Академия властелинов эмоций. Прочтем, заберем, используем

Глава 5

Некоторое время мы двигались спокойно. Но Нейт беспрестанно загадочно оглядывался, то и дело вскидывал глаза наверх и выглядел так, будто чего-то ждал. И это «что-то» не замедлило появиться.
Сверху посыпались оплавленные глыбы, стены дрогнули, но вибрировать не начали. Сильно запахло горелым камнем, аж в горле появился неприятный привкус.
Аккай отскочил в сторону, скомандовал магам. Бандиты резво выстроились полукругом, словно ожидали гостей с нехорошими намерениями. И гости долго ждать не заставили. Проявили уважение к «радушным» хозяевам.
В туннель спрыгнули Дэйн, Дюймовочка и Вышла. Ставристка выглядела так, словно планировала стереть с лица земли всю планету Аккая. Дэйн обменялся быстрым взглядом с Нейтом и встал в боевую стойку таннов. Дюймовочка скрестила руки на груди, словно чувствовала себя хозяйкой положения.
Аккай дожидаться взбучки не стал – молнии оранжевым сверкнули в воздухе. Остальные бандиты подхватили инициативу. Вышла, Дэйн и Нейт ответили соответственно. Я прикрыла глаза, сосредоточилась и нашла побольше осколков эмоций. Собрала в грязновато-серый омлис и обратила в шаровые молнии. Мелкий такой огненный дождик. В туннеле метались куски огня, гасили друг друга, встречали щиты из чистого омлиса и затухали. Но все самое интересное было еще впереди.
Эйли наконец-то развела руки в стороны… и в преступников ударила энергетическая волна. Мы такие на занятиях проходили, вот только создавать пока не учились.
Банда дрогнула, многие упали на колени, другие согнулись в три погибели.
Дэйн и Нейт почти хором воскликнули: «Добавим огонька в нашу теплую встречу!»
И атаковали преступников огненным градом. Казалось, мы спасены, а враги смяты. Вот-вот убегут, а мы выберемся из подземелий.
Прижатые к стенке бандиты лишь огрызались и даже отвечать молниями перестали. Но… теперь уже дрогнул пол под ногами. Стены пошли гигантскими трещинами, и в мгновение ока сверху обрушились камни.
Нейт подхватил меня, Дэйн оттолкнул Дюймовочку. Мы очутились по одну сторону «баррикад», а помощники, к несчастью – по другую.
Проход завалило глыбами моментально. Камни падали, падали и падали, словно планировали погрести под собой все подземелье. От грохота и гула заложило уши. От пыли засвербело в носу, глаза заслезились, на языке появился противный привкус цемента.
Я никого не видела в едком тумане.
Нейт прорычал про очень «своевременную» отдачу, крикнул Аккаю, что они еще встретятся, и рванул со мной вперед, по туннелю. Но наше бегство все равно успехом не увенчалось. Несколько поворотов, забегов по прямой под аккомпанемент падающих глыб и булыжников, ругань магов – наших и преступников, и мы практически врезались в новую толпу ластиков. Боевых магов, разумеется.
Десяток свежих ставрисов и землян ждал нас за очередным поворотом. Нейт бережно поставил меня на ноги, принял знакомую боевую стойку. Но к преступникам немедленно присоединились еще около двадцати землян и ставрисов. Внезапно появились из-за ближайшего поворота.
Танн выругался, сплюнул каменную пыль и сообщил:
– Ладно, пока ваша взяла.
Главный – на сей раз загорелый землянин, фигурой и ростом похожий на баскетболиста, с выбритыми висками и косичкой, махнул нам рукой и молча двинулся вперед.
– Ничего не скажешь, глубокомысленно. Аквариумные рыбки – и те более говорливые, – съязвил Нейт и подмигнул мне. Мы снова шли по знакомому подземелью. Вперед, где ждало новое приключение.
А ведь еще недавно казалось – все, спасение уже состоялось. М-да, тяжело ластику на таком отдыхе, среди боевых магов и отдачи, которая всегда приходит не вовремя…
…Подземелье тянулось и тянулось, сворачивало то вправо, то влево и казалось бесконечно длинным. Ноги начинали упорно напоминать, что такого предмета как физкультура в академии ластиков не предусмотрено. А спортзалы для фитнесса и прочих нагрузок оккупировали ставрисы, и все, кто помельче, туда не совался, во избежание.
Одни боялись не выдержать конкуренцию с горами мышц и метрами роста, показаться смешными и нелепыми, другие опасались варварских шуточек. Та же Вышла обожала прийти в зал, ткнуть в первого же попавшегося мужчину и заявить: «Ты мой спаринг-партнер!» Отказ приводил к тому, что «жертва» становилась посмешищем на всю академию. Как же! Взрослый, половозрелый мужчина отказался от разминки со «слабой женщиной». И неважно, что эта женщина бьет не слабо и на голову выше многих сородичей. Лишь ставрисы рисковали зубами и репутацией. Земляне предпочитали менее травматичные способы хорошенько пощекотать себе нервы. Например, повешенье или четвертование.
Хуже приходилось физкультурникам, если в спортзале появлялись эйли. Они любили тренироваться в магии. Внезапно и без вызова противника. Заодно репетировали неожиданные атаки. То силовой волной ударят, то невидимой стеной энергии…
А убегать от тонких, как лиана, женщин, что едва достают тебе до груди – все равно что потом ходить с табличкой «Я – местный клоун. Не стесняйтесь, потешайтесь».
В общем, в спортзале занимались только самые стойкие физически, психически и магически. И далеко не все приходили туда дважды, получив порцию острых ощущений, порой во всех смыслах этого слова.
Запахи изменились – откуда-то потянуло жареным хлебом и вареной картошкой. Учитывая все предыдущие злоключения, а также отсутствие нормального ужина, есть захотелось ну просто ужасно. Желудок изрек что-то недовольное и затих, подавленный моей стеснительностью.
Спать захотелось тоже просто адски. Я вдруг вспомнила, что вообще-то давно ночь. И где-то наверху люди, ставрисы, эйли, в общем, все нормальные туристы, которые покупают путевки не у Отправлю, а в нормальных турфирмах, без подвоха, давно уже видят десятый сон. А те, кто дрыгался на пляжных дискотеках – вообще мертвецкий, вырубились напрочь.
Я понуро покосилась на Нейта. Танн подмигнул и снова пожал руку. Не знаю почему, но оптимизма прибавилось, и даже бодрость откуда-то появилась. А злоключение стало больше походить на приключение.
Не предупреждая, ничего не говоря, Нейт ловко подхватил меня на руки. Вот теперь возражать, требовать договориться, вернуть меня на пол не хотелось абсолютно. Я прижалась к крепкой груди варвара и… уснула, как медведица в берлоге.
Откуда-то издалека слышались шаги, время от времени я ощущала движение, повороты, небольшие встряски, но быстро ныряла из дремы обратно в грезу.
Изредка я просыпалась, расклеивала веки и обнаруживала, что ничего не изменилось. «Бритый» и его команда двигались вперед, Нейт нес меня: бережно и без напряжения. Рождалась мысль: а неплохой получился гамак. Вместительный, мерно покачивающийся, тепленький, даже одеяла и подушек не надо. Почему-то казалось – варвар нагревался, и меня окутывало тепло и спокойствие. Будто от Нейта исходила твердая уверенность, что мы выиграем поединок с преступниками и выйдем победителями из нынешнего приключения.
Заметив, что я неожиданно проснулась, «гамак» привычно бодренько подмигивал, улыбался яркими чувственными губами – и я снова проваливалась в грезы…
Окончательное пробуждение очень удивило. Я обнаружила себя в большой бежевой комнате, похожей… Черт! Именно такие номера я видела в проспектах про «летучий отель-облако». Очень хорошо помню, как Отправлю тыкала пальцем в интерьеры и нахваливала их в своей обычной манере.
Ага. Вон «большой дубовый стол, под старину». Вон кресла «с супермягкими подушечками». «Шикарный, незабываемый вид на морские глубины» открывался из окна, и становилось ясно, что здание висит над водой – никуда не деться. О побеге лучше и не помышлять. «Люстры ночного и дневного света» в виде россыпи квадратиков на потолке слегка мерцали: вспыхивали и гасли, потому что за окнами занимался рассвет. Он щедро добавил в море алой краски, и вода стала похожа на розовое масло. Красный цветок распускался у горизонта, будто вырастал из воды и вытягивался, упираясь лепестками в облачные массы.
Тепло окутывало меня приятным коконом. Под спиной обнаружился матрас и весьма удобный, под головой – большие пухлые подушки, а справа – большой и мощный варвар. Нейт проснулся и лежал на боку. Подпер голову ладонью, наблюдал и ухмылялся в своей обычной манере.
– Эм? И что это мы тут делаем? – удивилась я. Воображение рисовало нас в казематах, на худой конец – в подобии клетки. Но никак не в дорогом и статусном отеле.
– Ну раз вопроса – где мы – не последовало, подозреваю, что отель тебе знаком. – Нейт ловким движением присел по-турецки и взялся за объяснение ситуации. – В общем. Нас временно сюда поселили. Пока ты поспишь и восстановишься. Преступникам ты нужна во всеоружии. То есть – полная сил и энергии. Иначе их придурковатых главарей не вытащить. В итоге нас поселили в люксовый номер и обещали по первому же звонку на ресепшен доставить сюда еду и выпивку. Любой каприз, все, что захочется. Закажешь слона в яблоках с грейпфрутами – и придется освобождать место в комнате. Как только закончим моцион и трапезу, обязаны явиться к главарям бандитов. Тем, что пока в здравом уме и твердой памяти. Они-то и отведут нас к безумным товарищам. В общем, дел на сегодня у нас по горло. Но ты не спеши, пока насладись отдыхом. Ванна тут подобна бассейну. Полежи, успокойся, вымойся. – Танн недвусмысленно блеснул глазами. – А я пока закажу завтрак. Пиццу хочешь?
Я кивнула.
Откинула одеяло и обнаружила, что на мне синяя фланелевая пижама. Я вопросительно посмотрела на танна, и тот расплылся в улыбке кота, что объелся жирной сметаны от пуза.
– Ну да! Это я тебя переодел, – развел руками варвар и облизал яркие губы. – А чего ты хотела? Спать в одежде, наслаждаясь пилингом грязи и пыли? Сладко хрустеть во сне каменным крошевом? Нет, я слышал, что землянки используют странные средства для ухода за лицом и телом. То еду на себя намажут повсюду, то какую-нибудь глину или масло. И все думают, что так они станут неотразимыми. На самом деле для неотразимости хорошую еду нужно класть в рот, а глину оставлять в болотах и подземельях.
Эм… ну да, об этом я как-то не подумала.
– Поэтому я тебя раздел и помыл. А ты так устала, что даже не проснулась.
Я окинула взглядом взбудораженного варвара. Щеки горят, губы припухли, глаза сверкают, как лампочки в темноте. Танн снова умильно развел руками.
– Ты моя пара. Я бы не прочь. Но у нас пока другие дела. Ты спала, и я позволил себе…
Он сделал паузу, потянул время, пока я напрягалась все больше и больше, готовясь заехать нахалу в лоб кулаком, а молнией – в глаз или в ухо.
– Уложить тебя в постель и устроиться рядом, – захохотал Нейт.
Я толкнула его в плечо. Танн поймал мою руку, пожал ее и вдруг поднес к своим губам.
Я ощутила, как тепло собралось в животе, неожиданно стало томно и сладко. Нейт поцеловал мою руку, поднял глаза и произнес уже совсем серьезно:
– Ты мне очень дорога, Ната. Я никогда тебя не обижу и не предам доверие.
Я сглотнула и не нашлась что ответить. Он смотрел так искренне: ласково, тепло, возбужденно, что захотелось прижаться к танну, чмокнуть в щеку и довериться: навсегда и полностью.
Вместо этого я только хмыкнула, изобразила суровую гримасу и бросила:
– Я подумаю – можно ли тебе верить.
Распахнула одеяло и встала с постели. Нейт так и остался сидеть на месте. Он просто наблюдал, улыбался и впервые за наше знакомство даже не комментировал ни мои действия, ни нашу ситуацию.
Ванная комната выглядела в точности как в проспекте. Бежевый кафель с иероглифами в виде птиц и зверей, просторная душевая и полный пакет одноразовых средств для ухода: мужских и женских. Шампуни, бальзамы, гели для мытья, пенка и морская соль в прозрачных баночках выстроились батареей на пластиковой полке.
Мыло сильно пахло лилиями, но меня это уже не смущало. Главное, что мочалку здесь предоставили тоже. Мои походные вещи остались в том отеле, куда бедный ластик прибыл добровольно.
Теплая вода, махровое полотенце и мягкий банный халат персикового цвета с умильными мордочками щенков и кошек. Все в точности, как и рассказывала Отправлю. Только забыла предупредить, что сюда тягают из подземелья с таким «евроремонтом», после которого у самого матерого риэлтора глаза вылезут на лоб, а челюсть отвиснет. После хорошей встряски стен и пола, магической драки, пожара и завалов. Видимо, эту обязательную программу в турфирмах не озвучивают, оставляют на сладкое, в качестве сюрприза для «дорогого» отдыхающего. Как говорила моя знакомая, «во эсклюзИв»!
Я вышла из ванной чистая, ароматная и вот тут даже слегка растерялась.
Надевать фланелевую пижаму на выход выглядело… как бы это сказать… несколько эксцентричным, хотя розовые тапочки с ушками вполне подходили к такому туалету. Впрочем, я всегда могу прикинуться ластиком «чуточку не в себе» и для полного эффекта надеть еще и тарелку вместо шляпы. После безумцев в туннеле никто даже не удивится. Но все-таки… Я суетливо огляделась.
Гардероб практически сошел с проспектов: огромный шкаф из розового дерева, с изогнутыми ручками цвета бронзы.
– Вот это по-нашему. Правильно и разумно! – оживился Нейт, уже переодетый из пижамы, вроде моей, в свежие джинсы с футболкой. Танн явно освежился, судя по тому, что одна из вешалок для сушки белья – тигрица, сотканная из металлических кружев – оказалась одета в синий мужской халат.
– А ей очень идет! И размер подходящий, – потрепал «кошечку» по макушке Нейт, заметив направление моего внимания. – Хотел найти еще шапочку для бани, но факир был пьян, и фокус не удался. Как говорят на твоей любимой Земле.
Ах, ну да! Здесь же две ванны! Помнится, еще Отправлю распиналась: мол, сможешь привести мужчину на ночь, а потом мыться с ним одновременно и даже не встретиться. Солидное преимущество, особенно после бурной ночи. Мало ли какой попадется экземпляр, мало ли какое у него либидо и желания поутру. А тут сбежала в ванну, заперлась – и пусть себе холодной водой успокаивается.
Я оглянулась на Нейта с некоторым удивлением.
– Ну и чего правильного смотреть на шкаф, где нет ни одной из моих вещей? Гипнотизировать, чтобы сбегал и доставил?
– Обижаешь! – притворно надул губы Нейт. – Я еще вчера заказал нам переодежду. Все по биркам на твоих прежних вещах. Пришлось, правда, слегка поднапрячь уборщицу… Пока пытался прочесть размеры, с одежды новый завал осыпался. Камни, песок, бетонная пыль… романтика прогулок по подземельям… Уборщица немножечко так удивилась, сильно расчихалась и посмотрела на меня как на извращенца. Мол, и где только не занимаются диким развратом эти богатенькие, пресыщенные жизнью туристы… Я, конечно, понимаю, что это удар по нашей репутации, запятнанной до этого момента только грязью туннелей. Но объяснять, что помогали безумцам вкручивать лампочки, как-то не очень хотелось.
Закончив тираду, танн приосанился и победно открыл передо мной шкаф. Не скажу, что наполнение могло сравниться с запасом для отпуска, не с моим уж точно. Но несколько вешалок с брюками, блузками, платьями и батарея кроссовок-босоножек под ними порадовали несказанно.
И прежде чем я об этом подумала, танн выдвинул один из боковых ящиков и продемонстрировал высокую стопку белья.
– Если не хочешь, чтобы я изменил правилу и все же пристал к паре, лучше надень его, – посоветовал танн и так подмигнул, что я поняла – исподнее обязательно.
Варвар облизал яркие губы, напрягся, но отступил к креслу.
Я выбрала белье, лосины с туникой и кроссовки – ну так, на случай незапланированной «экскурсии» по подземельям.
Подумала, сгребла вещи в охапку и торопливо вышла на кухню. Здесь интерьер тоже соответствовал рекламным буклетам. «Микроволновка последней модели», «Духовка на случай, если захочется покулинарить», «Удобный обеденный стол из розового дерева», «Набор пластиковой посуды под фарфор» с картинками в виде умильных дамочек в пышных платьях и непременно с собачками. «Полный фарш», как сказали бы на моей родине.
Ладно, обеденный стол подойдет и для вещей. Я складировала обновки, еще раз вытерлась и облачилась. Все! Вот теперь я готова к новым подвигам на ниве расследования. В эту минуту потянуло омлетом, блинчиками с мясом, пиццей и ветчиной. Окутал приятный запах мятного чая.
Я оглянулась. Танн застыл в дверях с подносом.
– Кушать подано! – сообщил он радостно. Видимо, с моими прелестями в глазах варвара могли соперничать лишь вкусные блюда.
Все, что посулили запахи, здесь присутствовало. Пицца с кусочками поджаристой колбаски, бутерброды с мраморной ветчиной и рыбой, горячие блинчики, пышные булочки, нежный омлет и пухлый чайник. Разумеется, под фарфор, как и вся посуда.
Я помогла танну расставить еду на столе, унесла халат на вешалку, и мы с удовольствием позавтракали. Нейт совсем по-варварски ел за троих, использовал самый минимум приборов, но совсем не по-варварски за мной ухаживал. Подливал чаю, подавал бутерброды, тарелки. По первой же просьбе снабжал добавкой. Шутил в своем незабываемом стиле и умудрялся при этом не прерывать трапезу. Наполеон, что жалел времени на еду, второй раз умер бы от зависти.
В целом завтрак прошел на самом высоком уровне, и между нами с танном нарастала такая знакомая «любовная химия». Ну не то чтобы прямо знакомая. Когда-то очень давно я испытывала нечто похожее. Потом мы с одногруппником разошлись, как в море корабли, на почве его мажористости и привычки получать все, что захочется. Я так и осталась девственницей. Он так и остался моим бывшим, которого я с упоением называла козлом в задушевных беседах с подружками – когда обсуждали, кого с радостью придушили бы.
Все по шаблону, прямо как по писаному. Она – девочка из хорошей семьи среднего достатка, правильная, милая, слегка наивная, он – мачо, парень из богатеньких, в меру красивый и не в меру испорченный. Они попытались обмануть законы природы, но матушка-природа вынесла приговор, огласила и свершила правосудие. С тех пор я ничего подобного не испытывала. Так, интерес, физическое влечение, волнение флирта с привлекательным незнакомцем. А вот сейчас вдруг, совсем неуместно, то ощущение резко вернулось. Мы с Нейтом переглядывались, загадочно улыбались, порой отвечали не к месту и невпопад, молчали так, словно за этим молчанием скрывается нечто ужасно важное.
Я ожидала новых подколок по поводу заалевших щек, тока, что всякий раз чувствовала, когда наши с танном пальцы будто бы случайно соприкасались. Но ничего подобного не последовало. Мы словно находились на одной волне.
Закончили с чаем, и Нейт взял мои руки. Совсем не по-варварски, непривычно осторожно и бережно. Даже не верилось, что этот громила по-хозяйски закинул меня на плечо в подземелье.
– Все будет хорошо, Ната, – мягко произнес танн, слегка напрягаясь. – Нас выручат. Немного потянем время, попытаемся не попасть в эпицентр отдачи – и все, считай, дело в шляпе.
– Отдача! – вдруг вспомнила я. – Хотелось бы, конечно, чтобы вселенная оценила наши усилия и наградила. Прекратила катаклизмы и ненастья. Но ведь нет… Я правильно поняла?
К Нейту мгновенно вернулась фирменная язвительность. Он криво улыбнулся, освободил мои пальцы и резюмировал не без досады:
– М-да… Ластики – женщины на удивление романтичные. То в глаз дадут, как незабвенная Вышла, а то, держась за ручки и глядя в глаза, заведут трогательную беседу о работе. То, что надо для первого свидания. Только молнии в глаз и не хватает.
На долю секунды в его голосе промелькнуло разочарование. Но танн очень быстро взял себя в руки. А я подумала, что обязательно утешу спутника, только чуть позже и при лучших обстоятельствах. Нейт нравился мне все больше и больше. И даже его способность сглаживать обиды сарказмом выглядела куда привлекательнее серьезных претензий и выяснений отношений с криками и руганью.
Варвар скрестил руки на груди, выпрямился и разразился недолгими пояснениями:
– Отдача – дело такое, хитрое. Ее не избежать ну просто никак. Но подозреваю, что вовсе не просто так в этот мир понаехало столько ластиков…
Я прищурилась, вскинула голову.
Помнится, Дюймовочка вскользь обронила: «Все в этом мире взаимосвязано. Ластики умеют забирать энергию и перемещать ее, куда потребуется. И это порой очень хорошее качество…»
– А… а… Ты думаешь, нам хватит резервной энергии? Ну чтобы забрать магию возмущения и превратить, например, в чистый омлис? Перевести отдачу в нечто полезное? – уточнила я у своего варвара, будто он смыслил в нашей работе.
Нейт оценил иронию момента. Повел плечами и подался вперед:
– А вот об этом ты лучше у своих преподавательниц интересуйся! Уверен, они вам еще многое не рассказывали. Но, судя по всему, уменьшить колебания пространства и, соответственно, отдачу ластики могут. Главное – первым делом устранить причину. Плюс, я так понимаю, у наших преступников еще остался в загашниках свежий омлис. Уверен, его тоже планируется использовать.
– Нам ничего такого не преподавали. Вообще, – задумчиво произнесла я.
– И почему-то меня это ни капли не удивляет, – хмыкнул Нейт и продолжил со смехом: – Ваши преподаватели – те еще затейники. То в лоб себе коленом заедут внезапно, то перепутают лампочку с бантиком. Как вы вообще у них учитесь? И даже не сходите с ума досрочно?
– С трудом – тяжким и невыносимым, – хихикнула я, ловя настроение. – Тут главное – пережить экзамены Вышлы. После этого уже и с эйли не страшно.
Танн расхохотался, собирался что-то добавить, но в эту минуту дверь отворилась.
Аккай собственной персоной, изрядно помятый и с синяками на всех видимых частях тела, понуро пригласил нас на выход.
– Вас ждут, – важно сообщил ставрис. – В главной переговорной этого отеля. Сейчас здание зависло над морем. К обычным туристам прибывают летающие такси, чтобы отвезти их куда попросят. Самостоятельно отсюда никому не спуститься. Только с помощью машины или телепорта. У клиентов выше среднего класса они работают напрямую с браслетов.
– А у нас нет, ибо наш класс отбыл на экскурсию? – конечно же, не мог не съязвить Нейт. – Ты, кстати, сегодня здорово выглядишь. Признаюсь, синяки, шишки и ссадины придают тебе, как это называется… изюминки. Эдакого налета истинного мачо! Который вот только что сбежал из зоопарка, успев изрядно подраться со многими хищниками за звание лучшего альфа-самца года.
Аккай криво усмехнулся и выпалил:
– Тебе бы все шутки да прибаутки. А у нас, между прочим, серьезная миссия.
– Куда уж серьезней! Даже не сомневаюсь! Воровать и быстро сбывать ворованное, попутно убивая владельцев эмоций. Случайно, в остром приступе стяжательства. Чтобы хапнуть побольше ценной субстанции. Ну да, действительно – очень серьезная миссия! – опять вставил танн шпильку ставрису.
Аккай нервно поддернул серую тунику, стряхнул с брюк невидимые пылинки – да так, что те аж по швам затрещали, и махнул рукой, словно поторапливал: «Давайте-ка на выход, дорогие гости. Вас ждут великие дела на наше благо».
Нейт подал руку, и я подхватила его под локоть. Ставрис удивленно вскинул бровь. Мол, а что, варвары и такое умеют? Танн повел плечом и усмехнулся. Вот так мы – пораженный и грустный Аккай и слегка взвинченные я с Нейтом – стремительно двинулись по коридорам отеля.
Здесь также все соответствовало проспектам, практически сошло с фотографий в альбомах. Паласы под ногами – то нежно-кофейные, то пестрые, как татарская тюбетейка, а то похожие на узор из косичек. Светильники в виде цветной паутинки, гигантские кожаные диваны в коридоре. Видимо, для тех, кто не смог доползти до номера. Слишком умаялся в баре, опрокидывая спиртное… Тут они, я уверена, даже выспаться сумели бы.
Судя по увиденному, нас с Нейтом разместили в так называемом резервном корпусе. Высокие двери, выполненные под бронзу, были заперты все до единой, таблички, что высвечивали «занято-свободно», пестрели исключительно зеленым и желтым. То есть либо в номерах никого не поселили, либо там производилась уборка. Я слышала, что у знаменитого «отеля-облака» есть пара небольших резервных корпусов. Их держат на случай проблем с «рабочими» и слишком массового наплыва туристов.
Теперь им, видимо, нашли другое применение – в качестве летающей тюрьмы для пленников. Что ж… оригинально и даже не так плохо. Нас не связывали, не запирали, кормили на убой. Главное, чтобы все-таки не убили. Номер выделили со всеми удобствами, обеспечили чистой одеждой и обувью. В целом я высоко оценила бы сервис, если бы прибыла сюда добровольно.
Эдакая вынужденная экскурсия в отель, продвинутый способ заманить туристов. А если еще не позволить им выбраться, пока не купят дополнительный тур… Мм-м… Эдак можно здорово обогатиться… даже без контрафактно добытого омлиса.
Пока я мечтала, прикидывала, думала, Нейт вышагивал уверенно и ровно. Аккай впереди показывал дорогу к залу со стенами из модного пластика. Полупрозрачный, словно заснеженный лед, он выглядел весьма эффектно и стильно.
В подобных «переговорных» встречались с гидами. Надо же рассказать несведущим туристам о том, как потратить кровно заработанные, облегчить слишком тяжелые кошельки, чтобы не случилось перевеса в портале. Мало ли… еще надорвутся, бедные, таская тяжелые карточки и купюры… Все для гостей, как гласили буклеты.
Помнится, еще на Земле, в юности, я отдыхала в одном египетском отеле. Маленьком, местечковом и, разумеется, трехзвездном. Гид недвусмысленно так намекнул, что мы обязаны купить хоть одну экскурсию. Хотя бы «чудесную поездку по городу», точнее – по всем местным супермаркетам, рынкам и лавочкам с многочисленными сувенирами. Иначе… ну а что может статься иначе? Информация о рейсах есть только у гида. Поэтому с окончанием брони номера просто выезжай из отеля на улицу и бомжуй на любом ближайшем вокзале…
Мы с другими туристами тогда переглянулись и дружно купили пресловутую экскурсию. Правда, каждый приезжал далеко не впервые и все достопримечательности знал лучше гида, уроженца и жителя соседнего города.
Что поделать? Восток – дело темное… Как дадут по макушке в темном переулке несговорчивому и жадному, по меркам арабов, туристу – сразу понимаешь, насколько все запущено. Аж в глазах темнеет от восторга.
В переговорной собралась забавная компания. Две женщины за столом, кажется, землянки, землянка и два ставриса – на диване поодаль. Вид у последних был такой, словно ребята с Луны свалились, буквально. Отрешенные взгляды, приоткрытые рты, легкий нервный тик и ритмичное подергивание. И никаких признаков рассудочной деятельности. Наше появление ничего не изменило.
Зато женщины за столом даже привстали от нетерпения.
Брюнетка чуть повыше меня ростом, с печатью усталости на красивом лице, худенькая и тонкая, как тростинка, нервно заправила волнистую прядь за ухо. Фигуристая шатенка с детскими чертами и смешно вздернутым носом-уточкой только вздохнула на всю комнату.
– Какие люди! И без охраны! – Нейт, похоже, нарочно демонстрировал, что присутствующих знает не понаслышке.
Брюнетка скривилась, будто глотнула уксуса, расправила алый сарафан с вышивкой. Шатенка чуть вздрогнула, привстала, поддернула джинсовые шорты и синюю футболку. Женщины… Если озаботились одеждой и прической, значит, дело уже совсем дрянь. Что ж… их потеря – моя находка. Присутствие довольного Нейта очень вдохновляло. Танн галантно отодвинул мне стул и, не заботясь о мнении хозяев, пригласил к овальному столу из черного дерева.
– Вообще-то, боевики тут, неподалеку, – зачем-то сообщил Аккай на всю комнату. То ли нам угрожал, то ли начальниц подбадривал. Шатенка кивнула и отмахнулась, брюнетка сделала ставрису знак отойти к двери.
Аккай взял себе стул, немного подумал и все-таки остался стоять у порога.
– Что? Разгребал завалы мощными ягодицами? Принял удар камней… эм… самым выдающимся и массивным местом? – ухмыльнулся в его сторону Нейт.
Аккай проворчал про «однотипные шуточки». Брюнетка не сдержалась – негромко хихикнула, шатенка тоже слегка усмехнулась. Ставрис грустно взглянул на работодательниц. Мол, и ты, Брут, туда же, а ведь я вам так верил… Женщины сделали вид, что ничего не заметили. Дождались, пока Нейт устроится рядом со мной, и завели разговор по существу дела.
– Ваши требования мы обсудили и приняли, – сообщила первым делом шатенка. – Как вы поняли, мы совладелицы отеля. Меня зовут Анастасия, а ее – Варвара. А вот это, – она нехотя покосилась на безумцев, – моя сестра – Максина и наши мужья – Лейдон и Ефральд.
– Я понял, что это не друзья-товарищи. И уж тем более не подчиненные. От тех вы избавились сразу и радикально. Бросили в подземелье, как подопытных кроликов. Заодно поручили заняться дизайном. Ну а вдруг эта концепция неожиданно выстрелит? Нынче порой входит в моду такое… Что не поймешь – это всерьез или в шутку, – вместо меня ответил Нейт.
Женщины переглянулись, слегка нахмурились и дружно повернулись в мою сторону. Дескать, теперь ваше слово, Ната. Я повела плечом и вступила в переговоры:
– Тут требуется детальная диагностика ауры. Сразу и всех лечить не получится. Нужно оценить состояние энергетики. Затем решить – с кем проще работать. И уже только после этого пробовать. Сразу предупреждаю, чтобы вы понимали – я имела дело только с более легкими случаями. Поэтому за результат не ручаюсь.
Женщины обреченно закивали.
– Но вначале хочется увидеть виртуальные документы, которые подтверждали бы, что наши условия выполнены. Все сделано честно и в лучшем виде, – опять вклинился Нейт в наши переговоры.
Брюнетка вздохнула, словно таскала тяжести, и нехотя включила браслет-компьютер. На моей Земле о таких только в книгах и писалось. Я читала в каком-то романе про оборотней, как спецагенты вовсю получали СМС и заходили в интернет через такие штуковины. Но вживую видеть еще не приходилось. В академии не любили «технические прибамбасы», как выражалась все та же Вышла. Да и долго они у нас не выживали. Самые передовые приборы междумирья отлично работали на силовом поле, магии или старом добром электричестве. Но вот при соприкосновении с концентрированным омлисом выходили из строя, начинали чудить и вообще вести себя черт знает как. Поставил в микроволновку жареную курицу, а вытащил деревянную табуретку. Кто его знает, как подействовали микроволны… Грызи себе целлюлозу и наслаждайся. Радуйся, что не титаном закусываешь.
Внутри академии работали магические устройства вроде виртуальных журналов, магических посланий, что ищут адресата и загружаются в мозг. Но сложную технику там почти не держали.
Передо мной развернулись виртуальные документы, почти как настоящие, сразу и не разберешься. Я лукаво посмотрела на Нейта, и тот удивленно вскинул русую бровь.
– Ты юрист, значит, тебе и оценивать, – сообщила я танну самым невинным голосом. Нейт хмыкнул и воззрился на контракты.
В следующие сорок минут присутствующие поняли несколько важных вещей, полезных на будущее.
Во-первых, не лучшая идея поручать полицейскому проверять контракты и прочие документы. Ибо каждый пункт нашего соглашения для Нейта означал «частичное нарушение действующего законодательства и прав Наты как добропорядочной гражданки междумирья».
Во-вторых, не стоит брать варваров «на понт». Танн неспешно штудировал контракты и комментировал что выгодно, не выгодно, а что грабеж среди бела дня, пока у всех пар из ушей не пошел.
Даже Аккай немного задергался, уронил взгляд на стул, но опять не сел. Хозяйки отеля нервно хихикнули, я тоже не удержалась от смешка. Шутка Нейта сразу всплывала в памяти.
В-третьих, не следует позволять мужчине даже на минуту поверить, будто он главный. Всякий раз, когда я уже собиралась подписывать, Нейт отводил мою руку в сторону и сообщал торжественно-менторским голосом: «Погоди! Я же не все пункты вычитал! Надо вникнуть в каждое слово и предложение».
Когда брюнетка устало «слегла» на стол, а шатенка принялась отбивать чечетку, дубася по полу высокими каблуками, танн наконец-то завершил свои изыскания. И… потребовал изменить все пункты контракта.
Женщины практически даже и не растерялись. Посмотрели на Нейта, как на изувера, бросили жалостливые взгляды на безумцев и принялись работать за виртуальными компьютерами. Пару минут они в четыре руки печатали, прямо как матерые секретарши-машинистки. Наконец брюнетка выдала: «Дело сделано». Шатенка только нервно кивнула в мою сторону и… Нейт штудировал документы еще минут сорок.
Когда танн поднял на нас смеющийся взгляд, оценил выражение лиц окружающих, стало ясно, что кто-то может и не выжить. И скорее всего именно он, а вовсе не мы. Ибо убить Нейта захотелось даже мне, наплевав на симпатию и нежные чувства.
Танн не испугался, хитро ухмыльнулся и заявил самым невинным голосом:
– Вот теперь все правильно, прямо по-божески!
– Спасибо, – процедили сквозь зубы Варвара с Анастасией.
– Обращайтесь! – предложил танн, и женщин совсем перекосило.
Я приложила к документу большой палец. База междумирья нашла мою подпись, заверила ДНК – и с договором покончили.
Когда злосчастный документ скрылся из виду, Нейт как ни в чем не бывало спросил у женщин:
– Ну и что с вашими ребятами приключилось? – Он ткнул пальцем в троицу неадекватов, которые за все время так и не подали знака, что хотя бы увидели нас с танном. Сидели как сидели, только слюни не пускали.
– Как это что? – возмутилась Анастасия.
– Вы что, издеваетесь? – вспылила Варвара.
– Они же никого не узнают, не отвечают на вопросы. И вообще, будто здесь не присутствуют…
– Да ла-адно… Не стоит так драматизировать… Тоже мне, критическая ситуация… – Нейт изображал самую счастливую улыбку на свете. – Такое у нас в полиции сплошь и рядом. Среди вашего брата – нарушителей. Как преступления совершать – так они вменяемые, все помнят и ничего не забывают. А как окажутся у нас в департаменте, как придут на стандартную очную ставку… Смотрят друг на друга огромными глазами, моргают и совсем не узнают напарников. Классика жанра среди вашего брата. Даже никаких штучек ластиков не надо. Я таких на допросах раз двадцать видел. Лица один в один, как у ваших несчастных.
– Вы издеваетесь? – вскочила Анастасия.
– Да! – гордо заявил Нейт.
Я быстро выбросила вперед руки, потому что женщины дошли до точки кипения, и танна могло обрызгать кипятком их ярости.
Между пальцами Варвары скользили разряды, Анастасия поигрывала шаровой молнией. Черт! Все ластики владеют боевой магией, кроме тех, что обучаются в моей академии! Надо бы исправить досадное недоразумение! Э-эх! Держись, Академия ластиков! Мы тебе колонны и витражи подправим!
– Я проинспектирую больных, и потом все обсудим, – произнесла как можно более примирительно и двинулась к безразличным ко всему безумцам.
Назад: Глава 4
Дальше: Глава 6
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий