Мертвый источник

Книга: Мертвый источник
Назад: Глава 20
Дальше: Глава 22

Глава 21

За дверью, ведущей из комнаты, обнаружился еще один тоннель. Не такой большой, как в метро, но пригибаться не приходилось. Правда, в состоянии он был значительно более запущенном, чем метротоннель: под ногами чавкала грязь, с потолка капало, стены заросли плесенью. Не похоже было, что сюда часто наведывались. Впрочем, ничего удивительного. И машинистов-то для поездов находили с большим скрипом, а отыскать сумасшедшего, что будет добровольно бродить по техническим лабиринтам…
По тоннелю мы шли с полчаса, наверное, за это время он несколько раз сворачивал, но ни разу не разветвлялся, так что доставать карту, чтобы свериться с ней, у меня нужды не было. И тем лучше. Эльфийка бы точно пристала с расспросами, а как ее аккуратно отшить, я пока не придумал. Хотя, рано или поздно, карту доставать все равно придется. Но пока мне и так было понятно, куда мы идем. Я неплохо изучил схему, пока сидел в кафе, ожидая Изадриэль, и, когда слева появилась низенькая дверь, мне не понадобилось даже искать на ней тайный знак: и так было понятно, что это тот ход, который нам нужен. На этой двери замка не было, потому ни мои отмычки, ни эльфийские умения не пригодились.
Я открыл дверь, внезапно оказавшуюся хорошо смазанной, и просунул голову внутрь. В легком полумраке показались разбитые ступени, ведущие вниз.
– Нам точно сюда? – эльфийка наморщила нос, увидев пряди паутины, забитой пылью, спускающиеся с потолка.
– Точно.
– Ты здесь уже был?
Я предпочел промолчать и просто пойти вперед. Вот как ей объяснить, откуда я знаю, куда идти и где я взял карту? Хотя… Да никак. Изадриэль должна понимать, что тот, кто подсказал мне, где искать Отступников, знает о их логове не понаслышке, а значит – преступник. Не стану же я ей сдавать такого человека! А значит, глаза на связь Отступников с людьми и конкретные персоналии, эльфийке придется закрыть, как бы ей ни хотелось все вызнать и вынюхать. И ей придется с этим смириться.
Ступени были старые, явно старше, чем тоннель, который мы только что миновали, местами камень крошился под подошвой. Мне вспомнился чей-то рассказ, что подземелья города берут начало еще со времен Новой Голландии, что здесь, под землей – целый город, размерами не уступающий тому, что на поверхности. Подземелья постепенно увеличивались, примыкая друг к другу, еще до постройки метрополитена здесь было легко заблудиться навсегда. Никогда не придавал таким рассказам значения, но сейчас, ступая по готовым рассыпаться под ногой ступеням, в это почему-то верилось. Само собой, что эта лестница не настолько стара, и основная причина ее плачевного состояния – экономия цемента, но здесь, под толщей земли, больше верилось в то, что по этим ступеням ступали ноги первых переселенцев.
Лестница два раза свернула и закончилась еще одной дверью. Я толкнул ее, но дверь не поддавалась. Я присмотрелся и увидел мощный засов из толстой стальной полосы. Странно. Кому понадобилось закрывать дверь изнутри? Назад по этому проходу не ходят, что ли? Непонятно. Я убрал засов и снова толкнул дверь. Что-то мешает. Лишь навалившись всем весом, удалось отодвинуть преграду в сторону. Нырнув в проем, я нагнулся посмотреть, что блокировало створку, и меня чуть не вывернуло.
За дверью лежал труп. Относительно свежий: плоть от костей отделиться еще не успела, да и одежда была в относительном порядке. Судя по ней и по грязным, свалявшимся лохмам волос, погибший был бездомным, забравшимся сюда в поисках… Чего? Возможно – тепла, возможно – пищи, но, скорее всего, он просто заблудился. Я опустил взгляд ниже, и снова с трудом подавил приступ тошноты: у тела не было ног. Хотя, каких ног? Всей нижней части, до самого пояса. Внутренности бедолаги вывалились на пол, а руками он тянулся к двери. Я посмотрел на дверь и увидел на ней отчетливые следы ногтей, поцарапавших ржавчину. Вот так номер.
Вдруг труп пошевелился, и я, вспомнив гомункулов, сделал быстрый шаг назад, кладя ладонь на рукоять пистолета.
Куртка на спине бездомного натянулась, и сквозь дырку высунулась морда крупной крысы, перепачканная в чем-то темном.
– Мерзость, – буркнул я, и отвернулся.
Увиденное мне совсем не понравилось. Не могли крысы так обглодать тело. Там действовал кто-то покрупнее. Очень сильно захотелось плюнуть на все и вернуться на поверхность, но я лишь стиснул зубы и пошел дальше. Эльфийка следовала за мной молчаливой тенью, но я заметил, что ее жезл перекочевал с пояса в руку. Видимо, Высшей тут тоже не очень нравилось, а это, скажу я вам, аргумент в пользу того, чтобы утроить бдительность. Высшие вообще мало чего боятся обычно.
Из небольшого помещения с трупом, мы попали в техническую комнату. Сотни труб и кранов, какие-то датчики, манометры… В углу что-то подозрительно булькало, а из одной из труб со свистом вырывался пар. Я покосился в ту сторону, и поспешил покинуть помещение. Оказаться ошпаренным струей кипятка из лопнувшей трубы, не было никакого желания.
После технического помещения мы оказались на развилке трех тоннелей. Насколько я помнил, это была первая развилка, а значит, нам в правый тоннель. Из которого, к слову, несло тухлятиной. Я втянул воздух носом и сморщился. Да, на самом деле, хорошо, что Изадриэль напросилась со мной. Сейчас мне как-то достаточно тяжело было представить, как я блуждаю здесь в одиночку. А так и спина прикрыта, и не так стремно.
Правый тоннель через некоторое время закончился скользкой и липкой лестницей: почему-то здесь было очень сыро, мне даже с потолка на затылок несколько раз капнуло, заставив выругаться вполголоса. Лестница же вывела нас в большой, квадратный зал. В одном его конце виднелись большие бетонные трубы, в другом – небольшой квадратный проход. Насколько я помнил схему, именно туда нам и нужно было. Хорошо, что пока дорога выходила приметной, в мешанине труб и тоннелей, что должна последовать дальше, так просто ориентироваться не получится.
Подумав, я скинул рюкзак и достал из него дробовик. Разложил приклад, набил магазин. Сняв патронташ, надел его снова, но теперь – поверх куртки. Набросив ремень дробовика на шею, я снова пристроил рюкзак на спину.
Я ожидал, что эльфийка будет наблюдать за моими приготовлениями с усмешкой, но нет. Скорее, наоборот: она тоже принялась подтягивать свою амуницию, потом поднесла к лицу боевой жезл и принялась что-то шептать, видимо, вкладывая в артефакт новое заклинание. Такой серьезный подход еще сильнее испортил мне настроение. Страшновато здесь, под землей, а если и эльфийка относится к нашей прогулке с опаской…
– Пойдем, – буркнул я, и направился к проходу.
Проход оказался совсем коротким, и вывел нас в очередной зал, еще больше предыдущего. И здесь мне совсем уж не понравилось. В дальнем конце зала виднелась большая бетонная труба, из которой текла мутная и вонючая вода. Русло рукотворной подземной реки сворачивало, и уходило в другую трубу, поменьше. Городская канализация, черт бы ее побрал. Воздух здесь был затхлым и густым, в нем отчетливо слышались нотки разложения. Приглядевшись, я нашел источник запаха. Точнее – источники. В этом зале нашли свой конец еще несколько бездомных, их тела бесформенными кучами лежали у стен. Зажав нос, я подошел к одному из них, и, сдерживая брезгливость, ткнул труп ногой. Черт! Этот оказался без головы. Не нужно было звать коронера, чтобы разглядеть в чудовищной ране на шее следы огромных зубов. И, судя по размерам следов, пасть у того, кто это сделал, была не меньше крокодильей.
– Охренеть, – выдохнул я, и принялся выщелкивать патроны из магазина дробовика. Картечь – это хорошо, но что-то очень уж мне захотелось первой парой патронов поставить «Дыхание Дьявола» – так, на всякий пожарный.
– Куда дальше? – поинтересовалась эльфийка. Я огляделся и мысленно выругался. То ли так подействовал на меня вид мертвого тела, то ли память стала подводить, но, куда именно нам идти, я не помнил. Пришлось доставать карту.
– Это у тебя что? Карта? – живо заинтересовалась Изадриэль, пытаясь заглянуть мне через плечо. Я, достаточно невежливо, отгородился плечом, всмотрелся в схему и выругался еще раз. На этот раз – вслух.
Судя по схеме, наш путь лежал в канализационный коллектор – в ту трубу, которая меньше размером. Я с сожалением посмотрел на свои ботинки: по всей видимости, по окончанию подземной экспедиции, с ними тоже придется расстаться. После путешествия по канализации эту вонь ничем не убрать. Эх.
– Сюда, – показал я на коллектор, и первым, подавая пример, двинулся к трубе. С надеждой поискал какое-нибудь подобие переправы, вздохнул, не найдя его, и, махнув рукой, шагнул прямо в зеленоватую воду.
Воды оказалось чуть выше щиколотки, и я даже обрадовался: такую глубину мои ботинки выдержат, даже ног не замочу. Впрочем, радость была недолгой, вскоре уровень повысился, и я почувствовал, как мутная жижа просачивается через верх. Дьявол!
Эльфийка стояла на «берегу» и с сомнением смотрела, как я форсирую реку нечистот. Следовать за мной ей явно не хотелось. Ну, милая, а ты как думала? Спуститься в катакомбы и остаться чистенькой? Здесь тебе не верхние ярусы.
В какой-то момент воды стало по колено, и настроение мое испортилось еще сильнее. Может, здесь еще и плыть придется? Даже если отбросить эстетическую сторону вопроса, тут совсем не жарко. Намокнешь, побродишь по сквознякам, и здравствуй, простуда. Это если отбросить весьма высокую вероятность подцепить в потоке нечистот какую-нибудь кожную гадость. Я оттолкнул стволом дробовика проплывавший мимо труп крысы, и чертыхнулся. Идея экспедиции к Отступникам уже не казалась такой хорошей.
Наконец я добрался до трубы, и смог выбраться на условную сушу – с обеих сторон по трубе проходило нечто вроде пешеходного тротуара. Скользкого, грязного, но, по крайней мере, находящегося выше уровня воды.
– Добрался? – донесся голос эльфийки.
– Добрался, – буркнул я.
– Там сухо?
– Сухо! – черт бы тебя побрал!
– Хорошо. Отодвинься немного в сторону.
Я непонимающе сделал два шага вперед, и в ту же секунду эльфийка, стоящая на той стороне подземной реки, исчезла… Чтобы через миг оказаться рядом со мной.
– Мать твою! – вырвалось у меня при взгляде на улыбающуюся Изадриэль. Стоящую на бордюре в абсолютно сухих ботинках.
– Ты же говорила что-то про внутреннюю энергию, которой может не хватить в случае чего, – буркнул я, глядя на эльфийку едва ли не с ненавистью.
– Если расстояние небольшое, и я вижу конечный пункт, энергии расходуется совсем немного. Как и на это, – Изадриэль сделала какой-то пасс рукой, и я почувстовал в ногах тепло. Пара секунд – и я не поверил своим ощущениям. Ноги были полностью сухими! Чтобы удостовериться в этом, я даже нагнулся и сунул палец в ботинок. Сухо! Надо же!
– Бытовая магия – самая простая. Ею владеют абсолютно все Высшие.
– Хорошо вам, – буркнул я. Подумал, и поблагодарил: – Спасибо.
– Не за что. Хотя стоило бы тебя оставить в мокрых ботинках за то, что ты мне ничего не объясняешь.
– Потом как-нибудь, – отмазался я, и пошел вперед.
Спустя некоторое время, труба пошла под уклон, который становился все круче и круче. Вместе с этим нарастал отдаленный шум, который, по мере продвижения становился громче. А потом путь оборвался. Я высунулся из трубы и присвистнул.
Наша труба была одной из десятка, выходящих в круглый зал, разделенный огражденными пешеходными дорожками. Мутные потоки с ревом извергались в настоящее подземное озеро, которое в дальнем конце зала вытекало в большую бетонную трубу. Благодаря тому, что вода не застаивалась, здесь можно было дышать, не сходя с ума от вони, но запашок все равно был тот еще.
Я глянул под ноги, и заметил ржавую металлическую лестницу, ведущую вниз. Пожалев о том, что не взял перчатки, я закинул дробовик за спину, нагнулся и принялся спускаться.
Высота была внушительной, на спуск мне понадобилось не меньше двух минут – отчасти потому, что ноги то и дело норовили соскользнуть с влажной железяки. Наконец я спустился и с удовольствием выдохнул, ощутив под ногами твердый, хоть и скользкий, бетон. Отойдя в сторону, чтобы освободить место для эльфийки, я задумчиво огляделся, пытаясь понять, куда нам идти дальше.
Вдруг сзади раздался треск, эльфийка вскрикнула.
Прогнившие крепления лестницы не выдержали и с хрустом сломались, лестница оборвалась и опасно наклонилась. Теперь она висела лишь на паре нижних креплений.
– Ланс!
Лестницу перекосило, нижние крепления не выдержали, и со звуком рвущегося железа, отжившая свое конструкция полетела в вонючее озеро. А следом за ней – и эльфийка.
На глаз рассчитав траекторию падения эльфийского тела, я рванулся вперед, подставляя руки. Ошибусь – и Изадриэль, падающая спиной вперед, попросту сломает себе позвоночник об перила. Не ошибся.
Несмотря на то, что сама эльфийка была достаточно легкой, падение придало телу ускорение, и, поймав Из на вытянутые руки, я сам не удержался на ногах и больно стукнулся коленом о бетон. Прошипев проклятье, я выпрямился. Все еще не верящее в чудесное спасение Изадриэль обеими руками обхватила меня за шею.
– Придушишь, – пробормотал я. – Все, все. Давай, становись на ноги.
– Ланс… – голос эльфийки звучал напряженно. Странно, я рассчитывал на «спасибо», сказанное совсем не таким тоном.
– Ланс, кажется, у нас проблемы, – продолжила эльфийка, глядя куда-то мне за спину. Я резко обернулся – и замер.
Проблемы? Возможно, да. Только с поправкой: у нас КРУПНЫЕ проблемы.
Проклятая канализация!

 

Назад: Глава 20
Дальше: Глава 22
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий