Мертвый источник

Книга: Мертвый источник
Назад: Глава 25
Дальше: Глава 27

Глава 26

В центре, который Багряное Крыло зачистило и отсекло от остальных районов города, было непривычно тихо и пусто. Фонари горели вполнакала, то тут, то там были видны следы столкновений: парочка разбитых мотоциклов, внедорожник, смятый так, будто его сбросили с самого верхнего яруса, копоть и гарь на асфальте – следы применения огненных заклинаний. Наемники Багряного Крыла не церемонились, наверное, поэтому зараза беспорядков и не распространилась по всему городу. Встречались и сгоревшие гравилеты полиции и Безопасности. Удивительно, сколько всего успело произойти за те несколько часов, что мы провели в подземельях.
По дороге к участку нас никто не остановил: центр практически не патрулировался. Слова Поллака о недостатке личного состава подтверждались. Да и у самого участка не было ни одного гравимобиля. Двери закрыты, ставни опущены – создавалось впечатление, что участок перешел на осадное положение. Впрочем, так оно и было.
Мы остановили машину, не доезжая до входа, чтобы не нервировать лишний раз находящихся внутри полицейских. По той же причине Поллак выбрался наружу первым. За нашим прибытием явно кто-то наблюдал: сразу после того, как Поллака опознали, что-то щелкнуло, и двери открылись.
Выбравшись из пикапа, Поллак направился к кузову. Я хотел было помочь капитану, но тот так на меня глянул, что я счел за лучшее остаться в стороне. Орк одним движением подхватил тело напарника, сморщился от боли, но не проронил ни звука. С мертвым гномом на руках, широким шагом, полицейский направился к участку.
Внутри нас ждали два хмурых гнома, носатый гоблин и очень бледная эльфийка. Физиономии гномов, узревших скорбный груз Поллака, посмурнели еще больше. А вот гоблин во все глаза уставился на нас с Из.
– Э! Это же эти, которые в розыске! – крючковатый палец ткнулся в пряжку моего ремня. – Поллак! А почему этот с оружием?
– Расслабься, Грим, они задержаны, но не арестованы. Оружие его личное, применять он его не будет, я ручаюсь, – Поллак подошел к столу дежурного, смел с него бумаги и уложил тело гнома. – Гаэрлинд, мне нужен твой дар, я ранен. Первую помощь оказали, и грамотно, – орк одобрительно глянул на Изадриэль, – но тебе поработать тоже придется. Ланс, высокородная – ждите здесь. Скоро приду.
Целительница вздохнула: насколько я понял, ее бледность была обусловлена тем, что помощь за сегодня ей приходилось оказывать неоднократно. Поллак двинулся вглубь участка, мы присели на стулья для посетителей.
Капитана не было минут пятнадцать, все это время гоблин сверлил нас подозрительным взглядом. Гномы так и стояли у стола, глядя на своего мертвого сородича. Наверное, Высшим тяжело осознавать, что они смертны, а, учитывая продолжительность их жизни, гибель одного из них и вовсе расценивалась, как неоценимая потеря. Да уж. Не завидую я «Ангелам» и мародерам, Багряное Крыло их жалеть точно не станет. Впрочем, невелика потеря.
– Ланс, высокородная, пойдемте со мной, – вернувшийся Поллак выглядел значительно лучше. А вот эльфийка явно потеряла еще часть сил. Интересно, есть у нее возможность восстановиться на работе? Должна быть. Если, конечно, ее способности к восстановлению не такие специфические, как у Из.
Вслед за орком мы проследовали в его кабинет. Судя по тишине в участке, больше здесь никого не было. Поллак вошел в кабинет, прошел к столу и возложил свою лапищу на хрустальный шар, стоящий на краю. Шар помутнел и мигнул, подтвердив личность Поллака, а через секунду над столом раскинулась полупрозрачная проекция: орк активировал систему доступа к Сети.
– Прошу, – широким жестом капитан пригласил Изадриэль к терминалу.
Два раза повторять не пришлось: эльфийка опустилась в кресло, и прикоснулась к проекции. Та засветилась ярче.
Дальнейшие действия Из для меня выглядели, как непонятные и, на первый взгляд, бессмысленные пассы руками, но она явно знала, что делала: проекция меняла цвет, то вспыхивая ярче, то тускнея, выводя абсолютно непонятные для меня символы: язык Высших, даже всеобщий, на котором они общались между собой, был той еще абракадаброй. Я слышал, что людей, работающих на Дома, обучают ему при помощи магии, самостоятельно же выучить это было невозможно.
Наконец, эльфийка откинулась в кресле и сложила руки на груди.
– Есть. Но… Иск'хантидьере, я его знаю! – я заметил, что обычно сдержанная эльфийка сегодня так и сыплет ругательствами на своем языке.
Изадриэль сделала несколько новых пассов, и на проекции появилась орочья физиономия. Еще одно движение – и проекция развернулась в мою сторону.
– Ты узнаешь его, Ланс?
Если бы не присутствие Поллака, я бы прямо сказал, что все орки для меня на одну морду – назвать это лицом у меня не поворачивался язык. Но, пока я подыскивал подходящий синоним, в голове что-то щелкнуло. Приметный шрам под левым глазом, особая вязь татуировки на переносице… А если представить его в плаще Безопасности, с низко надвинутым капюшоном…
– Да! Черт возьми, да, я его знаю! Это тот офицер, который меня досматривал, когда я приехал к отцу Гвен Прайс! Там, на платформе, куда прибывает монорельс!
– Старший корпуса и командир летучего отряда – на пропускном пункте? Удивительно. Что он там забыл? – Поллак подошел ближе и тоже внимательно рассматривал изображение. В отличие от меня, он еще и понимал, что под ним написано.
– Да! Именно тогда на Ланса повесили следящую метку. А перед этим бандиты Смута отобрали у него револьвер – чтобы подбросить его на место убийства Кортиэля! Старший корпуса специально прибыл на пропускной пункт, чтоб дождаться Ланса и повесить на него следящую метку! – глаза эльфийки, нащупавшей нить, так и горели.
– Что-то не сходится, – я достал из кармана сигареты и вопросительно посмотрел на орка. Тот махнул лапой, кури, мол. Благодарно кивнув, я щелкнул зажигалкой, глубоко затянулся, и откинулся на спинку кресла.
– Откуда им было знать, что я сунусь на Верхние ярусы? А сунувшись – пойду к Кортиэлю? Для чего вообще проворачивать такую сложную махинацию с револьвером и слежкой? Зачем я вообще им понадобился? – вопросов у меня было много, а вот ответы не находились.
– Я думаю, все достаточно просто, – пожала плечами Из. – Убийца видел тебя и запомнил, не забывай, у нас практически идеальная память. А учитывая, что ты стал свидетелем… Твои показания были у полиции, установить личность не составило труда. Как и выяснить, чем ты занимаешься. А учитывая твою репутацию… Не обижайся, Ланс, но я тоже наводила о тебе справки. Вполне логично было предположить, что в поисках денег для Смута ты отправишься к последнему заказчику – Эдвину Прайсу. Потому тебя и поставили в такие условия, в каких ты не мог не отправиться наверх. К тебе послали громил Смута, который выполнял для них какую-то мелкую работу, чтобы тебя запугали и забрали оружие. Не забывай, что против тебя играла Безопасность, – Изадриэль указала на все еще висящее над столом изображение орка. – Им было достаточно того, что ты вообще находишься в здании, все остальное они собирались сделать сами. Тебе даже не обязательно было появляться в кабинете у Кортиэля. Ты б отпирался, говорил, что не при чем, и тогда они собирались настоять на сканировании. И, внезапно, у тебя бы оказалась слишком высокая восприимчивость к нему. Информацию снять не удалось, ты – безвольный овощ, пускающий слюни, все улики против тебя – дело закрыто! Одним махом достигнуты несколько целей! Вот только первой, узнав об убийстве кузена, примчалась я, – эльфийка горько усмехнулась. – Потому меня и отстранили от дела.
– Как-то все это натянуто, ну, да ладно. Остается вопрос: зачем им понадобилось убивать Кортиэля? – я поискал глазами, куда бы сбросить пепел. Капитан, заметив мое затруднение, достал откуда-то из-за спины огромную стеклянную пепельницу и передал мне. В пепельнице лежал пожеванный сигарный окурок. Я удивленно посмотрел на Поллака, тот только пожал плечами: мол, видишь, ничто человеческое нам не чуждо.
– На этот вопрос я ответить не могу, – проговорила Изадриэль. – Но знаю, кто может.
– Кто?
– Он, – Изадриэль снова указала на проекцию, с которой, как мне сейчас показалось, глумливо усмехался орк.
***
Портал открылся буквально через две минуты после того, как Поллак связался с Булгуром – тем самым орком из Безопасности, повесившим на меня метку, – и сказал, что у него есть информация о местонахождении Изадриэль. В том, что Поллак вышел на связь именно с ним, подозрительного ничего не было, мы специально это обсудили: поиском Изадриэль, да и меня тоже, занимался именно летучий отряд, а Булгур был его командиром. Посовещавшись, мы решили, что, если Булгур действительно имеет отношение к происходящему, он обязательно явится к Поллаку сам, а не пришлет кого-то из подручных, ему крайне невыгодно, чтобы информация ушла на сторону. Так и получилось. Правда, явился орк не один, впрочем, к этому мы тоже были готовы.
Не успело еще рассеяться сияние портала, как Изадриэль, стоящая у двери, сделала шаг вперед и ткнула своим жезлом в шею эльфа, пришедшего вместе с Булгуром. В воздухе раздался треск, резко запахло озоном, и эльф бревном повалился на пол.
Булгур резко повернулся на звук, его глаза расширились, а правая лапа взметнулась в воздух. Волосы у меня на голове приподнялись: орк готовился применить какое-то невероятно мощное заклинание, судя по тому, что даже я, абсолютно невосприимчивый к магии, ощутил, как резко поменялся магический фон в комнате. Однако сделать Булгур ничего не успел: оказавшийся за его спиной Поллак ухватил стоящую на краю стола пепельницу, сделал шаг вперед, и что было сил приложил соплеменника по шее. Фон мгновенно нормализовался, а орк закатил глаза и упал.
– Все, – буркнул Поллак. – Прощай, карьера, здравствуй, Пало-Верде. Если ваша, ребята, информация не подтвердится…
– Подтвердится, – Изадриэль схватила лежащего ничком Булгура за плащ и невероятно легко перевернула тяжеленного орка на спину. – По-другому просто быть не может.
– А разве сканируемый не должен быть в сознании? – поинтересовался я.
– Смотря, кто проводит сканирование, – усмехнулась Изадриэль.
Эльфийка на миг прикрыла глаза, а потом положила руку на лоб поверженного орка.
– Правила, высокородная! – прорычал Поллак. – Я не знаю, чем это закончится, но хочу, чтобы все, что ты видишь, было записано! А еще – чтобы это видели мы.
Эльфийка кивнула, положила вторую руку на хрустальный шар, и проекция подернулась рябью.
– Начинай! – поторопил Изадриэль Поллак, но, как мне показалось, она его уже не слышала. Ее дыхание стало ровным и глубоким, она будто уснула.
Некоторое время на проекции не было видно ничего, кроме сизого марева, потом начали проступать очертания людей и предметов. Иногда они застывали, иногда – двигались, будто на ускорении, резкими рывками. Эльфийка блуждала по памяти Булгура, пытаясь найти, то, что нам нужно. Глаза ее закатились, тело подергивалось, временами из полуоткрытого рта вырывался не то вздох, не то стон.
Изображение на проекции вдруг стало резким и четким, обрело краски и объем.
На картинке было просторное помещение, погруженное в полумрак. На полу нарисованы светящиеся символы, у каждого из них стояло по фигуре в темном плаще. Различить их можно было только по росту и комплекции: вот этот низкорослый коренастый крепыш – наверняка гном, а вот этот изящный силуэт может принадлежать только эльфу. Фигур было семь, лиц не видно: под капюшонами клубилась темная дымка. Непонятно, было ли это проблемой сканирования, или каким-то хитрым средством маскировки.
На полу, в центре полукруга, образованного фигурами, стоял шар, наподобие того, через который сейчас транслировались воспоминания орка, только меньше. Над шаром висела проекция, на которой отчетливо виднелась картинка. Дно, ночь, дождь. Три фигуры, два мужчины и одна женщина. Один мужчина поменьше, второй покрупнее. Фигурка поменьше бьет ту, что покрупнее, мужчина валится на пол. Второй поворачивается к женской фигурке и что-то ей говорит.
В этот момент сверху сваливается гравилет, заливая все светом фар, мужчина пытается дернуть женщину в сторону, но она вырывается. Зеленая вспышка, гравилет взмывает вверх, упавший мужчина поднимается. Женщина остается лежать на земле. Изображение замирает.
– Источник мертв, Навигатор, – слышится чей-то голос. Того, кто говорит, не видно, можно предположить, что это сам Булгур, но голос слишком не похож на грубый орочий.
– Прекрасная работа. Но кто этот хуман, что был с источником?
– Думаю, случайный свидетель…
– То есть, ты не знаешь?
– Не знаю, Навигатор.
– Так узнай! – Навигатором называли среднюю фигуру, высокую и стройную, принадлежащую, судя по всему, эльфу. Голос его странно резонировал, будто нарочно искажаясь. Хотя, почему «будто»?
– Нам не нужны лишние свидетели, разберитесь с ним. Вы узнали, кто создал источник?
– Узнали, высочайший. Высокородный. Кортиэль Валтазар.
– Сильк'хванэ-ойр! – выругался эльф. – Молодые сидхе совсем сошли с ума в этом мире! Иногда мне кажется, что лучше бы мы продолжали Странствие, чем высадились на этой проклятой земле! Разберитесь с ним. Он позорит нас всех.
– Слушаюсь, Навигатор.
– Навигатор, позволь обратиться к тебе, – одна из фигур повернулась в сторону предводителя. Тот благосклонно кивнул.
– Это уже шестнадцатый источник за текущий коранар. Источников становится все больше, мы не успеваем отслеживать их. Наши братья в других местах говорят, что у них происходит то же самое. Рано или поздно, мы что-то пропустим, и Великая Тьма станет ближе.
– Что ты предлагаешь, Обвинитель? Не тяни!
– Я предлагаю обряд Очищения.
В помещении повисла тишина.
– Когда мы говорили об этом в прошлый раз, – медленно проговорил Навигатор, – ты сказал, что нашей энергии, даже если мы объединим ее с послушниками и используем все доступные накопители, не хватит для обряда Очищения.
– Да, Всепрощающий, – снова заговорил Обвинитель. – Я много думал об этом, и, думаю, я нашел решение. Мы разбудим Каскад!
Только когда Булгур замычал и задергался, я понял, насколько до этого был увлечен транслируемой картинкой. Вздрогнув, я перевел взгляд с явно ошарашенного чем-то капитана на пол. Орка из Безопасности мелко трясло, эльфийка хрипела, ее черты исказились, будто Изадриэль испытывала невероятное напряжение. Булгура выгнуло дугой, его чудовищные мышцы вздулись, из оскаленной пасти хлестала пена.
– Из! Что происходит? Из!
Глаза эльфийки закатились, изо рта вырывались невнятные звуки, которые становились все громче и громче. Ей было больно! Я уже готовился кинуться к ней, чтобы отбросить в сторону, когда Булгур обмяк, и упал на пол, эльфийка покачнулась, и распростерлась рядом с ним. Изображение на проекции подернулось рябью, фигуры расплылись, и, мигнув, исчезли.
– Поллак! Что происходит? – я упал на колени рядом с эльфийкой, и схватил ее за плечи. – Из! Изадриэль!
Не понимая, что делать, я отвесил ей хлесткую пощечину. Эльфийка вздрогнула, и расслабилась в моих руках. Ее глаза открылись, но в них не было ни единого проблеска мысли. Глядя, как все медленнее бьется жилка на ее шее, я начал паниковать. Внезапно меня озарило. Подхватив Изадриэль под шею, я нагнулся над ней и впился в бледнеющие губы.
Несколько секунд не происходило абсолютно ничего, мне казалось, что я целую искусно изготовленную куклу. Однако потом ее дыхание выровнялось, рука слабо шевельнулась, обхватывая меня за шею, и вот уже не я целую Изадриэль, а она меня. Жадно, страстно, будто норовя вытянуть из меня все силы этим поцелуем. Хотя, почему «будто»?
Чувствуя нарастающее возбуждение, и, одновременно – растущую слабость, я едва сумел оторваться от губ эльфийки. Отпихнув Изадриэль в сторону, я попытался встать, и не смог. Выругался, оперся о стол и кое-как поднялся. Сердце билось в сумасшедшем ритме, будто норовя выскочить из груди, колени дрожали. Дьявол, эльфийские феромоны сейчас, видимо, работали на полную катушку! Мысли путались, мне хотелось наброситься на изящную фигурку, сорвать с нее одежду и овладеть эльфийкой прямо здесь, на полу. Скрипнув зубами, я тряхнул головой, подался вперед и отвесил еще одну пощечину продолжавшей тянуться ко мне Из.
Наваждение исчезло, будто щелкнули выключателем. Тяжело дыша, я уселся на пол, нащупал в кармане сигареты и закурил. Окончательно пришедшая в себя Изадриэль смотрела на меня с благодарностью. Однако, кроме благодарности, было что-то еще. Чувство вины?
– Кх-м, – демонстративно откашлялся Поллак. – Не хотел бы прерывать ваши милые игры, но, кажется, у нас большие проблемы.
***
Я сидел на диване и отхлебывал отвратительное пойло, которое Поллак, из какого-то, непонятного мне упрямства, называл «виски». Кажется, орк прав: он и на самом деле сильно сблизился с людьми: едва взглянув на меня после того, как я вернул к жизни Изадриэль, капитан поднялся, достал откуда-то с полки квадратную бутылку, и щедро наплескал мне в стакан с толстым дном.
Труп Булгура, накрытый его собственным плащом, лежал на полу. Эльфа, вырубленного заклинанием, мы оттащили в угол. Бледная Изадриэль пыталась привести себя в порядок, а Поллак переводил испытующий взгляд с меня на эльфийку и обратно.
– Ментальный блок, – проговорила эльфийка в ответ на невысказанный вопрос. – Тот, кому Булгур служил, поставил ему метку, которая убила его и чуть не угробила меня. Мы копнули куда-то слишком далеко, туда, куда лезть, по мнению Навигатора, не стоило.
– Навигатор, Обвинитель… Я знаю эти имена, – пробурчал Поллак.
– Я тоже, – кивнула эльфийка.
– Это очень хорошо, – проговорил я, сделав добрый глоток из стакана. – Значит, вам ничего не помешает ввести в курс дела и меня.
– Это не совсем имена, – нехотя сказала эльфийка. – Это, скорее, что-то вроде званий, титулов. Их носили Изначальные, там, в нашем мире.
– Изначальные, да? Ну, теперь-то я все понял, ага – понимающе закивал я. – И как же я сам не догадался? Все ж так просто! На поверхности, можно сказать, лежит.
– Не паясничай, – поморщилась эльфийка. – Тебе же вкратце рассказали нашу историю, там, в подземельях? – я обратил внимание, как при упоминании подземелий напрягся Поллак.
– Вроде того. Что-то о том, как вы не смогли ужиться с похожей на нас расой, уничтожили оба ваших мира, и, впоследствии, не нашли ничего лучше, кроме как свалиться нам на головы.
– Изначальными звали тех, кто был против союза с нормами. Их было мало, но они были наиболее искусны в магической науке, и… фанатичны, – кажется, Изадриэль не очень хотелось говорить об этом. – Полномасштабная война с нормами началась, когда Изначальные попытались провести обряд Очищения.
– Это что еще?
– Самый подходящий и близкий по смыслу термин – стерилизация, – прогудел орк.
– В смысле – стерилизация? – не понял я.
– Изначальные составили заклинание, из-за которого нормы должны были стать… Бесплодными. Они хотели сделать так, чтобы магией, в конечном итоге, могли владеть только мы. Чтобы от… отношений между нами и нормами не было детей, способных к Искусству, – снова заговорила эльфийка.
Я помотал головой.
– Но… Подожди. Если бы нормы стали полностью бесплодными… Они же вымерли бы!
– Именно. Изначальные называли это Очищением – гуманным обрядом, который без войны и насилия очистит наши расы от наносного зла технологий.
– И чем все закончилось?
– Наши миры погибли. Кто-то предал Изначальных, и нормы нанесли по ним удар во время подготовки к ритуалу. Так началась война.
Мне стало нехорошо, и я снова глотнул виски. Сейчас он не казался уже мне таким омерзительным.
– И каким образом они собирались это сделать? Как проходит этот обряд?
– Они собирались зачаровать воду. Всю воду мира. Таким образом, чтобы, попадая в организм норма, вода изменяла его. Это длительный процесс, но неотвратимый. Для нас это было безопасно, для нормов же…
– Фантастика, – покачал головой я. – И как они собирались это сделать? В водопровод что-то вылить, что ли? Подмешать в водохранилище?
– Нет, – грустно покачала головой Изадриэль. – Они призвали мощнейший циклон, и собирались напитать заклятьем дождевые облака.
За окном послышался мощный раскат грома. А мне, кажется, впервые за все это время, стало по-настоящему страшно.

 

Назад: Глава 25
Дальше: Глава 27
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий