Академия властелинов эмоций. Прочтем, заберем, используем

Глава 6

Только столкнувшись один на один с безумцами, я поняла, насколько мы блефовали. Уверена, в покере ни один игрок не заканчивал так плохо, как горе-ластик, что не сумел вылечить бандитских родственников и нарушил тем самым контракт с преступниками. Безумцы смотрели сквозь меня, как сквозь стеклянную, и вообще «ушли в полную несознанку», как метко выразился Нейт недавно.
На долю секунды изнутри поднялась паника.
М-да… Неудивительно, что жены-ластики с их слабым даром и средней энергетикой даже не рискнули лечить благоверных. Оставили это более сильному собрату. Вот только хватит ли моих способностей? Или здесь требуется кто-то вроде Дюймовочки, на худой конец – Вышлы, Отправлю?
Я судорожно исследовала переговорную. Так, стены каменные, толщиной в полтора метра, если верить проспектам для отдыхающих. Пока они еще ни разу меня не обманывали – описывали здешние прелести с убийственной точностью. Буклеты заверяли, что «никакие ветра и холодный воздух верхних слоев атмосферы, характерные для любого морского климата, не побеспокоят туристов в летающей крепости». Значит, головой в соседнюю комнату не пробиться. Даже головой знаменитого ставриса Аккая, хотя ею уже не раз прошибали стены, если верить варварскому юмору Нейта. Ладно. Окна. В нашей переговорной было только одно окно с видом на море. Если все же рискнуть и прыгнуть, пробить ударопрочные стекла – целых три, если вспомнить все те же буклеты, до ближайшего материка несколько дней вплавь. Гарантирована чудесная увеселительная прогулка в обществе акул и гигантских терразавров – вроде мезозавров местного происхождения. На побережье, где вытянулись пляжи, эти опасные хищники не водились. Слишком мелко и много коралловых рифов. Терразавры плавали только в глубинах. Зато у меня появлялись все шансы познакомиться с фауной и флорой знаменитого Дейтелиевого моря. «Самого загадочного моря междумирья, где древние реликтовые животные сочетаются с современными, сосуществуют в полной и абсолютной гармонии». Нашли, честное слово, с чем сочетаться. Акулы с терразаврами, вот уж спасибо. Пираний бы еще для полного счастья. И вот кроме всей этой зубастой прелести, я рисковала напороться на щупальца мракаев (подходящее название, с моей точки зрения). Эти медузы размером с добрый эсминец раскидывали щупальца на глубине, как сети. Ловили терразавров и… глупых туристов, что вздумали лезть, куда не приглашали. Куда нормальный человек и во сне не полезет. Терразавры в щупальцах быстро засыпали и медузы неторопливо их «усваивали». Так рассказывали очередные проспекты.
Ну и чтобы уже совсем не соскучиться, вспомнились знаменитые водоросли охтуелли. Странное название породило легенды, в красках описанные в буклетах про море. Говорят, ластик, бывший землянин, случайно попался плотоядной водоросли и выдал некую забористую фразу. Местные как услышали, так и назвали.
Кусались плотоядные растения не больно, а очень больно – вырывали куски мышцы. В целом перспективка так себе. Однако за спиной разъяренные женщины, которые жаждали помощи любимым мужчинам. А в таких случаях женщины хуже всех хищников, ядовитых медуз и кусачих водорослей. Легко дадут фору танку, катку и пулеметной очереди, вместе взятым.
Ладно, Ната. Нас ждут великие дела.
Краем глаза я покосилась на Нейта – варвар так ободряюще подмигнул, словно именно мы – хозяева ситуации. Хорошо. Есть ведь еще Вышла и Дюймовочка. И если они не затеяли танцевальный конкурс, вызвав на баттл всех безумцев из туннеля, то еще вполне могут успеть на помощь.
Значит, главное – подольше тянуть время. Сделать вид, что усиленно лечу безумцев. Разве не так поступают девяносто процентов платных и не слишком честных земных клиник, когда смело берутся лечить здоровых, поставив им какой-нибудь пугающий диагноз?
Ладно, Ната, где наша не пропадала? Много где, но кто же теперь вспоминает?
К слову, безумцы выглядели довольно привлекательно. Крупные, мускулистые, высокие ставрисы слегка заплыли, но обладали фигурами атлетов. Тех, что года полтора как ушли из спорта, а после развлекались на полную катушку. Выбирай я себе мужа этой расы, рассматривала бы примерно такие же «экземпляры». С высокими лбами, тяжелыми челюстями, пушистыми ресницами, серо-голубыми глазами и аккуратными, хотя и крупными носами. В целом симпатяги, а не мужчины. Женщина казалась очень миловидной. Худенькая, с белыми изящными руками, стройными ножками в спортивных лосинах, густой, черной, волнистой шевелюрой и огромными темно-карими глазами, в которых плескались искорки безумия.
Ну что ж. Мужчины – сильный пол, с них и начнем… Кто не выдержал – я не виновата. Держитесь, дорогие коллеги-ластики, главное, чтобы вы не стали калеками…
Я наугад выбрала светловолосого ставриса с коротким ершиком волос на голове.
Зрением ластика оценила ауру «пациента». Хм… Да-а-а! Такого я уж точно еще не видела. Казалось, эмоции – это кинжалы, пули и осколки какой-нибудь мины. А энергетика безумца – тело существа, что угодило под массовые бомбардировки. Сходство потрясало и обескураживало. Что ж, за все в этой жизни приходит расплата. Взял лишнего из эмоций – и на тебе подарок, так сказать, вдогонку бесплатным бонусом. Хочешь не хочешь, а взять все равно придется.
Немного омлиса после схватки в подземелье у меня еще оставалось в загашнике. Я приберегла его на всякий пожарный, прицепив к ауре, как кармашек. Грязноватый, не слишком концентрированный, для электричества не пойдет ни в коем случае. Если, конечно, вы не хотите экстрима. Чтобы лампочки каждую минуту гасли, время от времени оглушительно взрывались, а розетки бодрили ударом тока.
Но для аурных щупов – то, что надо.
Я растворила немного «резервного» омлиса, усилила длинные аурные щупальца и потянулась к энергетике ставриса. Первые несколько «осколков» вытащила с легкостью. Даже удивилась, почему женщины сами не справились. Но затем произошло нечто неожиданное. Абсолютно все извлеченные «занозы» как магнитом притянулись обратно в ауру. Ага! Так вот в чем собака зарыта! Все гораздо сложнее, чем кажется.
Ладно, значит, поступим иначе. Я осторожно вытащила энергетическое «шило» и растворила до чистого омлиса. Эмоция долго сопротивлялась, не плавилась, но все-таки сдалась магии сильного ластика. Так… Вот почему женщины не смогли это сделать! Растворять эмоции очень быстро, не смешивая их часами и не взбивая, способны только самые мощные чародейки. Я потянулась к следующим «занозам» и принялась очищать ауру безумца. С внешними справилась быстро и без усилий. Но внутренние категорически не желали вытаскиваться.
Хорошо, применим другую тактику. Ту самую, что использовала с бедной девочкой, чьи эмоции намертво застревали ауре. Вначале я словно «подтапливала» энергетику: вокруг эмоций, снизу и сверху. Затем создала огромный аурный щуп, по форме похожий на плоскогубцы. Схватила один из осколков и дернула. Несколько рывков успехом не увенчались. Я в отчаянии рванула еще сильнее… и кусок, похожий на осколок стекла, немного сдвинулся в нужном направлении. Вдохновленная успехом, я продолжила. За полчаса, стоя на деревянных ногах, я извлекла почти все «подарки» природы, которыми та отомстила ластику. Ставрис дернулся и внезапно очнулся. Посмотрел на меня, на жену и спросил:
– А который час? Утро или вечер? Я не понял – а где мы вообще находимся?
– Год, как ты в коме, – ответила Варвара. И пока мужчина пораженно смаргивал, усиленно складывая два и два, я занялась вторым больным ставрисом.
С ним вроде бы тоже все получилось. Ладно, не зря нас сюда пригласили. Осталось самое сложное – женщина. Ее аура напоминала дикобраза, чьи иглы принимают причудливые очертания. Загибаются крючками, скручиваются спиралями, заплетаются в самые немыслимые узоры.
Часа два ушло на тщетные попытки, чтобы понять – здесь ничего не выйдет. Иглы не вытаскивались никакими методами, и причина выглядела слишком понятной. У мужчин «осколки» застряли в энергетике отдельными разрозненными кусками-занозами. Ауру женщины каждый пронзал полностью. Входил с одной стороны и выходил с противоположной.
Когда от усталости закружилась голова, почудилось – сейчас поздороваюсь с полом, желательно только не зубами, а хотя бы спиной, я очутилась в теплых руках Нейта. Танн сразу все понял, но не озвучивал. Не объяснял бандитам диспозицию. Тем более теперь в их лагере прибавилось. Двое сильных мужчин, истощенных энергетически, еще слегка дезориентированных, ошарашенных, но уже вполне дееспособных. И если сражаться магически «мужья» не в силах, то «надавать по первое число», как говаривала Вышла, даром что не землянка – чистокровная ставристка, уже вполне могли, и даже не один раз.
– У нее не хватает на всех сил и магии. Нате обязательно надо восстанавливаться, – безапелляционно заявил Нейт преступникам. Брюнетка с шатенкой нервно зашушукались. У меня промелькнула слабая надежда, что бандиты дадут нам немного времени, позволят отдохнуть, подкачаться энергией. Словом – потянуть время дополнительно в ожидании помощи от преподавательниц и бравого напарника моего танна. Но надежда на то и надежда, чтобы умирать по нескольку раз на дню.
Анастасия встала и твердо заявила:
– Тогда ты, варвар, дашь ей своей энергии. Она – твоя пара, судя по вашим аурам. Значит, должно неплохо сработать.
Танн дернул плечом, загадочно хмыкнул… и в мое тело полилась энергия. Тогда я еще не поняла, что в любой ситуации варвары не упускают случая похулиганить, опасно пошутить в стане врага. Руки и ноги стремительно обрели силу, мышцы налились удивительной мощью, аура наполнилась энергией до отказа. Казалось – схвачу отель за балконы, как следует размахнусь и доброшу до берега. Хм… здорово, новые ощущения… Танн подмигнул так, словно подзуживал, подозревал, как весело все закончится, но присутствующим рассказывать не планировал.
Я потянулась щупами к безумной землянке, схватилась за убийственный кусок эмоции, дернула и… в воздух взвились молнии. Одна за другой, полетели они по комнате, принялись отражаться от потолка, пола, рикошетить от стен и предметов обстановки, заставив всех торопливо опуститься на пол. Бандитки выругались громко и витиевато, напоминая, что русские по происхождению. Танн скроил лицо «Я тупой варвар. Что вы приказали, то я и сделал». Я долго держалась, но все же усмехнулась. Нас окружил непроницаемый купол – естественный иммунитет к собственной магии. Я слышала, что у таннов такой от рождения, мне же достался вместе с энергией Нейта. Варвар выглядел до ужаса довольным и одновременно будто бы удивлялся. Вроде бы и не хотел, но сюрприз приятный.
Лечить Максину я давно перестала, а молнии продолжали рождаться из воздуха и стремительно метаться по всей комнате. Танн осторожно приобнял за талию и смотрел на происходящее с удовлетворением тигра, который откусил голову дрессировщику. Причем прямо на цирковом представлении, под панические крики испуганной публики. Всякий раз, когда бандитки на нас косились с укором и плохо скрытой угрозой, варвар невинно пожимал плечами и хлопал ресницами, прижимая меня покрепче.
Максину случившееся не встревожило абсолютно. Она как сидела с безразличным видом, буравя стену отсутствующим взглядом, так и продолжала сидеть неподвижно. Только часть шикарной шевелюры бандитки слегка подгорела и осыпалась пеплом. Вылеченные ставрисы шарахались от молний, поглядывали то на меня, то на супружниц. Не знали – то ли благодарить за исцеление, то ли возмущаться хулиганством танна. Хорошие мужчины и не совсем ведь пропащие. Все-таки благодарность они испытывают. Варвара с Анастасией уклонялись от разрядов, приседали, распластывались на полу звездами и сверлили нас лазерными взглядами. Таким же время от времени прожигал и Аккай. Ему ли не знать, что Нейт нарочно?
Но знать и доказать – разные вещи! Черт! Я уже говорю, почти как сыщик!
Я смело брала пример с танна. Удивленное лицо девочки-припевочки, губки бантиком, бровки домиком, руки сложены на животе крестиком. Настоящая блондинка, только крашеная, что уронила гирю на ногу бруталу и теперь усиленно делала вид, будто просто случайно мимо проходила. Приблизилась к громиле, что ее обидел, помахивая тяжеленным спортивным снарядом, и – вот незадача – ноготь сломался! Ну кто же после такого гирю не выронит?
Внезапно одна из шаровых молний устремилась прямо в лицо Аккая, вернее – точно в правый глаз ставриса. Наверное, решила восстановить симметрию с левым, подбитым Нейтом еще в туннеле. Аккай отразил атаку автоматически, создав огненный сгусток в виде щита. Вот как! Надо будет взять на вооружение.
Молния – не дура – устремилась в Анастасию. Та не растерялась, быстро отшатнулась и защитилась чем-то вроде воздушной волны. Тоже надо будет потом попробовать. Раз другие ластики так умеют, да еще те, кто намного слабее, мне сам Бог велел освоить приемы. Молния решила попытать счастья, подпалить хоть кого-то – и рванула к Варваре. Варвара подскочила, взмахнула рукой, долбанула молнию обычным разрядом, и та опять полетела в глаз Аккая.
– Странный у вас теннис! – не выдержал Нейт. – Во-первых, девушкам нужны мини-юбки, во-вторых, играть нужно пара на пару. Анастасия с Аккаем, Максина с Варварой. Мне импонируют ее меткость и скорость!
В эту минуту разъяренный ставрис швырнул молнию… снова в сторону Анастасии. И та так ударила воздушной волной, что молния изменила направление движения и… полетела прямо в пах Аккаю. Тот отскочил, прижался к стене и заработал новую шуточку Нейта:
– Нет, я ошибся. Вот Анастасия знает, какие органы тебе уже не понадобятся. Мозги в мужчине, конечно, самое главное. Но это когда они есть хотя бы… А когда нет… Остальное совсем уже лишнее. Дабы не передавать дурость следующим поколениям. Щадить нужно потомков, пусть даже ставрисов.
Аккай прорычал, но ничего не ответил.
Бандиты сдавленно похохатывали, одновременно спасаясь от молний.
Я прыснула, ну не смогла удержаться.
Какое-то время молнии не останавливались, продолжая победное шествие по комнате. Пока преступники не начали ловить их и превращать в грязноватый, концентрированный омлис. С трудом, но все же у них получалось. Я видела – их способности моим уступают, но помогать обезвреживать разряды даже пробовать не собиралась. Прикидывалась, что защитный купол не позволяет. Проверить бандиты не могли – они ведь не танны. Приходилось довольствоваться таким объяснением. Нечего было требовать от меня невозможного. Вылечить Максину никто не сумеет!
Когда все закончилось, молнии растворились, превратились в сгустки сероватого омлиса, Анастасия с Варварой уставились на нас. Так стареющие артистки земной эстрады смотрят на молодую и талантливую конкурентку. С видом: или убьют, или покалечат. Возможно, все сразу, чтобы наверняка уж.
Ставрисы заняли нейтральную позицию – уселись за столом и просто наблюдали. Слава богу, хоть у этих есть благодарность. Так еще годы пускали бы слюни, смотрели сквозь жен, словно их и не видят. Аккай скрестил на груди руки, расставил ноги на ширине плеч и, кажется, ожидал приказаний бандиток. Вот уж кто не преминет расплатиться за все, что подарил ему Нейт недавно. Фингал, кучу саркастических реплик – танн издевался с чувством, со знанием…
Я прижалась к Нейту в ожидании расправы. Чего именно, даже думать не хотелось. Представлялись приветливые морды терразавров, улыбки акул и цветы охтуелли, что клацают вполне себе хищными пастями… Танн почему-то выглядел совершенно спокойным и подмигивал так, словно мы побеждали. Хм… Все удивительнее и удивительнее.
Черт! Ведь именно такое же выражение лица было у него, когда в подземелье…
Так, ну и как Нейт это понял? Откуда узнал о близости подмоги? Или я опять чего-то не улавливаю?
Внезапно вспомнилась лекция Вышлы. Она тогда разошлась не на шутку, рассказывала про наказания для ластиков, что нарушают законы природы. И обмолвилась: мол, омоновцы и полицейские, что стоят на страже законов природы, а заодно и законов междумирья, связываются какой-то магической рацией. Вроде издалека она не работает – не хватает магии или энергии. Сигнал очень слабый и вечно прерывается. Зато когда полицейские близко, могут передавать друг другу новости, информацию о близости помощи. Ага! Так вот как танны связывались! Вот почему в подземелье с безумцами Нейт сразу смекнул – подкрепление рядом! Надо было спросить его об этом раньше. Но как-то из головы вылетело. Ладно, вроде Вышла доступно объяснила. Лекции она читала очень неплохо, даже лучше всяких там эйли. Еще бы с экзаменов никого не выносила…
Додумать мне, как всегда, не позволили. Стены задрожали, пол пошел трещинами, с потолка посыпалась штукатурка. Просто дежавю со вчерашними событиями.
Здание моментально заходило ходуном. Нейт быстро подхватил меня на руки, остальные торопливо легли на пол. Лейдон осторожно спрятал под стол Максину. Та даже не шелохнулась в процессе, уставилась в деревянную столешницу и замерла с отсутствующим видом. В воздухе повисло серое марево, на зубах заскрипела каменная пыль, из глаз градом хлынули слезы.
Я едва видела в едком густом тумане.
Аккай вздохнул с видом «опять обрушения» и обреченно застыл в ожидании.
Но в эту минуту комната словно раскололась, и наша с Нейтом часть куда-то поехала. Словно решила сбежать от преступников, чтобы и ее случайно не наказали…
Танн не растерялся: пригнулся и прыгнул. Я зажмурилась, крепко прижалась к варвару.
По телу полоснул свежий морской воздух. Терразавры улыбались в моем воображении и приглашали познакомиться поближе. Охтуелли раскинули длинные поросли и распахнули цветы в предвкушении.
Но когда я разлепила тяжелые веки, мы с Нейтом оказались в полной безопасности – в той части полуразрушенной комнаты, которая и не собиралась покидать здание. От другой же откололся внушительный осколок и рухнул в море, как я и боялась.
Я суетливо огляделась вокруг заново. Бандиты – здоровые, исцеленные и Максина – вроде бы оставались целыми и невредимыми. Насколько вообще можно оставаться целыми, если по голове градом стучат камешки, а в прическе больше бетонной пыли, чем пудры на лице французских Людовиков. Но тут я заметила, что Аккаю опять фатально не пофартило – ставрис повис на руках над пропастью. Нейт обнаружил это следующим. Осторожно поставил меня на ноги, подскочил и легким движением руки втащил Аккая назад в комнату.
– Никто не уйдет от длани закона! И нечего пытаться улизнуть на акуле! Или спрятаться в желудке терразавра! Закон вас найдет, достанет и накажет! – бодро сообщил танн напуганному ставрису.
«Мы попались», – читалось на лицах преступников. Теперь уже не мы, а они искали, куда бы сойти с летучего отеля. Возле дверей переговорной застыла Вышла с отрядом десятка в два ставрисов. Дырка в полу расширилась до пропасти, и на подушке из силового поля в комнату влетела радостная Дюймовочка в компании Отправлю, довольной и счастливой. Вот только ее мне здесь и не хватало! Слава богу, кроме этих двух эйли, прибыла подмога из десятка их соплеменников. Все выглядели более чем готовыми раскатать преступников тонкими блинчиками при помощи ласковых силовых волн по телу.
– Наконец-то мы встретились, дорогие преступнички! – От крика Вышлы стены опять дрогнули и с потолка рухнул кусок штукатурки. Аккай стряхнул с головы новый подарок и вздохнул так, словно прощался с жизнью. – Долго искали ваше бандитское логово. Не беспокойтесь, охрана нами обезврежена. И все, кто еще не угодил в больницу, непременно встретятся с вами в заключении. – Ставристка демонстративно поправила прическу и вильнула бедрами в стиле латинских танцев. – Мы совершенно случайно гуляли неподалеку… Не поняли, что это боевые маги, охранники и вообще воины… Они неудачно загораживали дорогу. В общем, теперь это связанные половички. Кстати, ходить по ним совершенно неудобно. Жестко и звуки раздаются странные… То ли стоны, то ли какие-то ругательства… В общем, для оформления отелей они не годятся ни при каких обстоятельствах. Разве что подойдут для анимации.
– Но самое главное даже не это! – вклинилась в речь Вышлы Дюймовочка.
– А самое главное, – прервал ее Дэйн, залез в комнату через дырку в полу и закончил: – У нас не было против вас доказательств. Теперь же их более чем достаточно. Из ауры ластика считать разговор – раз плюнуть и два раза притопнуть. Главное – внедрить туда специальные магические программы. Теперь ваша вина доказательств не требует. Короткий суд, приговор – и пожалуйте на нары.
Я с ужасом покосилась на Вышлу. Но ответила вместо нее Дюймовочка.
– Прости, Ната, так требовала миссия. – В точности таким тоном и с таким же лицом эйли отправляла домой незадачливых ластиков, что не смогли сдать очередную сессию.
Я торопливо посмотрела на Нейта. Он… знал? Нет, такие программы вреда владельцу обычно не причиняли… Даже питались не от чужой энергетики, а пользовались лишь собственными ресурсами. Но почему меня-то не предупредили, прежде чем использовать в качестве живой рации? А вдруг я сказала бы что-то интимное? Призналась в симпатии к Нейту, в конце-то концов! Спутник вздохнул и сложил брови домиком. Я машинально отстранилась от танна.
Проклятье! Пара – не пара, единственная – не единственная, а гоняться за преступниками этим бахвалам гораздо важнее доверия женщины. Ну да, что с них взять-то, одно слово – варвары. Романтичное настроение слетело в мгновение ока. Полицейские, вот кто они в первую очередь! И ничего уже тут не поделать.
Внезапно меня словно по голове ударили. Я посмотрела на Вышлу, на Дюймовочку и выпалила:
– А туристы как же? Никто не пострадал в процессе вашего… эм… штурма и похода по неудобным коврикам-охранникам? Хотя бы физически не покалечился? Про психику бедолаг уже и не спрашиваю…
Преподавательницы обменялись такими взглядами, словно у нас опять очередной экзамен и я не выучила ни одного определения. Так, лепечу нечто нелепое и невнятное, пытаюсь придумать сама из вопросов ответы.
– Обижаешь, дорогая! – хмыкнула Вышла. – Мы о безопасности окружающих печемся. Как только прибыли к летающему отелю, первым делом туристов эвакуировали. Поэтому мы так поздно и прибыли. Вообще, планировали немного раньше заявиться. Пока ты еще не вылечила этих бедовых. – Она снисходительно посмотрела на ставрисов, что бувально недавно ни на что не реагировали из-за гигантских осколков эмоций в ауре. – Я полагала, что ты с делом не справишься. Думала, тебя тут растерзают заживо. Уже планировала склеивать, исцелять, слушать крики «Помогите! Спасите!». А ты ничего, помощнее оказалась. Смекалистей, чем я предполагала. Не зря мы тебя выбрали для этой миссии…
Вышла так посмотрела на бандиток, что Анастасия почти оскалилась, а Варвара что-то проворчала себе под нос. Но под взглядом ставристки обе потупились, и преподша закончила монолог под веселые улыбки коллег-эйли. Снова эти непримиримые «сторонники» выступали практически единым фронтом, отбросив все споры и недопонимания.
– Так, что туристов тут давно уже нет. Мы просто создавали видимость их присутствия. Энергетически наполняли комнаты. Чтобы преступники не забеспокоились.
Ясненько, создавали фантомные ауры. Такое под силу лишь самым мощным ластикам, и отличить их от реальных энергий также способны далеко не многие. Это нам предстоит на последних курсах. Всем, кому хватит сил и способностей. Остальные обычно служат наглядными пособиями. Их сажают в комнаты с фантомными аурами, и другие ластики пытаются вычислить, где одногруппник, а где его призрачная копия. Так же сдаются зачеты, экзамены и практика по «аурным манипуляциям».
Аккай вздохнул, бандитки с мужьями промолчали. Я успокоилась насчет бедных туристов, которые попали вдруг под замес. Рухнули из отеля прямиком в море, к тем жутким существам, что мне уже чудились. И возвратилась к своим печальным выводам. О том, что Нейт прежде всего полицейский и лишь потом – влюбленный мужчина. И какие бы отношения нас не связывали, какие бы чувства танн ко мне не испытывал, он не преминул использовать ластика втемную, обмануть и внедрить «рацию» в ауру.
Анастасия прервала мои душевные терзания, грозящие перерасти в затяжную истерику. Меня даже начало слегка потряхивать, как обычно, когда нервы резко сдавали.
– А можно высказать последнее желание? – простонала она с жалобным видом.
– Валяй! – с легкой руки разрешила Вышла. – Даже два на четверых разрешаю. Вот и Аккай выучит таблицу умножения!
М-да. Оказывается, умственные способности ставриса давно уже стали притчей во языцех, и не смеялся над ними только немой и глухой.
Аккай нахмурился, снова вздохнул и затих. Дергаться теперь смысла не имело.
Анастасия воспользовалась разрешением:
– Вылечите мою сестру, пожалуйста. И можете нас забирать, арестовывать. Ладно, всех денег мира не заработаешь. А из заключения когда-никогда да выйдем. Отель восстановят наши партнеры по бизнесу. Те, что не участвовали в манипуляциях с эмоциями. Вернемся и заживем за счет дивидендов. Не слишком богато, зато свободно и вместе. – Анастасия ласково взглянула на мужа, Варвара мазнула взглядом по собственному ставрису. И мне вдруг стало гораздо неприятнее. Зависть разлилась во рту желчью.
Черт! Ведь даже бандиты, преступники – и те относятся друг к другу получше! Размечталась об единорогах, романтике, приключениях вроде Индианы Джонса, где крутой мужчина западает на красивую спутницу. Тоже мне, нашлась Анжелина Джоли, это ведь она играла в одноименном фильме. Красотка с формами, пухлыми губами и длинной косой чуть ниже пояса. Бойкая, боевая и энергичная, любому задаст жару, если обидят. Такую, естественно, предавать не станут. Не то что меня – размазню и рохлю, которая и драться-то толком не выучилась. Боюсь, придется записываться на боевые искусства. У нас их ведет сетт – худенький, тщедушный, но пальцем, говорят, металл пробивает.
– Правильный настрой! – подбодрил пленниц Нейт, я даже вздрогнула от звука его голоса. – Вот мы и поменялись местами, дорогие преступники. В тюрьме вам оптимизм очень даже понадобится.
Исцеленные ставрисы почти одинаково прорычали, но от комментариев разумно воздержались. Их жены обреченно опустили головы. «Партия, господа, партия!» – так и хотелось сказать им напоследок. Хорошо, я даже испугаться не успела!
Вышла жестами распорядилась своим ставрисам – и те вытащили из-под стола Максину. Усадили обратно, в прежнее кресло, будто знали, где она располагалась.
Вышла, Дюймовочка и Отправлю приблизились к сумасшедшей.
Несколько минут они просто стояли не двигаясь, затем начали негромко переговариваться на каком-то своем, мелодичном наречье. Кстати, надо будет и его выучить. Ну так, на будущее, на случай новых расследований.
Я уже думала – у преподавательниц ничего не получается. Но когда соединяется несовместимое – ставристка и эйли, что на дух друг друга не переносят, происходят настоящие чудеса в решете. Ведь и в ядре протоны удерживаются вместе, хотя должны оттолкнуться электрическими силами и разлететься на многие километры.
Я увидела, как шесть аурных щупов одновременно вонзились в энергетику Максины. Думала, преподши попытаются вытащить «занозы». Но вместо этого щупы начали растворяться, налипать на осколки эмоций подобно расплавленному сахару. Когда процесс увенчался полным успехом, преподавательницы обменялись быстрыми взглядами и Вышла крикнула:
– Вперед, воины света!
Обе эйли поперхнулись воздухом. То ли команда ставристки оказалась неожиданной, то ли фраза про воинов света так поразила. Но действовала троица по-прежнему слаженно.
Рывок, еще один и еще один. Мелкими шажками, с небольшими передышками преподши извлекали осколки из ауры Максины. Неторопливо, но успешно и уверенно. Энергетика бандитки полностью очистилась, а куски омлиса засияли аурными кармашками, как и положено – возле висков преподавательниц.
Максина очнулась, к ней подскочил Дэйн и с криком:
– Сюрпри-из! – надел на исцеленную наручники. Остальные главари оказались уже закованы – позаботилась группа ставрисов Вышлы, пока «предводительница» занималась лечением.
– Вот! Смотрите и учитесь! – усмехнулась ставристка, метнув на бандитов взгляд, полный морального удовлетворения. – Если живешь честно и по законам природы, возможно все и дальше больше того!
– Абсолютно все, кроме нормально отдыха, – вставила я, ну не смогла удержаться.
Отправлю хмыкнула, но ничего не сказала. Дюймовочка так пожала плечами, словно отвечала вместо соплеменницы: мол, нормальный отдых принято переоценивать. Вот то ли дело хорошая драка заклятьями, обезвреживание опасной банды преступников. Вот это каникулы, вот это путешествие! Отдых, на который и денег не жалко. Еще не жалко одежды, обуви и здоровья для долгих «экскурсий» по подземельям, что время от времени заваливает глыбами.
Наверное, все ластики немного с приветом. Просто кто-то чуть больше, а кто-то чуть меньше. Возможно, со временем и меня ждет подобное. Что ж, это не самая худшая участь. Сразу начну работать преподавателем, делиться со студентами не только знаниями, но и своими безумными идеями.
Я снова посмотрела в лицо Нейта. Отложенная реакция накрыла с головой. Стало гадко, будто слизняка раздавила, и мерзкая жижа расползлась под ногами. Я доверяла танну, слушалась, почти решилась строить с ним отношения. Создать пару, пожениться, как и положено… А этот мерзавец ни разу даже не заикнулся, что в мою ауру внедрили прослушивающую программу. Я так и не поняла – когда же ее повесили. В отеле или в подземном туннеле, когда преподши неудачно пришли на помощь. Впрочем, какая теперь уже разница?
Такой умный, изворотливый, находчивый танн мог бы подать ну хоть какой-то сигнал! Немая сцена между нами длилась минуты. Аккай откровенно злорадно скалился: мол, вот тебе, полицейский, вот мы и в расчете. Вышла крутила пальцем у виска и всем своим видом прямо-таки кричала: «Я предупреждала, как более старшая и опытная! Танны ластику вовсе не пары. Вернее, пары, но только не для самого ластика».
Эйли смотрели на Нейта, как на неандертальца, что сделал предложение лауреатке нобелевской премии.
Танн собирался разразиться объяснениями, даже набрал в грудь побольше воздуха, но я резко мотнула головой и торопливо скрестила руки. Развернулась к Дюймовочке и уточнила как можно более спокойно и безразлично:
– Значит, моя миссия закончена?
Эйли улыбнулась и ответила ласково, будто пыталась утешить «несчастную».
– Тебе дается еще месяц каникул и отдых в лучшем отеле междумирья. С отдачей мы теперь сами разберемся. Причина устранена, преступники обезврежены. Попробуем сместить энергетические сгустки, направить магию на что-то позитивное. Во всяком случае, значительно уменьшим отдачу. Уж это нам точно теперь по силам. Так что отправляйся-ка в новый тур.
– Вот уж нет! Дудки! – Я даже вскрикнула. – Лучше сама куплю, в здешней турфирме. Хватит с меня вашего отдыха. Я еще долго его не забуду.
Отправлю небрежно дернула плечами, Дюймовочка сделала лицо «ну что ж, все заслуженно», Вышла пожала над головой собственные руки.
Дэйн буравил Нейта загадочным взглядом, а тот выглядел так, словно он при смерти: бледный, растерянный и неподвижный.
– Вообще-то мы собирались рассказать о прослушке! – внезапно вступился Дэйн за товарища. Я на минутку даже зауважала его. Но сразу передумала, когда смекнула, что и Дэйн согласился меня обманывать.
– Это твои преподавательницы: швабра и этажерка, – напарник Нейта без малейшего стеснения указал пальцем на Дюймовочку и Вышлу, – настояли, твердо и категорично. Сказали, что ты еще недостаточно подготовлена. Можешь проговориться, вести себя неестественно, зная, что каждое слово преступников будет в итоге использовано против них. Попытаешься нарочно раскрутить их на признания, попробуешь побыстрее отделаться от миссии.
– Когда мне внедрили прослушку в энергетику? – спросила я у «своей этажерки». Ставристка усмехнулась, отмахнулась от Дэйна и совершенно спокойно отчеканила:
– Когда Аттарлия присоединилась, на пляжной дискотеке. Я, кстати, не сильно возражала тебе рассказать. Это Аттарлия уперлась рогом… или это была еще одна лампочка?
Преступники наблюдали, развесили уши и словно молчаливо комментировали ситуацию: «Ластикам, чтобы превратиться в безумцев, не обязательно нарушать законы природы. Достаточно попасть в знаменитую академию, и легкое помешательство вам гарантировано. Причем в самой тяжелой и запущенной форме».
Я замотала руками, а потом и головой, прерывая поток нелепых объяснений.
Да мне какая разница – кто выдвинул идею? Какое мне дело – кто настоял, кто противился? Нейт ни разу не сказал мне ни слова! Мы с ним так долго шли по туннелю в окружении безумных абстракционистов-ремонтников, обоев с глазами и загадочных лампочек, что общаются друг с другом на азбуке Морзе. Мы с ним завтракали, общались почти как близкие! И он даже не попытался намекнуть на прослушку!
Сто раз права была любимая бабушка, когда говорила за бокалом шампанского: «Все мужики козлы. Это природа. Просто от большинства и молока не дождешься. Лежат на диване и даже в универмаг не сбегают».
Нейт попытался суетливо приблизиться. Но я протянула Отправлю руку. Эйли долго ждать себя не заставила – зашвырнула порталом, куда заказывали. И я очутилась в офисе турфирмы, прямо под аркой, рядом с менеджером-сеттом.
Парнишка в строгой рубашке и брюках, с короной из рожек и светло-каштановыми волосами подал мне чашку чая, словно его предупреждали. Накапал туда побольше успокоительного и молча открыл виртуальные проспекты.
Я изучала многочисленные отели. Они напоминали то замки, то коттеджи, то лодки, а то космические истребители. Любовалась на пляжи, фрукты и бары, а в груди неприятно кололо, болело. Тянуло и обжигало одновременно. Вспоминался Нейт, когда мы проснулись в отеле, и когда поддерживал меня в подземелье. Почему я восприняла его молчание как предательство? Ведь на кону стояла вся наша миссия, связанная и с моей судьбой тоже. Я могла завалить ее, узнав о прослушке. Права Дюймовочка, я ведь не актриса и никогда не училась на спецагента. Не умею притворяться обычной, естественной и хитростью выуживать нужные сведения. Решение преподавательниц выглядело разумным.
Танны возражали, если верить Дэйну, но все-таки согласились на веские аргументы. И в принципе действовали напарники грамотно. Никакого вреда мне не причинили, лишним опасностям, рискам не подвергали. Но все равно до ужаса хотелось им врезать обоим, но особенно – Нейту.
Сама не знаю. Но обида не отпускала. Я сидела и бездумно листала проспекты, не видя ничего, кроме одинокого отдыха, которого уже как-то совсем не хотелось.
Сколько времени миновало, я не засекала. Только сетт посмотрел с неподдельным участием, хмыкнул и произнес с удивительным пониманием:
– Успокойтесь. Я знаю, что вам действительно нужно!
От этой фразы после общения с Отправлю у меня едва не начал дергаться глаз. Я поперхнулась чаем, прыснула на компьютер – хорошо, только виртуальный, а не настоящий. Иначе очередного взрыва не миновали бы.
Срочно захотелось куда-то бежать, по крайней мере, спасаться отсюда. Куда – собственно, не так уж и важно. Но сетт ловко швырнулся распахнутым порталом – и… я зажмурилась, приготовилась к худшему.
Когда полет закончился, я приоткрыла глаза, в ужасе ожидая очередного направления на расследование. Убийства множества ластиков маньяком-извращенцем, изнасилования людей при помощи эмоций или чего-то еще гораздо худшего. Может, сетт решил – клин клином вышибают. Дурные воспоминания о предыдущем расследовании можно зашлифовать только гораздо худшими. Чтобы прежние неприятности, беды, проблемы и обманы показались еще цветочками…
Но… меня ждал настоящий сюрприз. Впервые за последние дни даже не отвратительный.
Я медленно «оцифровывала» помещение…
Кровать с розовым кружевным балдахином обливал яркий солнечный свет из окон. За деревянной дверью пряталась гардеробная. На столе растянулся экран новомодного компьютера, что работал на чистом, концентрированном омлисе. Сам экран казался совершенно реальным, но нажатием кнопки под столешницей быстро превращался в крошечную пуговицу с мириадами цветных полосок и точек.
Так… я дома?! Дома! В академии!
Я выдохнула, плюхнулась на кровать и подумала. Да ну его, этот отпуск на море! К черту каникулы с неведомыми последствиями! Тут передохну перед новым семестром. По крайней мере, под крылом у преподов. Теперь я знала абсолютно точно – наши преподы победят в любом танцевальном конкурсе, разрушат любое подземелье преступников, вылечат самого безнадежного пациента и арестуют всех опасных бандитов.
В академии практически ни единого мужчины? Ну и ладно! Хватит с меня этих рыцарей. Пару они нашли, видите ли! А сообщить паре, что та стала прослушкой, фактически живой рацией полицейских, не удосужились, не посчитали правильным. Нет уж, спасибо, знаем, поплавали…
Лучше любовными романами удовольствуюсь. Вот уж где рыцари так рыцари, а негодяи – настоящие негодяи.
Либо мужчина половичком у ног растекается, чтобы героиня его изрядно помучила, либо насилует, бьет, издевается, чтобы вызвать у девушки Стокгольмский синдром. Так сказать, соблазнить, но по-своему…
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий