Мертвый источник

Книга: Мертвый источник
Назад: Глава 18
Дальше: Глава 20

Глава 19

Сказать, что настроение было препохабнейшим – значит, не сказать ничего. Пока я ехал в такси, перед внутренним взором сменяли друг друга образы того самого пацана, которого я отправил на смерть, проститутки Клэр с третьего этажа, которая в это время наверняка отсыпалась после «ночной смены», старичка-инвалида из квартиры напротив, который безвылазно сидел дома, даже уродца Райнса, денно и нощно восседающего за столом в своей конуре на последней лестничной площадке… А сколько еще жильцов, которых я знать не знаю, могли быть дома в это время? Дерьмо!
– Останови здесь, – я решил изменить маршрут, едва увидел бар на углу. Да, мне нужно к Стиву, но идти к нему именно сейчас нет никакого желания. Кроме того, на вывеске в баре было нечто, меня очень сильно заинтересовавшее. Кажется, сейчас я смогу значительно поправить свое настроение.
Я расплатился с таксистом и решительным шагом двинулся к дверям бара. Прежде чем зайти, я еще раз внимательно посмотрел на вывеску. Нет, не показалось. Отлично.
Толкнув дверь, я вошел внутрь и направился к стойке. Типичнейшее заведение. Стойка, с десяток столиков, занято всего три. Два бильярдных стола, за одним из которых катали шары двое в типичном байкерском прикиде: джинсы с кожаными нашлепками на задницах и коленях, темные футболки, поверх – жилетки с «цветами» клуба. Интересно, а где они своих стальных коней дели? На заднем дворе, с черного хода зашли? Вполне вероятно.
– Налей на три пальца, – буркнул я бармену, усаживаясь на стул у стойки, выбрав место подальше от закутавшегося в некогда бежевый плащ мужика с внешностью и запахом алкоголика, цедящего свое пиво.
– Чего именно? – лысый верзила за баром внешность имел суровую и даже немного отталкивающую. Здоровый бугай, что не очень хорошо для задуманного, ну, да ладно.
– Что именно налить? – повторил он свой вопрос.
– Того, что горит поярче.
– Тяжелый день? – выгнул бровь бармен.
– Бывали и полегче, – я кивнул.
Бармен хмыкнул, и потянулся под стойку. На полированную поверхность встала квадратная зеленая бутыль, в которой болталось что-то мутное. В стакан с толстым дном полилась белесая жидкость. Запах, как ни странно, был достаточно приятным. Я-то думал, это совсем суррогат.
– Собственный рецепт, – прочитал мои мысли бармен. – Первая порция за счет заведения.
Черт, вот милый парень. Даже жалко будет его бить.
Алкаш на том конце стойки посмотрел на меня с явной завистью. Ну, да, ему-то явно никто не нальет бесплатно. Не тот клиент.
Я одним махом опустошил стакан и задержал дыхание. Ух-х! Сильно. Именно то, что и нужно было. Только мало.
– Повтори.
Бармен достал бутылку и налил еще. Я выпил, повел головой и зажмурился, прислушиваясь к ощущениям. Хорошо. Алкоголь выгнал из мозга лишнюю муть, осталась лишь ярость – холодная, как лед, чистая, как вода горной реки. Я открыл глаза, внимательно посмотрел на вывеску над стойкой, достал из кармана куртки сигареты и демонстративно закурил.
– Эй, парень! Ты не умеешь читать? – бармен отреагировал моментально. – У нас не курят, вообще-то!
Я буркнул что-то нечленораздельное и выпустил дым бармену в лицо. Тот от такой наглости аж опешил.
– Ты что, не понял? Я сказал, тут не курят!
– Да пошел ты!
Глаза верзилы налились кровью, и он рванулся вперед, явно намереваясь схватить меня за шиворот. Я к подобному жесту был готов, потому ухватил так и стоящую на стойке бутылку за горлышко, и приложил бармена по голове. Он тихо охнул и медленно опустился под стойку. Бутылка разбилась, залив содержимым бармена, стойку и частично мой рукав.
– Эй, что там происходит? Дэйв! Дэйв, что за дела? – послышалось за спиной. Я докурил сигарету, затушил ее о стойку, взвесил в руке тяжелый стакан и, хорошенько размахнувшись, запустил его в батарею бутылок, выстроившихся на полках.
Бросок вышел что надо: две бутылки разбились вдребезги, еще две – закачались и упали на пол, добавив перезвона. По зеркалу за полками побежала большая трещина.
Алкаш громко икнул, допил свое пиво, и, обогнув меня по широкой дуге, поспешил на выход. Люди за столиками остались: они знали, что сейчас будет, и решили повеселиться.
Ну, или думали, что знали.
– Ну, парень, ты нарвался! – снова послышалось сзади. Я медленно повернулся на стуле, глядя, как байкеры неспешно идут в мою сторону. Один из них, тот что шел первым, был с пустыми руками, тот, что позади, нес кий, перехватив его поудобнее. На жилетах обоих, как и на вывеске над входом, виднелась эмблема: два красных, объятых пламенем, крыла.
– Эй, придурок! Ты видел картинку над входом? Знаешь, кто занимается охраной этого бара?
Я сбил капюшон куртки на спину и размял шею.
– Знаю. «Красные Ангелы».
– Черт, Джонни, так это же тот самый парень!
«Ангел» с кием улыбнулся.
– Как удачно получилось.
И я вполне разделял его мнение.
Я ухватил тремя пальцами пивную кружку, оставленную алкоголиком, и метнул ее в байкера с кием в руках. Кружка врезалась ему в лоб с глухим стуком, глаза «ангела» закатились, и он упал на пол. Второй, широко размахнувшись, ринулся вперед. Соскочив со стула, я поднырнул под замах байкера и впечатал кулак в его солнечное сплетение, после чего положил ладонь ему на затылок и как следует приложил головой о стойку. Подумав, добавил еще пару раз. «Ангел» обмяк и сполз на пол.
Хлопнула дверь черного хода, и мое лицо растянулось в улыбке – судя по всему, к лежащим на полу байкерам прибыло подкрепление. Быстро подойдя к начавшему приходить в себя первому байкеру, я от души зарядил ему ботинком в висок, после чего нагнулся и поднял кий. Сунув его в лузу на столе, дернул, и у меня в руках оказались две замечательные, ухватистые дубинки.
Первый «Ангел», вбежавший в бар, даже не понял, что произошло, когда половинка кия прилетела ему в переносицу. Раздался приятный хруст и байкер, захлебнувшись кровью, упал. Второй получил удар в висок наотмашь, тут же получил добавку и последовал за товарищем. Третий потянулся за оружием, пришлось сломать ему кисть резким ударом сверху и прервать вырвавшийся крик пинком в челюсть. На этом «Ангелы» закончились. Надеюсь, что только на время.
Не спеша вернувшись к стойке, я перегнулся через нее и отыскал бутылку – близняшку той, что разлетелась о голову бармена. Взял стакан, налил половину, с наслаждением выпил. Хорошо. Начинает отпускать. Налив еще, я повернулся лицом к залу.
Немногочисленные посетители, увидев немного не ту картину, которую ожидали, и смекнув, что у нее будет продолжение, которое может им не понравиться, потянулись к выходу из бара. Я отхлебнул из стакана. Надо бы узнать у бармена рецепт… А, черт, навряд ли он теперь со мной поделится. Не надо было его бить.
Сзади послышался шорох, я резко развернулся, и мои глаза расширились. Бармен пришел в себя, нашарил где-то под стойкий короткий дробовик, и уже поднимал ствол, недвусмысленно направляя его на меня. Я уронил стакан и рванулся вперед, обеими руками ухватился за дробовик и потянул его на себя. Верзила, вполне ожидаемо, напрягся, дергая его в свою сторону. Я резко изменил вектор движения, и с силой толкнул оружие от себя. Бармен, получив в зубы откинутым прикладом, выпустил дробовик из рук. Я дернул ружье на себя, перехватил его за ствол и наотмашь ударил рукояткой. А потом добавил еще. Глаза бармена закатились, и он во второй раз за сегодняшний вечер повалился за стойку.
На улице послышался рокот мотоциклов. К «Ангелам» пожаловало подкрепление. Я потянулся за бутылкой, хлебнул прямо из горлышка, и, проверив, есть ли в дробовике патроны, направился к выходу.
Настроение стремительно улучшалось.
***
Звонок Поллака застал меня у канала, в котором я пытался оттереть с куртки кровь, чтобы хоть немного привести ее в презентабельный вид. Проще всего было ее выкинуть, но на улице похолодало, и человек в одном худи был бы слишком приметным. Кроме того, худи на груди тоже была перепачкана красным, с курткой это не так критично.
– Слушаю, – буркнул я.
– Ван дер Тоот! – выдохнул в трубку орк. Черт, ну почему мое имя в его устах всегда звучит, как ругательство?
– Какого черта, ван дер Тоот?
– Даже не знаю, что тебе на это ответить, Поллак.
– Ублюдок, мать твою, все ты знаешь! – обожаю, когда Высшие используют наши ругательства. Это всегда звучит и выглядит так смешно, как если бы собака заговорила по-человечески.
– Какого хрена происходит, ван дер Тоот? Дом, в котором ты жил, разнесло взрывом, взрывное устройство находилось в твоей квартире! За несколько часов до этого там была чуть ли не перестрелка с участием Красных Ангелов, а сейчас мне рассказывают о пяти тяжелораненых и шести убитых из этой же мотобанды! Что ты устроил в моем районе, Ланс? Какого хрена?
– Что я устроил? Что я устроил в твоем районе, Поллак? – я начал заводиться. – Вы сами своим бездействием расплодили эти поганые банды. Чувствуя свою безнаказанность, они творят, что хотят, а потом вы удивляетесь, отчего горят их бары, или почему их убивают на улице. Потому, Поллак, что у человеческого терпения есть предел. Потому что вам насрать, что происходит в наших районах. И тогда браться за дело приходится кому-то из нас. Вы превратили наш город в гетто, и теперь чему-то еще удивляетесь? Ты всегда казался мне умнее, Поллак.
– Я очень хочу видеть тебя, Ланс. У себя в участке. Пока – как возможного свидетеля. Чтобы этот статус не изменился, лучше, чтобы ты пришел самостоятельно.
– Извини, не могу, занят сильно. Дела у меня, – прежде, чем получить в ухо очередную порцию орочьего гневного сопения, очень хорошо доносившегося чарофоном, я сбросил вызов.
Всего через минуту чарофон завибрировал снова. Если Поллак опять начнет орать – выброшу трубку в канал к чертям собачьим!
Но это был не Поллак.
– Ланс, дорогой, не подскажешь, где ты сейчас находишься? – тон Изадриэль был таким приторным, что я сразу смекнул: что-то не так.
– И с каких это пор я для тебя «дорогой»? – поинтересовался я.
– Да с тех самых, с которых ты разнес мою квартиру и устроил мне кучу проблем с копами и Безопасностью!
– Ты же сама из Безопасности… – заметил я, продолжая сражаться с пятном.
– И что? Ты считаешь, что если я работаю в Безопасности, мне не могут предъявить обвинения в некромантии? Ланс, что вообще происходит? Откуда в моей квартире взялся голем? Что там случилось? Ты вообще представляешь, сколько будет стоить ремонт?
Кажется, Высшие начинают мне порядком надоедать.
– Из, детка, мне бы тоже очень хотелось знать, откуда в твоей квартире появился некроголем, заряженный на мое убийство. Особенно учитывая, что, кроме тебя, никто не знал, где я нахожусь. Мне, если честно, глубоко насрать, сколько будет тебе стоить ремонт: претензии можешь предъявлять некроманту. И ему же счет выпиши. Заодно поинтересуйся, как он меня постоянно находит: мне это крайне интересно. Все, мне некогда.
Я завершил вызов и окинул куртку оценивающим взглядом. Получилось так себе. Нужно как можно скорее ее выбросить, толку не будет уже. Но хоть пятна теперь больше похожи на грязевые разводы, а не на кровь, и то хорошо. В наступающей темноте в глаза бросаться не будут, особенно, если не шастать под фонарями. До Стива доберусь, а там, думаю, что-нибудь найдется.
***
Стив выглядел несколько удивленным, когда открыл мне дверь.
– Ланс? Вот это да. Что-то ты зачастил в последнее время.
– И не говори. Но что поделать.
– Я, вообще-то, уже закрылся…
– Думаю, для меня ты сможешь сделать исключение, верно? Обещаю тебя надолго не задержать.
– Ну уж куда от тебя денешься… Заходи. А в чем это у тебя куртка?
– В слезах поклонниц.
– Ясно. Не хочешь говорить – не говори. Рассказывай, что понадобилось?
– Оружие. Револьвер. Новый. «Анаконда». Такой же, как был у меня.
Стив присвистнул.
– Ничего себе. Второй револьвер за два дня?
– Именно, – я пожал плечами. – Так получилось.
– Да уж. Но придется тебя расстроить: «Анаконд» пока нет. Может, на следующей неделе…
– Я не могу ждать неделю, Стив. Что есть похожего?
– Вообще револьверов нет. Не самый ходовой товар, в последнее время я вожу их только на заказ.
– Вот дерьмо, – буркнул я.
К «Анаконде» за много лет я уже успел привыкнуть, револьвер казался продолжением руки. Да и зачаровать на расстоянии револьвер сложнее, чем пистолет. Но, черт побери, не ходить же мне теперь с пустыми руками!
– Ладно. Что ты там показывал мне в прошлый раз? Тысяча девятьсот одиннадцатый? Давай посмотрю.
Стив прямо расцвел.
– Ланс, поверь, ты не пожалеешь! Стоит попользоваться этим оружием совсем немного – и ты забудешь о своей анахроничной «Анаконде»…
– Не забуду, – прервал я его. – Хватит соловьем разливаться, тащи ствол.
Притащил. Я покрутил пистолет в руках, примерился… Черт знает… Тяжелый, непривычный… «Анаконда» тоже совсем не пушинка, но с ней я свыкся, а здесь…
Я вскинул пистолет, прицелился в угол. Перевел прицел в другой угол, резко развернулся, наводя ствол на двери. Эх. Не то, совсем не то. И надежность ниже. Но делать нечего.
– К нему есть твои фирменные патроны?
Стив кивнул.
– Кстати, как показала себя новинка, которую я тебе продал в прошлый раз?
– Очень даже неплохо. Можешь запускать в серийное производство. Кстати, новинку эту тоже дай, коробку. И нужны запасные магазины.
Стив скрылся в подсобке, отсутствовал несколько минут, вернулся и вывалил все заказанное на стол.
– Еще что-нибудь?
– Да. Мне нужна куртка, рюкзак и какой-нибудь небольшой дробовик. Патроны к нему, такие же, как к пистолету, фонарь. Налобный фонарь и химические светильники. Да, буду рад, если среди патронов к дробовику будет что-то помощнее, можно – усиленное магией.
– Ты, никак, в катакомбы собрался? – поднял бровь Стив.
– Я думаю, что для нас обоих будет лучше, если мы не станем обсуждать мои намерения, – буркнул я.
– Как скажешь.
Через несколько минут, когда я как раз закончил набивать магазины, на стол легла черная «тактическая» куртка, такой же рюкзак, коротыш-«моссберг» со складным прикладом, три коробки патронов. А вот фонарей и светильников не было.
– А свет где?
– Свет здесь, – улыбнулся Стив и протянул мне небольшой плоский футляр.
Открыв, я увидел стандартные очки, в пластиковой оправе и резинкой, соединяющей дужки – чтоб не соскочили во время интенсивного передвижения.
– Это непохоже на фонарь.
– А ты надень, – ухмыльнулся Стив, и щелкнул выключателем, погружая комнату во тьму.
Я пожал плечами и нацепил очки. И, кажется, непроизвольно ойкнул, чем, наверняка, сразу же повысил стоимость гаджета, как минимум, на двадцать процентов.
В очках погруженная во мрак комната просматривалась просто отлично. Только краски будто поблекли и выцвели, что сразу же вводило в какое-то странное настроение. А так… Да, толковая штука. Надо брать.
– Видно лучше, чем с фонарем, плюс, не демаскируешь себя светом, не требует зарядки, не излучает в магическом спектре… – разливался соловьем Стив.
– Да, хорошая вещь, хорошая. Беру. Но светильники ты все равно положи в рюкзак, штук пять. Пригодятся. А что с патронами для дробовика?
Стив улыбнулся.
– Смотри. Вот здесь – стандартные, картечь. Разнесет любого голема, если он, конечно, не стихийный. Эффективна против гомункулов: несколько выстрелов, и противника разберет на запчасти. Вот здесь – противоамулетные, принцип действия такой же, как и в пистолетных. А вот это, – Стив показал коробку с красной полосой, – то, что ты просил. Помощнее.
Он сделал театральную паузу, явно ожидая, что я начну выспрашивать подробности. Разочаровывать торговца я не стал.
– Излагай.
Стив только того и ждал.
– Это уникальные патроны, ты таких не найдешь в городе. Я назвал их «Дыхание дьявола». Зажигательные. Сделаны на основе старого типа патронов, «Дыхание дракона», ты, с ними, кажется, знаком, я продавал тебе пачку когда-то. «Драконы» были набиты оксидом циркония, осколками магния, и выдавали огромные огненные струи, футов до тридцати-сорока. Эффективность, если честно, была так себе. Смотрелось эффектно, а вот результат не всегда устраивал. Да, человеку будет не очень приятно получить залп расплавленного металла, но какой смысл стрелять из пушки по воробьям? Для человека и обычной дроби достаточно. Потому распространения этот вид патронов не получил, некоторые умельцы-энтузиасты баловались, но не более. Не было задач для такого патрона. Но у нас немного другой случай.
Стив перевел дыхание. Я терпеливо ждал.
– С появлением магических тварей ситуация изменилась. Сам знаешь, некоторым не то, что дробь, и картечь по барабану будет, хоть «бола» из дроби крути. А вот «Дыхание дьявола»… Внутри, помимо мелкой свинцовой дроби – микроскопические магические артефакты, которые срабатывают при контакте с воздухом. Артефакт выдает струю огня, в которой плавится дробь, действие схоже с выстрелом из огнемета. Если противник способен чувствовать боль, помимо ожога его весьма «обрадует» расплавленный свинец. Если не способен – два-три выстрела подпалят любую тварь, если только она состоит не из воды. Впрочем, если из воды – велика вероятность, что противник просто испарится. Я хотел еще использовать в патронах белый фосфор, но пока не нашел способа нейтрализовать опасность для стреляющего: пары белого фосфора…
– Хватит, Стив, – если оружейника не остановить, он способен говорить о своем увлечении часами, вон глаза как горят. Белый фосфор, надо же. Дай этому маньяку волю – он придумает, как использовать любое запрещенное оружие. Но патроны, судя по описанию, хороши. Нужно посмотреть, как они будут в действии.
– Патроны интересные. Беру. Дай тогда еще патронташ, такой, чтоб под куртку можно было надеть – мне нужен будет быстрый доступ к патронам, и желательно, чтоб я видел, что пихаю в магазин.
– Только будь аккуратен. Гильза у «Дыхания дьявола» металлическая, что несколько упрощает обращение, но если вдруг патрон разгерметизируется в патронташе…
– Я превращусь в живой факел. Понятно. Замечательная перспектива. Спасибо, Стив, буду иметь в виду.
Я стянул куртку, намереваясь примерить обновку. Стив посмотрел на мое худи и презрительно скривил губы.
– Погоди, куда куртку тянешь, перепачкаешь же! Сейчас, секунду. Держи, вот. Подарок от фирмы, – на куртку лег тонкий черный свитер с высоким горлом и вставками на плечах и локтях.
– Спасибо, – абсолютно искренне поблагодарил я Стива, стянул худи, бросив его под ноги, и надел свитер.
– Куртка непромокаемая, не продувается, ткань дышит, не вспотеешь. Вот тут и тут – карманы, специально под пистолетные магазины, в карманах – клапаны, быстрый доступ к ножу или пистолету на поясе. Капюшон утягивается и фиксируется, можно использовать, как маску. Манжеты также фиксируются липучками, есть крепления под перчатки…
– Хватит, Стив, хватит, – прервал я разошедшегося продавца. – Мне нужна просто куртка, не шедевр инженерной мысли. Хотя карманы под магазины будут очень кстати. Добавь, пожалуйста, еще ремень для дробовика и кобуру для пистолета – и на этом закончим.
Довольный Стив, в голове которого щелкал виртуальный арифмометр, высчитывающий его навар со сделки, мигом метнулся к стеллажам и притащил затребованные предметы.
– Спасибо!
Я засунул дробовик, патроны и химические светильники в рюкзак, рассовал магазины по карманам, надел и снарядил патронташ, пристроил пистолет в кобуру, а очки в футляре – в нагрудный карман. Все. Я готов.
Стив, явно опасаясь то ли прогадать, то ли назвать слишком много, озвучил сумму, и я, не торгуясь, расплатился, чем поверг торговца в ступор. Он проводил меня до дверей, и, когда я уже вышел на улицу, негромко позвал:
– Ланс!
– Чего? – я удивленно обернулся. Что, скажет, что ошибся и потребует доплату? Но нет, как выяснилось, я ошибался в торговце оружием.
– Ланс, это не мое дело, но ты всегда был мне симпатичен, потому я хочу предупредить: тебя ищут «Красные ангелы». Будь осторожен. Они очень серьезно настроены.
Я вспомнил побоище, учиненное в подшефном «Ангелам» баре какой-то час назад, и усмехнулся.
– Спасибо, Стив. Я знаю. Если вдруг кто-то из них придет к тебе – по делу, или с вопросами – попроси передать их главному, что я до него еще доберусь. И когда я это сделаю – ему это не понравится. И, знаешь, что? Передай ему еще вот это.
Я запустил руку в карман штанов и бросил к ногам Стива окровавленную нашивку.
– Скажи, что я ближе, чем они думают. И что не стоило взрывать мой дом.
Я поправил рюкзак на плече и шагнул в ночь, оставив Стива стоять с открытым ртом и замершим взглядом.

 

Назад: Глава 18
Дальше: Глава 20
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий