Мертвый источник

Книга: Мертвый источник
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13

Глава 12

Высадив Изадриэль у станции монорельса, я развернул машину и двинул назад в центральную часть города. Раз уж у меня снова появились деньги – не мешало бы расплатиться с долгами. По крайней мере, с теми из них, которые тяготили меня самого. Все-таки меня окружали не одни ублюдки и подонки. Хороших людей немало даже на Дне. Впрочем, о чем это я? Как раз на Дне их больше, чем на верхних ярусах. Только высовываться они боятся.
Ну, и, если совсем уж начистоту – мне кое-что было нужно. Меня, говоря по правде, изрядно напугал тот случай с гомункулом, когда у меня совсем сорвало голову. Если бы в качестве жертвы выступал не проклятый зомби, сложно сказать, чем завершилась бы моя поездка в подземке. Так что, если мне не хочется, чтобы приступ повторился – пора возвращаться к терапии.
Я остановил машину возле старого пятиэтажного здания. В этой части города оно смотрелось архаично и странно. Впрочем, мало кто мог эту архаичность увидеть: единственная дорога вела по задворкам квартала, мимо служебных парковок и технических построек на задних дворах небоскребов, стеной выстроившихся вдоль улицы. Этот дом мог найти только тот, кто его искал. Иногда – долго и упорно.
Заглушив мотор, я прихватил рюкзак и вышел из машины. Толкнул тяжелую деревянную дверь и вошел в полутемный холл.
– Ого. Какие люди! – раздалось из-за стойки, едва видной в глубине помещения. Я улыбнулся и направился на голос. Навстречу мне поднялась настоящая человеческая глыба. Я протянул руку для приветствия и внутренне съежился, ожидая треска костей внутри огромной широкой ладони.
Джек Сингер выполнял здесь роль швейцара, охранника и коридорного одновременно. И нисколько этой роли не стеснялся. Скорее, ему было так даже комфортнее.
Джек – бывший военный. Спецназовец. Но прошлое он старается не выпячивать. Мало кто знает, что когда-то он командовал тактической группой, которой приписывают покушение на членов Совета Высших. И не зря приписывают, надо сказать.
Вопреки распространенному мнению, человечество далеко не сразу смирилось с переворотом, повлекшим за собой события, которые сейчас называют Первым антимагическим бунтом. Небольшое количество военных, верных присяге и своей стране, организовали самое первое подполье Сопротивления. Первой и последней боевой операцией Сопротивления стала попытка ответа на жесткое подавление восстания. Высшие тогда залили улицы огнем, уничтожив, по разным данным, от пяти до десяти тысяч человек. Взбешенные военные сделали ответный ход. И кто знает, как развивались бы события, если бы у них все получилось.
Два десятка смельчаков во главе с Джеком пересекли пролив под водой и проникли на остров Высших. Лучшие из лучших, закаленные вояки, на счету которых была не одна успешная боевая операция. Они были отлично подготовлены, прекрасно оснащены и решительно настроены. Они прошли по улицам Манхэттена, оставив за собой кровавую просеку. К тому моменту, когда, смяв яростным натиском бойцов Безопасности, они поднялись по ступеням Дворца, их оставалось всего пять человек. Сейчас такая операция была бы невозможна в принципе, но в те далекие времена Высшие недооценивали людей. Сильно недооценивали, за что едва и не поплатились.
Пять человек. Пять клокочущих сгустков гнева и ярости. Пять штурмовых винтовок, плюющихся огнем и дарующих Высшим вечный покой. Один тактический ядерный заряд, призванный уничтожить верхушку Высших и положить начало освободительной войне по всей планете. Цель была невероятно близка. Но у них не вышло.
Их остановили на двадцать втором этаже Дворца, когда до зала Совета Высших оставалось всего десять лестничных пролетов. Зажав группу в коридоре, элитный гвардейский отряд попросту развоплотил четверых из отчаянной пятерки. А когда Джек, единственный оставшийся в живых, в отчаянии активировал заряд, маги Высших перебросили на поглотители гвардейцев всю энергию, какую только могли, создав защитное поле небывалой мощности. Говорят, тогда вырубилось практически все, что питалось от магических источников, включая Купол, накрывающий Манхэттен. Взрыв произошел. Но не смог причинить никакого вреда Высшим.
Перебой в подаче магической энергии военные сочли за успех миссии. Операция перешла во вторую фазу.
Взвыли турбины штурмовиков и истребителей, рубанули воздух винты ударных вертолетов. Вырвались из ангаров танки и броневики. Тысячи бойцов, участвовавших в заговоре, бросились в бой за право человечества оставаться доминирующим видом на Земле.
В свой последний бой.
Авиацию в небе над Манхэттеном встретили драконы. Огромные, плюющиеся огнем, твари, размером в три раза больше истребителей. Невероятно защищенные и маневренные. До этого момента никто не знал об их существовании. Высшие, старающиеся произвести впечатление мирной, не воинственной расы, тщательно скрывали наличие собственной смертоносной авиации. Люди, решившие, что небо принадлежит им, жестоко поплатились за свою наивность. Потому что небо принадлежало драконам.
Нужно отдать должное летчикам ВВС. Они бились до последнего. В тот день на дно пролива погружались не только обугленные фюзеляжи, но и разорванные ракетами чешуйчатые тела. Но слишком уж неравными были силы.
Воздушный удар был отбит, а потом Высшие пошли в контратаку.
Големы, механические и природные, крушили бронетехнику, отрывая танковые башни и сминая, как жестянки, боевые машины пехоты. Магическое пламя жгло пехоту. Детонировали заряды на многочисленных полигонах, взрывалась еще не успевшая войти в бой техника.
И так – по всей планете.
Последним штрихом стал десант элитных гвардейцев Высших на штаб Сопротивления. Его расположение тщательно скрывалось, но, как оказалось, предатели были не только среди политиков. Спокойные и сосредоточенные Высшие закончили операцию за час, полностью уничтожив всех, кто имел отношение к организации восстания.
Война была проиграна.
Джек Сингер остался в живых. Перед самым взрывом один из гвардейцев перебросил часть энергии на защитный купол, скрывший в себе человека. То ли из уважения к доблести бойца, не пожалевшего для выполнения задания собственной жизни, то ли чтобы сохранить Джека для предстоящего суда – неизвестно. Но, насколько я знаю, для Джека было бы лучше умереть. И вовсе не из-за страха перед неотвратимым наказанием.
Высшие оказались умны, хитры и коварны. Прирожденные политики. Показательный суд транслировался по всей планете. Джек стоял прямо, гордо вскинув голову, и не теряя достоинства отвечал на вопросы. Он готовился к самой страшной смерти. Но победители решили иначе.
Они оставили Джека в живых и даже не упекли его на каторгу, явив всему миру свою доброту и снисходительность. Они милостиво простили Джека, «запутавшегося и обманутого, едва не разрушившего светлое будущее Земли, но до конца оставшегося верным и доблестным сыном Человечества». Черт, они едва не героем его сделали! А потом подсадили ему в мозг какую-то магическую гадость, заставлявшую его корчиться от боли каждый раз при воспоминании о провалившейся операции, и отпустили.
Изощренная пытка: запретить человеку не вспоминать о тысячах и тысячах его соратников, павших в бою только потому, что он не смог выполнить свою миссию. Особенно – человеку с завышенным чувством долга и справедливости.
Джека, надломленного и постепенно сходившего с ума от боли, причиняемой воспоминаниями, приютил Майк – сам ветеран, правда, другой войны. Он тоже когда-то сходил с ума, вспоминая погибших товарищей, тоже глушил память алкоголем и наркотиками. И, хотя его собственная боль не была вызвана порчей, проклятием, заклинанием – черт знает, как правильно назвать то, что Высшие сделали с Джеком, он понимал его, как никто другой. Джек, похудевший и осунувшийся, пришёл к хозяину небольшого офисного здания, которое, если бы не появление Высших, давно бы снесли, чтобы выстроить на его месте очередного монстра из стекла и бетона, в поисках подработки. Майк поначалу хотел прогнать одетого в лохмотья бродягу, но его взгляд случайно упал на татуировку на предплечье. Практически копию той, что украшала грудь самого Майка. "Всегда верен". Хмыкнув, он привёл Джека в подвал и указал фронт работ. А когда через несколько часов пришёл посмотреть, как идут дела, только присвистнул. Джек за неполный день успешно справился с тем, что сам Майк делал бы несколько дней. Подумав, Майк дал Джеку денег и выделил комнатушку на последнем этаже. А утром застал новоиспеченного работника на полу в отключке. Рядом валялся пустой шприц, испачканная кровью вата и измочаленный жгут.
Майк не выбросил наркомана на улицу. Он привёл его в чувство, накормил, а потом прямо спросил из-за чего тот колется. Джек, уставший от постоянной невыносимой боли выложил Майку все в деталях.
С тех пор прошло много лет. Джек давно не употребляет наркотики, да и на алкоголь смотрит без энтузиазма. Все эти годы он работает у Майка. По зданию не видно, что домовладелец успешен, скорее, наоборот. Однако я знал, что сдача помещений под офисы – далеко не основной источник дохода старика. Скорее, прикрытие. На самом же деле… Хотя, какая разница, что на самом деле? Ни в чем противозаконном Майк не замешан, и то хорошо. Правда, Высшие со мной бы не согласились, особенно, узнай они, сколько людей, числившихся у них наиболее опасными и разыскиваемыми, пришло в это здание, чтобы потом навсегда исчезнуть с радаров. Да и то, что наказание, назначенное ими для Джека, давно не действует, их бы, наверное, расстроило. Но мне на это было наплевать. Как я уже говорил, в отличие от тех, кто переехал на верхние ярусы, я без пиетета отношусь к нашим благодетелям и покровителям.
– Давно не заходил, Ланс, – улыбаясь, прогудел здоровяк. – Мне показалось, или я сейчас слышал рев твоего бешеного движка?
– Не показалось, – болезненно улыбнувшись, я аккуратно освободил свою ладонь из его лапищи.
– Стало быть, ты снова в деле? – прищурившись, поинтересовался Джек.
– Вроде того. Мой офис ещё никому не сдали?
От хохота Джека, казалось, содрогнулись стены.
– Бьюсь за него до последней капли крови ежедневно практически, Ланс. Каждый день люди идут толпами исключительно для того, чтобы снять твою каморку. Но я всем говорю честно: мы не сдаём помещения, с хозяев которых пока ещё можно вытрясти долги. Иначе как на эти долги проценты набрасывать?
– Спасибо, очень смешно, – угрюмо буркнул я. – Прям обхохочешься.
– Ну, а я о чем? – здоровяк подмигнул мне и продолжил, уже серьезнее:
– Майка нет, укатил куда-то по делам. Ты чего хотел-то?
– Расплатиться, продлить договор аренды.
Джек очень серьёзно посмотрел на меня.
– Нет, все же хорошо, что старик уехал. Получил бы ещё инсульт сейчас от неожиданности.
– Позубоскаль, ага. Давай, сколько я там должен? И посчитай вперед ещё на пару месяцев.
Брови Джека взметнулись вверх. Он достал толстую тетрадь, полистал её, подтянул к себе калькулятор.
– Последний раз ты вносил оплату три месяца назад. Плюс ещё два, если и правда хочешь оплатить вперед. Итого – двести пятьдесят баксов, – Джек недоверчиво посмотрел на меня.
– Держи, – я выложил на стол стопку двадцаток, нашёл в бумажнике две купюры по пять долларов и добавил их к стопке.
– Ну, ты богач. Неужели и правда снова за голову взялся?
Я взглянул на бывшего морпеха. Он правильно истолковал мой взгляд, и тему развивать не стал.
– Почта есть?
– Есть, ага, – Джек отошёл к бюро, выдвинул один из ящиков и, выудив оттуда пачку писем, сунул их мне.
– И чего им было интернет разваливать? – буркнул Джек, с тоской глядя на письма. Я только пожал плечами. Электронная почта – это удобно, наверное. Но, учитывая, что я ею никогда не пользовался, особого сожаления из-за её отсутствия я не испытывал.
– Спасибо, – я развернулся и зашагал к лестнице.
– Эй, Ланс! – окрикнул меня Джек. Я обернулся.
– Тут слухи нехорошие про тебя ходят. Я, конечно, к тебе со всем уважением, ты знаешь. Но, говорят, что ты путаешься с Высшими.
– Да? И кто говорит?
– Люди, – пожал плечами Джек.
– Скажи людям, чтобы лучше следили за собой. За языками своими. А то их, знаешь ли, и подкоротить могут.
Джек стал серьезным.
– Ты знаешь, как к тебе относится Майк. Ты знаешь, как к тебе отношусь я. Но, Ланс, ты также знаешь, как мы относимся к Высшим. Я в курсе, что ты умный парень. Но сначала тебя видят с копом. Потом выпускают из полиции после катавасии со стрельбой. Ты приезжаешь сюда, при бабках и на своей тачке, на которую Борец уже давно наложил лапу. Странно выглядит, согласись? Просто хочу, чтобы ты знал: если за тобой действительно что-то есть – лучше съезжай, Ланс. Нам здесь ищейки Высших не нужны.
Меня швырнуло в жар, а перед глазами заплясали красные пятна. Рука сама нырнула под куртку, туда, где в хитрой кобуре висела моя «Анаконда». Джек, не шевельнув ни единым мускулом на лице, запустил руки под стойку и выжидающе замер.
Я усилием воли прогнал красноту, убрал руку от рукоятки револьвера и сделал несколько шагов вперед. Остановившись у самой стойки, я заглянул Джеку прямо в глаза.
– А тебе никто не сказал, что в результате стрельбы на одного Высшего стало меньше, Джек?
Бывший морпех уставился на меня, как на привидение.
– Даже так? Тогда тем более странно, что ты сейчас здесь, со мной, а не едешь демонтировать стержни реактора куда-нибудь в Пало-Верде.
– Я догадываюсь, Джек, как это выглядит со стороны. Но поверь мне – это все не то, что вы себе тут надумали. Я ищу убийцу девушки, которую сжег магией кто-то из Высших. И я его найду. Даже если для этого мне придется ручкаться и учтиво беседовать хоть со всеми членами Совета.
Договорив, я развернулся и быстро пошел в темноту, скрывавшую в себе лестничный пролет.

 

Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий