Мертвый источник

Книга: Мертвый источник
Назад: Глава 24
Дальше: Глава 26

Глава 25

Сказать, что орк оказался тяжелым – не сказать ничего. Мы с Изадриэль знатно попотели, прежде, чем смогли уложить его на заднее сидение пикапа. Фары мотоциклов, меж тем, были все ближе.
– Ланс, за руль! Поехали, – отдуваясь, выдохнула эльфийка, как только постанывающий в беспамятстве Поллак оказался в машине.
– А он? – я мотнул головой в сторону тела напарника Поллака.
– Ты издеваешься? – эльфийка округлила глаза. Мне, если честно, было не совсем понятно такое ее отношение к своим же собратьям. Сначала раненного орка хотела на улице оставить, теперь вот тело гнома бросить хочет…
– Нет. Не издеваюсь, – я подхватил тело гнома, оказавшееся ненамного легче орочьего, под мышки, и поволок его к кузову. – Помоги!
Выругавшись по-эльфийски, Изадриэль подскочила ко мне. Вдвоем мы кое-как погрузили мертвого гнома в кузов, и бросились к кабине.
Первый из мотоциклов, сверкающий сталью и хромом чоппер «Харли-Дэвидсон», затормозил у сбитого гравилета. Я судорожно рылся в карманах, пытаясь найти ключ от автомобиля. Ну зачем я вообще двигатель глушил? Сказалась все та же привычка жителя Дна, на этот раз сыграв злую шутку. Затянутый в кожу длинноволосый бородач в цветах «Ангелов», с улыбкой поднял большой палец, явно одобряя то, как мародеры обошлись с полицией. Однако, когда он вгляделся в наши лица, улыбка медленно сползла с его физиономии, а рука потянулась к седельной сумке, в которой покоилось что-то длинноствольное. Вторую руку он поднял над головой, давая знак остальным, выстраивающим свои мотоциклы поперек улицы. Проклятье, эти ублюдки что, все в лицо меня знают? Ну, ладно, сами нарвались.
Меня захлестнуло злобой, как тогда, перед баром, который крышевали «Ангелы» – и, очень кстати, наконец-то, нашелся ключ. Сцепление, поворот ключа, первая передача, газ в пол…
Я отпустил сцепление, когда обороты двигателя почти ушли в красную зону. Машина, заревев раненым зверем, прыгнула с места, моментально разгоняясь. Я двинул селектор, переключая передачу, вывернул руль…
Захрустело сминаемое мощным отбойником железо, послышался чей-то крик, машина подпрыгнула на препятствии, крик оборвался. Подавив в себе желание развернуться и повторить маневр, желательно – несколько раз, я разгонял тяжелый внедорожник, надеясь, к тому моменту, как байкеры опомнятся, оказаться как можно дальше от этого места.
– Пригнись! – крикнул я эльфийке, и сам сполз в кресле, едва не уткнувшись в приборную панель носом.
Вовремя. Загавкали очереди и одиночные выстрелы, пули забарабанили по кузову, со звоном рассыпалось заднее стекло… Наша машина все ускорялась, и через несколько секунд мы были уже вне дистанции прицельной стрельбы. Только вот надолго ли? Заревевшие на высоких оборотах двигатели мотоциклов позади подсказывали, что нет.
– Ван дер Тоот, ты решил меня окончательно угробить? – прохрипел пришедший в себя орк с заднего сидения. – Кто по нам стреляет?
– Красные ангелы, – буркнул я. – Ты можешь вызвать подкрепление?
– Подкрепления не будет, – угрюмо ответил коп. – Некому ехать на помощь.
– В каком смысле? Где все? Что вообще происходит?
– В самом прямом. В городе беспорядки, все экипажи брошены на их подавление. Гребаные Красные ангелы начали погромы по всему Дну, к ним присоединились мародеры всех мастей и прочий сброд. За эту ночь погибли несколько моих братьев, – орк взял паузу, чтобы отдышаться. Было видно, что говорить ему тяжело. – Сраные байкеры жаждут крови и требуют выдать тебя! На третий участок напали, вырезали всех, кто был не на улицах, а на стене, Ланс, написали требование. Кровью дежурного офицера. Ты объявлен в розыск, и нами, и Безопасностью. В город собираются вводить отряды Багряного Крыла. Некое Сопротивление объявило, что, если на Дно введут армейские отряды, они расценят это, как геноцид человеческой расы, и дадут «адекватный ответ», как они выразились. Пропадают люди, едва ли не массово, и это очень похоже на похищения. Ты спрашиваешь у меня, что происходит, Ланс? Я хотел бы задать этот вопрос тебе!
– Красные ангелы крышевали Уайта, который производил Голубой лед, – нехотя проговорил я. – Они уверены, что я сдал его Безопасности. Мне удалось ускользнуть, в ответ они взорвали мой дом. А теперь вот… Черт, я не верю, что горстка байкеров способна на такое!
– Не горстка, Ланс. Байкеры – лишь часть огромной организации, которую мы прошляпили. Их много, и даже очень. А еще больше тех, кто рад поучаствовать в разграблении города под шумок. Ты сунул палку в осиное гнездо, ван дер Тоот!
Что-то дзенькнуло, и зеркало заднего вида с пассажирской стороны разлетелось вдребезги. Я бросил взгляд назад: несколько мотоциклов стремительно набирали скорость, догоняя пикап. Один из Ангелов вырвался вперед, и вел неприцельный огонь на ходу, удерживая руль одной рукой. Это пока неприцельный, но стоит байкерам догнать машину…
– Сейчас это не имеет значения, Поллак. Есть кое-что более важное.
– Более важное? – кажется, орк попытался рассмеяться. Получилось так себе. – Что может быть важнее того, что мы на грани нового антимагического бунта?
– Сложный вопрос, – выдавил я сквозь зубы, сражаясь с не самым отзывчивым управлением. – Вся эта каша, убийство Гвен Прайс, Смута, гомункулы в подземке, пожар в сквоте в трущобах и некроголем на верхних ярусах – все завязано. Это дело рук свихнувшихся Высших, секты, которая замыслила что-то очень нехорошее. Что-то масштабное.
Я крутнул руль, объезжая внезапно выкатившийся на середину перекрестка седан. Идеального маневра не получилось: я все же зацепил машину правым крылом. Мощному пикапу это было нипочем, а вот малолитражку бросило в сторону, она резко развернулась и заглохла. Вырвавшийся вперед байкер, не ожидавший увидеть перед собой препятствие, не успел отреагировать и на полной скорости впечатался в машину. Крик прервался глухим ударом об асфальт, и я плотоядно усмехнулся.
Поллак, во время маневра зашипевший от боли, издал какой-то звук, который я бы трактовал, как недоверчивый.
– Ланс прав. Чувствуешь фон? – Кто-то готовит большое и очень темное заклинание, —подтвердила эльфийка, судорожно цепляющаяся за ручку над дверью. Она не успела пристегнуться, и теперь изо всех сил пыталась удержаться на сидении. – Нужно это предотвратить.
– Изадриэль Валтазар, – буркнул Поллак, кажется, впервые за это время, обративший внимание на эльфийку. – Ты тоже в розыске, высокородная. И в розыск тебя объявила Безопасность, еще вчера, если мне не изменяет память. Ты обвиняешься в использовании запретной магии. Некроголем…
По кузову забарабанили пули, прервав Поллака на полуслове.
– Давайте позже разберемся, кого и в чем обвиняют, хорошо? – нервно воскликнул я. – Нас тут убить хотят, между прочим!
Я дернул руль, втискивая непослушный пикап в перпендикулярную улочку. Почти сразу же в зеркалах снова замелькали отсветы мотоциклетных фар, а через секунду заднее зеркало салона разлетелось, оцарапав осколком мою щеку.
– Твою мать!
Снова рывок руля, новая улица… Что это?
Вдали что-то переливалось голубым сиянием, было видно технику и темные фигуры, суетящиеся вокруг нее.
– Переносные барьеры! Это блокпост, Багряное Крыло перекрывает улицы! – воскликнула Изадриэль.
И тут над нами, на бреющем полете, прошел гравимобиль очень необычной формы. Черный, с красными полосами, он походил на футуристический штурмовик в миниатюре. Пропустив нашу машину, он снизился, а затем от гравилета к ведущим непрерывную стрельбу Ангелам потянулись цепочки фаерболов.
Первой же очередью накрыло не меньше трети преследователей, остальным резко стало не до нас: байкеры пытались уйти от карающего небесного огня, рассыпавшись во все стороны. Получилось не у всех.
Блокпост приближался, Поллак с кряхтением повернулся и сел на заднем сидении, одной рукой держась за бок.
– Сбрасывай скорость, ван дер Тоот, а то сейчас и нас по асфальту расплескают.
Хмыкнув, я послушался. Может, и к лучшему, что мы попадем к Высшим. Рассказать им все, а дальше пусть сами разбираются. Единственное – не очень хотелось бы попасть под очередное сканирование, после которого мне легко могут пришить связь с Сопротивлением. Ну, будем надеяться на лучшее.
Я застегнул куртку, чтобы кобура под мышкой не так бросалась в глаза, и пихнул дробовик под сидение. Черт знает, как отреагируют Высшее на оружие в машине, лучше не нарываться.
– Некроголема послали, чтобы убить меня и Ланса, – тихо, но быстро заговорила Изадриэль, – а в розыск меня объявили, помимо прочего, потому, что у секты есть свои люди в Безопасности. И достаточно высокопоставленные. Это все звенья одной цепи. Не удивлюсь, если узнаю, что и за Красными ангелами кто-то стоит. Поллак, ты должен нам поверить. Если мы не продолжим расследование, может случиться что-то очень плохое.
– Почему бы не предоставить это тем, для кого такие дела – основная работа? – резонно поинтересовался орк.
– Да ты не слышишь меня, что ли? Пока они разберутся, что к чему, будет уже поздно! Силь-кхан'дьиэре, Поллак! – взвилась эльфийка. Пожалуй, впервые я видел, как она вышла из себя. – Ты такой же, как я! Неужели ты не чувствуешь опасности, которая идет сюда вместе с этой грозой?
Орк оглянулся, бросив взгляд на приближающийся грозовой фронт, ежесекундно разрываемый отблесками молний, и угрюмо замолчал. Наш автомобиль, тем временем, подкатил к блокпосту. Переключив на нейтраль, я заглушил мотор и положил руки на руль. Багряное Крыло – не полиция и не Безопасность, это корпус крутых наемников, заменяющих Высшим армию. Если им что-то не понравится – нас просто дезинтегрируют, без каких-либо вопросов и моральных терзаний.
Синяя полоса барьера замерцала, прогнулась, и сквозь нее шагнули двое – гоблин и орк. Оба, мало того, что увешаны разнообразными амулетами, так еще и в глухих шлемах с забралом и бронежилетах высшего класса защиты. Гляди ж ты, не чураются нашей экипировки! Хотя, чего удивительного? Воевать им с людьми же, которые вооружены, преимущественно, огнестрелом. Просто, дешево и эффективно. Немногочисленному, по сравнению с былыми человеческими армиями, Дому Багряного Крыла, оставшегося после разоружения человечества снаряжения хватит с головой и запасом.
В руках бойцы держали нечто, напоминающее стандартные боевые жезлы полиции и Безопасности, только больше размером и с коробкой дополнительного накопителя внизу. Пользоваться таким оружием одной рукой было невозможно, но по мощности и объему вмещаемых заклинаний эти жезлы превосходили стандартные в несколько раз. Не хотелось бы почувствовать их действие на себе.
– Назовитесь! – скомандовал орк. Гоблин молча стоял в стороне от машины, прикрывая напарника и держа на прицеле салон.
С заднего сидения, страдальчески сморщившись, перегнулся Поллак, держащий в поднятой руке полицейский значок.
– Капитан Поллак, полиция, восьмой участок. Попал в переделку на патрулировании, едва не погиб в схватке с преступниками, которых вы отогнали. Ранен, спасен гражданскими, – кивок на нас с Из. – Напарник убит, тело в кузове. Гражданские везут меня в участок для доклада и исцеления.
Орк, увидев соплеменника, да еще и в полицейской форме, слегка расслабился. Снял с пояса какой-то амулет, поднес его к значку Поллака. Тот отозвался возникшим на миг красным свечением. Кивнув, орк махнул рукой гоблину. Тот опустил оружие. У нас документы проверять не стали – видимо того, что в машине раненый офицер полиции, было достаточно. И это хорошо. Конечно, Багряному Крылу могли информацию о розыске и не успеть спустить, но рисковать не хотелось. В конце концов, вполне логично было бы проинструктировать бойцов на блокпостах о разыскиваемых преступниках, так что сейчас нужно сидеть и молиться, чтобы орк доверился соплеменнику и не стал нас досматривать всерьез.
– Боюсь, что предоставить помощь не смогу, капитан. Мало людей и нет целителя. Сможете добраться до участка самостоятельно?
– Да, меня отвезут, – спокойным тоном отозвался Поллак.
– Хорошо. Проезжайте. Центр отрезан от остального города блокпостами, внутри периметра действует комендантский час. Максимальная скорость – двадцать пять миль. Если вас остановят, действуйте так же, как сейчас. Долгой жизни, капитан.
– Долгой жизни, сержант, – ответил бойцу Поллак. Барьер замерцал и расступился, я аккуратно тронул машину с места, и медленно, стараясь не провоцировать бойцов, проехал блокпост.
Некоторое время в машине царила тишина, потом Поллак тяжело вздохнул, будто приняв сложное решение и проговорил:
– Ладно, рассказывайте, что там у вас. Только подробно и обстоятельно. Будем думать, что делать дальше.
***
– То есть, ты хочешь сказать, что если получишь доступ в Сеть, сможешь вычислить того, кто за всем этим стоит? – Поллак, заметно, кстати, оживший, посмотрел на эльфийку.
– Не совсем, – нехотя ответила та. – Того, кто приближен к виновнику этого всего – да. Самого виновника – нет.
– Получается, чтобы выявить его, вы планируете совершить нападение на офицера Безопасности, так? Интересно, – покачал головой орк. – Будем считать, что я этого не слышал. Ну, ладно. А как вы собирались получить доступ в Сеть?
В салоне повисло неловкое молчание.
– Ладно, можете не рассказывать, кажется, я догадался, – коп мрачно ухмыльнулся. – Короче. Сейчас мы едем ко мне в участок. Запирать в камере я вас не стану, и даже дам доступ к Сети. Но у меня есть одно условие.
– Какое? – спросили мы с Из в один голос.
– Дальше я пойду с вами.
Я отвлекся от дороги и повернулся к орку.
– Поллак, зачем это тебе? Ты ранен…
– Рана – ерунда. Твоя подружка молодец, все сделала, как надо, штатный целитель в участке закончит за несколько минут, – прервал меня капитан. – Что же касается того, зачем…
Орк заскрипел сидением, не рассчитанным на такой вес, устраиваясь удобнее.
– В последнем разговоре, Ланс, ты упрекнул меня, что мы слишком многое пустили на самотек, допустив появление таких банд, как те же Ангелы, – продолжил Поллак. – А еще – напомнил мне, что это ваша земля. Так вот, Ланс. Это не ваша земля. И не наша. Она – общая. Хотим мы того, или нет, но мы живем здесь вместе, бок о бок. Я привык к людям. Возможно, я многое в вас не понимаю, но мне бы не хотелось, чтоб с вами происходило что-то плохое. Не знаю, что думают другие, те, кто живут на Верхних ярусах, но я здесь провожу по восемнадцать-двадцать часов в сутки, и не могу сказать, что для меня это пытка. У вас другая культура, другой менталитет, вы думаете о другом и по-другому, но для меня вы все равно стали своими. Я ругаюсь, как вы, ем в ваших забегаловках, пью ваше пиво, и, по мере сил, стараюсь защитить вас, часто – от вас самих же. Я знаю, что многим абсолютно нет дела до того, что происходит на Дне. Мне – есть. Для меня вы что-то вроде младших родственников. Я не знаю, какие мотивы у твоей подружки, Ланс, но мне тоже не нравится, когда на наших улицах убивают молодых девчонок, у которых срок жизни и так слишком короток. Убивают Высшие, магией. Это как раздавить беззащитного котенка. Так быть не должно.
– И, в конце концов, – Поллак перевел дыхание, – вы оба арестованы, и, если я отпущу вас просто так, у меня будут проблемы.
– Что? – от неожиданности я даже вильнул в сторону, едва не ударив стоящий у обочины микроавтобус. – И как ты все это объяснишь своему начальству?
– Если вы правы, и мы действительно сорвем что-то страшное – объяснять не придется. А если нет… Назовем это следственным экспериментом, – ухмыльнулся Поллак.
Я перевел дыхание. Речь орка стала для меня неожиданностью, я и предположить не мог, что Высший может так относиться к людям. Но в глубине души я был рад. Всегда хорошо иметь такого союзника.

 

Назад: Глава 24
Дальше: Глава 26
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий