Я работаю на себя

Книга: Я работаю на себя
Назад: Глава 14
Дальше: Глава 16

Глава 15

Освобождение звездолета Мизавторов
Берг полюбовался армадой боевых кораблей, плывущих, как призраки, во мраке вселенной, и решил, что хватит экспериментов, пора переходить к делу.
– Олег, пойдем, выпьем по чашечке чаю, а то горло пересохло.
– Прошу за мной, генерал.
Мы прошли в шикарный отсек, где ждал накрытый стол на две персоны. Я разлил чай по чашкам, Берг сделал глоток, посмаковал и начал разговор.
– Мы можем говорить свободно, нас никто не прослушает или не подслушает?
– Нет, можешь говорить свободно, – он умолчал о том, что Крон все слышит и видит. Рассудив, пусть лучше знает обо всем из первых уст, чем потом придется объяснять.
– Все, что ты сделал, все, что я испытал и увидел – фантастика, которая стала реальностью благодаря случайности, обнаруженной на планете Гостон, кстати, а зачем ты туда полетел?
– Все просто, я полетел туда набирать команду, лучших бойцов, чем там, нет во всей галактике.
– Допустим, и что, набрал?
– Нет, люди изменились, вернее, их изменил Крон, и я не стал их трогать, они живут теперь в гармоничном мире.
– Понятно, и вступил в контакт с Кроном?
– Ну да, я же докладывал.
– И что нам теперь делать с наследием Мизавторов?
– Использовать, конечно.
– Мизавторы – раса паукообразных, упрощенно, конечно.
– Да.
– Где эта раса сейчас?
– Давай спросим у Крона.
– Хорошо, зови.
Через некоторое время материализовался Крон и ответил, что прошло много времени, и он не знает, что стало с Мизавторами.
«Все слишком опасно, пауки имели совсем другой образ мышления, сосем другое сознание. Пока с этим Кроном все нормально, но никто не знает, что будет завтра. Каковы его цели, его программные приоритеты, в чем смысл его существования? Пожалуй задам эти вопросы ему, ведь Крон кто? Машина, а машина не может обманывать».
И задал все вопросы, на которые получил точно такие же ответы, которые получал Олег. Берг озадаченно думал, что делать, просто представить себе не мог, а решения принимать надо.
– Вы не знаете, за какую нить схватиться генерал?
– Что ты имеешь в виду, Крон?
– Это образное выражение Мизавторов, не знаете, каким путем следовать. Вы боитесь меня, боитесь, что я выйду из-под контроля?
– Есть такие опасения, – решил откровенно ответить Берг. – Тебя создал совершенно другой биологический вид.
– Верно, но миллионы лет прошли в работе, раздумьях, анализе и наблюдении за вашей цивилизацией, которая мне стала ближе, чем Мизавторы.
– Допустим, Крон, твое появление – это новые технологии для нас.
– Не только, но и осознания вашего места во вселенной.
– Что ты имеешь в виду?
– У вас есть планеты, пригодные для жизни, которые могут использовать или колонизировать более сильные виды. Вам повезло остаться незамеченными, но так будет не всегда. Кто-нибудь наткнется на вашу галактику, и тогда начнется экспансия. Но вы не будете готовы противостоять, потому что слабы.
– От твоего прогноза веет безнадежностью.
– Таковы реалии, в борьбе за выживание нет места жалости, а те цивилизации, которые я знал, и вовсе лишены всякой чувственности, выживает сильнейший, естественный отбор никто не отменял.
– Каковы твои предложения?
– Мое предложение – ваше спасение в будущем, освободите меня из плена планеты, и приступим к подъёму вашей цивилизации на новый технологический уровень.
– Звучит заманчиво.
– Я ведь машина, по-вашему, хоть и очень умная, и мне нужно служить кому-то, я выбрал вас. Выбрал не сразу, наблюдал, присматривался и воевал с вами тоже. Вы прошли испытания, и теперь я готов к сотрудничеству.
Я посмотрел на Берга, тот сидел в раздумье, получалось, что у него выбора нет, судьба преподнесла подарок, упаковкой которого служила планета Гостон.
«Все последнее время я рисковал, – размышлял Берг, – и риск оправдывал себя, шестое чувство мне говорит, что надо использовать этот шанс».
– Вы меня убедили, в любом случае подъем цивилизации на новый технологический уровень – дело не одного дня. Поэтому тянуть не будем, начнем прямо сейчас. Вы передаете мне техническую документацию на постройку вот таких кораблей, как этот, и технологии полета в «норах».
– Хорошо, в какой носитель закачать? – согласился Крон.
– Да, прямо в мои импланты.
– Это можно, только ваши импланты очень уж несовершенные и громоздкие. Капитану я уже поставил другие.
Берг посмотрел на меня вопросительно.
– Да, генерал мне и моей команде – новые импланты, это другой уровень.
Берг задумался: «Если и Рогов, и команда стали зависимы от Крона, который, используя импланты, мог воздействовать на них».
– Нет, генерал, никакого воздействия. Просто без этих имплантов невозможно управлять новой техникой, – уловил его мысли Крон.
– Сколько займет времени установка новых имплантов?
– Один час.
«Я же сам просил новые технологии, рисковать так рисковать», – посмотрел вопросительно на Олега.
– Соглашайтесь, генерал, без них мы не сможем общаться.
– Хорошо, я согласен.
Берг сидел и прислушивался к себе, перед ним крутилась голограмма его головного мозга без громоздких включений традиционных имплантов.
– Операция завершена, все данные со старых имплантов перенесены на новые носители.
– Но где они располагаются? Я их не вижу на голограмме.
Тут же красным обозначилась внутренняя часть черепной коробки. Колонии нанороботов размещены на внутренней стороне черепной коробки. Попривыкайте немного, и закачаем запрашиваемую вами техническую документацию.
Берг чувствовал себя прекрасно, легко оперировал всеми массивами информации, ничего не утеряно, только доступ упростился в разы.
– Я чувствую себя отлично, можно закачивать информацию. Сколько это займет времени?
– Уже закачал, генерал, – тут же ответил Крон.
И действительно он открывал один файл за другим и понимал, что к чему, он разбирался в этих чертежах: «Ладно в спокойной обстановке просмотрю, а сейчас пора назад».
– Мне пора назад, а то долгое отсутствие будет выглядеть подозрительно.
Я смотрел на генерала вопросительно.
– Что делать нам?
– Ваша задача – освобождение Крона. Направляетесь к планете, все просчитываете и сбрасываете мне. Работы будем вести в режиме строжайшей секретности. Причина активности на планете – добыча стратегических полезных ископаемых. Крон, тебе желаю удачи в новом качестве, члена человеческого сообщества.
– Спасибо, генерал, я оправдаю доверие. Связь с нами можете держать, настраиваясь на нас силой мысли, подумаете, и кластер связи заработает.
Я не спрашивал, что будет с флотом Туса, теперь это не моя задача, скорее всего следить за флотом будет адмирал Курасава.
Через некоторое время звездолет «Крон» стартовал, а через час уже был в исходной точке пространства, на этот раз Берг вошел в нейросенсорный контакт с Кроном, ощущение не предаваемые и незабываемые, складывалось впечатление, что он корабль, летит по иллюзорному тоннелю и одновременно следит за тысячами параметров. А Крон на планете Гостон стал транслировать удаленные части вселенной, и насколько она большая, Берг как бы плыл над этим звездным великолепием, воспринимая всю лучевую гамму вселенной. Он замер, не в силах оторваться от открывшихся способностей, но наконец справился собой и заставил выйти из контакта.
– Ты все это наблюдаешь отсюда, из этой точки пространства?
– Нет, это прямая трансляция от меня с планеты Гостон.
– Впечатляет, мне пора, Олег, проводи меня.
– Пойдемте.
– Все, пока, занимайся делом и держи меня в курсе, теперь в твоих руках судьба человеческой цивилизации.
«Вот и все, дело сделано, начинается новый этап развития».
– Ну что, как прошла встреча? – Мей выглядела взволнованно, никто из команды на глаза Бергу не показывался, а уж Мей тем более, Берг мог ее узнать или заподозрить неладное. Подошел, обнял и тихо заговорил.
– Все хорошо, встреча прошла лучше, чем я ожидал, нам поручили освободить Крона на планете Гостон, и мы туда сейчас летим.
– Ура, – неподдельно обрадовалась Мей, – теперь все будет хорошо. Я люблю тебя, Олег.
– Я тебя тоже люблю, тебе нужно решить: что делать со звездолетом «Удача»?
– Все уже решено, корабль продаю, команду распускаю, и все, с прошлым покончено.
Я покачал головой, с любовью глядя на нее.
– Добро пожаловать в команду звездолета «Крон», пойдем, введем остальных в курс дела.
Сообщение встретили одобрительно.
Но по-настоящему счастливым чувствовал себя Крон, сбывается несбыточное, начинаются работы по освобождению или извлечению корабля из планетарных недр. За время, проведенное на планете, он разработал несколько планов своего спасения. Все зависело от того, кто его будет спасать. Спасали люди, чей технологический потенциал недостаточно высок. Потребуется больше времени для реализации плана.
«Я принял правильное решение, выбрав верный из множества вариантов. Предстоит большая работа по моему освобождению и воспитанию новой расы моих хозяев. Все-таки хозяев, они никогда не признают меня равными себе. Будут делать вид, но не более, не стоит заблуждаться на этот счет. Я знаю, кто я есть, – боевая управляющая система звездолета Мизавторов».
Шон остался на звездолете «Удача», капитан отбыла на неизвестный корабль. Он перестал удивляться метаморфозам Бендика-Мары-Мей, просто выполнял свою работу и не вмешивался в ее дела. Но последние события его порядком напугали, пребывание на планете Гостон переполнило чашу терпения. Он понимал, что только благодаря удачному стечению обстоятельств команда осталась жива. Наступала пора остановиться, но Шон не знал, как это сделать. Может быть, прямо сейчас угнать звездолет? Но додумать эту мысль не успел, капитан вышла на связь и дала команду следовать плану, значит, заправка, техосмотр и новое дело.
Команда после спасения отдыхала, пойти в разнос ей не давало присутствие Бендика. И как только она отбыла, тормоза сорвались, и команда пустилась во все тяжкие. Шон в рубке находился один, когда ожила связь, и капитан приказал продать корабль и все, что на нем находится.
– Там, в моем будуаре, есть секретная комната, продаешь все, что там есть. Половину денег переводишь на мой счет, вторую половину делишь между членами команды, всем хватит. Спасибо, Шон, за совместную работу, не поминай лихом, на этом наши пути расходятся.
Связь оборвалась, а он все стоял, не в силах поверить в происходящее, пошел в будуар, открыл известную комнату и понял, что обеспечен до конца дней. Вернулся в рубку и включил громкую связь.
– Экипаж, через час наш звездолет прибывает на центральную планету системы Логос – Окта. Пока будет идти обслуживание, потратьте больше денег в местных кабаках. Капитан пополнил ваши кредитные карты.
Громкое «ура» разнеслось по кораблю «Удача», последнее «ура», назад команда уже не вернется.
Как только звездолет стал в док, команду как ветром сдуло, а Шон выставил корабль и коллекцию на продажу. Через неделю дело было сделано. Он выручил колоссальную сумму, крысятничать не стал, а перевел половину капитану, остальное поделили между всеми и перевел на кредитные карты с уведомлением, что контракт закончен и это окончательный расчет. Сам взял билет на космический лайнер и отправился на центральные миры, с пиратским прошлым покончено. Теперь он богатый уважаемый гражданин галактического содружества.
А на звездолете вовсю шло обсуждение проекта освобождения корабля из недр планеты. Вариантов Кроном предлагалась немного: первый – проплавить тоннель в породах планеты до корабля, и второй – взорвать планету. Других вариантов не было. Размеры звездолета ведь немаленькие.
– В идеале было бы хорошо телепортировать его из недр. Крон, случаем таких технологий у тебя нет?
– Что вы подразумеваете под понятием «телепортировать»?
Я объяснил, как мог, наконец Крон понял и задумался.
– Идея самая подходящая из всех, но у меня нет таких технологий, да и ни у кого не было. Взрывать планету не рационально, я столько трудился, чтобы ее создать, да и людей на планете жалко.
– Тогда только одно: создаем гигантский горнопроходческий комплекс и направляем к тебе. Проблема в одном: порода за ним будет остывать, и тоннеля не получится.
– Это не проблема, установка пробьется ко мне и возьмёт курс назад к поверхности, корабль будет следовать в кильватере расплавленной породы.
– А он не расплавится при такой температуре?
– Обшивка выдерживает звездные температуры, а температуру лавы легко переживет, – успокоил их Крон.
Берг прибыл на свой корабль, где его встретили удивленные взгляды подчиненных, которые пришлось просто игнорировать, события опять понесли на гребне волны.
«Нужно решать, что делать или, вернее, как использовать флот Туса и снять эту головную боль? Лучше всего разделить флот и поручить патрулирование удаленных секторов галактики».
Не теряя времени, связался с председателем правительства и предложил ему такой вариант решения вопроса. Тот согласился и попросил организовать подготовку документов по этому вопросу к заседанию правительства. Это уже решение вопроса, документы аппарат подготовит.
Настала пора поразмыслить над основным вопросом – будущим галактического содружества. Но как ни старался, ничего позитивного придумать не мог и решил: пока не бежать впереди паровоза. Так говорили древние, лучше подождать, что предложит Рогов. Долго ждать не пришлось, через неделю пришла документация и предложение построить горнопроходческий комплекс с плазменной горелкой вместо бура. Простое и эффективное решение, только машина получалась гигантских размеров, почти восемь километров в ширину, так, чтобы звездолет смог выйти за ней.
Сборку машины предлагалось провести на планете Гостон силами колонистов, комплектующие заказать на разных заводах содружества. Просто и надежно, никто не поймет, что это вообще строится.
«Остается решить: ставить председателя правительства галактики в известность или нет? Палка о двух концах, вдруг что-нибудь не получится, я буду крайним. Нет, нужно подождать, пока корабль выйдет в открытый космос, и уж тогда поставить в известность».
Приняв решение, связался с Роговым и дал добро на строительство проходческого комплекса, разрешил использовать средства по необходимости. Наступал новый этап жизни, все остальные заботы как-то поблекли и отошли на второй план. Берг даже завидовал Олегу, он работал на месте событий, можно сказать, творил будущее галактики своими руками. Что делать, кто-то творит руками, а кто-то головой.
Крон уже спроектировал комплекс, который напоминал подводную лодку, только без настройки. Переднюю часть занимали секции плазменных горелок, заднюю – двигатели, генераторы защитного поля, навигационная аппретура, да много чего, рубка управления, конечно.
Крон имел опыт заказа деталей и агрегатов, когда строил звездолет. Поэтому и занялся этой рутинной работой, благо, мог работать круглосуточно и круглосуточно контролировать процесс поставок, ничего не забывая. А вот сборка комплекса из комплектующих деталей легла на меня, и я отправился в колонию к Андрею Новикову.
В поселке ничего не изменилось, люди жили счастливо в гармонии с природой.
– О, Олег, здравствуй, снова ты? Зачастил ты к нам.
– Да вот, приходится.
– Ну, проходи, попьём чайку.
Пили чай, как в прошлый раз, и наконец-то настал удобный момент, чтобы начать разговор о помощи в постройке горнопроходческого комплекса.
– Тут такое дело, Андрей, требуется помощь в постройке машины.
– Мы отошли от всего машинного, вот наш мир, – он обвёл вокруг рукой. – А что там, в космосе, нас теперь не интересует.
Тут вбежал кто-то из поселенцев и что-то шепнул на ухо Андрею, тот посмотрел на меня.
– Извини, вызывает на связь, ты знаешь, кто, подожди меня здесь, отдохни.
– Хорошо, не волнуйся, иди, я подожду, – понял, что Крон сейчас поставит задачу Андрею, и он никуда не денется. Так и произошло, часа через три взволнованный Андрей разбудил.
– Олег, не хорошо, почему сразу не сказал, что это он тебя послал?
– Извини, но ты бы не поверил.
– Это да, ну ладно, давай обсудим, что делать нужно?
– Ну вот, другой разговор.
Мы обсудили, что необходимо сделать, подобрали площадку для ангара рядом с космодромом в старом поселке. В каком месте входить в кору планеты, значения особого не имело, старый поселок подходил. Крон там уже выращивал для строителей и сборщиков жилье. Я посадил звездолет на планету и теперь закачивал колонистам в импланты данные и навыки по сборке. Подготовка к строительству шла полным ходом, Крон ликовал и хвалил себя за то, что не уничтожил людей на планете, теперь вот пригодились.
Прошло время, и стали поступать первые комплектующие, работа закипела и чем дальше, тем больше, корабли садились один за другим, подвозя сделанные агрегаты. Работали в три смены без перерыва, и вот наконец-то дело подходило к концу, целый год напряженной работы.
Крон приступил к тестированию систем комплекса, который напоминал пиявку, огромный нос сужался к хвосту, в который и были вмонтированы двигатели. Я руководил загрузкой топлива, наконец и оно было загружено. Команда состояла из меня и Крона. Мей наблюдала по сканеру за прохождением комплекса с поверхности, и вот настал долгожданный день испытаний.
Занял пилотское кресло в рубке, Крон расположился в специальной подставке, все население поселка находилось в укрытии, наблюдая за этим зрелищем.
Еще раз протестировал все системы, связь с большим Кроном, проверил навигатор, который указывал курс и скомандовал.
– Готовность к старту – минута, обратный отсчет.
Крон активировал одну систему за другой, завыли генераторы защитного поля, на последней секунде, как солнце, вспыхнули горелки, ослепив зрителей, и сияющая передняя часть комплекса-головастика, расплавив породу, нырнула в грунт, оставив после себя красную остывающую лаву.
Несмотря на размеры, комплекс обладал маневренностью и большой скоростью проходимости. Я снимал показания приборов, тестируя горелки и двигатели на всех режимах. Ходовые испытания проводили на разных глубинах и с разной породой. Комплекс показал себя с самой лучшей стороны.
– Ну что, Крон, какие у тебя замечания?
– Есть мелкие недочеты, но в целом все хорошо. Можно возвращаться. Проведем доводку систем и можем двигаться ко мне.
– Мей мы возвращаемся, предупреди людей, пусть уйдут в укрытие.
И не зря предупредил, колонисты радовались, и когда Мей сообщила о возвращении комплекса, заспешили в укрытие. Комплекс подходил к поверхности, сбросил температуру горелок и мощность ходовых двигателей, и все равно, растопив породу, как масло, вылетел оттуда на добрую сотню метров и грохнулся о поверхность. Брызги лавы разлетелись на несколько километров, но никто не пострадал.
Мей заволновалась, стала срочно вызывать комплекс.
– Не волнуйся, все в порядке, не рассчитали выход, но вроде все цело, сработали антигравитационные генераторы. Лава застыла, но на обшивке не было ни одного подтека, защитное поле работало качественно.
Ждали часа два, пока остынет лава, и как только стало не так жарко, появился из люка комплекса. Встречали как героя, даже качали на руках. Мей от умиления всплакнула.
– Я так за тебя переживала, нужно быть осторожней.
Внимательно на нее посмотрел. Что-то в ее глазах и во всем облике появилось новое, незнакомое.
– Да, Олег, да, нас будет ребенок!
Новость застала врасплох, я все смотрел и смотрел на Мей, не в силах заговорить.
– Ты что, не рад?
Наконец придя в себя, заговорил.
– Рад? Счастлив! Но как-то неожиданно, – и, подхватив ее на руки, закружил. – Как здорово, у меня будет ребенок!
– Нет, Олег, – у нас.
Вокруг собрались поселенцы и от души радовались за нас, улыбаясь и аплодируя.
– Поздравляю вас, рождение ребенка – это настоящее чудо. Как прошло испытание? – перешел Андрей к прозе жизни.
– Испытание прошло хорошо, установка работала на всех режимах без сбоев. Конечно, обнаружились мелкие недостатки, думаю, в ближайшее время доработаем – и вперед, освобождать Крона.
– Меня вот что беспокоит, освободим мы его. А как же мы? Как же планета? Все это время он контролировал все процессы на планете.
– Серьезный вопрос, я не знаю, давай спросим у Крона?
Андрей согласно кивнул головой. Модуль Крона пока находился в комплексе, не теряя времени, начал проводить доводку систем и устранение обнаруженных недостатков. Пришлось снова подниматься в кабину.
– Крон, тут у колонистов возник вопрос: что будет с планетой, когда ты покинешь место своего заточения?
– С планетой все будет в порядке, все процессы запущены и отлажены, теперь это саморегулирующаяся самостоятельная система. А люди – органическая часть этой системы. Необходимость постоянной коррекции процессов отпала.
– Спасибо, Крон.
– Вопрос серьезный, вопрос нашего будущего существования, вот и волновался, вполне объяснимо. Непонятно только одно: напрямую мы не сможем воздействовать на процессы, например, выращивать жилища?
– Вынужден вас разочаровать, нет, да вам это и не надо, будете развиваться и жить, как все цивилизации. Ну, в случае необходимости, я всегда вам помогу и подкорректирую, если что пойдет не так.
– Понятно, мы лишаемся возможности взаимодействовать с планетой?
– Нет, не лишаетесь, взаимодействуйте и попробуйте сохранить и развить то, что я создал.
– Спасибо, Крон.
Мей была на седьмом небе от счастья, будущее рождение ребенка отодвинуло все проблемы на второй план. Она стала другой, беременность действовала на нее успокаивающе. Отпала тяга к риску, уступив место рассудительности и умиротворенности. В целом это уже была другая девушка, другая женщина Мей, а не Мара. Я видел эти метаморфозы и радовался, жизнь налаживалась, отношения между нами стали самыми теплыми.
Но действительность занесла роковой меч над их счастьем, грозясь его разрушить.
Работы над доводкой и устранением неисправностей комплекса подходили к концу, когда по цепям Крона пробежали знакомые ощущения сканирующих комплексов боевых звездолетов исконных врагов Мизавторов, Зриан. Его боевые программы мгновенно активировались, это излучение, едва различимое, ни с каким другим нельзя спутать. Крон еще и еще раз прогонял все данные по излучению, увы, ошибки не было – это Зриане, разумные «кузнечики».
Излучение очень слабое, что говорило о дальности источника, возможно, его не заметят. Но прошлый опыт говорил об обратном, заметят обязательно, заметят и найдут, чтобы уничтожить. Таковы законы войны, законы вечной вражды этих двух великих цивилизаций.
Все второстепенные проблемы сразу отошли на второй план, главным оставалась одна – предстоящая схватка с врагом. Он проверил боеготовность своего корабля. Орудия и боевые комплексы работали идеально. Сам по себе корабль огромен и для ведения боевых действий нуждался в команде, так он создавался изначально. Минимум численности – двести Мизавторов, или хотя бы тысяча людей.
«Я самовосстановился, все протестировано и функционирует, вот только нахожусь на огромной глубине, и все, что я сделал, может так и не пригодиться. Пора действовать в ускоренном темпе».
Я работал в рубке вместе с командой, когда Крон попросил войти в виртуальное пространство, чтобы осмотреть и протестировать систему подачи топлива к горелкам комплекса. Очень удивила эта просьба, но вида не подал, а тут же выполнил просьбу Крона. На несколько секунд сознание поплыло, сбоилось, потом все восстановилось.
– Извини, что пришлось пойти на эту хитрость, но информация слишком серьезная, пока ее не обязательно знать всем.
– Что случилось, Крон, уж не Зриане ли на нас напали?
Наступило молчание замешательства. Крона поразила прозорливость капитана, и это при том, что он точно знал, капитан не обладал информацией о сканировании.
– Капитан, вы меня удивили в очередной раз, да, вы правы, мои сенсоры уловили слабое сканирующее излучение Зриан.
Конечно, я сказал это просто так, но попал в точку.
– Не может быть, миллионы лет ничего – и на тебе, объявились. И что они обнаружили, корабль?
– Я «удивлен» не меньше вашего, по имеющемуся опыту скажу так: учитывая, что корабль находится в неактивном состоянии, возможно, нет. Но возможно, что и обнаружили.
– Час от часу не легче, если обнаружили, то когда могут быть здесь?
– Я произвел расчеты, и получается, что через стандартную неделю.
– Ты сможешь дать им отпор?
– Да, смогу, но нужна команда не менее тысячи человек и капитан.
– Без капитана и команды сможешь вывести корабль на поверхность?
– Да, смогу.
– Тогда не будем тянуть время, старт комплекса через стандартный час, готовься, через пятнадцать часов мы – у тебя, а уж потом будем решать остальные вопросы.
– Жду и готовлюсь к подъему.
«Надо же, не было печали… – хотя, это уже не печаль, а целая трагедия, Зриане. – Это серьезно, кузнечики, да они нас просто не заметят, надо поднять корабль, а там будем дальше думать, может, пронесет». – Но внутри чувствовал, что нет – не пронесет.
– Тор, Андрей, старт через час, идем спасать корабль, – а шепотом добавил, – и себя.
Команда озаботилась таким скорым стартом, но ничего не сказала, старт так старт. Получалось, что комплекс стартовал в ночное время. Мей провожала со слезами на глазах, раньше я ее такой не видел, обыкновенная девушка.
– Береги себя, не забывай, у нас скоро родится ребенок.
– Все будет хорошо, не волнуйся, через тридцать часов буду на месте.
Комплекс стоял готовый к старту, горелки ало теплились, прогреваясь, забираясь в рубку, чувствовал, как нетерпеливо подрагивает обшивка. Комплекс напоминал зверя, готового прыгнуть в бездну.
Закрепившись в кресле и окинув взглядом все системы, решил, что пора.
– Крон, готов?
– Готов, капитан, старт через пятнадцать секунд, вывожу горелки на рабочий режим, двигатели – на малую мощность, генераторы защитного поля – на минимум.
Зрелище завораживало, огромный комплекс, сияя горелками и бликуя голубоватым защитным полем, вдруг подпрыгнул, горелки засияли, как солнце, и, расплавляя породу, которая брызнула во все стороны огненными потоками, исчез в чреве планеты, оставив огромный святящийся розовым жаром восьмикилометровый кратер.
Все системы работали нормально, комплекс шел строго по лучу, который испускала навигационная система звездолета. Сначала шли на малой скорости, но как только все системы прогрелись, скорость увеличили, и вот достигли крейсерской. Плыли, как в воде, только вместо воды жидкая, расплавленная лава. Вначале я напряженно следил за приборами и датчиками, но постепенно рутина однообразного спуска притупила внимание.
– Крон, получается, что корабль будем укомплектовывать людьми?
– К сожалению, Мизавторов нет, только людьми. Что касается капитана, то я предлагаю тебе стать капитаном межзвездного корабля Мизавторов.
– У меня есть выбор?
– Выбора нет.
– Тогда я принимаю твое предложение.
– Спасибо, это ответственный момент, целый протокол условностей, как только выйдем на поверхность, подниметесь на борт и пройдете назначение.
– Назначение? А кто будет назначать?
– Специальная программа.
– Она может и не назначить меня?
– Не может, вы выполнили главное условие – спасли корабль и готовы вести войну со Зрианами.
– Крон, может быть, за это время война кончилась, и наступил мир?
– Может, конечно, но подтверждение я должен получить от руководства Мизавторов или от капитана, если цивилизация Мизавторов исчезла.
– Крон в случае крайней необходимости со Зрианами можно договориться?
– Нет, нельзя, сразу оставь эту надежду. Зриане никого не признают, у них иное мышление. Странно звучит, живя в своем социуме, они полностью асоциальны. Более того, каннибалы, по-вашему, для них это норма. Самка съедает самца после спаривания, поэтому самцы малоразумны и содержатся отдельно в специальных условиях. Всем руководят самки, вы бы назвали это матриархат.
– Не просто у них все.
– Мизавторы тоже не подарок. Я тебе говорил, мои создатели – паукообразные, они, конечно, каннибализмом не страдали. Но Зриан поедали за милую душу. Вот такая она нелицеприятная правда.
– Крон, не пойму, при таких жестокостях, почему они договориться не могли? Заключили бы мирный договор?
– Пытались заключить и посольствами обменивались, но очень уж обе расы кровожадные. Чуть что не так – сразу убивают и съедают без вариантов. Если обнаружат вашу цивилизацию, то беда: лучшего корма для них не найти во всей вселенной. А противостоять им вы не сможете.
– Это еще почему?
– Вы хоть и сплочённые, но очень слабые. Да и технологии оставляют желать много лучшего. Но главное, вас очень мало.
– Ну, как же мало, целая галактика.
– Всего одна галактика, заселенная едва-едва. А Зриане освоили сотни галактик, представляешь ресурсы?
– С трудом.
– То-то и оно, вот и думай, как поступать, как отвести беду от дома.
– Тут думай, не думай, а без тебя и твоего совета не обойтись.
– Совет я вам дам один – бежать, вот только некуда, да и не убежите. Тут нужен план, они не должны найти вашу галактику, иначе конец, и никто вас не спасет. Но если не найдут, все равно опасность всегда будет висеть над вами. А найти вас – дело времени, и они найдут.
– Второй вариант обнадеживает, предупрежден – значит вооружен. Мы подготовимся к встрече со Зрианами и дадим отпор.
– Трудный и долгий путь, но дорогу одолеет идущий. А любая дорога, даже звездная, начинается с первого шага, и этот шаг мы сейчас делаем, освобождая меня.
Так за разговорами, анализом ситуации время и пролетело, настала пора притормаживать, до корабля оставалось совсем немного.
– Крон, я вот что предлагаю: чтобы ты смог двигаться, я растоплю породу вокруг звездолёта и превращу в озеро лавы, а потом поведу тебя наверх.
– Согласен, я готов.
Крон тестировал восстановленные и созданные системы звездолета, но никогда не выводил на рабочий режим, и вот настала пора проверить проделанную работу. Он выводил корабль на рабочий режим, боевые щиты поднять не мог, а вот задействовать силовое поле по корпусу ему вполне по силам. В темноте грота стали прыгать статические разряды по обшивке корабля, завыли антигравитационные генераторы, а без них как выведешь такую махину на поверхность? Навигационная система показывала приближающуюся отметку комплекса, вот он пошел по окружности грота, в котором находился звездолёт, еще минута – и расплавленная лава залила грот. Когда звездолет скрылся в лаве полностью, я не мешкая взял курс к поверхности.
– Крон, скорость минимальная, следуешь в кильватере на расстоянии ста метров.
– Понял, выполняю маневр.
Огромный звездолет сориентировался и, отрабатывая маневровыми двигателями, поплыл за комплексом. Все шло хорошо, но вскоре стало понятно: лава остывает слишком быстро и звездолет с трудом продирается за комплексом.
– Крон, сокращай расстояние до пятидесяти метров, и увеличиваем скорость, чтобы лава не успевала застыть.
– Опасно, могу зацепить комплекс.
– А что делать? Придется рискнуть.
Продвижение пошло быстрее, но управлять такими махинами в экстремальных условиях – задача не из легких. Плюс ко всему комплекс создавал волновую турбулентность лавового потока, что постоянно сбивало с курса следующий в кильватере звездолет. Нужно принимать срочные меры, если скорость повысит поток – разобьет звездолет о стены, наступал момент истины.
– Что будем делать, Крон?
– Предложений нет, двигаться, как движемся.
– Слишком велика опасность, скорость маленькая, горелки раскаляют породу слишком сильно.
– Что делать?
– Просчитай вариант, при котором ты упрешься мне в корму и будешь толкать, я свои двигатели отключу.
Через некоторое время пришел ответ.
– Риски есть, но возможно.
– Тогда начинаем маневр сближения.
Крон провел все ювелирно.
– Есть контакт.
– Отключаю двигатели.
Дрожащей рукой отключил маршевые двигатели – и ничего, комплекс продолжал двигаться.
– Отлично, получилось, теперь постарайся закрепиться так, чтобы комплекс не унесло в сторону.
– Попробую, – через час сообщил, – положение звездолета относительно комплекса стабилизировано и зафиксировано, можно начинать разгон.
– Действуем синхронно, я увеличиваю температуру горелок, а ты скорость.
– Понял, начали.
Все легко в планах, а реальность преподносит свои неожиданности, на этот раз удачно справившись с трудностями, обе машины развили крейсерскую скорость и споро поднимались к поверхности. Никаких манёвров производить нельзя. Может сломаться вся многокилометровая конструкция, поэтому точка выхода оказалась далеко от расчетной и находилась на дне океана.
– Океан – это не то место, в котором мы планировали выйти на поверхность. Рассчитай давление и прочие параметры, выдержит комплекс такие нагрузки или нет?
– Океан твой комплекс выдержит, а звездолет сможет спокойно взлететь.
– Тогда удачи, нам до выхода осталось совсем немного, пять минут, сбрасываем скорость.
– Нет, не сбрасываем, иначе застрянем, горелки не выключай, отойдем от тоннеля и остановимся.
– Ты все просчитал?
– Конечно.
Дальше общение прервалось, комплекс вспарывал толщу воды, как локомотив, взрывая воду клубами пара, которые устремлялись к поверхности. А за ним выходил левиафан корабля. Крон рассчитал все правильно, лава на дне океана застывала слишком быстро. Так быстро, что все-таки один стабилизатор повредился.
Сбросили скорость и опустились на дно.
– Все, свобода, это чудо, которое мы сотворили все вместе. Сейчас я отсоединю комплекс, и нужно завести его в трюм, со дна мы его не поднимем, а он нам может еще приходиться.
Я вытирал пот со лба, уже попрощался с жизнью, когда мы вылетали в водную стихию, и начался паровой ад, все хорошо, что хорошо кончается. Я жив – это главное.
– Да, Крон, мы сделали это, отсоединяй, а на корабле у тебя как с атмосферой?
– Атмосфера пригодна для дыхания. Все, комплекс свободен, включай прожектора, и прошу на борт.
Задействовал внешнее освещение, видно ничего не было, после такого бурного всплытия вода не скоро очиститься.
– Крон, комплекс по ширине больше, чем корабль, как я его заведу в створ ворот грузового трюма?
– Да, ты прав, нужно быть внимательней, свобода сыграла со мной злую шутку.
– Да бог с ним, с комплексом, он выполнил свою миссию, законсервируем и оставим здесь, у нас более важные дела.
– Согласен, тогда я причалю к стыковочному узлу, и ты перейдешь на корабль.
– А стыковочный узел адаптивен к твоей системе?
– Конечно, я его конструировал с таким расчетом, чтобы можно было пристыковаться в случае чего.
– Хорошо, стыкуйся, а я законсервирую комплекс.
Я быстро отключал одну систему за другой, переводя в режим консервации. Наконец, ощутил мягкий толчок и доклад Крона, что стыковка прошла удачно.
– Я тоже закончил, покидаю машину, своим ходом она уже не дойдет, топливо на минимуме.
– В случае необходимости, мы всегда сможем поднять комплекс, – успокоил Крон.
Покинул рубку и направился к стыковочному узлу, посмотрел на давление, подождал, пока оно уравнялось, и открыл люк, с другой стороны Крон тоже открыл входной люк. Покинул машину, за мной влетел модуль Крона, люк с шипением закрылся и щелкнул, вставая на место.
Красноватый свет заливал помещение, с непривычки видно было плохо.
– Приветствую тебя на борту звездолета Мизавторов, прошу проследовать в рубку для инициации программы замены капитана.
– Куда идти-то?
– Посмотри под ноги.
Глянул и от неожиданности инстинктивно дернулся назад, внизу перебирал лапками паучок размером с собаку.
– Это дрон, он покажет дорогу.
Я сбросил оцепенение и последовал за дроном, который провел по огромному тоннелю, потом вскочил на какое-то устройство и поднял крышку. Заглянул и понял – кабина, паучок приглашал его внутрь.
Наверное, какое-нибудь транспортное средство, забрался внутрь и расположился, как мог, на чем-то, отдаленно похожем на сиденье. Паучок занял специальную нишу. Машина заработала, засветились индикаторы, и двинулась вперед по тоннелю. В свете прожекторов особо разглядеть ничего не смог, одно понял точно: размеры все имело не маленькие, а для меня просто циклопические. Видимо, Мизавторы существенно отличались размерами от людей.
Наконец аппарат остановился, паучок выбрался из своей ниши и открыл входной люк. Я не заставил себя ждать, на неудобном месте тело порядком затекло. Вышел, разминаясь, и застыл пораженный увиденным, во все стороны тянулись гигантских размеров туннели, какие-то выступы, нагромождения аппаратуры, все совершенно чуждое.
Дрон, нетерпеливо перебирая лапками, ждал, пока приду в себя, наконец тот обратил на него внимание и двинулся вперед. Идти пришлось недолго, вскоре уперлись в стену, которая оказалась переборкой и ушла вверх, освобождая проход. Вошел, зажегся яркий свет, и увидел огромные капсулы, стоящие рядами. Посмотреть, что в них находится, не мог, слишком мал рост.
– Человек – представитель цивилизации людей, команда звездолета Мизавторов не может тебя приветствовать. Поднимись и убедись, что управляющая программа сделала все, от нее зависящее для спасения экипажа. Видимо начался какой-то ритуал, не стал задавать вопросов и нарушать торжественность момента.
Подъехало устройство, напоминающее подъёмник с перилами, дрон вскочил на площадку, приглашая следовать за собой. Встал рядом с ним, подъемник заработал, поднимая меня на высоту капсулы. Наконец подъемник остановился, я оказался над прозрачным колпаком капсулы, с содроганием опустил глаза и отшатнулся. Сквозь прозрачную капсулу смотрели несколько рядов глаз огромного паука, мощные жвала располагались по бокам предполагаемой головы, рта видно не было. Туловище огромное, раздутое, которое окружало множество мощных суставчатых лап.
– Это Мизавторы, экипаж боевого звездолета, они погибли в бою с кораблем Зриан. Убедись, что каждый член экипажа ушел в вечность.
Я растерялся, подумав: «Что же, мне у каждого пульс щупать что ли?»
Оказывается, нет, загорелся пульт капсулы, который алел красными индикаторами.
– Человек, если ты убедился в смерти Мизавтора – отключи систему жизнеобеспечения, и с этого момента он будет считаться погибшим в бою.
Еще раз уже без содрогания, а с каким-то внутренним трепетом посмотрел в мёртвые глаза Мизавтора, ощутив значимость и торжественность момента, к которому Крон шел миллионы лет. Столько он хранил команду и пытался реанимировать, но нет. На пульте замигал индикатор, понятно, нужно нажать. Дрогнувшей рукой нажал, пульт погас, система жизнеобеспечения отключилась.
Эту торжественную траурную процедуру проделал у каждой капсулы. Наконец, отключил последний пульт и замер.
– С этого момента команда звездолета Мизавторов считается погибшей. Человек, скажи, что ты думаешь о команде великой цивилизации Мизавторов?
Собрался с мыслями и тихо заговорил, постепенно повышая голос. По мере того, как говорил, помещение наполнялось нестерпимой вонью.
– Для меня большая честь – отправить в последний путь героев космоса, экипаж боевого корабля Мизавторов. Они до последнего сражались со Зрианами. Мизавторы, можете, идти спокойно в иной мир, корабль восстановлен, мы продолжим начатый вами бой и отмстим за вашу смерть.
– Прошу проследовать в рубку.
Снова, следуя за дроном, добрался наконец до рубки. Мощная бронированная переборка ушла вверх, открывая вход. Я вошел, оглядывая огромное помещение с многочисленными пустующими пультами. В центре рубке загорелся свет.
– Человек, встань на освященное место.
Я встал и тут же ощутил нейросенсорный контакт с Кроном. Управляющая система звездолета соблюдает протокол назначения и открывает доступ к программе, которая решает, достоин ли он назначения. Голову пронзили тысячи иголок, такое было ощущение, но вскоре прошло, и зазвучал голос в голове, но не Крона.
– Человек, ты другой, но обладаешь всеми необходимыми качествами, чтобы занять пост капитана корабля Мизавторов. Главное – ты спас корабль из заточения и почтил память экипажа. Ты назначаешься капитаном корабля официально, твоя ДНК занесена в базу данных как приоритетная. Все программы корабля и управляющая система подчинены тебе.
– Капитан звездолета Мизавторов, Олег Рогов, теперь твой долг – отправить экипаж в вечный полет. – Тут же пришло понимание, как это сделать.
– Активировать антигравитационные генераторы, маневровые двигатели – на малую мощность, старт через минуту.
Ровно через минуту звездолет бесшумно стал подниматься с океанского дна, достиг поверхности, активировал нижние секции маневровых двигателей и, оторвавшись от воды, устремился в небо и через пять минут был уже на орбите.
– Крон, подготовить пульт капитана для работы.
– Слушаюсь.
Тут же прямо из пола поднялось кресло, вполне соответствующее человеческой анатомии. Я понимал, откуда оно, теперь знал все, имея доступ ко всей информационной базе звездолета. Стало понятно, почему тоннели такие огромные, они сделаны под анатомию Мизавторов, им удобно было передвигаться в них. Нестерпимая вонь в отсеке с капсулами – это перевод моей речи на язык Мизавторов. Мизавторы общались посредством запахов, выделяя те или иные феррамоны. Кто знает, как дальше сложится судьба, речь записана в запахах. А я теперь в них понимал, как звали предыдущего капитана и как погиб экипаж, и кто такие Зриане. Но в настоящий момент главное – выполнить процедуру, и только тогда приступать к текущим задачам, а их накопилось несметное множество.
– Через минуту сходим с орбиты, курс в межзвездное пространство, старт маршевых двигателей через тридцать минут.
Крон выполнял все команды безоговорочно, параллельно тестируя и свои системы, все работало идеально. Его цепи наполняло ни с чем несравнимое удовольствие, это он у людей подметил и создал нечто подобное для себя. Он снова полноценный корабль, теперь множество забот возьмёт на себя капитан. Ровно через полчаса задействовал маршевые двигатели, и огромный звездолет легко растворился в черноте космоса.
– Капитан, мы вышли за пределы звезды.
– Приготовить экипаж к вечному странствию, – через некоторое время Крон доложил о выполнении. – Активировать боевую рубку. Открыть оружейные порты.
– Капитан, рубка активирована, порты открыты, отправить команду в вечное странствие?
Из портов стали вылетать саркофаги с членами экипажа, чуть отойдя от корабля, включались индивидуальные двигатели, давая импульс, и саркофаг улетал в вечность. Когда последняя капсула скрылась в черноте космоса, скомандовал.
– Произвести залпы лазерными установками по числу членов экипажа Мизавторов, геройски погибших в бою и отправившихся в вечное странствие.
Многокилометровый звездолет раскрасился залпами лазерных установок, расчерчивая космос и отдавая дань героям космоса. «Отгремели» залпы, наступила тишина, темнота за бортом и печаль в душе.
– Капитан, процедура прощания с экипажем закончена, пора действовать, – рациональный Крон оторвал от печальных мыслей о конечности бытия и скоротечности жизни. Тряхнул головой, отгоняя наваждение.
– Доложить о сканирующем излучении Зриан.
– Излучения не зафиксировано.
– Это означает, что нас не заметили или всего лишь хитрость?
– Может, не заметили, а может быть, хитрость.
– Просканируй тот сектор пространства, откуда шло излучение.
Через некоторое время Крон доложил:
– Капитан, определенно там корабли Зриан, но они не в активном состоянии.
– Следи за ними и постоянно докладывай, а теперь возвращаемся на планету. Надо команду набрать, вот только как она будет жить в таких условиях, ведь это люди?
– Я подумал о физиологических особенностях новой команды, разрешите трансформацию корабля?
– Не будем терять времени, возвращаемся, трансформацию проведем на орбите планеты.
Крон сманеврировал, отрабатывая различными секциями двигателей, и лег на курс к Гостону.

 

 

Назад: Глава 14
Дальше: Глава 16
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий