Мертвый источник

Книга: Мертвый источник
Назад: Глава 16
Дальше: Глава 18

Глава 17

Спать я завалился в одежде. Не потому, что невоспитанный, и даже не потому, что, положа руку на сердце, новая одежда мне понравилась гораздо больше старой – уж не знаю, как эльфийка ее заказывала, но джинсы, худи и куртка сидели, как влитые. Нет. Просто мне так было уютнее и спокойнее. Я не страдаю паранойей, у меня все нормально (почти) с психикой, но спать в одних трусах в чужом жилище, тем более – эльфийском жилище, тем более – в жилище, хозяйка которого пытается то ли соблазнить меня, то ли поставить в неловкое положение, чтобы удовлетворить свое извращенное чувство юмора… Увольте. В одежде я себя в таких ситуациях чувствую гораздо увереннее.
Возможно, именно благодаря этому я и выжил в то утро.
Услышав какой-то непонятный шум, я не стал возиться с одеждой, пытаясь попасть ногой в штанину и вспомнить, куда я вчера дел носки, а просто одним движением встал с кровати. Так что, когда дверь из темного стекла, ведущая в гостевую комнату, разлетелась вдребезги, я уже даже успел затянуть шнурки на ботинках – единственном предмете гардероба, пережившем вчерашний день.
За те несколько мгновений, которые одна часть моего мозга пыталась осмыслить происходящее, вторая уже успела выдать несколько предположений. И атака Красных Ангелов на жилище Высшей, служащей в Безопасности и принадлежащей к Дому Серебряной Луны, была самой правдоподобной из предложенных версий. Но даже я, обладающий весьма богатой и развитой фантазией, не мог предположить ничего подобного той картине, что открылась у меня перед глазами через секунду.
В дверной проем протиснулось нечто, что явно не могло быть результатом естественной эволюции живого существа. Живые существа в такое превратиться не могут. Голем, однозначно. Но, черт побери, какой!
Рукотворная тварь состояла из фрагментов десятков человеческих тел, и от нее за милю разило некромантией. Без черной магии заставить ЭТО двигаться и осмысленно действовать не мог никто, руку готов дать на отсечение.
Туловище монстра было сшито из нескольких тел грубыми стежками. Тот, кто создавал этого урода, мало заботился об эстетике и даже логике – с плеча монстра свисала женская грудь, среди бугров мышц на животе можно было различить непонятно как попавшую туда ногу, а там, где у нормальных, живых, людей находится солнечное сплетение, виднелась детская голова, глаза которой горели зеленым демоническим огнем. Огнем цвета некромантии, нужно отметить. Головы же в привычном понимании у голема не было вовсе.
Руки монстра также были сборными. Пальцы на множестве ладоней шевелились, подобно водорослям на дне залива. Опирался этот франкенштейн на такие же ноги, в создании которых поучаствовало минимум несколько человек. Разумеется – очень косвенно и вряд ли добровольно.
Увидев меня, монстр взревел несколькими голосами – видимо, где-то были еще головы, которые я не увидел – и ринулся вперед, сжав в крепкие кулаки сразу несколько ладоней.
Первый удар вдребезги разнес висячую оранжерею, преграждавшую монстру путь к моей беззащитной тушке. Оранжерея эта висела между столбами, удерживающими балдахин кровати, и красиво разлетелась по комнате обломками цветочных резервуаров, комьями земли, лепестками, стеблями, и что там еще было. Мне стоило поблагодарить эльфийку за то, что гостевую спальню она не стала превращать в еще один шедевр хай-тека, а обустроила ее более традиционно, по-эльфийски – с множеством растений, каких-то непонятных глиняных ваз, стоящих на постаментах и огромной кроватью, на которой, при желании, могла бы выспаться целая рота. Все это помешало голему одним рывком добраться до меня и завершить свое черное дело. Вот только мне все это мешало тоже.
Увернувшись от лапищи монстра, я отпрыгнул назад, наткнувшись на что-то, звонко рассыпавшееся на множество осколков. Монстр тем временем, пытался выпутаться из висячей конструкции, помогая себе дикими воплями из нескольких глоток.
Обычно големы – неразумные создания, своеобразные роботы из камня, глины, земли, льда… Да из чего угодно, практически! И действуют они тоже согласно заложенной программе. Своего мозга у них нет. Есть лишь управляющая сеть заклятий и основная цель. Чтобы оживить и заставить действовать такую тварь, внутрь нее, в голову, как правило, закладывают свиток с определенным заклинанием, которое, подобно компьютерной программе, управляет големом и делает его способным на автономные действия. И тогда достаточно доставить голема в нужное место, чтобы он выполнил задание. Хм. Или телепортировать.
В том, что голем явился не обниматься, я почему-то поверил сразу. Осталось всего ничего – придумать, как избавиться от этой мерзости, и, желательно – в как можно более сжатые сроки.
Удар – и один из столбиков, удерживающих балдахин, отлетел в сторону, разломившись надвое. Я отпрянул. Проклятье, какой бы большой ни была комната эльфийки, здесь для таких танцев места все же маловато. Что же делать с этой тварью?
Будь со мной любимый револьвер, проблема не казалась бы такой неразрешимой. Где находится управляющий свиток, было понятно: внутри той самой детской головы, чьи глазенки светятся таким недобрым светом. Один, максимум два выстрела – и все. Патроны, которые я использую, разнесли бы голову в клочки вместе со свитком. Но револьвера нет, и придется решать вопрос подручными средствами. Где же эльфийка? Неужели она не слышит весь этот грохот?
Подхватив с пола цветочный горшок, я размахнулся, и, как мог прицельно, метнул его в центр туловища. Увы, импровизированный снаряд в цель не попал, тварь отбила его лапищей на лету, и горшок эффектно разлетелся о стену. Скотина, чтоб тебя! Решивший покончить дело одним рывком голем рванулся вперед, и мне не осталось ничего, кроме как кинуться ему навстречу, подныривая под размахивающуюся лапу.
Кувырок, боль в спине, в которую впились какие-то осколки… Получилось! Набравший скорость рукотворный монстр по инерции врезался в шкаф, превратив его в груду щепок.
Под ногой качнулось что-то круглое, и я, едва не потеряв равновесие, бросил быстрый взгляд вниз. Есть! Столбик, удерживавший балдахин! Отлично! Чуть толще, чем хотелось бы, но за неимением прочего…
Я схватил импровизированную дубинку, и только тут до меня дошло. Черт побери, я же могу просто убежать! Монстр больше не стоит между мной и дверью! Чего ж я жду?
Увы, голем оказался не так туп, как мне хотелось. Стоило мне сделать всего шаг к двери, как он подхватил кровать, и одним движением перевернул тяжеленное ложе набок, мощным пинком отправив его через комнату. Проклятая кровать проехала на боку и полностью перекрыла дверной проем. Ах ты ж сволочь!
Не спеша, будто понимая, что жертве от него теперь никуда не деться, голем двинулся ко мне. Я сильнее сжал вспотевшими ладонями брус. Бить по телу бесполезно, остается только попытаться размозжить столбиком голову у него на груди.
Не дожидаясь, пока монстр подойдет на расстояние удара, я сам ринулся вперед, сделал обманный маневр и с силой взмахнул дубиной. Есть! Попал! Вот только радость была преждевременной: хоть детский череп и деформировался, но удар прошел вскользь, не нанеся серьезного ущерба. Надо развивать успех!
Но отдавать мне инициативу голем не собирался. Взревев разными голосами, он раскинул руки, и побежал вперед, явно намереваясь заключить меня в смертельные объятия. Дабы не допустить повторения моего трюка с уклонением, он еще и широко расставил ноги. В коленях, перегораживая мне пространство для маневра. Вот же мертвая тварь! Я бы так бежать не смог, а у него, гляди-ка, получается!
Ладно. Попробуем повторить, что еще делать? Поставив на нерасторопность голема, ни много, ни мало – свою жизнь, я нырнул вперед, прямо между расставленных ног. Худи задралось, что-то резануло кожу, но я пока был свободен, а значит – опять получилось! Ставка сыграла!
Голем, все так же не рассчитавший свою скорость, врезался прямо в огромное окно, заменявшее собой одну из стен. Раздался треск, на секунду все замерло, а потом тварь начала заваливаться вперед, вместе с выпадающим из креплений стеклом.
В такую удачу было тяжело поверить! Вот только как-то очень медленно все происходит, тварюка, чего доброго, может успеть восстановить равновесие, а допускать этого нельзя. Сколько еще меня будут спасать акробатические трюки? Поэтому, вскочив с пола, я прыгнул вперед, и отвесил мощного пинка голему, придавая ему ускорение.
Сработало! Окно отозвалось негодующим треском и резко пошло вперед, а вместе с ним – и голем. Вот только сполна прочувствовать вкус победу у меня не получилось.
Сильно сомневаюсь, что тот, кто создавал эту образину, налепил на ее поясницу сзади несколько рук, висевших хвостом, именно для такого случая, скорее, это была случайность. И в моем случае – роковая. Руки внезапно ожили, и одна из них мертвой хваткой вцепилась в мой ботинок, сначала заваливая меня на пол, а потом – увлекая за собой в провал, образовавшийся на месте окна.
Я не успел даже ойкнуть, когда меня резко рвануло назад. Не выпал я из окна исключительно благодаря случайности: импровизированная дубина, которую я все так же продолжал сжимать в руках, встала в распор между элементами конструкции, на которой крепилось выпавшее стекло. Мощный рывок – и я повис, отягощенный не меньше чем пятисотфунтовым монстром, держась лишь на остатках силы воли да на потных ладонях, предательских скользящих по слишком толстому столбику.
Мое тело дернулось, на миг ощутив свободу, и я было обрадовался, решив, что проклятая тварь не удержалась и все же рухнула в бездонную пропасть. Ага, конечно! Просто голем подтянулся на своих неуместных лапах, смог развернуться, и вцепился в меня не рудиментарными конечностями, а основными, функциональными.
Я не кричал от разрывающей тело боли только потому, что не мог набрать воздуха в легкие: тело будто растягивали на дыбе, и с дыханием было ну очень непросто, а голем подтягивался, взбираясь по мне все выше, и явно намереваясь в какой-то момент облапить мою бедную тушку, чтобы сорвать меня вниз. При таком раскладе погибнет и голем, но он же не живое существо, ему без разницы. Для него высшая радость – выполнить волю хозяина, а каким способом – значения не имеет. Даже если он превратится в кляксу на неразличимом отсюда асфальте, ему для полного счастья будет достаточно, если мое тело размажет по земле рядом с ним.
Я отчаянно задергался, пытаясь хоть немного повлиять на ситуацию, и в какой-то момент мне удалось освободить левую ногу. Обрадовавшись такому успеху, я принялся что было сил лягать мертвую тварь, надеясь, что от какого-то из ударов его лапищи соскользнут, и он отправится в длинный и зрелищный полет. Ага, дважды! Если бы на его месте был человек – возможно, я и смог бы чего-нибудь добиться, но эта образина боли не чувствует.
Вдруг моя нога попала по чему-то твердому, послышался хруст. Голему этот хруст не понравился, он взревел, и стал карабкаться еще интенсивнее. Уже ни на что особо не надеясь, я ударил снова. И снова – из последних сил.
Под каблуком треснуло, чавкнуло, и хватка голема вдруг ослабла. Рискуя сверзиться вниз, я немыслимым усилием изогнул голову, и чуть не разжал от радости руки.
Моя нога попала не куда-либо, а прямо в голову твари. Ту самую, детскую. И попала хорошо, промяв внутрь часть черепа. Зеленое свечение мигало, как лампочка с плохим контактом, а оставшиеся головы то ревели, то вдруг замолкали на самой высокой ноте. Не веря своим глазам, я оттянул ногу, и ударил еще раз, на этот раз – не вслепую, тщательно прицелившись. Голова чавкнула, зеленый свет в глазницах мигнул в последний раз и погас. Хватка голема ослабла, лапы разжались, и он медленно, как в старых фильмах с эффектом замедления времени, полетел вниз, постепенно ускоряясь.
Насколько мне стало легче – не описать словами. Я как будто бестелесным стал. Вот только сил в мышцах от этого не прибавилось. Еще немного – и я сам, без помощи всяких големов, полечу вниз. Будет обидно. Такую махину победил, а сам не удержался. Вот только как подтянуться, если мускулы по ощущениям напоминают разваренные макаронины?
Вверху что-то затрещало. Гаденько так, подленько. По-предательски. Я сглотнул. Этого еще не хватало! Что там происходит? И ответ не заставил себя долго ждать. Треснуло еще раз, и я почувствовал, как мое тело покачнулось. Проклятый столбик, спасший меня, не выдержал напряжения и собирается сломаться!
Видимо, я еще истратил не все ресурсы организма, что-то оставалось, на самый-самый крайний случай, который грозил вот-вот наступить. Действуя, скорее, по наитию, чем осознанно, я рванулся вверх и в сторону ровно за секунду до того, как моя опора переломилась надвое. Обломки столбика летели вниз, но я уже обеими руками обнял металлическую конструкцию, на которой раньше крепилось стекло, и даже почувствовал под локтями пол.
Шипя и ругаясь, я кое-как взобрался, наконец, в комнату, где и развалился на полу, тяжело отдуваясь, пытаясь прийти в себя и не обращая никакого внимания на осколки стекла и прочий мусор, после дружеского визита голема покрывавший пол ровным слоем. Как там Изадриэль говорила? «Единственное место, где я не вляпаюсь в неприятности»? Ну-ну. Крайне интересно, к слову, как меня отследили. Где-то на задворках сознания трепыхнулась мысль, что за нападением голема может стоять сама Изадриэль, но, поразмыслив, я отмел ее. Эльфийка могла убить меня гораздо более элегантным способом. Например – не вставая на мою сторону во время боя с портальным убийцей, там, в сквоте Билли. А если моя смерть зачем-то понадобилась ей позже, она могла в любой момент просто использовать свой жезл или любое заклинание. Кто станет меня искать, кто опознает в горке пепла Ланса ван дер Тоота? Да никто. Увезли неизвестные в неизвестном направлении. Все. Больше меня никто не видел. Да никому, если уж на то пошло, и дела до меня нет. Очередной человечишка, ставший жертвой Дна. Каждый день сотни и тысячи пропадают. Просто еще одна цифра в общую статистику, не более. Прибегать же к некромантии, запускать голема прямо из снов Лавкрафта в собственную квартиру, чтобы на выходе поиметь разгром и интерес Безопасности к запретной магии… Мне почему-то всегда казалось, что Высшие достаточно умны, чтобы не творить такую очевидную чушь. Так что, думается мне, Изадриэль тут не при чем. А кто тогда?
Кстати о бабочках. Где-то внизу послышались сирены: полиция Высших спешила на место происшествия. Черт, надо бы сваливать, мне совсем не хочется объясняться с ними. И то, что я оказался на Верхних ярусах, хотя дорога мне сюда закрыта – самое меньшее, что будет интересовать полицию. Некромантия. Гребанное запретное волшебство. Да из меня душу вынут! Сколько времени им понадобится, чтобы установить, откуда именно вывалился голем? Две минуты? Пять?
Я встал на дрожащие ноги, огляделся, и понял, что возможное обвинение в связи с некромантом – не самое страшное, что может меня ожидать. Когда Изадриэль увидит, во что превратилась ее спальня… В общем, надо валить. Как можно быстрее и незаметнее.
Я прошел к каким-то чудом уцелевшей прикроватной тумбочке и забрал свои пожитки. Кое-как отыскал среди мусора новую куртку, купленную Изадриэль, встряхнул ее, надел, и, рассовав все по карманам и натянув капюшон, двинулся к выходу из квартиры.

 

Назад: Глава 16
Дальше: Глава 18
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий