Я работаю на себя

Книга: Я работаю на себя
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10

Глава 9

Генерал сидел в своем кабинете, строя планы, как лучше использовать новость о ликвидации Бендика. Должность он занимал высокую, но высокие должности требуют полной самоотдачи, никакой личной жизни. Все время приходилось проводить в кабинете, или на совещаниях, а если нет, то на официальных встречах. Практически жить в своём кабинете, который специально оборудовали комнатой отдыха. Следующая должность – вице-премьер правительства, такая же, дающая еще больше власти и еще меньше личной жизни. Так что же тянет людей на эти каторжные должности, которые внешне выглядят, как вечный праздник. Власть – вот единственная причина, по которой люди во все времена стремились занять эти должности. А лиши государство таких людей власти – и все, они сдуются как мыльные пузыри, затерявшись среди равных. А власть зачастую, их, никчемных, поднимает до высот небожителей, а оттуда, с небес, видится все по-другому.
Недавно назначенный, он еще не потерял связь с реальностью, не научился надувать щеки и раздуваться от важности, возможно, таким и останется, исключения тоже бывают, но очень редко. Хорошее настроение вызвал недавний допрос Кена, которого доставили буквально сутки назад.
Кен очень удивился, что Дудов обращался с ним, как с фарфоровой куклой, буквально пылинки сдувал. И никаких допросов и вопросов. Содержал в хороших условиях, но сразу после задержания отправил куда-то на звездолете. Каюта, в которую его поместили, тоже не отличалась аскетизмом: роскошная, обставленная со вкусом, под стать и питание, вот только связи и общения с внешним миром не было.
«Ладно, это я переживу, – думал Кен. – И чего я скрывался? Ведь знал, все равно возьмут рано или поздно».
Наконец полет закончился, Кен приобрёл за это время душевное равновесие, без сомнения, его доставили на какой-то центральный мир. Потом спустили на планету, там со всеми возможными предосторожностями перевезли куда-то, он не мог сказать, что это. Возможно, тюрьма, но условия содержания очень хорошие.
«Я кому-то нужен, и этот «кто-то» занимает высокий пост, коли обладает такими возможностями? Значит, предстоит торг, вот тут-то мне продешевить нельзя, вероятно, предметом торга будет Бендик. Ну что же, я готов, своя рубашка ближе к телу».
Через сутки после прибытия его куда-то повели, глаза завязали. Когда сняли повязку, увидел кабинет, несомненно, кабинет. Государственные учреждения отличаются своеобразной казенностью, которая просматривалась и здесь, за внешним антуражем изысканности. Посредине стоял заставленный едой и бутылками стол, к которому его не пригласили, он остался стоять, видимо, ждали того самого влиятельного хозяина.
«Я не ошибся, судя по обстановке, торг начнется прямо сейчас».
Конечно, он не ошибся, Берг жаждал добросить Кена сразу по прибытии, но сделал над собой усилие и сдержался.
«Не стоит так торопиться, он никуда не денется. А то почувствует преимущество, свою нужность. Но и передерживать нельзя, чтобы «блюдо» не подгорело, сутки самый раз».
Генерал вошел в кабинет, осмотрел декорации, которые сам и спланировал, впрочем, как и весь это спектакль, надеясь расположить к себе пирата сразу, еще до своего прихода, и это ему удалось. Наконец его взгляд наткнулся на Кена, стоящего в силовых наручниках, он с минуту удивленно его рассматривал, как будто видел впервые.
– Господи? Помощник Бендика? – Кен понимал, отпираться от очевидного нет смысла.
– Да, я Кен.
– Отлично, не желаете ли отзавтракать со мной?
– С удовольствием.
– Проходите, присаживайтесь, – и указал место напротив себя.
Кен не заставил себя упрашивать, прошел и сел на указанное место.
– Что будете пить?
– Что-нибудь крепкое?
– Коньяк?
– Можно и коньяк.
Берг налил ему коньяка и себе тоже, как бы подчеркивая, что за столом все равны, психологический ход. И поднял бокал, собираясь провозгласить тост и как бы не замечая, что руки Кена скованы наручниками.
Кен внимательно посмотрел на него, потом поднял руки перед собой, показывая наручники.
– Ах, это? – нажал кнопку, тут же вошел адъютант. – Снимите, пожалуйста, наручники с моего гостя.
«Ого! – подумал Кен. – Гость, это меняет дело, это иной статус».
Адъютант снял наручники и вышел, а Берг, словно не замечая удивления Кена, продолжил, подняв бокал.
– За встречу, Кен, и взаимное понимание, именно взаимопонимание, от этого будет зависеть, останется ли за вами статус гостя.
– Я приложу все усилия, чтобы достичь этого понимания.
Генерал удовлетворённо кивнул. Выпили, коньяк оказался очень хорош, после долгого воздержания у Кена слегка закружилась голова. Он внимательно посмотрел на Берга.
– Как мне к вам обращаться?
– Никак, просто отвечайте на вопросы. Кстати, коньяк хорош, заметьте, никаких примесей.
– Да, я заметил, задавайте ваши вопросы, я готов отвечать, только прежде давайте уладим один вопрос: что вы мне предложите за мое искреннее сотрудничество?
– Хороший вопрос, ну, например, такое же содержание, какое было до этого?
– Не плохо.
Берг внимательно посмотрел в глаза Кену, понимая, что желаемого эффекта его предложение не произвело, но пока решил помолчать.
– Обо всех делах, которые вы проворачивали с Бендиком, расскажете следователям. Меня интересует вопрос несколько иного порядка, – говоря это и подходя к главному, он налил еще по рюмке и поднял.
– За дальнейшее сотрудничество, – Кен не возражал против этого, пока все шло так, как должно идти.
Берг молчал внимательно, разглядывая пирата, давая время коньяку подействовать. Но видел, что алкоголь того не берет, организм быстро адаптировался, другие препараты он опасался применять. Предпочтительней договориться.
– Итак, вы знаете, где сейчас находится Бендик?
– Нет, никогда не знал, да и никто не знал. Он не говорил никому, когда и куда направляется. Но появлялся везде, где нужно, вовремя.
– У меня к вам дело вот какого рода, мне необходимо, чтобы вы подтвердили гибель Бендика, сказав, что видели это собственными глазами.
Кен перестал есть, понимая, что наступает момент истины, от того, как пойдет разговор и договорятся ли они, зависит его будущее, возможно, жизнь.
– Серьезное предложение, но у него три недостатка: первое – если Бендик узнает – я труп, без вариантов. Второе – потребуют показать тело Бендика, а как он выглядит, никто не знает! И третье, самое главное – а на самом деле Бендик жив или нет?
Берг смотрел на него и понимал, что Бендик не зря держал такого помощника, умен, сразу ухватил суть вопроса.
– Отвечаю по пунктам, Бендик никогда не узнает об этом, все, кто будет появляться после вашего признания, будут считаться самозванцами автоматически. Что касается тела Бендика, то предположим, что оно было выброшено в космос через пробоину и не найдено, вариантов много. И третье, Бендика нет, он уничтожен на одной из отдаленных планет.
– Это точно? Видел кто-нибудь его труп?
– Нет, не видел, исчез без следа.
– Вы знаете, так было не раз, но он постоянно воскресал.
– На этот раз окончательно погиб, не оставив никаких следов. Поверьте, я знаю, что говорю.
За столом наступила тишина, Кен обдумывал ответ на сделанное предложение, наконец поднял глаза.
– Очень рискованное для меня предложение, если Бендик жив – мне конец. Если нет, то все равно конец, как только я сделаю заявление – надобность в моих услугах отпадет. Я решусь рискнуть только в случае, если вы мне гарантируете свободу и новые документы, пустите по программе защиты свидетелей.
– Ну что же, мы обозначили свои точки зрения, а теперь давайте осмыслим все еще раз и при следующей встрече примем окончательное решение.
Кен встал, но Берг жестом усадил его на место, наливая по третьей рюмке.
– За желание договориться, оно у вас есть.
Вот после этой третьей рюмки Кена увели, а генерал впал в тяжелые размышления и анализ ситуации: «Кен прав, кто видел Бендика мертвым? Ну да, высадилась она на планете с агрессивной внешней средой и что? Ничего. Когда я обнародую материалы в отношении него, все будет рассмотрено под лупой, скрупулезно. Что же делать-то, все так хорошо складывалось. Нужен труп Бендика, только где его взять? Ладно, продумаю все еще раз».
– Генерал, вас срочно по дальсвязи вызывает капитан Ниро Курасава, – доложил адъютант.
Берг заторопился: «Ну, что там еще могло случиться, капитан докладывал регулярно в условленное время, только результата не было».
– На связи, слушаю тебя, капитан.
– Генерал, только что на связь вышел капитан Рогов, просит защищенный канал связи с вами.
– Дать, немедленно, дать! – почти крикнул генерал.
«Ай да Рогов, ай да молодец! Зачем мне флотилия, достаточно одного хорошего агента, ну, Рогов порадуй меня!»
Через некоторое время сквозь треск, помех и какие-то шумы раздался его охрипший голос:
– Генерал, я в дневном переходе от поселка, но не дойду, местные твари облепили всю машину, хотел сделать вам сюрприз – не получилось, пришлось обращаться.
– Олег, дорогой, не тяни, говори, что тебе удалось сделать?
– Генерал, я нашел отряд Бендика, но местная флора и фауна его уничтожила.
– Да, кто же нам поверит на слово Олег, есть какие-нибудь вещественные доказательства смерти Бендика?
– Есть, конечно, есть, я везу боевого робота Бендика с его останками в кабине, вернее все, что от него или нее осталось. Это точно он, есть неопровержимые доказательства, и экспресс-анализ ДНК подтверждает личность.
– Ты даже не представляешь, какой ты молодец, ты просто меня спасаешь. Вези скорее этого робота.
– Генерал, нужна помощь, дайте команду Куросаве поддержать меня огнем с орбиты или шаттлами, иначе мне не дойти, устал как собака.
– Ничего, Олег, доедешь, отдохнешь. Приказ Куросаве я дам и предупрежу, чтобы, не дай бог, тебя случайно не поджарил, координируй сам, я разрешаю. Как только выберешься – сразу свяжись со мной, я буду ждать, удачи.
Он с огромным удовлетворением отключился и, не теряя времени, приказал соединить его с капитаном Курасавой. Как только связь установили, он сразу приступил к делу.
– Адмирал Ниро Курасава, необходимо обеспечить коридор для безопасного проезда планетарной машине Рогова к поселку колонистов. Свяжитесь с ним и скоординируйте огонь.
– Выполняю, генерал, только вы, наверное, оговорились, я капитан.
– Нет, вы не ослышались, выполните это задание – и вы адмирал, приказ о назначении получите по выполнении.
Голограмма Берга исчезла, а Курасава не мог прийти в себя: «Адмирал – это круто, и делов-то, всего помочь добраться капитану до поселка, без проблем. Но этот Рогов не прост, высокого полета птица. Наверное, ведется какая-то большая игра? И пусть, меньше знаешь – дольше живешь».
А на сканерах уже алела точка планетарной машины, координаты определили сразу. А через минуту на связи уже был сам Рогов:
– Капитан, задавили местные мутанты, лезут со всех сторон, выручай.
– Продержись полчаса, я направлю шаттлы с десантом.
– Десанта не надо, что ему здесь делать, лучше удары с воздуха, просека нужна до самого поселка, я пойду на максимальной скорости. Только аккуратнее, меня не подстрелите.
– Я понял, с орбиты стрелять опасаюсь, боюсь в тебя попасть, через полчаса шаттлы будут на месте и сопроводят до поселка. Сколько времени тебе надо на это?
– На максимале часов десять.
– Хорошо, я дам связь с пилотами, будешь координировать удары с земли сам.
– Спасибо, капитан, жду.
Я вытер пот со лба. Опасную игру затеял, теперь надо изловчиться и достойно выйти из ситуации, у меня полчаса. Пора ввести в курс дела Мару, людей будем использоваться втемную.
Мара появилась в кабине уставшая, щеки ввалились, глаза горели лихорадочным блеском.
– Дорогая, времени мало, начинаем серьезную игру, другого выхода у нас нет, – и рассказал ей план прохода к поселку. – Поэтому, прошу тебя пойти на жертвы – отрежь волосы и помести в кабину своего боевого робота, брось туда комбинезон и вот этот амулет дай мне, – показал на кулон, который висел у нее на шее. – Все это полей своей кровью. Понимаю, звучит дико, но жизнь дороже. После этого привяжи к роботу трос и выброси его на наружу, пусть местные обитатели как следует его помнут, главное, чтобы блистер разбили или прожгли кислотой. Людям скажешь, с этой минуты все находятся только в десантном отсеке. От этого зависит их жизнь и моя. Остальное им знать не обязательно.
– Поняла, а мне можно сказать?
– Конечно, на нашем базовом звездолете я тебе все расскажу, если все удачно сложится, то мы скоро туда поднимемся.
– У меня еще есть вопросы, но вижу времени нет, пошла выполнять твой план.
Мара со слезами на глазах отрезала волосы. «Ничего, отрастут, еще лучше будут», – успокаивала она себя. Сделав все, как велел Олег, а ей в этом непростом деле помогал Тор и Келли. Они выбросили робота за борт, и он потащился за машиной, мутанты его тут же атаковали, жалили, грызли, заливали ядом и весьма преуспели в этом. Одной из тварей удалось растворить блистер своей слюной, и они проникли в кабину, залили все ядом, от волос мало что осталось, но так и задумывалось.
– Все, время, затаскивайте в транспортный ангар и блокируйте его переборками, не дай бог, какая-нибудь тварь прорвется в машину.
– С одной-то мы разберемся без проблем, – отреагировала Келли. Они лебедкой втянули побитого и исковерканного робота в транспортный отсек и закрыли люк. После чего Мара тоном, не терпящим возражений, проговорила:
– С этой минуты мы все находимся здесь, в десантном отсеке, никуда не выходим, от этого зависит наше спасение. Нарушение этого правила карается смертью. Вопросы есть?
Вопросов не было, все знали крутой нрав своего босса. Мара осмотрелась, поднесла рацию к губам и проговорила:
– Мы готовы к выполнению задания.
– Отлично, – откликнулся Олег. – Приступаем, главное, выдержка.
– Удачи, Олег.
Удача сейчас очень бы пригодилась, шаттлы уже подлетали и запрашивали инструкций.
– Сколько машин участвуют в операции?
– Десять.
– Вполне достаточно. План такой: две машины работают по правому и две по левому борту, две машины сзади отсекают погоню, остальные по курсу прокладывают планетарной машине дорогу, только аккуратней, не заденьте.
– Обижаешь, мы профессионалы.
– Очень хорошо, тогда начинайте.
И они начали, сбрасывали бомбы и жгли все вокруг стационарными излучателями. Джунгли превратились в вал огня, сжигающего все на пути. Прибавил скорость, потом еще увеличил и вот уже шел на расчётной. Хотелось еще прибавить, но усилием воли останавливал себя. Увеличение скорости грозило опасностью попасть в какой-нибудь овраг или наткнуться на гигантское животное, которым планета изобиловала. Теперь, следуя по коридору из пылающих джунглей, боялся, что снаряд от шаттлов может угодить в машину, поэтому ехал на одной скорости, постоянно поддерживая связь с пилотами. Иногда корректировал огонь, когда снаряд и луч бластера проходил очень близко.
В десантном отсеке нещадно трясло и бросало людей из стороны в сторону. Но все мужественно переносили это, надеясь на скорое спасение. До периметра поселка оставалось несколько километров, настала пора переходить ко второй части плана, и я вновь вызвал на связь Берга.
– Олег, как дела?
– Спасибо, осталось совсем немного, если бы не ты, мне бы не выбраться. Какие мысли по дальнейшим действиям?
– Забрать тебя с грузом из поселка на шаттле.
– Я так и думал, в этом случае нет гарантий, что не произойдет утечка информации.
– У тебя есть другое предложение?
– Может быть, мне стоит прямо сходу пойти к моему звездолету, он на посадочной площадке в поселке. Загоняю машину в транспортный ангар и стартую на орбиту. Там звездолет, ты знаешь. Покидаю орбиту планеты и лечу к тебе.
– А справишься один с пилотированием?
– Справлюсь, конечно, звездолет новейший, с капитанского пульта можно управлять одному.
Берг замолчал, наступила пауза, видимо анализирует и думает, что я могу со своим трофеем сбежать.
Он не ошибался, именно так думал Берг, с другой стороны, полная секретность, никакой утечки.
– Олег, я, конечно, доверяю тебе безгранично, но и ты меня пойми, – в этот момент засосало под ложечкой, вот сейчас решится судьба всей операции. Спасение Мары, экипажа, да и его самого. – И не обижайся, дело не в доверии, на карту поставлено очень много, поэтому лети на своем звездолете с эскортом моих крейсеров, все равно им там больше делать нечего.
Я сделал паузу, как будто раздумывая, а сам был вне себя от радости, даже боялся ее выдать голосом в разговоре, успокоившись, устало ответил:
– Может, ты и прав, я, конечно, один долетел бы быстрее, ну, так надежней. Никаких обид, спасибо за помощь. Одна просьба: я после этого марша пару дней отдохну, приду в себя.
– О чем разговор, конечно!
– И еще одно: нужно предупредить администрацию поселка, чтобы пропустили машину беспрепятственно к звездолету и позволили стартовать. А то они ребята с характером.
– Принято, коридор обеспечим, у нас весомый аргумент против ребят с характером.
На этом связь оборвалась. Я ликовал, все получилось! Но, нужно быть предельно осторожным, Берг очень умен, все просчитывает на десять ходов вперед.
Так и было, только генерал просчитывал не на десять, а на двадцать ходов вперед, решая массу жизненных уровней с несколькими неизвестными величинами, и редко ошибался.
«Ниро Курасава будет землю рыть, чтобы получить адмирала, он почти его получил, почти. Вот проведет завершающий этап и тогда только получит. Никаких сомнений, он теперь мой со всеми потрохами».
Поразмыслив, связался с Курасавой, тот незамедлительно откликнулся:
– Как проходит операция, адмирал?
– Все по плану, планетарная машина в полутора километрах от периметра поселения.
– Теперь, адмирал, слушайте новый приказ: обеспечьте беспрепятственный проход машины к космодрому и старт звездолета, – и отключился, а что говорить, теперь дело за Курасавой, из узла связи не вышел, зная, что еще придется поработать.
Времени не было, Ниро связался с главой администрации и попросил его пропустить планетарную машину к «Ястреб». А потом обеспечить беспрепятственный старт.
– Но, капитан, как я пропущу, он должен оставить планетарную машину здесь, она наша. Вообще странно, как он мог выжить. Ну, да бог с ним, вот таков мой ответ.
– Вы забываетесь, господин Новиков, с кем имеете дело, не хотите добром, что ж, сделаем это силой, вы видите вал огня, который катится вместе с машиной, вы ведь не хотите, чтобы этот вал огня и вас смел?
– Вы мне угрожаете?
– Нет, предупреждаю.
В это время над поселком зависли семь шаттлов и расстреляли всю опушку, освобождая последние метры для Рогова.
– Против этого аргумента я бессилен, но придется написать жалобу в галактическое правительство.
– Это ваше законное право, господин Новиков, кстати, понесенный ущерб будет вам возмещен. Времени нет, решайте, через минуту я начну прокладывать коридор через поселок…
– Я все понял, не надо прокладывать, мы обеспечим проход, – перебил его глава администрации, быстро отдавая соответствующие команды своим бойцам.
– И никаких контактов с Роговым: ни личных, ни по связи, – предупредил Курасава.
Впереди замаячил периметр, появились огни посёлка, оставалось пятьсот метров. Ожила рация, капитан Курасава деловито проинформировал:
– Господин Рогов, все вопросы с администрацией улажены, следуйте к своему звездолёту и стартуйте, никаких контактов с колонистами.
– Спасибо за помощь, капитан, я у вас в долгу.
– Ничего, придет время – сочтемся, – ответил Курасава двусмысленностью.
Мне некогда было анализировать переговоры, я действовал с полной концентрацией и напряжением сил. По опыту знал, что самое трудное в конце операции. Вроде все, расслабляешься – и бац, ошибка. А на ошибку нет права, в моих руках находится не только моя жизнь, но и жизнь экипажа, а также жены. Теперь все шаттлы кружили над поселком и поливали беспрестанным огнем джунгли по всему периметру, помогая поселенцам в борьбе с мутантами. Не сбавляя скорость, прошел в открытый зазор силового поля и прямиком направился к космопорту. Никто на связь не выходил, а зачем? Все решения приняты.
Без происшествий доехал до космопорта, свой звездолёт увидел издалека, заранее набрал коды доступа. Проблем не было, коды сработали. Установив связь с управляющей системой корабля скомандовал открыть транспортный ангар. Все, осталось чуть-чуть, но какая-то тревога в подсознании была, ну не может пройти все так гладко…
Сбросил скорость, транспортные ворота открылись прямо перед машиной, въехал в ангар по пандусу, и тот сразу стал втягиваться, а ворота закрываться. Вытер пот, обильно стекавший по лицу за шиворот. Остался последний штрих. Бегом направился в рубку, смотреть по сторонам не было времени, а взглянуть стоило бы.
В рубке обратил внимание на небольшой беспорядок, кольнула мысль, что здесь кто-то был. Но это сейчас не главное, главное, убраться быстрее с планеты. Занял кресло за капитанским пультом, не стал тестировать системы, а сразу вводил последовательность команд на старт. Неожиданно управляющая система звездолета доложила о том, что старт не возможен, так как недостаточно рабочего тела.
– Как недостаточно, в грузовом отсеке несколько контейнеров с цилиндрами.
– Капитан, глава администрации ввел необходимые коды и забрал из звездолёта все, в том числе и рабочие цилиндры с топливом.
Ну да, точно, я ему сам разрешил, а он посчитал, что я погиб и обчистил звездолет согласно договору. По связи послышался обеспокоенный голос капитана Курасавы.
– Господин Рогов, почему не стартуете, почему тянете?
– Неожиданная проблема, капитан, не хватает рабочего тела для старта.
– Не проблема, сейчас необходимые рабочие цилиндры вам доставят, приготовьтесь принять.
– Спасибо, капитан, опять вы меня выручаете.
– Ну а кто вас будет выручать? Кроме меня некому! Жду вас на орбите.
Минут через десять рядом со звездолетом сел шаттл, десантники подтащили к грузовому ангару пару контейнеров. Старший попросил открыть ворота, чтобы загрузить. Это проблема, никто не должен попасть на борт. Поэтому поблагодарил и попросил оставить груз у ворот, те не стали возражать, оставили и через минуту улетели. Открыл транспортные ворота и при помощи специальной лебедки втащил груз в ангар, и тут же закрыл ворота, осмотрелся. Новиков основательно почистил ангар звездолета. Ладно, но цилиндры то тяжелые, как же их доставить к силовой установке? Своих людей нельзя задействовать, очень велик риск, а вдруг Курасава сканирует звездолет, в планетарной машине он их обнаружить не может, там десантный отсек обработан специальным составом, впрочем, это делалось на всех машинах.
Олег не ошибся, капитан сканировал звездолет и никого, кроме капитана, катившего тележку к силовой установке, не видел.
«Если все так просто, то к чему такая секретность? Не моего ума дела, как бы за сканирование не попало».
И еще один человек следил за звездолетом, конечно, это был Новиков, да, он подождал пару недель – и все, похоронил Олега. Выжить на планете одному, неопытному путешественнику, невозможно. Поэтому согласно договору вывез все, что было в звездолете, в том числе и топливо. Оставил только в силовой установке, чтобы корабль мог функционировать, но не стартовать. И когда тот объявился, для него это было шоком, да еще и с таким окружением. Но решил ничего не предпринимать, ведь ему запретили общаться с Роговым. А когда звездолет стартовал, он проводил его сожалеющим взглядом. Уплыл из-под носа такой корабль, а он его уже считал собственностью колонистов. Глава поселенце был из тех людей, которые работали не ради славы, но жесткие условия жизни диктовали свои правила, ради спасения можно все. А живность стала нападать сплошным потоком, вот благодаря опять-таки Рогову, вокруг поселка сожгли джунгли на несколько километров, уничтожены все мутанты. «Пока появятся новые, мы подготовимся, а Олег молодец, жаловаться никому не стал».
Я из последних сил вытащил отработанные элементы питания и вставил новые. Пот катился градом, колени тряслись, руки не слушались, обессилив сел прямо на пол и минут пять отдыхал, уговаривая себя: «Надо, Олег, надо, там, на орбите, отдохнёшь, вставай, пора стартовать, а то капитан начнет волноваться и чего доброго пришлет команду десантников проверить, чего это я так долго не стартую».
Еле поднявшись, побрел в рубку, рухнул в кресло и начал вводить предстартовую последовательность, молясь про себя, чтобы все прошло нормально. Прошло, предстартовая последовательность одолена успешно, все системы корабля работали в заданных режимах, вздохнул и дал команду системе – стартовать.
Курасава действительно волновался и уже порывался проявить инициативу и послать команду на помощь. Но нет, капитан справился, звездолет провел предварительный прогрев, потом продувку двигателей и наконец стартовал. Курасава от волнения за него вытер пот со лба. Через несколько минут звездолет вышел на планетарную орбиту, через час вошел в транспортный ангар космического корабля «Мара».
Курасава сразу связался с Бергом и доложил во всех подробностях, как все проходило.
– Спасибо, адмирал, вы хорошо выполнили работу, посмотрите на своем терминале почту.
Курасава взглянул, и его сердце учащённо забилось: приказ о присвоение адмиральского звания.
– Поздравляю, адмирал, желаю всегда быть на волне удачи.
– Спасибо, господин генерал, я в любое время выполню ваш приказ.
– Надеюсь, адмирал, но дело еще не закончено, Рогов пару суток пусть отдыхает. А потом вы его сопроводите до центральной планеты, если попытается сбежать – уничтожить. Все эти мероприятия провести аккуратно, без силового нажима.
– Я понял вас, господин генерал, выполню.
А вот и орбита. Я с восхищением смотрел на россыпи звезд и чуть не плакал, совершив пару оборотов вокруг планеты, решил, что пора сближаться с базовым звездолетом. Обменявшись кодами опознавания, ввел личный пароль, управляющая система звездолета тут же ответила. Дальше работа проходила в штатном режиме, серия несложных маневров – и «Ястреб» с филигранной точностью вошел в транспортный ангар базового корабля. Подождал, пока ворота закроются, и, наконец решив, что они теперь в относительной безопасности, разрешил людям покинуть планетарную машину.
Радость и удовлетворение от выполненного задания придали сил, я заставил себя дойти до планетарной машины и открыть десантный отсек. Команда измученных людей, им досталось: еле живые, все в шишках и синяках.
– Все получилось, друзья, мы на корабле.
Мара встала, качаясь от перенесённого, подошла и обняла, прошептав на ухо:
– Я тебя люблю, Олег.
– Что нам теперь делать? – вернул всех на землю Тор.
Посмотрел на него и просто ответил:
– Отдыхать, всем отдыхать. Предупреждаю, отдыхать тихо, никакой внешней активности. Для наших друзей с полицейских крейсеров я на корабле один. Пользоваться только бытовыми комплексами, потом решим, как поступать дальше. На этом все – отдыхать.
Келли и Бета посмотрели вопросительно посмотрели на меня. Забыл.
– Тор, разместишь новых членов нашей команды, Бету и Келли, покажешь, как пользоваться приборами. – Тот лишь кивнул девушкам в сторону коридора.
Уставшие и измученные, они направились к выходу.
– Мара, игра не закончена, мне нужно в рубку переговорить с Бергом.
– Хорошо, дорогой, я буду тебя ждать в нашей каюте.
Потом повернулась к девочкам, за это время они стали почти подругами. Те сияли вне себя от счастья.
– Тор, я сама отведу девочек в их каюты.
В отличие от других они выглядели гораздо свежее. Все-таки планетарная закалка с рождения пошла на пользу. В космосе девушки никогда не были, Мара разместила их недалеко от своих апартаментов и, не торопясь, показала, как пользоваться приборами и пищевым автоматом. Потом обратилась к управляющей системе и представила девушек, как новых членов команды. А девушкам показала, как контактировать с управляющей системой.
– Главное, никаких стеснений, задаете любой вопрос и получаете ответ. А мне пора к себе.
Девушки от избытка чувств обняли и поблагодарили Мару за все, сделанное для них.
– Ну что вы, все только начинается, – ободрила она их.
Добрался до рубки и задействовал связь, на том конце тут же ответил Берг:
– На связи.
– Генерал, все в порядке, я на звездолете, груз на месте.
На Олега было жалко смотреть, до нельзя измученный и похудевший. Берг видел это, и у него шевельнулось чувство вроде жалости.
– Молодец, охотник, а теперь отдыхать, все разговоры потом, двое суток тебя никто беспокоить не будет.
Внешний вид Рогова убедил Берга больше, чем все речи, убедил в том, что ему можно верить. Однако решил не торопить события и не поддаваться эмоциям, а дождаться его прибытия на планету.
Мара приняла ванну, привела себя в порядок, сразу почувствовав облечение, и с удивлением уставилась на циферблат, прошло два часа, а Олега все не было. Она стала вызывать капитанский мостик, ответа нет. Забеспокоилась, не случилось ли чего? Но нет, управляющая система доложила, что капитан просто уснул в кресле. Пришлось поместить Олега в медицинскую капсулу и, когда она закрылась, набрала на панели «обследование и восстановление организма после длительных нагрузок и стрессовых ситуаций». Автоматика зашевелилась, зашипела иньекторами и зондами. Через минуту выдала диагноз: «переутомление и истощение организма».
«Будить не буду, да я его не разбужу, пусть восстанавливается, он хорошо поработал, впереди нас ждут не менее трудные времена, но мы их встретим хотя бы в комфорте, а не в десантном отсеке».
Она вернулась в свою каюту и включила камеры обзора корабля, экипаж спал, измученный дорогой, только две неугомонных девушки мучили вопросами и запросами управляющие систему, которая терпеливо отвечала на все.
«Вот это закалка, как будто и не было этой кошмарной поездки по планете. Хотя, что поездка, они жили в этом кошмаре с рождения».
Не стала им мешать, усталость брала свое, и тоже пошла спать.
– Келли, у нас получилось, вот здорово!
– Честно говоря, я не очень в это верила, уж слишком фантастично все выглядело.
– Что теперь будет?
– Что ты волнуешься, мы члены команды, все в порядке, смотри, как здесь здорово.
– Я не об этом, что будем делать дальше, останемся здесь или сойдем на ближайшей планете?
– Вот тут вопрос, что мы там будем делать, для нас там другой мир, а жизнь без риска для нас пока непонятна. Здесь же нас знают, приняли, давай попутешествуем, попривыкнем, а там решим, как поступить, жизнь покажет, – на том и порешили, еще поудивлявшись, наконец угомонились.
Звездолёт накручивал круги вокруг планеты Гостон, экипаж отдыхал, все работало в автоматическом режиме. Но на крейсере адмирала, наоборот, все веселились. По случаю присвоения звания адмирала Курасава устроил прием на своем крейсере для всего офицерского состава соединения, тех, кто не нес вахту. Принимал поздравления, находясь уже в адмиральском мундире, сверкая золотой отделкой и адмиральской бриллиантовой звездой, в руках он держал адмиральский жезл.
– Адмирал, сколько мы проторчим еще в этой дыре? – расслабившись, задавали вопрос офицеры.
На что он солидно отвечал:
– Терпение, господа, готовьте свои крейсера к обратному перелету, старт через двое суток.
Последние слова заглушили радостные возгласы собравшихся, и веселье покатилось дальше. Но вот последний катер отошел от крейсера, и адмирал задумался:
«В какую же историю я впутался? Адмиралов так просто не дают, что это за птица такая – Олег Рогов? И что он такого сделал, что я должен составлять ему почетный эскорт? Спросить его об этом не могу, запрещено, да он и не ответит. Генерал же посоветовал поменьше интересоваться этим делом, а только выполнять его приказы. Главное, не попасть в какую-нибудь историю, ладно, сопровожу этого Рогова, сдам с рук на руки, и все».
Успокоился, проверил вахтенных и пошел отдыхать, день выдался хлопотным, но радостным.
Андрей Новиков смотрел на небо, усыпанное звездами, на душе грустно. Он как бы выключился из потока событий, как только «гости» покинули планету. Весь поселок гудел как улей, они помогли им в борьбе с мутантами. Но те через несколько месяцев вернутся уже совершенно другими, приспособленными и к высоким температурам, к взрывам и лазерам. Так было всегда, стоило применить что-то новое в борьбе с ними, и они тут же мутировали. Следующая мутация может быть последней, мы вряд ли выдержим натиск джунглей с этими новыми мутантами. Джунгли, отступившие под натиском огня, начали вновь подползать, пуская поросль, и вскоре начнут новую атаку на поселение. Остается только одно: поросить помощи у капитана Ниро Курасавы. Он долго ходил, думал, вздыхал, предполагая, каким будет ответ, и наконец решился, Курасава ему ответил сразу:
– Здравствуйте, капитан, извините за беспокойство, я выполнил все ваши просьбы, теперь прошу, эвакуируйте колонию, здесь невозможно станет жить, как только звери мутируют к взрывам и джунгли доберуться до нас.
– Это серьезный вопрос, господин Новиков, у меня боевые крейсера, а не эвакуационные тягачи. Вы понимаете, что я не могу решать вопросы такого уровня, потому что решение о колонизации планеты принимал не я, а правительство, вот вам надо туда и обратиться. Вы же знаете законы?
Андрей намек понял, это про то, когда он у него запрашивал всякие разрешения и согласования.
– Я понимал, что ответ будет именно таким, и все-таки использовал шанс, теперь моя совесть перед людьми будет чиста, но если погибнет колония, то смерть каждого будет на вашей совести.
– Не теряйте времени, господин Новиков, связывайтесь с правительством, и, если поступят указания об эвакуации, я вас эвакуирую. Так что вы ошибаетесь, вина ляжет на вас за бездействие.
– Хорошо, я понял, мы оба понимаем бюрократизм государственной машины, пока механизм прокрутиться, пройдут годы. Поэтому прошу вас хотя бы провести массированную атаку на джунгли, не буду возражать, если вы примените планетарное оружие, которое у вас наверняка есть на борту.
Курасава задумался и после некоторой паузы ответил:
– Хорошо, сожжём, сколько сможем, это даст шанс вам продержаться здесь до принятия решения.
– И на том спасибо, господин капитан, операцию можете начинать прямо сейчас.
Прошли сутки, звездолет стал оживать, люди, отоспавшись и отдохнув, стали приходить в себя. После медицинской капсулы я просто летал, силы восстановились, успел поблагодарить Мару и заняться ней любовью, выполнив супружеский долг. И отправился в рубку готовить звездолет к старту.
Мара, расслаблено полежав, привела себя в порядок и собрала экипаж в кают-компании.
– Теперь мы снова на корабле и опять становимся его экипажем, каждый занимается своим делом и работает за троих отсутствующих. Обо всем докладывать мне, а я буду докладывать капитану, чтобы не засветиться. Полная секретность, нас на этом звездолете нет, всем понятно? Вопросы есть? – сверкнула она глазами.
Вопросов не было, неловкость одного, могла стоить жизни всему экипажу.
Связалась с Олегом по рации, рассказала о сделанном.
– Правильно, молодец, интерком не использовать, только рации ближнего радиуса действия, чтобы сигнал не смогли запеленговать.
Легко сказать, подготовить солидных размеров новейший звездолет к старту, на самом деле, не все так просто, необходимо провести техническое обслуживание узлов и деталей, поменять топливные стержни, проверить, чтобы рабочее тело в них соответствовало типу силовой установки, да много чего. Конечно, автоматика на звездолете на высоте, микророботы, сервы и прочая ремонтная братия работали постоянно, но за ними тоже нужно проверять работу, и этим занимался космический механик. К счастью, он был в группе Мары и остался жив, теперь взял свое хозяйство под контроль. Работая за пультом, бросил взгляд на планету, внимание привлекло яркое свечение, приблизил и определил координаты, на этом месте располагался поселок колонистов. Забеспокоившись, связался с капитаном Курасавой:
– Капитан, посмотрите, что творится в районе поселка колонистов. Сплошной пожар, что там могло произойти?
– Я в курсе, господин Рогов, это мы проводим операцию по уничтожению джунглей вокруг поселка по просьбе главы администрации – господина Новикова.
– Вот как, благородное дело, я все прелести жизни на планете испытал на своей шкуре – там жить просто невозможно.
– И вы туда же, я уже сказал Новикову, что не могу эвакуировать колонию.
– Он к вам обратился с такой просьбой?
– А вы не знали?
– Откуда? Я контактирую только с вами. Капитан, завтра старт в восемь утра по корабельному времени, каков порядок следования к центральным мирам?
– Очень хорошо, что вы задали этот вопрос, все параметры полета и курс, я сброшу, вы пойдете впереди, мы почетным эскортом за вами, скорость в сообщении, просьба строго следовать инструкциям.
– Хорошо, капитан, я понял, впереди несколько месяцев полета, еще наговоримся.
– До старта, господин Рогов.
А чего я ждал, что отпустят одного? Нет, конечно, понятно, если я увеличу скорость или выкину что-нибудь еще, они меня сразу уничтожат. Придется лично встречаться с Бергом и убедить его в своей полной лояльности. Что делать с экипажем, если Берг вдруг захочет осмотреть звездолет, придумаю во время полета.
Погрузиться в дела никак не получалось, мысль о колонистах не давала покоя, и решил сделать звонок генералу. Тот без промедления ответил, спросив взволнованно.
– Олег, что-нибудь случилось?
– Да нет, все идет по плану, утром в восемь часов стартуем, все полетные вопросы согласовал с капитаном Курасава.
– Не капитаном, Олег, а адмиралом! Ты что, не знал? Он тебе не сказал?
– Первый раз слышу, ну да ладно, у меня вот какой вопрос, поселенцы мне в этой экспедиции очень помогли, особенно глава поселения Андрей Новиков. Если останусь жив, в чем он очень сомневался, обещал подарить ему новую планетарную машину и своей звездолет «Ястреб». Если ты не против, то пусть люди адмирала все досмотрят, проверят и отправят в поселок.
– Олег, я непротив, но на борт твоего звездолета «Мара» не должен никто подниматься. А впрочем, нет, оставь все у себя на борту, я распоряжусь, чтобы поселенцам отправили боевой шаттл, пару боевых планетарных машин, ведь это наши граждане, мы их обязаны защищать.
– Очень великодушно, поступок настоящего государственного деятеля.
– Давай без патетики, мы же друзья. Жду тебя у себя.
– Я думаю, за это время еще свяжемся не раз.
– Да, не забудь груз законсервировать.
– Уже сделано, и груз, и планетарную машину законсервировал.
– Отлично, до встречи.
Да, дела, Берг так опасается утечки информации, что и меня на звездолете законсервировал тоже. Игру видимо затеял серьезную, ну а что, все козыри на руках. Кена я ему сдал, а тот подтвердит гибель своего шефа Бендика, вот ему слава – почет и повышение по службе. А как быть мне? Очевидно, он меня не отпустит или предложит работать на него лично, или пустит в расход. В расход не хотелось бы, придется согласиться, а потом сбежать, ладно, наступит время – придумаю что-нибудь».
А адмирал Курасава в это время получал указания по доставке в поселок двух шаттлов и боевых планетарных машин. Такое распоряжение удивило, но он вида не подал, а четко ответил:
– Будет выполнено, генерал.
– И вот еще что, скажите, что это подарок от капитана Рогова и от вас.
– Я понял, генерал, спасибо.
«Рогов, Рогов, куда не плюнь – везде Рогов, что это за птица такая, видимо очень приближенная к Бергу, раз я за него получил адмирала».
Тянуть не стал, выбрал два тяжелых шаттла, оснащенных под завязку, в каждый погрузил по боевой планетарной машине и отправил на планету, а сам связался с Новиковым.
– Господин Новиков, я послал вам подарок от Рогова и от себя, два тяжёлых шаттла с полным вооружением и боекомплектом и две планетарные боевые машины.
Новиков потерял дар речи, теперь проблема противостояния уходила на второй план и с переселением можно подождать.
– Спасибо, капитан, от всех поселенцев спасибо, вы нас спасли.
– Не за что, господин Новиков, мы своих граждан в беде не оставляем, ну, а что касается эвакуации, извините, не могу.
– Теперь эвакуация подождет, теперь мы справимся.
– Удачи вам, завтра мы снимаемся с орбиты и уходим.
– Счастливого пути, капитан, мы вас и Рогова будем помнить всегда.
Такая благодарность приятно щекотала нервы, оказывается, делать добрые дела не так уж и плохо.
Мы с Марой уже минут пятнадцать обсуждали вопрос консервации ее «останков», проблема состояла в том, что входить в транспортный отсек планетарной машины нельзя ни под каким видом. Иначе звездолет погибнет, инопланетные агрессивные микроорганизмы вмиг распространятся по нему. А трос нужно было срочно снять.
– Ерунда, скажешь, а как бы я его затащил в ангар?
– Молодец, логично.
– Есть еще одна проблема: нужно проверить планетарную машину, нет ли чего-нибудь лишнего, может, кто-то что-то забыл. Машину разберут и осмотрят по молекуле.
– Согласен, надо проверить, бери Келли и Бету, у них острый глаз, они ничего не пропустят. А потом я еще раз посмотрю, если что придется мне отвечать.
– Тебе не позавидуешь, в крайнем случае скажешь, что машину дали поселенцы и что там может быть, ты даже не знаешь.
– Это в крайнем случае, Берг очень умен, его так просто не проведешь, все осмотрит сам.
Осмотрев машину, обнаружили разную мелочь и всякий хлам, пол усыпали энергетические батареи для бластеров.
– Мара, магазины к бластерам разные, посмотри, вот стационарные, а вот десантные, и их слишком много, а быть их здесь не должно.
– Молодец, Бета.
И они принялись в мешки собирать магазины десантников, набралось прилично. Все проверили еще раз, оставив только несколько магазинов и бластер почти без зарядки, имитируя стрельбу самим Олегом. Вроде все, стали выходить, и Келли вдруг остановилась.
– Девочки, отпечатки пальцев, на всех магазинах должны быть только капитана, потому что в машине больше никого не было. И еще, для одного человека в машине слишком много магазинов. Получается, что он постоянно стрелял, а кто был за штурвалом.
Мара хмуро посмотрела на Келли, протирать всю машину и магазины утомительно.
– Ты права, тут наскоком не возьмёшь, еще раз все продумаем и во время полета приведем в надлежащее состояние, чтобы комар носа не подточил.
Я же заканчивал подготовку и водил последовательность для старта, координаты и курс. Управляющая система все проанализировала и приняла.
– Запись в бортовой журнал, – начал наговаривать Олег, – предстартовая подготовка проведена, координаты заданы, курс проложен, старт в восемь часов, начать обратный отсчёт.
– Обратный отсчёт, – ответила управляющая система.
Сделав все необходимое, направился в свою каюту, перед стартом нужно отдохнуть, в каюте уже была Мара. Правда каютой назвать такие апартаменты, язык не поворачивается, но это корабль все-таки. Мара оглянулась, увидела меня и повисла у на шее, отдых пришлось отложить, желание женщины – закон для мужчины. Потом заказали в автомате ужин, и Мара рассказала, как обстоят дела с планетарной машиной.
– Хорошо, что заметили, все гораздо серьезней, девочки правильно подметили, твои пальчики у них есть, конечно, всех, кто там был, индифицируют, и тогда вся операция провалилась. Нужно грамотно все пальчики убрать.
– Олег ты в своем уме? Там их столько, возможно, и проверять никто не будет.
– Ты не знаешь Берга, проверит, нужно чем-нибудь залить, чтобы выглядело естественно.
– Я посоветуюсь с нашими девушками, чем можно обработать.
– Келли водит эти машины, она подскажет.
– Точно.
– Но есть еще одна проблема, на звездолете все записывает управляющая система, а она врать не умеет.
– Ты прав, это проблема.
– Берг точно все просмотрит.

 

Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий