Мертвый источник

Книга: Мертвый источник
Назад: Глава 14
Дальше: Глава 16

Глава 15

Яркий свет бил мне прямо в лицо, ослепляя и заставляя глаза слезиться. Отвернуться возможности не было – голова была зафиксирована в стальном подголовнике. Руки, ноги, голое тело – все притянуто ремнями к креслу, явно попавшему сюда из музейной экспозиции, посвященной Святой инквизиции. Ледяной металл сидения противно холодит голую задницу, от закрепленных на голове и теле датчиков отходит толстый жгут проводов, теряющийся где-то позади. Среди них – провода чертовых электродов, которые за эти пару часов я успел возненавидеть.
Откуда-то из-за светового пятна вновь послышался женский голос. Сначала, когда я понял, что в допросе будет участвовать женщина, я обрадовался: женщины, вроде как, более мягкие и менее склонны к насилию. О, как же я ошибался! Сильнее даже, чем, когда решил, что бойцы Сопротивления – адекватные и неплохие, в общем-то ребята.
– Давайте новый цикл, – бесстрастно проговорила женщина. – Прогоним еще разок.
Я стиснул зубы, уже приблизительно понимая, что меня ожидает.
Кто-то шагнул из темноты, слева, и окатил меня ледяной водой из ведра. Я дернулся всем телом, и тут же мышцы свело от электрического разряда. Не успели мои палачи вырубить свою проклятую машинерию, а я – бессильно обвиснуть на ремнях, как женщина снова заговорила. На этот раз она обращалась ко мне, и я знал, что, если промедлить с ответом – последует новое обливание и новый разряд. Если говорить сразу, громко, быстро и отчетливо, этих прелестей тоже не избежать, но, по крайней мере, можно сократить количество «процедур».
– Имя! Как тебя зовут?
– Ланс ван дер Тоот.
– Возраст?
– Тридцать пять лет.
– Кто ты такой?
– Частный сыщик.
– Ты работаешь на Высших?
– Нет.
– Тебя нанял кто-то из Высших?
Пауза, и тут же – электрический разряд. Не сдержавшись, я заорал. Как только выключили ток – вопрос повторяется.
– Тебя нанял кто-то из Высших?
– Да, да, да, мать вашу, да!
Опять вода, опять разряд. В глазах мутнеет. Уши закладывает. Но новый вопрос будто впивается мне в мозг, я его даже не слышу, я его чувствую.
– Ты работаешь с Безопасностью?
– Нет.
Разряд. Сейчас без воды.
– Ты работаешь на Изадриэль Валтазар?
– Нет.
– Кто тебя нанял?
– Не имею права…
Разряд.
– Кто тебя нанял?
– Не имею права.
Вода, разряд.
– Кто тебя нанял?
– Да пошла ты на хер, сука!
Во все горло. Так, что аж эхо по помещению прогулялось. Я замер, испуганно ожидая наказания. Но его не последовало. Скорее, даже наоборот. Бьющий в глаза прожектор погас, и я несколько секунд наслаждался полной темнотой. Потом что-то загудело, и помещение наполнил мягкий свет от дневных ламп, установленных на потолке.
Я сделал над собой усилие, поднял голову и огляделся. В себя я пришел в кресле, прожектор уже светил мне в лицо, а через несколько секунд последовал первый разряд, так что мне было не до осмотра помещения. Сейчас же такая возможность появилась.
Большой, пустой зал. Стальная дверь в торце. Передо мной, футах в пятнадцати – прожектор, установленный на треноге, за ним – стол. Такой же пустой, как зал. Лишь стакан воды стоит с краю. У стола, полуприсев на него, стоит женщина. На вид – лет шестьдесят, но понять это можно только по лицу, испещренному морщинами, и по седым волосам. Фигуре же могли бы позавидовать иные тридцатилетние барышни. Хорошо сохранилась, ничего не скажешь. Ну, или милитари-костюм, обтягивающий высокую грудь, тонкую талию, идеальные бедра и длинные ноги, был пошит правильно. Даже дико как-то стало. Как будто голову пожилой уже женщины пришили к телу манекенщицы.
Она смотрела на меня долгим, изучающим взглядом. Не как женщина на мужчину, не как тюремщик на заключенного, не как коп на подозреваемого. Нет. Она смотрела на меня безразличным, скучающим взглядом, каким смотрят на надоевшую, но еще приличную мебель, размышляя: выбросить ее, сменив на новую, или еще послужит?
Сзади раздались шаги, и кто-то потянул за опутывающие меня провода. Электроды и датчики с хлюпаньем отделались от мокрого тела. Несколько секунд – и все уродливые присоски исчезли, а я вздохнул с облегчением. Конечно то, что меня избавили от проводов и липучек, еще не значило, что я отсюда выберусь живым и невредимым, что мне не выстрелят в затылок и не скинут тело в Пролив, но хоть какие-то позитивные изменения.
Невероятно тощий человек в белом халате выкатил из-за кресла странный агрегат: электрогенератор, ящик, похожий на системный блок компьютера, большой жидкокристаллический монитор. Не маговизор, а именно монитор! Вся эта машинерия была взгромождена на хирургический стол на колесиках. Подкатив стол к выходу, «белый халат» начал что-то объяснять женщине, сопровождая разговор активной жестикуляцией и показом ломаных линий и графиков на экране монитора. Та хмурилась и кивала. Так продолжалось с минуту, после чего тощий подкатил свое пыточное устройство к двери. Та отворилась, и мы с пожилой манекенщицей остались одни.
Она отошла куда к стене, на несколько мгновений пропав из поля зрения, а когда вернулась, в ее руках оказался какой-то грязный сверток, в котором я с трудом опознал свою одежду.
Сверток полетел мне под ноги. Женщина приблизилась и несколькими быстрыми, точными движениями, отстегнула притягивающие меня к креслу ремни.
– Одевайся и выходи, – бесцветным голосом произнесла она. – Сменим обстановку.
Развернулась и вышла.
Как только за ней закрылась дверь, я перестал себя сдерживать и в изнеможении расплылся по мокрому, угловатому, холодному и неудобному креслу. Еще секунду назад я его ненавидел, но сейчас, зная, что через секунду меня не окатят водой и не ударят током, кресло казалось лучшим ложем на свете.
Взяв в себя в руки, я, кряхтя и ругаясь, сполз с кресла, и кое-как натянул испачканную в моей и чужой крови, одежду. Стуча зубами, я зашнуровал ботинки, застегнул под горло куртку, и, набросив капюшон на мокрый «ежик» волос, сунул руки в карманы.
Стало получше.
Заставлять ждать такую гостеприимную хозяйку не хотелось, потому я поспешил на выход.
Женщина в армейском комбинезоне стояла за дверью и курила, с наслаждением выпуская дым в потолок. При виде сигареты у меня, наверное, даже лицо дернулось – настолько сильно захотелось затянуться едким дымом. Женщина усмехнулась и протянула мне пачку. Я не стал ломаться и вытащил оттуда сразу две сигареты. Одну вставил в рот, вторую – за ухо. Женщина усмехнулась и поднесла мне бензиновую зажигалку в стальном корпусе, в которой я с возмущением узнал свою собственную. Прикурив, я захлопнул крышку и сунул зажигалку в карман. Женщина в очередной раз усмехнулась, мужским жестом затушила сигарету в укреплённой на стене железной пепельнице, и мотнула головой, приглашая – или приказывая – двигаться следом. Я, прихрамывая и сдерживая стоны, поковылял за ней по узкому коридору.
Странное это ощущение, скажу я вам, идти за шестидесятилетней дамой с экстерьером двадцатилетней фотомодели. Кажется, я даже на какое-то время забыл о всем произошедшим за последние сутки. Настолько, что даже не среагировал, когда указанная дама остановилась у двери в стене, и едва не налетел на нее.
– Простите, мэм, – пробормотал я.
– Прощаю, – буркнула она, открывая дверь. – Прошу!
За дверь оказался большой и уютный кабинет, с большим столом, стеллажами книг на одной стене и большой картой Нью-Йорка – на второй. Чуть в стороне разместились журнальный столик и два кожаных кресла, удобных даже с виду. Мне очень захотелось, чтобы мы расположились именно в них. Кажется, мой взгляд успешно перехватили и расшифровали, потому что расположиться мне предложили именно в одном из них. Я с наслаждением опустился в ближайшее ко мне, и едва сдержал стон наслаждения.
– Пиво, виски, кола? – как ни в чем ни бывало поинтересовалась хозяйка кабинета. У меня даже дыхание перехватило от такой наглости. Где объяснения, извинения, в конце концов? Будто бы и не меня подвергали варварским пыткам в течение нескольких часов! Пиво, виски… Что за бред?
– Колу, – буркнул я.
По-настоящему крутой парень, за последние сутки подравшийся с ниндзя-Высшим, проведший ночь в каталажке, разгромивший нарколабораторию, надышавшийся «Голубого Льда», возвращенный из наркотрипа зуботычинами Ангелов, получивший по голове прикладом автомата и прошедший через пытки с ледяной водой и электротоком, несомненно выбрал бы виски. На худой конец – пиво. Но, боюсь, что я не настолько крут, и, едва пригубив что-то, содержащее хоть немного алкоголя, просто вырублюсь в этом мягком и удобном кресле. При даме. И возможно, буду храпеть и пускать газы. А так как я парень воспитанный, позволить я себе такого не могу. И потому буду пить колу.
Банка колы опустилась на журнальный столик, рядом с ней появилась пепельница и открытая пачка сигарет. Хозяйка кабинета села в кресло напротив, закинув ногу за ногу, и некоторое время молча смотрела на меня.
– Меня зовут Хлоя, – нарушила она, наконец, молчание. – Хлоя Дэвис.
Кажется, удивляться я разучился, поэтому просто кивнул, достал из пачки сигарету и прикурил.
Хлоя Дэвис. Дочь генерала Дэвиса, командующего первыми силами Сопротивления, попытавшимися дать первый – и пока единственный – бой Высшим. Командира всех оставшихся верными человеческим идеалам, войсковых соединений. Именно он разработал план атаки, он отправил группу Джека Сингера на Остров, он дал команду сухопутным силам и авиации – и именно его потом казнили на главной площади, перед Дворцом, транслируя казнь про всем доступным каналам. Дочь, воспитанная немногими оставшимися в живых сослуживцами отца, поклялась отомстить. И своего решения не изменила, даже когда выросла. Она сменила отца на посту главы Сопротивления, и, насколько я слышал, пришла к этой должности отнюдь не по праву наследования. Пока что новое Сопротивление не имеет на своем счету серьезных операций, копит силы, запасается ресурсами для решительной, открытой атаки, проводя лишь незначительные акции. Но оно существует. И. судя по тому, что я видел у себя во дворе – сил и возможностей у этих ребят гораздо больше, чем многие думают.
Пока я обо всем этом думал, на другом, более глубинном уровне сознания, тоже шел какой-то процесс, анализирующий информацию. И именно на этом уровне зародилась мысль, которую я теперь никак не мог поймать и конкретизировать. Что-то, выбивающееся из общей картины, что-то…
Есть!
Я отпил из банки, поднял взгляд на хозяйку кабинета и произнес.
– Вы не можете быть Хлоей Дэвис. Хлоя Дэвис на пару лет старше меня. А вы, извините, но не очень выглядите на тридцать семь. Хотя фигура у вас великолепная.
Она засмеялась.
– Спасибо за комплимент. Увы, я Хлоя Дэвис. И, увы, не выгляжу на тридцать семь. Один из наших контактов, который помогал снимать блокировку с боевых жезлов, схалтурил, и заклинание подействовало не на моего врага, а на мене. Хорошо хоть, не в полную силу. В итоге получилось то, что получилось. Не смущайтесь, Ланс, я уже привыкла.
Я затушил сигарету. Хронозаклинание. Совсем как со Стивом. Интересное совпадение. Особенно учитывая слухи, ходившие по Дну. Говорили, что Стив был как-то связан с Сопротивлением, но я в это не верил особенно. Возможно, что зря.
– Хлоя, что это вообще было? Вы со всеми гостями так обходитесь? Сначала вода и ток, свет в лицо, потом – мягкое кресло, сигареты и кола?
– Извините, Ланс. Нам нужно было убедиться в том, что вы – это вы. Что в ваше тело не подселили управляемый конструкт, не сделали из вас гомункула, ну и, раз этого не происходило – что вы не работаете на Высших добровольно. Что, кстати, отчасти подтвердилось, но немного не так, как это нами ожидалось.
– Нормальные у вас способы убеждаться…
– Еще раз извините. Издержки методики. Высшие очень легко обходят обычный полиграф, а гомункулы вообще не обращают на него внимания.
– Угу. Зачем я вообще вам понадобился? Настолько, что вы рисковали привлечь внимание Высших и поссорились с Ангелами? Неужели одни слухи о том, что я работаю на Высших, могли вас настолько заинтересовать?
Хлоя встала, прошла к бару, вмонтированному в шкаф, извлекла оттуда квадратную черную бутылку, плеснула в толстостенный стакан на два пальца, и вернулась в кресло.
– Вы, Ланс, вольно или невольно, прервали эксперимент. Нарушили один из наших долгосрочных планов. Это и привлекло к вам внимание. А слухи – они только подтвердили подозрение. Мне кажется, вы не рады? Нам следовало оставить вас «Ангелам»?
Меня передернуло.
– Нет, я вам весьма благодарен, о чем и пытался сказать в грузовике, когда меня везли сюда. Но получил по голове прикладом. Потом тоже как-то не до выражения признательности было.
– Извиняться я больше не буду. Я и так делаю это нечасто. Скажите, лучше, Ланс, как получилось, что сразу после вас к Уолтеру Уайту заявилась Безопасность? До этого Высшие безуспешно искали лабораторию несколько лет.
Хм. Опять старина Уолтер. «Эксперимент, долгосрочный план»… Я вскинул голову:
– То есть, Уайт работал на вас? Был вашим человеком? Производил «Лед» исключительно для целей Сопротивления? Но почему тогда его крышевали «Ангелы», почему он вообще варил свою дурь в трущобах, а не у вас на базе?
– Уайт на нас не работал. Он считал, что работает над истреблением Высших в одиночку. Но в его окружении был наш агент. И среди его оптовых покупателей – тоже. Нам не было нужды контролировать Уайта, он был одержим идеей мести за семью. Все, что от нас требовалось – направить поток «Голубого Льда» в правильное русло.
– На верхние ярусы, – хмыкнул я.
– Именно, – не моргнув глазом, подтвердила Хлоя. – Но, кажется, я пока дала вам больше ответов, чем вы мне. Это игра в одни ворота. И мне она не особенно нравится.
Я допил колу и поставил банку на стол, немного подумал и произнес:
– Знаете, Хлоя, это будет долгая история. Так что давайте пиво.
***
К тому моменту, как я закончил рассказ, в пепельнице образовалась целая гора окурков, а на полированной поверхности стола стояло восемь пустых банок из-под пива. В середине повествования у меня начал слегка заплетаться язык. Хлоя это заметила и кого-то позвала. Этот кто-то принес две порции отличного стейка, которые я самолично и упитал, найдя в себе силы продолжить. И вот теперь мы, я и дочь генерала Дэвиса, сидели в прокуренной комнате и молчали. Я – переводя дыхание, она – обдумывая услышанное. Наконец, она откинула с лица волосы, выпрямила затекшую спину и произнесла:
– Вы очень красиво все преподнесли. Придраться не к чему. Сотрудничаете с Высшими только потому, что один из них убил человека, желаете отомстить… Я вам, даже, почему-то верю. Но помните, что совсем не обязаны вам верить другие. На вас, Ланс, теперь отметина. Сами видите, к чему приводят слухи. Но это ваше дело, и вам придумывать, как из всего этого выпутываться. А вот по событиям, которые заинтересовали нас…
Она на некоторое время замолчала, задумавшись, пригубила из стакана и продолжила.
– На совпадение это все не похоже. Судя про тому, что вы мне рассказали, кто-то и в самом деле очень хочет вас подставить. Не выбирая средств. Нашему таинственному незнакомцу все равно, кто вас прихлопнет: мы, «Ангелы», еще кто-нибудь… Мне кажется, вы, сами того не понимая, подобрались близко к разгадке. И это кому-то очень не нравится. Подумайте, Ланс, когда все началось?
– Да с самого начала, – фыркнул я. – Меня кто-то вписал в мутную схему на следующий же день после того, как я стал свидетелем убийства Гвен Прайс. Сначала ко мне приперлись парни Смута, под надуманным предлогом, а на самом деле – чтоб забрать ствол и передать его тому, кто воспользуется им для убийства молодого Валтазара. Этого было достаточно, чтобы упечь меня на каторгу. Когда с этим не вышло, а я начал копать – на меня натравили гомункулов. Но тогда у меня не было никакой информации. Такое впечатление, что это сделали на всякий случай, чтобы просто подчистить концы. Кто будет расследовать убийство человека в подземке? Да никто. А вот потом…
Я вдруг замолчал.
– Что-то вспомнили?
Я задумчиво кивнул.
– Когда на меня напали гомункулы, я ехал к Билли. В тот вечер, у Смута, когда я пришел к нему поквитаться, и выяснить, кто приказал ему отобрать у меня револьвер, он сказал что-то про фанатиков. Про секту. И я поехал с этим к Билли. Тогда-то гомункулы и появились. А потом, когда Билли что-то накопал, появился этот портальных дел мастер, который убил Билли. Эльф-ниндзя, за которым я погнался и убил. А перед смертью он тоже кричал что-то фанатично-сектантское. Что-то про мертвый источник, смерть бастардам, еще что-то… Знаете, Хлоя, видимо, вы правы, и я на самом деле ближе к разгадке, чем думаю. Хочется надеяться, что Изадриэль сможет что-то накопать…
– Вы так доверяете Высшей? – Хлоя вздернула бровь.
– Для нее это личное, – пожал я плечами. – Да и кто еще мне сможет помочь?
– Отступники, – проронила Хлоя.
Я уставился на нее во все глаза.
– Отступники?
– А почему нет? Кто еще знает о Высших столько, сколько сами Высшие, хоть и отвергнувшие свое племя?
Отступники… Черт побери, а это ведь вариант!
Отступниками называли Высших, не разделяющих точку зрения своих собратьев на то, что нужно делать с Землей и ее обитателями. Часть из них отделилась от своего племени после Первого магического бунта, посчитав предпринятые меры слишком жестокими. Поговаривают, что они сами чуть не подняли бунт, и многие из них были убиты. Тогда оставшиеся ушли на Дно, полностью разорвав отношения с соплеменниками, за что были названы предателями и объявлены вне закона. Отступники скрывались в многочисленных подземных коммуникациях города, прячась от бывших родственников и понемногу контактируя с людьми. Не со всеми, нет. Мало кто из жителей Дна будет разбираться, Отступник перед ним или обычный Высший. Пуля в голову, нож в бок – и весь разговор. Но кое с кем Отступники все же общались. Именно из подземных коммуникаций на Дно тек жидкий ручеек амулетов и талисманов, магических ингредиентов и зачарованных предметов. Поговаривали, что именно у них Уайт покупал магические компоненты для «Голубого Льда». А ведь не только Уолтер нуждался в подобных услугах. Отступники… Это действительно шанс. Только вот как мне их найти и убедить выдать мне информацию?
– Я помогу.
Видимо, последние слова я произнес вслух. Иначе следовало предположить, что Хлоя читает мысли.
– Я не знаю, почему я это делаю. Не должна бы, но мне кажется, что вы честны, Ланс. И что вся эта история дурно пахнет и может крайне плохо закончиться не только для вас, что это каким-то образом отразится на всех обитателях Дна. Не спрашивайте, откуда у меня такие предчувствия, я и сама не знаю. Вот. Держите, пока я не передумала.
Она протянула мне металлический медальон на длинной цепочке.
– Я покажу на схеме, где можно найти Отступников. Тех из них, кто точно вам поможет. Когда придете туда – покажете этот медальон. Вас выслушают. И еще.
Она встала, открыла ящик стола и достала мой чарофон. Повертела артефакт в руках, активировала его и что-то записала в память магического устройства.
– Теперь у вас есть номер, позвонив по которому вы сможете передать мне сообщение. Номер одноразовый. Пожалуйста, пользуйтесь им только в самом крайнем случае. Только если решите, что информация очень важна для… Для Сопротивления и людей.
Я потянулся за устройством, Хлоя придержала чарофон, на миг накрыв мою руку своей.
– Не верьте Высшим, Ланс. Никому из них. Иначе погибнете.
Вернув невозмутимое выражение лица, Хлоя проговорила:
– Вас проводят. Не обессудьте, но мешок на вас наденут снова. Никто не должен знать об этом месте.
– Ну, надеюсь, хоть прикладом бить не станут на этот раз? – я улыбнулся.
– Не станут, – Хлоя улыбнулась в ответ. – Прикладом – не станут.
И, прежде, чем я успел что-либо ответить, она сделала шаг вперед и прижалась ко мне всем своим восхитительным телом. Ее лицо оказалось совсем близко от моего, я почувствовал ее тяжелое, горячее дыхание, а потом…
А потом Хлоя подняла руку, надавила на какую-то точку у меня на шее, и я почувствовал, что теряю сознание. Не так, как от удара, нет. В этот раз во мрак я соскальзывал медленно и плавно, без каких-либо болевых ощущений и побочных эффектов. Ноги подкосились, и я мягко опустился в кресло.
Перед тем, как темнота приняла меня в свои ласковые объятия, я вдруг увидел настоящую Хлою —привлекательную женщину, со свежей, румяной кожей, без морщин и седины. Вот теперь лицо и тело соответствовали друг другу. Дочь генерала Дэвиса нагнулась надо мной и нежно, осторожно, будто чего-то боясь, прикоснулась своими губами к моим.
А может, мне все это привиделось.
Черт, ну и денек!

 

Назад: Глава 14
Дальше: Глава 16
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий