Мертвый источник

Книга: Мертвый источник
Назад: Глава 13
Дальше: Глава 15

Глава 14

По дороге домой я старался не реагировать ни на какие внешние раздражители. Руки – на руле, смотреть – прямо перед собой, иногда – в зеркала. Голова – без мыслей. Совсем. О том, как Безопасность вышла на Уайта, своей роли в этом и истинных целях Уолтера я решил подумать потом. Как и о Красных Ангелах. Сейчас же мне нужно было просто доехать до дома и принять… Лекарство. Все.
Во дворе ничего не изменилось. Меня не ждал ни гравилет Безопасности, ни карательная группа Ангелов. В помойке копалась кошка, к ней подбирался оборванец-бездомный. Когда до кошки осталось не больше шага, он прыгнул вперед. Раздалось истошное мяуканье, а потом – не менее истошный крик. Маленький хищник полоснул бездомного когтями, и, вильнув хвостом, скрылся за баками. Бездомный, оставшийся без ужина, в сердцах пнул валяющуюся у бака бутылку.
Я захлопнул дверь машины и вошел в подъезд. Тихо. Спокойно. Нашарил в кармане ключи, и, не заморачиваясь проверкой «секреток», ввалился в квартиру. Так. Где у меня тут спиртовка?
Через две минуты на столе, весь скопившийся хлам с которого я просто смахнул на пол, уже шипела спиртовка. А на ней, на металлическом блюдце, начинал таять и плавиться Синий Лед.
Я снял куртку, бросил ее на кровать, поборол в себе желание вдохнуть первые, самые слабенькие пары Льда, и закурил.
Колени ощутимо дрожали.
Я попытался проанализировать свое состояние. Почему на самом деле я так вел себя у химика? Только ли потому, что боялся очередного приступа, который окончательно превратит меня в животное, или потому что мне тупо хотелось снова перенести в ту сказочную реальность, дверь в которую приоткрывал на время наркотик? Потому что измотался и не мог себя контролировать, или потому что я…
Соскучился?
– К черту, – пробормотал я, затушил окурок в пепельнице, нагнулся ближе к спиртовке и сделал глубокий вдох. Сладковатый пар приласкал горло и нежными коготками пробежался по легким. Голова моментально очистилась от лишних мыслей. Я прикрыл глаза, постарался настроиться на нужный лад и вдохнул еще раз. И еще. А потом захламленная холостяцкая квартира детектива-неудачника растворилась, перед глазами пару раз мигнуло, и я, блаженно улыбаясь, съехал под стол.
***
Огромная кровать занимает почти всю площадь спальни. Напротив – окно до пола, во всю стену. В окне – пастораль. Зеленый луг с травой в пояс, колышутся на ветру полевые цветы, в отдалении блестит нереально голубая вода небольшого озера. Стены, пол, потолок, постельное и немногочисленная мебель в комнате – все белое. Различаются только оттенки. При этом они так умело подобраны, что, находясь в помещении, не испытываешь абсолютно никакого дискомфорта. Глаз отдыхает. И не только глаз. Несколько часов в этой комнате – и чувствуешь, как куда-то отступают проблемы и неурядицы, настроение поднимается, а из тела постепенно выходит весь яд мегаполиса. Магия. Так только эльфы умеют.
Снять такой коттеджик на Возрожденных территориях, не будучи Высшим – нереально сложно. Лана сумела. Как-никак, она на отличном счету на работе, а ее начальник – из «либеральных» эльфов, которые мягко относятся к людям, считая их кем-то вроде не очень умных младших родственников. Пару билетов в рай Лана получила, как поощрение за удачно закрытую сделку. Я сначала не хотел сюда ехать, сопротивлялся изо всех сил, но девушка настояла. Сейчас я уже даже жалею, что не согласился сразу. Никогда еще не ощущал такого умиротворения и расслабленности. Как заново родился.
Я встаю с кровати, потягиваюсь до хруста, натягиваю шорты и босиком иду в гостиную. Гостиная выполнена в нежно-зеленых тонах, совершенно не раздражающих и настраивающих на умиротворенный лад. Мебели минимум. Легкие, невесомые кресла, прозрачный круглый стол, огромный дисплей маговизора. На полу – ковер, который, по ощущениям, будто выткан из самой нежной молодой травы. Ступать по такому босыми ногами невероятно приятно.
Миновав гостиную, выхожу на веранду. Здесь все из неструганого дерева, живого, настоящего. Но ступни не ощущают ни единого сучка, ни единой неровности. Я спускаюсь по причудливо изогнутым ступеням, делаю несколько шагов и оглядываюсь.
За моей спиной возносится в небо исполинский дуб. Двухэтажный коттедж не вырезан в нем, не вырублен – выращен. Да, у магических технологий есть свои преимущества. Если это, конечно, можно называть технологиями. Как говорят сами эльфы – они всего лишь просят дерево об одолжении, спрашивают у него разрешения пожить в нем. И дерево, ощущая искреннюю любовь детей Леса, делает все так, чтобы им было как можно удобнее. Фантастика.
Искренняя эльфийская любовь распространяется не на все живое, увы. Но думать об этом сейчас мне не хочется.
Я по привычке лезу в карман и тут же останавливаю себя. Здесь даже курить не хочется. Выдыхать в чистый воздух продукты горения кажется святотатством. Вот и не буду.
– Ланс! Ты проснулся?
Я снова поворачиваюсь в сторону озера. Лана, улыбаясь, машет мне. Трава скрывает ее фигуру до пояса, но я знаю, что простое летнее платье открывает загорелые колени и стройные икры. Я машу рукой в ответ и иду к ней, без страха вхожу в высокую траву, зная, что не напорюсь на сучок брошенной ветки, что меня не ужалит змея или какое-нибудь насекомое, потревоженное мной. Нет, здесь такого быть не может. Даже трава не мешает, не опутывает ноги, а будто расступается передо мной.
Я ускоряюсь и последние футы пробегаю в хорошем темпе, подхватываю девушку под колени и отрываю от земли, она смеется, а я кручусь вокруг своей оси вместе с ней. Голубые глаза сияют, волосы цвета спелой соломы разметались по плечам. На голове у Ланы – венок. Я хмурюсь. Наносить вред природе на Возрожденных территориях строжайше запрещено. Лана растерянно смотрит на меня, потом понимает причину моей перемены настроения и смеется.
Они мне разрешили.
Кто они, я интересоваться не стал. Эльфы, наяды, дриады, кто там еще может позволить или запретить делать что-то с цветами? В голове давно смешались настоящие сказочные расы и вымышленные. Настоящие сказочные расы. Звучит-то как.
Лана заставляет меня опустить ее на землю, быстро целует в губы, потом вдруг вырывается из моих объятий и бежит.
– Поймай меня, Ланс! – звонкий смех звучит звоном колокольчиков. Я невольно улыбаюсь и иду за ней.
Лана подбегает к озеру, поворачивается ко мне, и лукаво улыбается. Потом берется за подол платья и легким движением снимает его через голову. Платье летит в траву, а у меня перехватывает дыхание. Под платьем ничего нет. Лучи заходящего солнца отливают золотом на коже девушки, придают фигуре волшебный, нереалистический вид, мягко ласкают ее совершенные формы.
– Поймай меня!
Она улыбается еще раз, и поворачивается к озеру. Напряжение мышц, толчок – и она летучей рыбой взмывает в воздух, чтобы тихо, почти без брызг погрузиться в голубую воду. Я хмыкаю, разгоняюсь и посылаю свое тело следом. Воды озера будто расступаются передо мной, я сразу же погружаюсь в глубину…
… и чувствую мощный удар в голову. В глазах темнеет, мир проворачивается вокруг меня, я не понимаю, с какой стороны дно, а с какой – поверхность. В отчаянии гребу вперед, легкие начинают протестовать, требуя новую порцию живительного кислорода, а вокруг становится все темнее. Еще один удар – и мир вокруг меня меркнет.
***
В реальность меня вернул очередной удар, разбивший мне губы и наполнивший рот соленой кровью. Я с трудом разлепил глаза, не понимая до конца, где я нахожусь.
–Лана…
– Давай еще! – скомандовал кто-то грубым, прокуренным голосом, и меня обдал поток ледяной воды. Твою мать!
Я окончательно пришел в себя. Ну, как окончательно? Пары Льда еще блуждали по организму, туманя рассудок, но я, по крайней мере, осознал, где я нахожусь.
Стол отброшен в сторону, спиртовка разбита. На паркете темнеет пятно: видимо, спирт загорелся, и начинающийся пожар затушили, просто плеснув воды на пол. Надо мной нагнулся огромный детина в кожаной куртке-«косухе». Длинные, сальные волосы, трехдневная щетина и ангел с горящими крыльями, вышитый на груди. Ангел. Мать твою.
– Ланс ван дер Тоот? – хрипло прокаркал вопрос детина.
Я откашлялся и, с трудом ворочая языком, попытался ответить:
– Нет. Я его дворецкий. Хозяин уехал в отпуск, сказал, что вернется через неделю.
Новый удар практически вбил меня в диван. Я сплюнул кровью, и пробормотал:
– Уже и пошутить нельзя?
Детина сгреб меня за шиворот и рывком поставил на ноги. Как выяснилось – только для того, чтобы сбить с них. Отлично поставленный хук правой отправил меня в недолгий полет, закончившийся ударом о шкаф. Дверцы протестующе затрещали.
– Хватит, Харрис! – осадил кто-то детину, намеревающегося добавить мне острым носком сапога-«казака».
– В себя он пришел. Нужно, чтобы он еще смог ответить на вопросы. Сиду очень интересно, почему сразу после него к Уайту заявилась Безопасность.
– Да что тут интересного? – Харрис презрительно сплюнул на пол. – Продался Высшим, мразь!
Еще один удар, отозвавшийся резкой болью в многострадальных ребрах, я все же получил. После чего Харрис снова сгреб меня за шкирку и придал моей тушке вертикальное положение.
В дверях стоял еще один Ангел. Невысокий, коренастый, одетый в такую же «косуху» и жилет поверх нее. На жилете, помимо горящего ангела, вышитого на груди, красовались многочисленные аляповатые нашивки. Одна из них гласила, что коренастого зовут Марти, и что он лейтенант у Ангелов. Я не особо в курсе байкерской иерархии, так что мне это, толком ничего не сказало. Да и без разницы мне, если честно, что означает это его лейтенантство.
Марти нагнулся, подобрал мою куртку и швырнул ее мне.
– Одевайся. И лучше не шути. Харрису не терпится переломать тебе все кости.
Я кивнул, и, стараясь двигаться как можно аккуратнее, чтобы не тревожить тело, измученное многочисленными тумаками, полученными за последнее время, принялся натягивать куртку.
Меня не убили сразу, не спалили вместе с квартирой, не четвертовали, разбросав фрагменты тела по двору, не колесовали, не бросили в ванную с кислотой – хорошо это или плохо? И то, и то. Хорошо – потому что я еще жив. Плохо – потому что это могло означать, что со мной собираются сделать что-то еще более неприятное.
– Быстрее! – Харрис подкрепил приказ пинком под зад. Постыдным и болезненным. Твою мать! Ублюдок хренов!
Я понемногу начал закипать. Мало того, что эти твари выдернули меня из моей персональной сказки, еще и пинают. А я этого, как ни странно, крайне не люблю. Проклятый Лед! Лучше бы я не успел им подышать. Эх, красные снежинки! Ну почему вас нельзя контролировать и вызывать по собственному желанию?
Харрис что-то бесцеремонно ткнул мне между лопаток. Я скосил взгляд и мысленно выругался. Здоровяк держал дробовик, кажущийся игрушкой в его лапищах.
– Пошел!
Я не стал выкобениваться и двинулся вперед. Все равно пока ничего сделать не могу. Так что лучше слушаться. Лишние травмы мне сейчас точно не помогут. Переломанные ноги никак не мешают разговаривать, а иногда – даже наоборот. Так что не время и не место выдрючиваться.
Мы вышли из квартиры. Марти впереди, Харрис – сзади. Меня мутило и пошатывало – сказывалось действие Льда.
На улице, возле подъезда стояли с десяток мотоциклов. Все, как один – блестящие хромом и никелем чопперы, «Харлей Дэвидсон». Ангелы на дерьме не ездят. Все байки – ухоженные и чисто вымытые. Чего не скажешь об их хозяевах.
Меня подвели к одному из байков, видимо – принадлежавшему Марти. Тот достал из чресседельной сумки моток прочного троса и принялся обматывать мне запястья. Спереди. Чего это спереди? Чтоб я держаться в седле смог?
Ответ я узнал через несколько секунд. И едва не взвыл, поняв, какой метод транспортировки придумали для меня эти ублюдки.
Второй конец троса Марти принялся крепить к своему байку. Эти уроды намерены тащить меня за мотоциклом!
Я обвел взглядом соседские окна. В каждом из них торчало по любопытной роже, но ни одна тварь так и не подумала позвонить копам. Вот же жалкие людишки!
Марти закончил с узлами и взглянул на меня.
– Готов?
Ответ застрял в горле. Ангел усмехнулся, забрался в седло и повернул ключ. Двигатель завелся с полоборота, солидно зарычал на холостых.
– Ну что, парни? Развлечемся?
Ответа он услышать не успел. Раздался рев моторов и во двор въехали четыре больших черных внедорожника. Машины остановились, не глуша двигателей, и из них начали выбираться люди.
Узкие черные штаны, остроносые туфли, пиджаки и куртки «в облипку», толстые золотые цепи на крепких шеях. В руках – большие никелированные пистолеты, вроде тех, что пытался мне впарить Стив. Серьезные парни. Я даже не удивился, узнав в одном из них «быка», чью «Акуру» я продырявил несколько часов назад. Он меня узнал тоже, прищурился и что-то пробормотал.
– Эй, парни! – достаточно миролюбиво выкрикнул «бык», стараясь перекричать рев «Херлеев».
– Этот урод – наш.
Марти удивился так, что даже заглушил двигатель.
– Чего?
– Говорю, урод – наш! – уже менее миролюбиво повторил «бык». – Он нам должен! Так что отвязывайте, мы его забираем.
– Ты хорошо подумал? – Харрис прищурился, взвешивая в руке дробовик. Кто-то из Ангелов передернул затвор «M-4», досылая патрон. Еще один достал из-под «косухи» пару пистолетов-пулеметов.
«Быки» засуетились, отошли за машины. На свет появились «Томпсоны», извлеченные из багажников.
– Отвязывай, тебе говорят! Если сильно нужен – оставь координаты, я сообщу, где его забрать, после того, как мы с ним разберемся.
– Могу тебе предложить то же самое, – насмешливо проговорил Марти, поправляя жилет. – Заберешь то, что от него останется, после того, как мы закончим. Правда, боюсь, что тебе потребуются услуги некроманта, чтобы что-либо из него вытрясти. Есть у тебя знакомые некры?
«Бык» только сейчас разглядел эмблему банды, вышитую на груди у Марти, и сильно побледнел. Нервно оглянулся, будто ища поддержки у своих, и, не желая падать в грязь лицом перед бандой, хрипло проговорил, сглотнув.
– Парни, давайте договоримся. Нам нужно пять минут. Пусть снимет защиту со своей тачки, мы ее заберем и поедем. Нам с Ангелами терки ни к чему, но он нам должен машину.
– Ты мне начинаешь надоедать. Вали отсюда и освободи проезд! – сквозь зубы процедил Марти. – Некогда мне тут с вашей херней возиться.
«Бык» отступил назад. Кто-то из Ангелов укрылся в подъезде, кто-то – за мусорными баками и моей машиной. Стволы недвусмысленно уставились на гангстеров.
Я огляделся по сторонам, прикидывая, куда прятаться, когда начнется стрельба. Подходящих мест не было. Марти опустил руку и достал из сумки короткий автомат. С щелчком разложил приклад, дослал патрон…
– Ну?! – командир Ангелов начал терять терпение.
А дальше события понеслись вскачь.
Отшвырнув в сторону перегородивший въезд внедорожник, во двор ворвался грузовик защитного цвета. Сбив мимоходом одного из гангстеров с «Томпсоном», машина выскочила на середину двора. За ней въехала пара бронированных микроавтобусов, окончательно заполнив свободное пространство двора. Двери микроавтобусов распахнулись, и из них посыпались вооруженные до зубов люди в серых комбинезонах, шлемах и разгрузочных жилетах. Действуя, как слаженное подразделение, каковым они и были, люди рассредоточились по двору, моментально оцепив две готовые к перестрелке группировки и взяв на прицел и гангстеров, и байкеров.
Воздух завибрировал от разлившейся в нем магии. Я присмотрелся и с глубочайшим удивлением осознал, что вооружены вновь прибывшие не только армейскими штурмовыми винтовками и пулеметами, но и боевыми жезлами Высших, а защищают их не только шлемы и бронежилеты, но и мощные амулеты, от которых по воздуху будто расходятся круги. Мать твою! Сопротивление! Это что ж такое должно было случиться, чтобы они вылезли из подполья, и, рискуя привлечь внимание Высших, примчались в наши трущобы?
Варианты ответа у меня были, но озвучивать их не хотелось. Ибо все они не сулили моей персоне ничего хорошего.
– Эй, недоделки! – прокричал плечистый парень в шлем-маске, скрывающем лицо, – если вы хотите тут повоевать – ничего против не имею. Только отдайте нам сначала этого парня, которого вы привязали к байку.
Гангстеры начали переглядываться. И траектории всех взглядов, в конце концов, сходились на обиженном мной «быке». Кажется, ребятки совсем не рассчитывали вляпаться в такую заварушку. Ехали просто отжать машину у не понявшего, с кем имеет дело, придурка, а попали, как кур в ощип. Мало того, что с Ангелами конфликт интересов вышел, так еще и Сопротивление пожаловало. М-да. Чуваку не позавидуешь. Думаю, он плотно попал, даже если ситуация разрешится миром.
Марти начал закипать.
– Слышь, ты, членосос! А не пойти ли тебе на хер? – выкрикнул начинающий терять над собой контроль байкер и сделал неприличный жест.
Парень в маске поднял руку с раскрытой ладонью, и тут же раздался звон и треск. А через пару секунд Ангелы с недоумением смотрели на уничтоженные невидимыми снайперами зеркала своих мотоциклов.
– Еще движение – и раскалываться будут не зеркала, а ваши черепа. Отвязали его! Быстро!
Марти, бормоча ругательства, кивнул Харрису. Тот непонимающе вскинул брови, будто не веря, что босс так просто сдается. Тогда Марти повернулся, и, непонятно откуда возникшим в руке ножом, перерезал трос.
– Мы не прощаемся! – прошипел Ангел. – Скоро увидимся. Очень скоро!
– Ван дер Тоот! – прокричал парень в маске. – Иди к грузовику! А вы только дернитесь —всех положим!
Я, на негнущихся ногах, двинулся к машине, ощущая на себе ненавидящие взгляды со всех сторон. О, если бы взглядом можно было убить – мой бездыханный труп уже бы валялся на грязном асфальте! Но, черт, побери, что от меня нужно Сопротивлению? Конечно, эти ребята лучше, чем «быки», прибывшие рассчитаться за тачку, и уж тем более – лучше, чем Красные Ангелы. Но это не точно. Потому что иногда «сопротивленцы» могли быть не менее жестокими, чем байкеры-отморозки.
Дьявол, может, меня все еще «держит» Лед? Бракованный попался? И вместо уик-энда с Ланой на Возрожденных территориях, которого у нас с ней никогда не было, и который полностью, от и до, придумал мой мозг под действием наркотика, я вижу байкеров, отморозков и бойцов Сопротивления? Было бы неплохо, если честно. Но увы. «Голубой Лед» не способен показывать то, что не приносит позитивных эмоций. Так что легко мне не отделаться. Где ж я так накосячил-то, что такая ответка кармическая прилетает?
Кажется, настолько неудачного дня у меня не было уже несколько лет.
Я подошел к машине, задние двери распахнулись и чьи-то крепкие руки втянули меня внутрь. Рассмотреть помощника я не успел: на голову мне надели черный мешок, а только освободившиеся от троса руки стянули пластиковыми наручниками. После этого меня толкнули на лавку и прошипели в ухо:
– Сиди тихо и не дергайся.
Завелся двигатель грузовика, по асфальту затопали тяжелые ботинки. Кто-то, тяжело дыша, запрыгивал в машину. Запахло сигаретным дымом, мужским потом и оружейной смазкой. И магией. Долбаной магией Высших.
Сопротивление – молодцы, если вдуматься. Не кочевряжатся, мол, оружие Высших не для людей, все дела. Нет, эти парни весьма предприимчивы. Думается мне, они даже не станут истреблять всех Высших, если когда-нибудь пойдут на открытое противостояние и победят. Нет, они их загонят в резервации и с удовольствием станут пользоваться магическими технологиями. Среди Высших наверняка найдутся те, кто будет готов сотрудничать за чуть лучшую еду и чуть большую свободу. Как среди людей сейчас. Блин, куда мои мысли несет? Не отошел еще после «Льда», не могу сосредоточиться.
Пока ясно только одно. Кто-то активно распускает про меня слухи. О том, что я работаю с Высшими. Имеющие некоторые основания слухи, нужно сказать. Сначала Майк про Высших говорил, потом – Сингер. Ангелы тоже что-то похожее лепили. И, если это дошло до Сопротивления – сложно представить, какой масштаб эти самые слухи приобрели. Того, что меня выпустили из полиции после погони и перестрелки, и того, что после этого меня, возможно, видели с Изадриэль «У Салливана», явно недостаточно для войсковой операции и ссоры сразу с двумя группировками, одна из которых пользуется весьма дурной славой. Кто же это делает? Тот же, кто украл «Лед» у меня из офиса? Тот же, кто проследил за мной, когда я поехал добывать новую порцию взамен украденной и натравил Безопасность на Уайта?
Твою мать, я не знаю, кто этот парень, но очень хочу с ним познакомиться. Очень-очень.
Машина пришла в движение и принялась выбираться из двора задним ходом. Я немного расслабился. Кажется, войны в городе сегодня не будет. Это не может не радовать. И, в конце концов, я все же выкрутился и попал к более адекватным парням.
По поводу войны я ошибался, как выяснилось. На улице раздался крик, грохнул выстрел, а потом тишина взорвалась автоматными очередями, звуками рикошетов и бьющегося стекла. Мы в это время уже успели развернуться и начали набирать скорость. Судя по тому, что бойцы в грузовике беспокойства не испытывали, я пришел к выводу, что это Ангелы вымещают злость на гангстерах. Ну, тем лучше. По крайней мере, владельцу «Акуры» теперь точно будет не до меня.
– Ребята, спасибо, что вытащили, – я решил, что сейчас – самый подходящий момент, чтобы выразить свою благодарность и показать дружелюбие. С этим я тоже ошибся.
Раздался свист, а в следующий момент мне в голову прилетело чем-то твердым и угловатым. Скорее всего – прикладом. Голова дернулась, затылок ударился о стену фургона, и я медленно сполз на пол.
«Адекватные ребята, значит? Ну-ну» – успел подумать я, прежде чем вырубился.
Крайне неудачный день сегодня. Крайне.

 

Назад: Глава 13
Дальше: Глава 15
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий