропустили напряжение в миллионы вольт.
Бам! Бам! Бам! Стараясь не думать о том, что я стреляю по тем, кто еще несколько минут назад были обычными людьми, оказавшимися не в то время и не в том месте, я упокоил троих горожан – мужчину средних лет, полную женщину и подростка лет пятнадцати, сместился в сторону, и принялся дозаряжать дробовик. В общей свалке мой путь был отмечен широкой просекой. Вокруг сражавшегося недалеко от меня телохранителя Валтазара рос настоящий бастион из тел, эльфийка в отдалении, совершая немыслимые пируэты, срезала головы гомункулов, будто заправский ниндзя, но врагов все равно было слишком много. Еще немного – и они задавят нас количеством. Почему ничего не предпринимает Валтазар?
Где-то над головой визжали и верещали фамильяры, продолжавшие рвать друг друга на части, ревел Поллак, крушащий гомункулов боевым жезлом, в котором, по-видимому, кончились заряды, воинственно кричала эльфийка, шинкующая восставших мертвецов своими странными кинжалами, а пение магов становилось все громче. Кристаллы сияли так, что резало глаза, и сам Каскад уже налился глубоким синим светом. Где-то наверху заскрежетало, я вскинул голову, и в сиянии тел сражающихся фамильяров, увидел, что часть потолка сдвинулась в сторону, открывая огромную, выпуклую линзу, сквозь которую стало видно разрезающие небо молнии. Ритуал подходил к концу!
Ударом ноги отпихнув ползущего ко мне на четвереньках гомункула, я вырвался из общей свалки, и оказался совсем рядом с кругом. В нескольких футах от меня удивленно вскинул взгляд некромант, пытающийся поставить на место магический кристалл. Недолго думая, я прицелился, и выстрелил прямо в накопитель энергии.
Раздался взрыв, осколки кристалла брызнули во все стороны. Высвободившаяся энергия взрывной волной ударила во все стороны, снеся с постамента еще один накопитель. Рухнув на пол, кристалл разбился, и прогремел новый взрыв. Стоя практически в эпицентре, защищенный от взрывной волны активировавшимся полем успевшего зарядиться амулета Грумли, я видел, как осколок кристалла, развивший скорость пули, вошел в висок одного из магов, стоящих возле Навигатора, и тот завалился на пол, заливая все вокруг зеленой кровью.
Не дожидаясь, пока маги опомнятся, я рванулся к некроманту. Взрыв отбросил его в сторону, и сейчас он пытался подняться, стоя на четвереньках и тряся головой.
Но встать ему я не дал. Прыгнув вперед, я ткнул ствол дробовика в основание черепа мага и спустил курок. Грохнуло, и некромант, с практически снесенной головой, держащейся на плечах лишь за счет обрывков одежды, окончательно распростерся на полу.
По залу разнеслись удивленные возгласы, я бросил взгляд назад, и удовлетворенно кивнул. Гомункулы, лишившиеся со смертью некроманта поднявшей их силы, попадали там же, где находились в тот момент, когда я спустил курок.
Я перевел взгляд на Каскад. После того, как две магические батареи из семи оказались уничтожены, его сияние стало тусклее. И это очень не понравилось Навигатору.
– Мерзкая тварь! – прошипел он. – Паршивый паразит, не заслуживающий права на жизнь! Ты хоть понимаешь, что ты сейчас наделал?
Вместо ответа я вскинул дробовик и прицелился. Но выстрелить мне не дали. Оружие в руках внезапно накалилось докрасна, пластик цевья и приклада начал плавиться, и я, ругаясь, отшвырнул его в сторону, сорвав с шеи ремень. Навигатор произнес какие-то слова, и я, взвыв от боли, почувствовал, как пол уходит из-под ног. Медальон не реагировал: то ли, несмотря на бушующую вокруг магию, не успел перезарядиться, то ли Навигатор использовал нечто, не воспринимающееся амулетом Грумли, как угрозу. Это нечто оторвало меня от земли, и постепенно сдавливало, да так, что хрустели кости. Я поднимался все выше, от недостатка кислорода начало мутиться сознание, перед глазами поплыли темные круги… И тут откуда-то из-за моей спины ударила ветвистая молния, попав прямо в Навигатора и двух магов. Один из Изначальных рассыпался пеплом, второго отшвырнуло за пределы круга. Навигатор же только слегка покачнулся, но невидимая ладонь, сжимающая мое тело, несколько ослабла, так, что я, по крайней мере, сумел вдохнуть.
– Искариэль Эйренор, тот, что зовет себя Навигатором! На тебе долг крови, и я пришел потребовать его! – голос Валтазара, в котором билась непреодолимая ярость, прогремел на весь зал.
Черт подери! Получается, Валтазар знает главу Изначальных?
Навигатор расхохотался.
– Ты? Мальчишка! Кто ты такой, чтобы бросать мне вызов?
– Ты знаешь, кто я такой, но для протокола я представлюсь, – голос Валтазара зазвучал спокойнее, но было видно, что он едва сдерживается. – Я, Трендодриэль Валтазар, глава Дома Серебряной Луны, потомок Основателя, вызываю тебя, Искариэль Эйренор, потомок Проклятого-и-Забытого, на поединок чести! Я обвиняю тебя в убийстве моего сына и наследника, и требую оплатить долг крови!
Навигатор раздраженно дернул шеей, и выдавил презрительно:
– Я оплачу долг… Твоей кровью! – Навигатор взмахнул рукой, и я почувствовал, как лечу куда-то с бешеной скоростью. Через пару секунд мое многострадальное тело встретилось с полом, и я взвыл. Что-то отчетливо хрустнуло, и бок пронзило болью: как минимум пара ребер приказала долго жить. Правая рука повисла плетью, при попытке пошевелить ею, меня будто током били. Хорошо хоть голову уберег!
Я попытался встать, и, вскрикнув, упал опять. Черт! Ну его к дьяволу! Кажется, я сделал уже все, что мог. Отвалите от меня!
Тем временем, Навигатор положил руки на плечо ближайшего к нему мага, и его ладонь окуталась зеленоватым сиянием. Через несколько мгновений маг обмяк, и упал на пол, а вытянувший из него энергию Эйренор медленно обошел круг и остановился в некотором отдалении от Валтазара. Как ни странно, оставшийся у накопителя Изначальный абсолютно никак не отреагировал на выходку предводителя. Это какую же фанатичную преданность нужно иметь!
Брезгливо отпихнув мертвое тело, попавшееся под ноги, Навигатор сбросил свою хламиду, и я впервые в жизни увидел старого эльфа. Хотя старым он был по меркам своего народа, по человеческим же он был немыслимо древним. Пепельно-седые волосы спускались до пояса, лицо изборождено глубокими морщинами. Под низким лбом горели ненавистью глубоко посаженные глаза. Дьявол, сколько же ему лет, если для него даже старший Валтазар – мальчишка?
Трендориэль коротко поклонился противнику, тот главу Дома Серебряной Луны такой чести не удостоил. Вместо этого он бросил перед собой такое же яйцо, как я видел у Валтазара перед появлением дракона, и через секунду на полу скалила клыкастую пасть неведомая тварь, состоящая из ядовито-зеленых сполохов.
Такого я прежде не видел даже в фильмах ужасов. Львиное тело, человеческая голова с нечеловеческой пастью, широкие, перепончатые крылья и огромный скорпионий хвост. Откуда он выдрал внешность для своего фамильяра? Впрочем, учитывая, что фамильяр – укрощенный дух побежденного магом животного, такая мерзость действительно когда-то существовала. Вот только точно не на Земле.
Искариэль не мог не знать, что Валтазар уже призвал своего фамильяра, и тот до сих пор занят схваткой с грифоном. Странные понятия у Высших о чести. Как по мне, так этот поступок назвать честным было сложно.
Тварь снова раскрыла пасть, и из нее вырвалось утробное рычание. Потянувшись, словно понимая, что у противника против нее нет никаких шансов, монстр сделал неторопливый шаг вперед. Валтазар внешне не выказывал волнения, но было видно, что эльф побледнел.
И тут, будто почувствовав, что хозяину угрожает опасность, из-под потолка спикировал дракон. Из его пасти вырвалось призрачное пламя, опалившее фамильяра Эйренора, тот издал странный звук и отпрыгнул в сторону. Дракон обрушился на него, сбив на пол, и ужа раскрыл было пасть, чтобы перекусить шею страшилищу, как сверху на него камнем упал синий грифон, окончательно расправиться с которым фамильяру Валтазара не дала угроза хозяину. Мерцание грифона поблекло, выглядел он потрепанным, но силы у призрака еще оставались. Превратившиеся в неразличимую разноцветную массу, фамильяры укатились куда-то в угол, где и продолжили свой смертельный бой.
Валтазар тут же поспешил воспользоваться ситуацией. Гортанно выкрикнув, он разбежался, высоко прыгнул, и, приземлившись на одно колено, ударил своей тростью о землю. Пол корабля вспучился, по нему пробежала волна, и Навигатор едва увернулся от линии каменных шипов, молниеносно выросших в направлении удара. В свою очередь Эйренор взмахнул жезлом, и от него к Валтазару устремилась изогнутая стена чистой энергии. Эльф, упершись в пол, сделал пасс рукой, и стена разбилась о мерцающий щит. Будто закончив прощупывать врага, оба противника одновременно издали боевой клич и ринулись друг на друга.
Будь ситуация другой, зрелище сражающихся магов заворожило бы меня. Разноцветные вспышки энергии, треск электрических разрядов, клубы дыма и огненные шары, летящие во все стороны – все это было невероятно красиво и захватывающе. Однако мне было не до красоты происходящего. Поллак сидел на полу, держась за бок, которому досталось еще при схватке с мародерами, Изадриэль, тяжело дыша, стояла на одном колене, и выглядела донельзя изнуренной, телохранитель же Валтазара (проклятье, зачем ему вообще телохранитель?) лежал без движения, ткнувшись лицом в пол. Вокруг его головы растеклась лужа крови. Мертв. Получается, если Валтазар не справится… Черт, об этом даже думать не хотелось!
Маги продолжали свой смертоносный танец, но уже сейчас было видно, что Эйренор сдает. Его удары становились все медленнее, заклинания давались тяжелее, с каждым мигом Валтазар теснил его к Каскаду. И, когда казалось, что со следующим ударом схватка закончится, на лице Навигатора вдруг мелькнула хищная улыбка. Чем угодно клянусь, тут что-то не так!
Эйренор, оказавшийся совсем рядом с Каскадом, взмахнул жезлом, и воздухе развернулась зеленая энергетическая сеть, опутавшая не успевшего уклониться Валтазара. От сети к ладони Эйренора тянулся тонкий луч. Вторую ладонь Навигатор протянул в сторону Каскада – и к нему протянулся такой же.
Валтазар дернулся, и замер, а луч на глазах увеличился в диаметре, и теперь уже больше походил на толстый, пульсирующий трос. И в такт этой пульсации, Каскад принялся разгораться, все ярче и ярче с каждой секундой.
Ублюдок выкачивал энергию из Валтазара!
Поллак и Изадриэль увидели то же, что и я, но орк так и не мог пошевелиться. Эльфийка же медленно и осторожно, стараясь не привлекать к себе внимания, шагнула в тень, растворившись в ней.
Свечение Каскада уже било по глазам, я выругался, и попытался подняться на ноги. Не с первой попытки, но мне это удалось. Скрипя зубами, шипя от боли и подтягивая правую ногу, я двинулся к кругу. Нужно было что-то делать, но, черт возьми, что?
Правая рука висела плетью, но левая слушалась, хоть каждое движение и отдавалось в сломанных ребрах. Кое-как я вытащил пистолет из кобуры и взвел курок. Патрон был уже в стволе, так что хотя бы этого делать мне не понадобилось.
Я старался держаться дальше от света, но и Навигатор, и оставшийся маг, поддерживающий энергию в накопителях, не обращали на меня никакого внимания. И только когда я подошел почти вплотную, подручный Эйренора повернул голову в мою сторону.
Я вскинул пистолет, маг плотоядно ухмыльнулся, и сделал пасс рукой. Оружие в моей руке покрылось изморозью, постепенно превращающейся в настоящий лед. А через секунду руны, нанесенные на затвор, ярко вспыхнули, и сковавшая пистолет ледяная пленка со звоном рассыпалась.
Этот идиот, вместо того, чтобы применить плетение непосредственно ко мне, решил зачаровать мое оружие! Хрен тебе по всей морде, придурок! Только не ствол, купленный у Стива!
Я выжал спуск, и пуля, вылетевшая из ствола, будто в замедленной съемке, устремилась вперед. Маг закрылся энергетическим щитом, только вот целился я совсем не в него.
Кристалл, стоящий в гнезде перед магом, рванул, как связка динамита. Того будто ветром сдуло, я же, заранее продумавший действия, успел присесть, укрывшись за постаментом, на котором был установлен Каскад.
Когда волна высвободившейся из кристалла энергии прошла мимо, я выпрямился, и заскрежетал зубами от бессильной злобы: несмотря на уничтоженный кристалл, Каскад не только не померк, он засиял еще сильнее! Эйренор повернул голову в мою сторону и расхохотался.
– Червяк! Низшее существо! Ты и в правду решил помешать мне? С энергией этого надменного болвана меня больше ничто не сможет остановить!
Свечение Каскада достигло той интенсивности, при которой смотреть на него без боли в глазах было невозможно. Каким-то шестым чувством я понял, что счет идет на секунды, и сделал первое, что пришло мне в голову. Отбросив пистолет, я покачнулся, сделал шаг вперед, и встал на пути луча, бьющего в Каскад из руки Эйренора.
И мир взорвался.
Все тело пронзила невероятная боль, все, что я ощущал в жизни до этого, показалось мне комариными укусами. Сквозь меня будто пропустили молнию, всю энергию самой крупной электростанции в мире, всю вселенскую мощь, энергию тысячи солнц. Я орал, срывая глотку, ощущая, как внутри меня закипает кровь, превращаясь в жидкое пламя, как плоть отделяется от костей, как вытекает, не выдерживающее жара, стекловидное тело из глаз…
И вместе с тем, каждой клеточкой тела я ощущал нереальную силу, кажется, взмахни я рукой, и снесу Эверест, захоти – и смогу ракетой взмыть в небо, без усилий преодолеть атмосферу и унестись к далеким звездам.
А потом возникла новая боль, в миллионы раз сильнее прежней, хотя, казалось, что это невозможно. Она возникла в районе груди, там, где на цепи висел амулет Грумли. Он будто плавился, проходя сквозь мое тело, норовя выйти из него в районе спины. Я почувствовал, что теряю сознание, в этот момент что-то грохнуло, вспыхнуло, и все прекратилось.
Я застонал и упал на пол, привалившись спиной к постаменту с Каскадом. От одежды валил пар, слабость была такой, что единственное, чем я мог шевелить, были глазные яблоки. Чем я и не преминул воспользоваться.
Кажется, бой завершился. На месте Искариэля Эйренора лежал обуглившийся труп. Валтазар стоял рядом на коленях, и пытался отдышаться.
– Ланс ван дер Тоот, – прохрипел глава Дома Серебряной Луны. – Я твой должник. Ты спас меня от…
Вдруг эльф закашлялся и схватился за горло. Одежда на нем каким-то образом разлезалась, открывая прорехи, в которых виднелось покрывающееся трупными пятнами тело. Вот лоскуты упали на пол, а сквозь пятна проступили язвы, из которых сочилась зелено-бурая жидкость. Несколько мгновений – и Трендодриэль Валтазар, глава Дома Серебряной Луны, превратился в отвратительную субстанцию, в которой виднелись остатки костей.
– Как… Как же так? – с трудом смог выдавить я.
Откуда-то появилась Изадриэль. Полумертвая, она едва ползла, с ужасом глядя на то, во что превратился ее дядя.
– Ланс… – прохрипела эльфийка. – Ланс!
Но я был не в силах ей помочь.
Изадриэль сделала над собой усилие, и последним рывком подтянулась ко мне.
– Из, что это? – едва ворочая языком, пробормотал я.
– Эйренор. Навигатор. Он выкачал из дяди всю жизненную энергию. Еще немного… Если бы не ты…
Она сглотнула.
– Я не знаю, как ты это сделал, но ты отразил энергию, которую отдавал Эйренор Каскаду, в него самого. Всю! И его собственную, и заемную, что он впитал из своего мага, и ту, что выкачал из дяди… Еще бы несколько секунд… Ты прервал ритуал, Ланс!
Я с трудом перевел взгляд на нее. Валтазара было жаль, но, в конце концов, он знал, на что шел. Но… Получается…
– Мы победили? – недоумевающим взглядом посмотрел я на эльфийку.
– Да, – выдохнула она, практически теряя сознание, – А теперь, чурбан бесчувственный, поцелуй меня, пока я не сдохла!
Я послушался. И, кажется, сейчас я сделал это с удовольствием.

 

Назад: Глава 27
Дальше: Эпилог
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий