Мертвый источник

Книга: Мертвый источник
Назад: Глава 21
Дальше: Глава 23

Глава 22

Продолжая держать Изадриэль на руках, я уставился на кошмарную тварь, что перебиралась через перила. Внешне она напоминала некий гибрид жабы с каким-то доисторическим ящером: крупное белесое тело в зеленых пятнах, четыре конечности с перепонками между длинных пальцев, оканчивающихся внушительными когтями, вытянутая вперед, на манер крокодильей, пасть, усыпанная зубами, и костяной гребень, тянущийся ото лба к рудиментарному подобию хвоста. Размеры твари тоже впечатляли: стань она на задние лапы – пожалуй, повыше меня будет. При взгляде на пасть мне сразу вспомнились найденные нами трупы. Немудрено, что тот бедолага у лестницы едва не процарапал ногтями стальную дверь насквозь! От такого ночного кошмара бежать будешь дальше, чем видишь. Если есть куда, конечно.
Нам бежать было некуда, потому я поставил эльфийку на бетон и решительно перебросил вперед дробовик. Лучше бы, конечно, подпустить монстра поближе, для большей      эффективности, но и так сойдет. Сколько тут, ярдов пятнадцать? Нормально. Тем более, сокращать расстояние я не рискну: тварь уже перебралась через перила и присела на мускулистые задние лапы, готовясь к прыжку. Медлить нельзя, в воздухе я в нее могу и не попасть.
Я вжал приклад в плечо, поймал кошмарную морду монстра в прицел и плавно потянул спусковой крючок. Грохнуло, в плечо толкнула отдача, а от вспышки я на секунду ослеп. А когда проморгался, твердо пообещал себе, что, вернувшись, проставлюсь Стиву за «Дыхание Дьявола».
Тварь горела. Весело, задорно, подергивая лапами. На большее она уже была неспособна. Не знаю, что сыграло решающую роль: заряд картечи, или воспламеняющее заклинание, только монстр нам явно больше не враг. Кожа твари шипела, обугливаясь и лопалась пузырями, расплескивая бурую жидкость. По залу разлилась тошнотворная вонь.
– Вот и все. Выкусила, ме…
– Ланс!
Я резко развернулся, и выругался. Откуда-то сверху на помост приземлился еще один монстр. Я вскинул дробовик, но выстрелить не смог: на линии огня стояла Изадриэль.
Впрочем, эльфийка быстро сбросила оцепенение, сорвала с пояса жезл и выпустила в монстра несколько зарядов.
Желто-красные фаерболы врезались в монстра практически одновременно и взорвались. Взрывной волной тварь снесло в воду, моментально окрасившуюся бурым. Но на помост уже лезли новые монстры.
Я огляделся и запаниковал: кошмарные земноводные наступали со всех сторон. Вот еще одно дьявольское создание высунулось из бетонной трубы, и плюхнулось в воду, чтобы тут же вынырнуть в десятке ярдов от нас.
Взяв на прицел ближнюю из тварей, я выстрелил и дернул помпу. Сзади раздалось гудение боевого жезла эльфийки. Еще одна тварь, выстрел… Еще…
«Дыхание Дьявола» отлично действовало на монстров, вот только в магазине таких было всего три патрона. Оставшиеся четыре были с картечью. А картечь работала совсем не так, как хотелось бы.
Чтобы утихомирить всего одного монстра, мне понадобилось два патрона, в третий раз, прицелившись в новую тварь, я промахнулся. Магазин опустел.
– Из, прикрой! – крикнул я, нашаривая цилиндрики патронов на сбившемся в сторону патронташе.
– Не могу! – прокричала эльфийка сквозь гул фаерболов. Вот дерьмо!
Когтистая лапа вцепилась в помост прямо у меня под ногами, и я, бросив дробовик болтаться на ремне, выхватил пистолет. Бум-бум-бум-бум! Только всадив твари прямо в пасть четыре пули, разрывные, между прочим, сорок пятого калибра, я смог сбросить ее обратно. А вода вокруг кипела от белесых спин, увенчанных гребнями. Я внезапно понял, что, если срочно что-то не предпринять, на этом наша история и закончится. Тут даже пулемет не поможет.
– Из, надо уходить! Я буду прорываться вперед, не отставай!
Эльфийка не ответила, и мне осталось только надеяться, что она меня услышала. Трясущимися руками набив магазин дробовика «Дыханием Дьявола», я рванул вперед. Снес одну тварь, другую, быстро оглянулся: Изадриэль пятилась за мной, вовсю шараша фаерболами из своего жезла. Вот только мне почему-то показалось, что размерами шарики стали поменьше, и вылетают реже.
Скорее, почувствовав движение воздуха, чем что-то услышав, я инстинктивно бросился вперед, перекатываясь через плечо. Вовремя! На то место, где я находился секунду назад, приземлилась особо крупная «жаба», совершившая каскадерский прыжок откуда-то сверху. Дробовик я снова не мог использовать, опасаясь задеть Из, пришлось его бросать и опять браться за пистолет. Но выстрелить я не успел.
Тварь прыгнула вперед и сбила меня с ног, щелкнув чудовищной пастью над самым ухом. Когти прорвали куртку, и я заорал от боли: по ощущениям, монстр вырвал из меня целый фунт мяса.
Сидя сверху, жрать меня было твари было неудобно, мешала длина вытянутой пасти, потому она чуть сместилась в сторону, освобождая, заодно, мою руку с пистолетом. Не теряя времени, я прицелился прямо в уродливую голову, и несколько раз нажал на спуск.
Башка твари лопнула, меня буквально залило бурой, липкой и вонючей жидкостью. Сплюнув, я выругался и вскочил на ноги.
– Из, сюда!
В противоположной стене торчала труба, такая же, как та, из которой мы выбрались по пути сюда. Только лестница, ведущая вверх, хвала богам, была целой. И это было единственным видимым путем к отступлению. Хотя отступлением назвать это очень тяжело. Единственной возможностью сбежать – вот так будет правильнее. И нужно воспользоваться этой возможностью как можно скорее.
Эльфийка бегло оглянулась. Совершенное лицо было искажено яростью и… страхом? Да, пожалуй. Неужели Высшие чего-то могут бояться? Впрочем, ничего удивительного. Я сам был на волосок от паники.
Я расчистил дорогу двумя выстрелами, и в несколько прыжков оказался у лестницы. Черт, как высоко! Быстро залезть не получится. Да и… Эх, можно назвать это глупостью, но я по-другому не могу.
– Из, сюда!
Эльфийка выстрелила еще два раза, а потом в ее жезле закончились заряды. Отбросив бесполезный артефакт в сторону, она стремглав бросилась ко мне. Следом за ней в воздух взметнулась белесая туша, которую пришлось сшибать на лету из дробовика, продемонстрировав незамеченные прежде за мной чудеса меткости и реакции. Вот уж воистину неисчерпаемы возможности человеческого организма в экстремальной ситуации!
– Давай наверх, я прикрою! – крикнул я.
Два раза просить эльфийку не понадобилось. Изадриэль сходу запрыгнула на лестницу и с приличной скоростью полезла вверх.
Я оглядел зал, и сглотнул. Костяные гребни виднелись повсюду. Навскидку, жаборептилий в зале было не меньше полусотни, до сих пор нас спасало только то, что вне воды твари были очень неторопливы, а пешеходные мостки – достаточно узкими. Но стоит жабам взобраться на них в чуть большем количестве…
Я выстрелил ближайшей твари в морду, перенес прицел и снес с мостков еще одну, привычным жестом потянулся к патронташу…
И грязно выругался.
Патронташа не было. Долбанная тварь, свалившая меня, своими когтями перерезала кожаный ремень, а я этого даже не заметил!
Я забегал взглядом по бетону, уже понимая, что остался без патронов. Ремень с оставшимися зарядами, скорее всего, соскользнул в воду, а пытаться достать патроны из рюкзака, где они лежат в коробках, успеть зарядить дробовик… Проклятье!
Выхватив пистолет, я сменил магазин, сунув не дострелянный в карман. Ситуация и до этого была не самой уютной, а сейчас я почувствовал, как холодные, липкие щупальца животного ужаса елозят по позвоночнику. Из пистолета мне нипочем не отбиться. Как я, черт побери, буду лезть наверх? Так я планировал хоть зачистить достаточное пространство перед тем, как подниматься по лестнице, а теперь…
Ладно. Еще не умер, рано руки опускать.
Я поднял пистолет, прицелился и быстро расстрелял магазин, сумев справиться только с одной тварью. Загнал в ручку новый, и смог сшибить в воду еще двух тварей. Осталось три магазина. Тварей же визуально меньше не стало вовсе. Интересно, что чувствовал тот бездомный, которому откусили нижнюю часть туловища? Может, стоит оставить один патрон себе?
– Ланс, быстрее! – послышалось сверху. Я не стал кочевряжиться. Если я буду изображать из себя последний рубеж обороны, до конца уподобляясь стойкому оловянному солдатику, меня сожрут гарантированно. А вот если попробую сбежать – еще есть шансы.
Я выстрелил еще несколько раз, оставив лежать на бетоне самую быструю и шуструю тварь, и кинулся к лестнице. Прыжок – чтоб оказаться как можно выше, оставить между собой и тварями как можно большее расстояние. Лестница протестующе заскрипела. Нет, только не это! Держись, родненькая, не ломайся!
– Ланс, осторожней!
Я глянул вниз – и чуть не промахнулся мимо следующей ступеньки. Мать твою, да что они творят вообще?
Монстры сбились в кучу у подножия лестницы, образовывая живую пирамиду, по которой лезли все новые и новые твари. Причем, высота пирамиды увеличивалась быстрее, чем я успевал карабкаться вверх. Вот разверстые пасти стали еще ближе, и еще…
– Черт!
Когтистая лапа зацепилась за ступень лестницы, я едва успел отдернуть ногу. Лестница застонала, мышцы на лапе твари напряглись. Сейчас она сделает рывок, и…
– Эйфеликос настринум твай кхолл! – протяжно прозвучало над головой. Голос, вроде бы знакомый, принадлежащий Изадриэль, и, в то же время, какой-то чужой, надменный, торжественный. Слова, произнесенные медленно и нараспев, будто застыли в вибрирующем воздухе, продолжая звучать, а вместе с ними застыли и жабы, пытающиеся дотянуться до меня. Воздух превратился в тягучий кисель, прорываться сквозь который вдруг стало невероятно сложно. Подъем замедлился, каждое движение давалось мне с невероятным трудом.
– Быстрее, Ланс! – с трудом выдавила Изадриэль. Я посмотрел вверх.
Эльфийка стояла на краю трубы-тоннеля. Одна нога отставлена назад для большей устойчивость, тело наклонено вперед, руки вытянуты и будто упираются в невидимую стену. Лицо перекошено от чудовищного напряжения, в поту, нижняя губа закушена, из прокушенной кожи по подбородку стекает тонкая струйка крови.
– Бы…стрее… Не… могу… держать…
Я сделал последнее усилие, и ухватился за скобу в полу. Рывок – и вот я уже на бетоне.
– Правый… подсумок…
Странно, но здесь я мог двигаться, как обычно. Вскочив на ноги, я метнулся к Изадриэль, и рванул клапан на одном из кармашков на ее поясе. Мои пальцы сомкнулись вокруг небольшого, гладкого шарика.
– Вниз… Бросай вниз…
Я размахнулся, и швырнул шарик прямо в живую пирамиду. Вылетев из трубы, тот завис в воздухе, будто пойманный невидимой рукой.
– Прочь! – выдохнула Изадриэль, и, обессиленная, упала на бетон. Надеясь, что правильно истолковал ее слова, я подскочил к эльфийке, схватил обмякшее тело, и, прижав его к себе, из последних сил рванул вперед по тоннелю. Сзади раздался хлопок, а через секунду прогремел чудовищной силы взрыв. Ударная волна метнулась за нами по тоннелю, толкнула в спину, швыряя на пол. Я кое-как сгруппировался, стараясь упасть так, чтобы не раздавить Изадриэль, нас потащило по полу, а потом труба вдруг закончилась, и мы полетели вниз. В воздухе я смог каким-то чудом развернуться спиной, и потому удар лишь выбил из меня дух, а не переломал все кости хрупкой эльфийке. Твою мать. Куда мы опять провалились?
Изадриэль издала тихий стон и открыла глаза. Очки, что я, что она, в этой кутерьме потеряли, но слабый свет, падающий откуда-то сверху, позволял разглядеть бледное лицо Высшей. Ни кровинки, сама смерть краше выглядит. Глаза ввалились, кожа стала сухой, напоминая пергамент. Ого. Что это с ней произошло?
– У нас получилось?
– Учитывая, что сверху не прыгают мечтающие обглодать наши кости плезиожабы, рискну предположить, что да, – пробормотал я.
– Это хорошо, – устало улыбнулась эльфийка, и вдруг впилась в мои губы.
Сказать, что я растерялся – значит, не сказать ничего. Я растерялся настолько, что даже, чисто автоматически ответил на поцелуй. Правда, через секунду стал делать это более осознанно. Мое ноющее от боли тело внезапно ощутило все манящие изгибы и упругие выпуклости, кровь прилила к низу живота…
А потом я опомнился.
– Эй! – воскликнул я, вырвавшись из плена жадных губ Изадриэль. – Какого хрена вообще происходит?
Не особо церемонясь, я спихнул с себя эльфийку, и уселся на пол.
– Перенервничала?
Не то, чтоб мне не понравилось, но совсем недавно она мне по морде за подобное заехала. Или это мы так, типа, сблизились за время битвы с жабами? Бред какой-то. Даже то, что я к ней потянулся там, в метро, больше было похоже на наваждение.
Я разыскал в рюкзаке химический светильник, потряс его и положил на пол. В бледном зеленом свете мне было хорошо видно Изадриэль, и я не смог не отметить разительные перемены, произошедшие с ней. Кожа снова стала влажной и упругой, черты лица разгладились, глаза заблестели… В общем, напротив меня снова сидела Высшая. Хоть и несколько смущенная и… Возбужденная? Пожалуй, да. Лицо раскраснелось, грудь тяжело вздымается…
Несколько секунд она приходила в себя, а потом, будто бы нехотя, заговорила.
– Ланс, я должна перед тобой извиниться, – я открыл было рот, чтобы ответить, но она прервала меня решительным жестом. – Помнишь, я говорила тебе про внутреннюю энергию?
Я лишь кивнул.
– Если маг использует слишком много внутренней энергии, он может погибнуть. Спасти его может только подпитка от того, что дает ему сил. Для кого-то это – живое дерево, для кого-то – чистая, проточная вода. Для кого-то – еще что-то. А для меня…
И тут до меня дошло. Я вспомнил, как она прижималась ко мне во время ментального сканирования, и чем это кончилось, вспомнил сцену после погони за эльфом-ниндзя-убийцей, прыгуном по телепортам. Вспомнил, как она себя вела в ванной… Твою мать, сучка похотливая!
– А для тебя это похоть, да? А то, что я на тебя ТАК реагирую – это тоже какие-то магические штучки?
– А что, без магии я в тебе никаких желаний не пробуждаю? – Изадриэль изменила позу на более соблазнительную, и я, кажется, тихонечко зарычал.
– Все, все, не злись, – выставила перед собой руки эльфийка. – Когда идет повышенный расход внутренней энергии, организм автоматически ищет, где восполнить дефицит, и запускает… ммм… Назовем это механизмом. Он начинает выделять что-то вроде феромонов, на которые те, кто находится рядом, реагируют достаточно бурно. Высшие не так, а вот вы…
– Ясно. Значит, вот что я тебе скажу, подруга, – не знаю, почему, но я чувствовал обиду и злость. Она и правда мной пользовалась. И, хотя я не питал никаких иллюзий насчет Высших в целом и Изадриэль в частности, это было очень и очень неприятно.
– Если ты еще раз попытаешься ко мне эти свои феромоны применить, а тем более – без моего ведома – я тебя пристрелю. Ты поняла?
– Ланс, я…
– Ты поняла??? – прорычал я.
– Да, поняла. Извини.
– И это не преувеличение. Я всегда отдаю себе отчет в том, что я говорю, – закрепил я.
– Я тебя поняла. Закрыли тему. Скажи, а что мы будем делать теперь?
– Теперь вы медленно встанете, оставив оружие на полу, поднимите руки вверх и сделаете десять шагов влево, – внезапно прозвучало в темноте. – И не советую пытаться фокусничать.
Чертовы катакомбы. Час от часу не легче!

 

Назад: Глава 21
Дальше: Глава 23
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий