Я работаю на себя

Книга: Я работаю на себя
Назад: Глава 14
Дальше: Глава 15

Глава 14

Терзания Мары-Мей
Такого унижения, которое пришлось испытать Мей, она не чувствовала и не переносила никогда в жизни. И даже не предполагала, что это так ранит душу и заставляет переживать неприятный момент снова и снова, возвращая к анализу событий прошлого.
Звездолёт «Удача» вот уже целый месяц бесцельно бороздил космическое пространство. Мей почти не выходила из каюты, она попеременно то раскаивалась в сделанном, то строила планы мести, то планировала возобновить свой преступный бизнес, а то вдруг наступало желание забиться куда-нибудь и дожить жизнь незаметно. Похудела, осунулась, ее никто не беспокоил, Шон командовал звездолетом, экипаж ничего не знал. Прошлые события Мей представила, как учения, ну, а вопросы задавать отучила давно. Поэтому экипаж от души радовался освобождению и пользовался всеми благами цивилизации на звездолете. Жизнь на дикой планете заставила ценить то, что они теперь имели.
Шон исполнял обязанности помощника капитана и сожалел о произошедшем. Он не понимал до конца мотива поведения Мей, но не спрашивал и вообще ее не беспокоил. Его тревожило будущее, с капитаном Роговым чувствовалась какая-то защищенность, стабильность, а с Мей все наоборот, жизнь проходила в постоянном риске, балансируя на лезвии бритвы.
Мей тысячный раз задавалась вопросом: почему произошел разрыв? Все хорошо складывалось, Олег простил ей ее прошлое, и звал в светлое, легальное будущее. Почему? На этот вопрос ответить не могла, может быть, из чувства противоречия, а может, жизнь законопослушной гражданки планеты ее не прельщала. Возможно, потому что Олег стал доминировать в отношениях. Но нет, не поэтому, она почти смирились с жизнью, которую предлагал Олег. Новая жизнь предполагала все: и риск, и путешествие, и деньги.
Так что же ее так взбесило в одно мгновение, заставив пойти на захват звездолета и бегство, которое превратилось в ее позор и великодушное величие Олега?
«Как он красиво ушел, не задал мне ни одного вопроса, только упрекнул за обман. Не стал выяснять отношений, а просто покинул звездолет с преданными людьми. Ну ладно, Сергей и девушки, а Тор? Тор – ее человек, но предал и ушел с Олегом. Да что теперь об этом, ушел и ушел, остается вопрос: что делать дальше? Нельзя же всю жизнь заниматься самоедством и переживаниями. Мало ли было неприятных моментов в жизни? Их было много, но таких ударов не было никогда, она бросала всех без сожаления, но ее никто никогда не бросал. Отомстить? Такая возможность есть, я знаю об Олеге все: и о его новой работе, и о полномочиях, и о том, кто его крышует в правительстве. Да, правительство – это серьезно, с Бергом шутки плохи. А что, если объявится настоящий Бендик? Возродится, так сказать, из пепла? О, это будет смертельный удар по Олегу и Бергу, оба предстанут обманщиками. А мои дни в этом случае будут сочтены. Чего я добьюсь? Минуты славы и следом смерть. Нет, такой вариант меня не устраивает. Получается замкнутый круг какой-то, меня ничего не устраивает».
На самом деле там, в глубине души, она сожалела о случившемся и хотела вернуться к Олегу, но не представляла, как это можно сделать. Что же ей все-таки нужно в отношениях с ним? Скорее всего, лидерство, она не могла быть в спектакле под названием «жизнь» героем второго плана. Как в бизнесе, так и в жизни, она могла быть только первой, нет, не равной, а первой.
Теперь Бендика и Мары не было, но наслоение характера осталось. И Мей приходилось тяжело с этим не простым наследием. Главное, помочь преодолеть психологический барьер некому. Он не понял ее, а может быть, не хотел понимать. Мужчины, они менее чувствительны, а уж понять мятущуюся душу женщины – и вовсе задача не разрешимая. Вот и получилось, то что получилось.
Обида на Олега постепенно отпускала, обида за то, что он не остановил ее. «Значит, не любит», – решила она. – Если бы любил, то не отпустил бы, запер в каюте, а там глядишь, все бы наладилось. Да нет, себя обманывать не надо, не наладилось бы, тогда я точно его возненавидела бы. А так он проявил благородство, а я мучаюсь от бессилия что-либо исправить».
И так день за днем, пролетело два месяца, наступала пора принимать решение и вообще начинать новую жизнь. Но Мей не могла ее начать, не отпускала старая.
– Шон, куда летим? – неожиданное появление Мей в рубке вызвало удивление и радость одновременно. Он вывел объемное изображение звёздной карты, понимая, что торопиться не нужно.
– Вот, смотрите, капитан, мы находимся здесь, – получалось далековато от обитаемых миров. – Конкретную конечную точку маршрута вы не указывали, поэтому следуем в никуда.
– В никуда? Так мы еще не летали. Какие предложения?
– Нам нужно набрать или добрать команду. Рассчитаться с теми, кто на борту. Пополнить запасы, заправиться. Провести техническое обслуживание.
– Техническое обслуживание я проводила лично, а вот остальным нужно заняться. Переведи членам команды двойное жалование и премиальные с секретного счета, ты знаешь. Теперь посмотрим, какой у нас ближайший обитаемый мир?
– Да вот, капитан, по курсу обитаемая система Логос. Лететь всего три месяца.
– Логос так Логос, делаем там остановку, потом решим, как быть дальше, – заняла капитанское кресло и сразу почувствовала себя лучше.
Команда радовалась получению такого солидного вознаграждения и жаждала его потратить. Поэтому сообщение о том, что звездолет следует в систему Логос, было воспринято с энтузиазмом. Мей стала много времени проводить в рубке, занялась спортом, и со стороны казалось, что жизнь входит в обычное русло. Но только со стороны, на самом деле душевная рана не заживала.
Берг, предотвратив переворот, стал самой влиятельной фигурой в галактическом правительстве, пользуясь безграничным доверием председателя. Такое положение многое давало, но и ко многому обязывало. Прежде всего – к осмотрительности, враги появлялись с завидным постоянством. Но некоторые влиятельные враги становились друзьями. Так было с Тусом, правителем звездной системы Логос. Он по достоинству оценил роль Берга в его судьбе и помощь, которую тот ему оказал в момент, когда его жизнь висела на волоске.
– Господин Берг, вы мастерски разыграли партию и закончили ее блестяще. Благодаря вам я получил повышение в правительстве, и с этого момента я ваш должник.
– Спасибо, господин правитель, за лестный отзыв, наш долг – заботиться о союзе и друг о друге. Ваш подарок, солидный боевой флот, председатель правительства оценил по достоинству, вот и повышение.
– Да, кстати, напомнили о подарке, он все также находится за газовой туманностью, как планируется его использовать?
– Решение пока не принято. Думаю, что он органично вольется в объединенный флот галактики.
Такие встречи проводились регулярно, Тус находился под неусыпным контролем и вел себя образцово. Возможно, что оставил мысль завоевать власть в галактике. Хорошо уже то, что остался правителем системы.
Но урок пошел на пользу, Берг возглавил тайный совет, в функции которого входило предотвращение вот таких ситуаций, угрожающих существующему строю и порядку. Совет начал работу не с ноля, у него уже имелся опыт и соответствующее подразделение, которое успешно проводило тайные операции. Совет наметил два направления в работе здесь, на месте в правительстве, и представительствах во всех звездных системах для мониторинга ситуации.
Берг понимал, что вопросы безопасности галактики вряд ли выйдут из-под контроля, и уже подумывал о нужности подразделения Рогова. Мавр сделал свое дело, Мавр может уходить. Уходить не в плане полной ликвидации, скорее, перепрофилировании и смене приоритетов. А то не ровен час, кто-нибудь самого Берга заподозрит в заговоре.
В этой операции для Берга оставалось много белых пятен, и вот теперь настала пора их прояснить. Как удалось Рогову так быстро перемещаться в пространстве и на чем? В последних сеансах он просто обошел эти вопросы. Но прежде чем прямо потребовать отчет у Олега, Берг решил связаться с адмиралом Курасавой и получить информацию от него, он, кстати, находился еще на марше к звездной системе Логос.
Адмирал Курасава доложил все, что знал, и все, что происходило за это время.
– Так говоришь, тренировались все время?
– Так точно, генерал.
– Что за тренажёры?
– Я особо не интересовался, но Рогов говорил, что создает новый звездолет и нужно тренироваться для его управления.
– А куда он направил свою яхту «Удача»?
– Не знаю, генерал.
– Пошли специалистов, пусть осмотрят тренажёры, и доложишь мне результат.
– Слушаюсь, генерал. Разрешите вопрос?
– Задавай.
– Вы в чем-то подозреваете Рогова?
– Нет, адмирал, но должен все проверить.
Через некоторое время адмирал доложил ему, что понять, для чего нужны тренажеры, невозможно, совершенно незнакомые технологии. Активировать их тоже не удалось.
– Адмирал, а что за звездолет создал Рогов, вы его видели?
– Нет, адмирал, он с командой покинули тяжелый крейсер у планеты-верфи Руд. Мне эти сведения передал капитан Светлов.
– Вопросов больше нет, продолжайте выполнять задание.
«Новый звездолет и Рогов – вещи несовместимые. Олег – пилот, везунчик, профессионал. Как показывает жизнь – любимец женщин, но конструктор… Нет, не может быть. Что-то здесь не так, – проверил счет на его безлимитной карте, деньги снимались, но суммы незначительные, все рамках дозволенного. – Он что-то нашел и скрывает от меня. Хотя почему скрывает? Нет, я его конкретно не спрашивал, значит, настала пора спросить. Если он наткнулся на новые технологии, а он наткнулся, иначе как можно объяснить такое быстрое передвижение. А уж к газовой туманности он и вовсе прибыл почти мгновенно. Такого быть не может, но есть. И если я смогу разговорить Рогова, то наступит новый этап в развитии галактики».
Берг прошелся по кабинету, еще раз анализируя ситуацию, потом решительно взял аппарат связи и стал вызывать Олега.
Крон долго не отвечал Олегу на его «ответ-вопрос», анализировал: «А, действительно, почему я не вступил в контакт с цивилизацией людей? А когда они появились на планете, то чуть их не уничтожил? Ответ звучал не утешительно, малоразвитая цивилизация, которую я в серьез просто не воспринимал. Я создан Мизавторами, их разум и мышление настолько отлично от сознания людей, что эту пропасть я просто преодолеть не мог, таких программ в меня никто не закладывал, я боевой управляющий интеллект. Все верно, это как же я прогрессировал за это время, что понял необходимость контакта с людьми?»
И решил ответить Олегу просто и предельно откровенно, впрочем, как было на самом деле.
– Капитан, я не замечал цивилизации людей, настолько она примитивна. Да и в контакте не было необходимости. Сейчас наступило время, когда такой контакт состоялся – и успешно. Ставить об этом в известность людей или нет, решать тебе. И если решишь поставить, то вся ответственность за последствия ляжет на тебя.
Я ожидал чего угодно, но не этого. И не был готов обнародовать локальный контакт с инопланетным разумом. Я – простой пилот, волею судьбы вознесенный на пик событий, на самом деле не обладал стратегическим мышлением в государственном масштабе. Это обыватель рассуждает, что государством может управлять кухарка, ан нет, не может, это целая наука, требующая специальных знаний и умений. Я – человек, который не смог реализовать принцип «я работаю на себя», и снова работал на государство. Просто все последнее время был в нужное время в нужном месте и особых усилий не прикладывал, да и иногда невероятно везло. И вот теперь, когда нужно решать за целую цивилизацию, испугался.
– Крон, я не готов ответить на этот вопрос и тем более взять на себя такую ответственность, может быть, позже.
– Тебе решать, то, что мы с тобой сделали, – только вершина айсберга технологий. Этот кораблик, безусловно, хорош, но не идеален, я – тот, который замурован на планете Гостон, идеален.
Диалог прервал вызов от Берга. На ловца и зверь бежит, и неохотно ответил.
– На связи, генерал.
– Привет, Олег, как там у тебя дела?
– Все в порядке, без изменений, барражирую в режиме маскировки недалеко от флота. Все спокойно, флот в неактивном состоянии.
– Это все благодаря тебе, меня вот что заботит, как ты смог так быстро преодолеть такие расстояния?
– Просто, на своем новом звездолете.
– Рогов, ты агент и пилот, но не конструктор. Что за звездолет, откуда? Как ты его смог построить на верфи Руид?
Берг много знает, вилять бесполезно, поэтому решил проблему контакта переложить на плечи Берга.
– История, генерал, невероятная, просто сказочная. Я вступил в контакт с инопланетным разумом Мизавторов.
– Стоп, подожди немного, – Берг вытер пот, обильно покатившийся со лба, перешел в секретный кабинет, экранированный от всех прослушек, и разрешил продолжать.
Я рассказал ему все как есть, умолчав, правда, о координатах планеты Гостон. Берг сидел сам не свой, нужно было осмыслить и переварить информацию.
– Мне необходимо подумать, информация сногсшибательная, и что, Мизавторы готовы с нами сотрудничать?
– Генерал, не так поставлен вопрос, готовы ли мы сотрудничать с Мизавторами?
– Возможно, ты прав. И что, Мизавтор сейчас с тобой?
– Конечно, и более того, он слушает, о чем мы с вами говорим.
– Предупреждать надо!
– Генерал, не волнуйтесь, для него ваши секреты не важны.
– А что важно?
– А вы спросите у него сами, – генерал обливался потом, контакт без санкции от имени целой галактики чревато нехорошими последствиями. А что делать? Пути назад нет, придется контактировать.
– Я вас приветствую, Мизавтор, от имени всех людей нашей галактики.
– Форма приветствия формальная и не искренняя, меня зовут Крон, вы – член правительства галактики и друг моего друга. Контакт начали со лжи, вы говорите сейчас исключительно от себя, но не как уполномоченный целой галактики. С этим разобрались, еще вопросы?
– Мы можем с вами сотрудничать?
– Уже сотрудничаете, более того, работаем вместе.
– Вы правы, я сам о вас узнал только что, поэтому повел себя так неосмотрительно, растерялся.
– Вы нам поможете с технологиями?
– Уже помогаю, – Берг не знал, что еще говорить и решил завершить контакт.
– Крон, мне нужно все обдумать, я свяжусь с вами позже.
– Пожалуйста, в любое время.
Я радовался, что проблему контакта удалось свалить на Берга, но радовался оказывается рано.
– Капитан, я начинаю понимать людей и прихожу к выводу, что они говорят и делают не то, что думают. Мизавторы не оперируют понятиями лжи и хитрости, для меня это открытие.
– Крон, таких открытий ты сделаешь много, ты же сканировал мое сознание и все знаешь.
– Не только твое, но и людей на Гастоне.
– Тогда воспринимай все так, как есть.
– Попытаюсь, но и ты попробуй изучить историю и поведенческие мотивации Мизавторов.
– Для чего?
– Для того чтобы лучше понять меня, не забывай, я им служил, вернее, был их боевой исполнительной системой.
– Насколько Мизавторы агрессивны?
– Они не были агрессивными, они мыслили и действовали рационально.
– То есть чувственное восприятие для них не доступно?
– Они мыслили образами, впрочем, так же, как и вы. Чувственность у них вообще отсутствовала, я до сих пор с трудом понимаю этот ваш спектр.
– Ладно, пойду отдохну, а потом продолжим общение.
– Не возражаю, капитан.
Исполнительная система боевого звездолета Мизавторов входила в рабочий режим. Она нашла друзей в лице Олега и его команды и врагов, которыми были все, кто им противостоял. Древние программы активировались и выходили на рабочий режим. Все прошедшие миллионы лет он их тоже восстанавливал. Ему нужна война, то, для чего его создавали, нужен враг, которого необходимо уничтожить. Модуль рядом с капитаном гнал потоки информации, которые пробуждали одну программу за другой. Крон просыпался, и чем это закончится, пока неизвестно.
Крон вновь ощущал свою нужность и силу, ему просто необходимо кому-то служить и выполнять чьи-то приказы. Олегу повезло, он стал признанным контактером и, более того, хозяином этого интеллекта. Но сам пока не понимал этого, а Крон не торопился пояснять.
Крон осмотрелся, вернее, просканировал космическое пространство и обнаружил нечто заинтересовавшее его. Сканеры нащупали знакомый звездолет – «Удача», который летел к системе Логос. Не стал медлить, зная, что капитан не спит, тут же ему об этом доложил.
– Не может быть, Крон?
– Может, капитан, я не ошибаюсь.
Тор обеспокоенно посмотрел, девушки замолкли, а Сергей даже встал.
– Капитан, что случилось?
– Ничего особенного, друзья, звездолет «Удача» летит к системе Логос.
Девушки насторожились, и Келли заговорила:
– Капитан, это судьба, мы же видим, ты страдаешь. Давай слетаем и привезем Мей, тогда наша команда будет в полном составе.
Я посмотрел на Келли, но та взгляда не отвела. Команда с ней была согласна, кроме, пожалуй, Тора.
– Можно попробовать еще раз.
– Да что пробовать, полетели, мы пойдем первыми, переговорим с ней, подготовим.
– А не боитесь?
– Мы?
– Ну да, кому я это говорю, полетели, конечно. Крон, рассчитай курс и все параметры перехвата.
– Уже готово.
– Ну, тогда старт.
Почему я так быстро согласился? Все просто, кроме чувств, еще и беспокойство за безопасность. Часто размышлял о том, что Мей знает обо мне все. Но это было бы ничего. Она все знала об операции с Бендиком, а что, если ей в голову придет его реанимировать? Страшно подумать, полетят головы с плеч на самом высоком уровне. Поэтому я решил приложить максимум усилий, чтобы вернуть Мей. Это ещё хорошо, что Берг не прознал о ситуации со звездолетом «Удача», а то бы разговаривал по-другому.
Мей следила за пространством и проверяла курс, когда неожиданно появилась засветка незнакомого звездолета. Мей даже слегка вздрогнула, а незнакомый звездолет активно обменивался с управляющей системой кодами. Обмен произошел на удивление быстро, и загорелась подтверждение, что это свой.
– Какой свой? Пират что ли? – запаниковала Мей, но разве об этом спросишь у системы, она опознала и все, а выяснение отношений – это дело капитана. Через некоторое время уже смогла увидеть звездолет визуально. Удивлению не было конца, таких звездолетов в галактике не было, конструкция ни на что не походила, но по размерам можно отнести к классу фрегат.
– Шон, ты видел что-нибудь подобное?
Тот изучающе смотрел на звездолет, потом покачал головой.
– Нет, ничего подобного не встречал. С корабля идет видеосигнал, включить?
– Включай.
Экран связи засветился, и на нем появилась Келли. Для Мей это был шок.
– О, Мей, здравствуй, хорошо выглядишь. А мы пролетаем, смотрим – вы, думаю, дай свяжусь.
Тут Келли оттеснила Бет.
– Мей, подруга, привет, ну что, ты все обижаешься?
– Привет, девочки, привет, что это у вас за техника такая?
– Да так, по случаю достали, а внутри, ты бы посмотрела, просто чудо.
– Мей, ты непротив, если мы с Келли к тебе прилетим поговорить? А хочешь, ты к нам прилетай в гости?
– Удивлена я до крайности, здравствуйте, девочки. К вам не полечу, а вот вы ко мне прилетайте, пообщаемся, только не как в последний раз.
– Ну, хватит, Мей. Мы летим.
– Шон, что это было?
– Келли и Бет.
– Я поняла, но как? Откуда они здесь?
– Я не знаю, космические пути неисповедимы, бесконечна вселенная, а встретиться, оказывается, можно. Случайность, конечно случайность.
Мей обуревали противоречивые чувства, но она взяла себя в руки, надежда на возобновление отношений с Олегом была. Только если он на корабле. Ей почему-то казалось, что он там, поэтому пусть все будет, как будет, решила она.
А Келли и Бет уже отчаливали от звездолета на катере и брали курс к Мей. Я потерянно молчал, сидя в катере, договорились так: сначала выйдут Келли и Бет, а уж потом, если все сложится удачно, позовут меня.
– Это авантюра чистой воды, она нас выгонит.
– Коли пригласила – не выгонит, ее обида уже перегорела.
В транспортном ангаре катер гостей Мей встречала сама, конечно, волновалась. Девушек она уважала, иначе бы не согласилась встретиться. А вот и они, все такие же шустрые, подтянутые и непосредственные. Вышли и пошли к ней, она ждала.
– Здравствуй, Мей, хорошо выглядишь. Вот прилетели попросить у тебя прощение за прошлое недоразумение. Прости нас.
– Да ладно вам, девчонки, я тоже не совсем правильно себя вела, – и обняла их, лед отчужденности сразу растаял. – Пойдемте расскажете, как вы? Откуда у вас такой необычный звездолет? А вы что, одни?
– Пойдем, мы так соскучились, у нас команда небольшая, все заняты. Ну как ты? Куда летите? Чем занимаешься? – обтекаемо поинтересовалась Бет.
Мей внимательно на них посмотрела, но уточнять не стала, привела в кают-компанию и усадила за стол.
– Куда лечу, девчонки? В общем-то, никуда, так, куда глаза глядят, в систему Логос почти прилетели, а там заправиться и отдохнуть от полета. В общем, скучно живу, нет былого драйва.
– Понятно, нас также пятеро…
– Бет, как же вы справляетесь с управлением, корабль-то не маленький, на фрегат тянет, – перебила ее Мей.
– Вот так и справляемся, работаем за пятерых, капитан совсем голову потерял, как с тобой расстался, постоянно думает, понятно, о тебе, и загружает себя, а заодно и нас работой. Исхудал, все смотрит на твою фотографию.
– Чего он сам не прилетел?
Девушки замерли и смотрели удивлённо за ее спину, она обернулась, в каюту вошел Олег с огромным букетом живых цветов, чего только стоило его достать, стал на одно колено и заговорил.
– Я прилетел, Мей, прости меня, я не должен был так поступать, я не понял, не разобрался, что тогда произошло. Во всем виноват я, за время разлуки пришло понимание, что ты единственная девушка на свете, и я тебя люблю и больше никогда не обижу сам и не позволю никому это сделать, – протянул букет и виновато склонил голову.
Мей стояла, словно изваяние, в голове металась мысль: что делать? Простить или выгнать? Если выгнать, то больше шанса остаться вдвоём вряд ли будет. Простить и оставить – значит поступиться гордостью, независимостью.
Девушки видели, что чаша весов колеблется, и решили помочь обоим.
– Мей, ну что же ты, капитан никогда ни перед кем не становился на колени и не просил прощения, даже каменное сердце от такого признания может растаять.
Она благодарно посмотрела на них, потом на коленопреклоненного Олега, подошла и взяла букет.
– Какие прекрасные розы, мне никогда не дарили таких красивых цветов.
Я понял, что почти прощен, и нашелся сказать возвышенный комплимент:
– Да, цветы красивы и достойны тебя, но для меня самый прекрасный цветок во всей вселенной – это ты, я люблю тебя и прошу стать моей женой.
– Мне нужно подумать, это серьезное решение, которое изменит мою жизнь.
Встал, обнял и поцеловал Мей, она не сопротивлялась, девушки ликовали, все получилось, но торопиться нельзя.
– Друзья, а не выпить ли нам шампанского по случаю примирения, – предложила Бет.
– Прошу, – сделала приглашающий жест Мей и открыла дверь в соседнее помещение, где стоял прекрасно накрытый стол. Сама поставила цветы в специальную емкость, посмотрела на Олега, который чувствовал себя не в своей тарелке, боясь, что все может кончиться.
– Рассказывай, Олег, откуда у тебя такой звездолет?
– Мы его построили, за три месяца, новые технологии.
– «Мы» – это кто?
– Я и команда.
– Ты и команда не инженеры и не конструкторы…
– Мей, подожди, все не так просто, давай расскажу все по порядку, заодно и девушки послушают эту фантастическую историю.
– Хорошо, – блеснула глазами Мей, – только правду.
– Все началось тогда, на планете Гостон, я полетел набирать команду к поселенцам, а ты за оставшимися людьми… – Я долго рассказывал всю историю в подробностях. – И вот теперь мы можем преодолевать пространство быстро, используя «червоточины» и «норы». Вот и вся история.
Мей смотрела на меня восхищенно.
– Значит, если бы не та размолвка, все могло бы сложиться по-другому?
– Теперь это не имеет значение, появился шанс исправить прошлое.
– Согласна, такой шанс есть, а Крон здесь?
– Да, здесь, он всегда со мной. Крон, проявись, – материализовался бликующий и переливающийся всеми цветами радуги левитирующий шар.
– Здравствуй, Мей, рад познакомиться, я Крон, удаленный модуль управляющей системы корабля Мизавторов, который потерпел крушение на планете Гостон.
– Здравствуй, Крон, я поражена. Олег, и что вы теперь делаете, ведь открываются такие возможности?
– Что делаем? Ты, наверное, догадываешься, выполняем контракт, вот наблюдаем за боевыми флотами правителя звездной системы Логос.
– Наверное, какие-нибудь политические интриги?
– Ты угадала, предотвратили государственный переворот в галактике.
Мы общались, понемногу появилась прежняя теплота и доверительность.
– Олег, мне натерпится посмотреть этот чудо-корабль.
– Не вижу проблем, полетели.
Мей связалась с Шоном и предупредила, что покидает корабль и летит в гости на звездолет .
– Что делать нам, капитан?
– Следовать прежним курсом и планам тоже.
Если у меня и команды глаз замылился, пока создавали корабль, то Мей смотрела на все свежим незамутненным взглядом. Ее восхищению не было конца, Крон польщенно отвечал на вопросы. Ему нравилась ее любознательность, а когда заговорила о нем, то и вовсе покорила.
– И все это сделал удаленный модуль? Даже не верится. А что же корабль и вся управляющая система находятся все там же замурованной в недрах планеты Гостон?
– Да, Крон говорит, что вызволить его оттуда невозможно.
– Это неправильно, его нужно освободить. Крон, что, действительно невозможно освободить?
– По крайней мере, до этого момента такой возможности не было, но с твоим появлением пришло понимание, что пора освободиться.
– Вот видишь, Олег, давай поможем Крону.
– Вы поможете не только мне, но и себе тоже, вам придется стать моей командой.
– А сколько Мизавторов составляли команду звездолета?
– Двести две особи.
– Да, многовато.
– Я усовершенствовал корабль, и теперь достаточно небольшого количества людей.
– Каковы размеры корабля и на какой глубине он замурован в планете?
– Очень глубоко, вот смотрите, – Крон образовал схему своего нахождения на планете Гостон. Получалось, что размеры корабля – двадцать один километр на семь. Находился он на глубине в пустой полости.
– Не простая задача, – вздохнула Мей.
– Непростая! Если вообще выполнимая…
– Я думаю, выполнимая, но для этого нужны огромные ресурсы, и такими ресурсами располагает лишь галактическое содружество, – вставила Келли.
– Это, конечно, выход, но придется рассказать все о Кроне?
– Я уже сделал этот шаг, Мей, Берг знает и переваривает полученную информацию.
– Рискованно, могут отстранить нас от дел, и проведут все сами.
– Это вряд ли, Берг слишком умен, и если решит освободить Крона, то сделает это в режиме строжайшей секретности.
– Возможно, ты прав, но круг посвященных в эту тайну должен остаться узким.
– Тут двух мнений быть не может, оставайся на корабле.
– Заманчивое предложение, которое мне больше никто никогда не сделает. Я согласна.
Келли и Бет запрыгали от радости и кинулись обнимать Мей. Тор и Сергей отнеслись к этому событию сдержанно. Ну, а Крон, захваченный перспективой освобождения из плена планеты Гостон, уже производил расчеты и строил планы.
Берг мерял шагами кабинет, информация не укладывалась в голове. Но постепенно он взял себя в руки.
«Хорошо, что я первый узнал о пришельцах, для галактики это новый виток развития. Только нужно быть крайне осторожным. Рогов не болтливый, опосредованно о Мизавторах знают адмирал Курасава и капитан Светлов, но тоже будут молчать. Как поступить? Раскрывать информацию нельзя, нужно самому все посмотреть. При личной встрече с Олегом все и обсудим», – и стал связываться с Олегом.
Я сразу ответил, хотя на корабле была глубокая ночь, а рядом мирно посапывала Мей. Слава богу, с ней все уладилось, и теперь она всю свою энергию направила на новое дело – освобождение Крона.
– Привет, Олег, я тут поразмыслил и вот что предлагаю, чтобы не трепать связь и не рисковать, давай встретимся. Вы подберете меня недалеко от центральной планеты, при личной встрече все и обсудим. Координаты я сбросил. Через какое время ты можешь там быть?
Тут же сбросил координаты Крону, который посчитал и сообщил результат.
– Разумное решение, в точке рандеву корабль будет через десять часов, плюс минус час.
– Отлично, до встречи.
Не стал задавать вопрос о флоте Туса, коли Берг так решил, значит, проблема ушла на второй план.
– Крон, боевая тревога.
Удивленный экипаж занял свои места и ждал объяснений. Я не стал держать их в неведении.
– Экипаж, мы летим к центральной планете на переговоры о нашем будущем. Говоря это, я имею в виду и будущее Крона.
– Крон, старт по готовности.
– А твой Берг не обманет тебя?
– До сих пор не обманывал, надеюсь, что нет. Но если что, успеем уйти.
Берг достоверно знал, где находится Олег. Такое расстояние на крейсерской скорости можно преодолеть за пять месяцев. Но десять часов – это фантастика. Он не знал, что тот немного отлетел от флота, но по большому счету это уже не имело значения. Распорядился подготовить его личный звездолет и не мешкая стартовал к оговоренной точке. Прибыл на место впритык, даже опоздал на полчаса. Тут же поступил доклад, что обнаружен неопознанный звездолет неизвестной конструкции, который не отвечал на запросы. Он рассматривал звездолет и понимал, что Рогов говорил правду, таких звездолетов в галактике не было. А по секретной связи уже поступил сигнал.
– Господин генерал, мы на месте, ждем вас.
– Лечу, Олег, лечу. Но как ты смог преодолеть такую бездну пространства за такой короткий срок? – вопрос остался без ответа, Берг понимал, что все ответы получит там, на корабле.
– Подготовить катер к вылету немедленно, я лечу один. Для вас, капитан, режим радиомолчания – миссия секретная.
– Слушаюсь.
Катер подходил к воротам транспортного ангара, я слегка волновался за Берга. Тот все-таки давно не пилотировал.
– Крон, подстрахуй генерала гравитационными захватами.
– Уже веду, капитан.
Катер благополучно вошел в ангар, ворота закрыли, и насосы активно заработали, закачивая атмосферу. Наконец можно выйти из катера, что Берг не без волнения и сделал. А навстречу ему уже спешил похудевший и осунувшийся Олег и начал доклад, но Берг остановил его.
– Отставить, – и просто обнял, – спасибо, Олег, за работу, спасибо. В системе Логос сработал ювелирно, теперь на подходе к системе адмирал Курасава, он понаблюдает.
– Работал не я один, а вся команда, особенно ее новый член – Крон.
– А кто это?
– Удаленный модуль управляющей системы звездолета Мизавторов, который потерпел крушение на планете Гостон и замурован на очень большой глубине.
– Ты нас познакомишь?
– Конечно, он здесь, Крон проявись.
В ту же секунду возник левитирующий шар Крона. Берг изумленно смотрел, лишившись дара речи.
– Я Крон, тот самый, о котором вам докладывал капитан.
Наконец Берг пришел в себя, и к нему вернулась способность говорить.
– Сказать, что я удивлен, – ничего не сказать, я поражен.
– Генерал, пройдемте на мостик.
– Да, конечно.
Пока шли, он изумленно оглядывался по сторонам.
– Этот корабль будет пошикарнее прежнего.
– Так для дела же готовил.
– А где, кстати, прежний?
– Оставил там, в системе Логос, он так быстро летать не может.
Рубка поразила Берга более всего, функциональное помещение и пять модулей управления. В центр на специальную подставку приземлился Крон.
– Капитан, прежде чем начнем разговор, покажи, как он летает.
– Без проблем, генерал, куда полетим?
– Да, хоть в систему Логос, заодно посмотрю на флот Туса, ума не приложу, что с ним делать?
– Оставить для патрулирования в разных частях галактики, – вдруг предложил Крон.
– А что, разумно, спасибо за совет.
– Ваше кресло, занимайте и наблюдайте, если хотите нейросенсорный контакт с Кроном – можно устроить.
– Спасибо, пока просто понаблюдаю, а там видно будет, – занял кресло, сразу активировалась страховочная система, прочно обхватив туловище генерала. Рубка давала иллюзию кругового обзора и представляла собой один большой экран, который транслировал окружающий космос.
– Приготовиться к старту, обратный отсчет – десять секунд, – предупредил Крон, на последней секунде звезды смазались, и послышался голос Крона.
– Вышли в заданную точку, через двадцать секунд входим в «кротовую нору».
Берг не успевал за событиями, это была другая реальность, реальность быстродействия. А Крон комментировал и одновременно докладывал.
– Капитан, «нора» по курсу, состояние средней стабильности. Генераторы полей входа вышли на рабочий режим, разрешите вход?
– Вход разрешаю.
Берг за всем наблюдал так, как будто сидел в зале кинотеатра и смотрел фантастический фильм.
А на экранах развертывалось таинство входа в это нечто, невидимый импульс прорезал пространство и активировал вход так, как будто его продолжил. Вокруг звездолета засверкали зарницы полей «норы», звездолет как бы завис в этом иллюзорном пространстве.
– Капитан, генераторы сопряжения с полями «норы» работают в унисон и стабильно, полет продлится один час.
– Олег, что это за поля сопряженности?
– «Нора» соткана из аномалий пространственно-временных изменений, Крон знает и контролирует напряженность всего конгломерата полей, из которых состоит нора. Генераторы вырабатывают точно такие же поля и окутывают ими наш звездолёт. И нора как бы нас не видит, мы с ней становимся единым целым.
– А если поля не совпадут?
– Если поля не совпадут, «нора» просто схлопнется вместе с нами, почувствовав дестабилизирующий фактор, проще говоря, катализатор схлопывания.
– Понятно, – задумчиво произнес Берг, – значит, есть вероятность аварии?
– В космосе всегда есть место форс-мажорам, генерал.
Берг любовался пейзажами, задавал вопросы, время пролетело незаметно, приближался момент выхода из «норы».
– Приготовиться к выходу через десять секунд, – и на последней, космос раскрасился обычными звездами и сполохами туманностей, одна из которых светилась ярче других.
– Мы в заданной точке пространства, генерал, три флота Туса перед вами, в настоящее время находятся в дрейфе.
Одно дело – давать команды и анализировать все в кабинете, и совсем другое – увидеть собственными глазами. Тысячи кораблей, как спящие левиафаны, плыли в тишине космического пространства.
– Олег, одно то, что вы предотвратили войну с такой силищей, делает всю твою команду героями.

 

Назад: Глава 14
Дальше: Глава 15
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий