Академия властелинов эмоций. Прочтем, заберем, используем

Глава 2

Я давно уяснила: если тебе кажется, что ничего хуже случиться не может, судьба обязательно развенчает миф. Нельзя человеку сомневаться в способностях высших сил. Они могут… и хуже, и больше.
И вот я расслабилась, смаковала салат, когда сзади послышался шорох. Прежде чем успела обернуться, за мой одинокий столик приземлился колдун. Его аура выглядела очень занимательной. Сильная, яркая, как неоновая лампочка, она не говорила – кричала о способностях к боевой магии. И кроме ауры, я ничего толком разглядеть не смогла. Нет, на первый взгляд жилистый сетт представлялся ярким и весьма примечательным.
Чего только стоила его «гавайская рубашка» – желтая с голубыми и сиреневыми пятнами, которые перемежались с зелеными. Огромные, на все лицо черные очки казались фасетчатыми стрекозьими глазами. Усы скрывали губы почти полностью, а их «унылые» кончики спускались до самого подбородка. Эдакое чудо-юдо в стиле гавайского оркестра. Оранжевые брюки и синие ботинки дополняли картину. Но присмотревшись к незнакомцу, я поняла: невозможно даже приблизительно угадать ни его возраст, ни черты лица. Надень колдун еще и шляпу – я бы и расу не определила.
Мужчина подпер голову рукой, и я зацепила взглядом шрам на запястье, отметила его про себя, как единственную примету. Широкий, с зазубринами неровных краев, он говорил о недавней магической потасовке.
Ну хоть что-то… и на том спасибо.
Мужчина не заметил направления моего внимания. Эмоции его выглядели не менее занимательно, чем фееричный прикид. Всего понемногу: страха и паники, воодушевления и отчаяния, агрессии и дружелюбия. Дикая смесь и непонятная.
– Ната, у меня к вам деловое предложение! Дело, если позволите. – Кажется, незнакомец рассусоливать не любил – сходу брал быка за рога.
– Эм… – только и смогла выдавить я.
Во-первых, сказывалась привычка вначале знакомиться с разными существами и лишь затем иметь или не иметь с ними дело.
Во-вторых, я не имела понятия – с кем столкнулась, а он называл по имени, да еще так панибратски, словно мы родственники. Не Наташа, не Наталья, не Танная, как любили говорить эйли из нашей академии.
В-третьих, официально я отдыхала и не собиралась заниматься никакими делами.
И в-четвертых – после тренировки с варварами на присутствие за своим столом чужаков я реагировала нервно. Тем более парень явно боевой маг. Мало ли. Тоже захочет проверить ластика на скорость реакции, боеготовность, сноровку.
Незнакомец выдержал театральную паузу и, заметив, что я не планирую нарушать его монолог, продолжил:
– Мы, как бы это вам сказать… Нелегальные продавцы энергии эмоций. Ничем не отличаемся от вас! Также забираем чужие эмоции, переводим их в омлис и раздаем страждущим. Прошу заметить – за весьма скромное вознаграждение.
Я только кивнула, осознав, к чему он клонит, и мысленно отблагодарила таннов. Если что, шандарахну гада шаровой молнией, добавлю расплавленный кусок металла – несколько вилок, ложек, ножей вполне подойдут для такого дела – и зашлифую ударом тока.
– Так вот, – продолжал между тем незнакомец, даже не подозревая, какие тучи сгущаются над его головой, вернее, над рожками. – Мы очень и очень хотели бы, чтобы никто нас не нашел. Вернее, не нашел то место, где мы скрываемся. А вам, как назло, поручили обратное. Так вот. Предлагаю заключить сделку. Мы платим вам весомое вознаграждение. Поверьте, это не ваша жалкая стипендия! Сможете еще четыре отпуска отгулять – и то не потратите. А вы делаете вид, что ничего не находите – куда бы вас не завело расследование. Ну как вам? По-моему, даже очень выгодно.
– Я вот думаю – сразу вам отказать или вначале ткнуть вилкой в глаз! – фыркнула я. Ну не сдержалась, с кем не бывает?
Незнакомец оценил русский сарказм и женскую непосредственность – криво усмехнулся.
– Меня предупреждали о вашем… хм… чувстве юмора…
Я создала в руке шаровую молнию и поиграла ей, рассматривая оранжевый шарик. Незнакомец выпрямился, полыхнул во все стороны удивлением, страхом и чем-то еще – я не поняла – и стремительно удалился прочь.
Я выдохнула и залпом выпила бокал вина. Откуда он только взялся на моем столике? Я же только чай приносила и… увидела таннов. Охраннички сели по сторонам и спросили почти хором:
– Ты в порядке?
Я попыталась найти взглядом гавайского музыкантишку, но того и след простыл. Танны выдержали паузу, позволив свыкнуться с мыслью, что опять нахожусь в их чудесном обществе, и Нейт опередил Дэйна с вопросом:
– Чего случилось-то?
Я округлила глаза. Нет, ну ладно, предположим, они просто соскучились, не наигрались в вышибалы с ластиком, используя вместо мяча шаровые молнии. Но если не видели пестрого незнакомца, откуда поняли, что у меня неприятности?
Танны переглянулись, почти одинаково пожали плечами, и Нейт снова высказался раньше Дэйна.
– Пф-ф… Какие ж мы охранники, если не будем чувствовать объект охраны? У нас и пара заклятий имеется. Как только пугаешься, они сигнализируют. Мы, правда, думали – тебя опять атакуют полчища пауков… в лице одного насекомого… Но тут, видимо, что-то поинтереснее… Рассказывай!
Танны одинаково поставили локти на стол, подперли головы ладонями и уставились… на мою грудь. Нет, иногда они смотрели в лицо, но затем сразу же отвлекались на мои прелести.
Э-эх! Самцы, что с них возьмешь-то? Я вдруг поймала себя на мысли, что с мужчинами сразу стало гораздо спокойнее. Даже мысли потекли быстрее, а главное – четче. Сразу закрутились в голове вопросы. Откуда преступники обо мне прослышали? Откуда знают меня в лицо? Да еще и про чувство юмора в курсе. Так-с… Боюсь, в академии течь…
Танны, выслушав мой сбивчивый рассказ, сразу пришли к такому же выводу. Нейт нахмурился и сложил руки на столе, Дэйн посуровел, но продолжал подпирать голову ладонями.
– Боюсь, тебе не стоит ходить тут одной. На экскурсии уже записалась? Какие планы на пляжный отдых?
Я недовольно покосилась на Нейта – он сразу брал быка за рога и совсем не так, как мне хотелось бы. В душе еще теплилась надежда, что танны бросятся разыскивать «крысу», оставив бедного ластика отдыхать в тишине и покое. Отчасти я понимала, что надежда вряд ли оправдается, мало того, в нынешних обстоятельствах она вряд ли оправдана. Но мечтать-то не вредно… Даже полезно… Порой. Смотря, конечно, о чем.
Мужчины переглянулись со странным видом, словно молчаливо переговаривались, и Дэйн добавил:
– Придется тебя и ночью охранять!
На пару минут варвары неуловимо изменились: лица их обрели выражение задумчивости, несколько резких знаков друг другу я не поняла, но охранники продолжили «диалог». Я наблюдала, и опять не верилось, что эти громилы такие уж недалекие. Чудилось – у них и язык-то разработан, и жесты, и даже скрытые знаки. Танны просто неустанно придуриваются, делают вид, что не слишком высокого ума, чтобы преступники подошли поближе. Не испугались, совершили ошибку. Видели, что мои охранники – великаны, варвары с недюжинной силой и магией, но надеялись обойти их хотя бы хитростью.
Вот даже не знаю, почему так подумалось. Только в следующую секунду меня отвлекли. Как обычно, очень по-варварски.
Два сальных взгляда недвусмысленно прошлись по груди. Слава богу, все остальное скрывал столик. Складывалось ощущение, что танны планировали охранять исключительно мой бюст, до остального тела им дела не было. Хотя я отлично понимала: бедра и ноги варвары тоже не собирались давать в обиду. Ну а остальное… это уж как придется. Слишком редко они заглядывали в лицо и глаза ластика, чтобы не пропустить какой-нибудь финт со стороны преступников.
Я молчала, судорожно соображая, что ответить. Ночевать в одном номере с озабоченными охранниками не улыбалось совершенно. Нет, мне становилось гораздо спокойнее, когда сладкая парочка громил появлялась на горизонте. Но они и днем раздевали меня взглядами почище, чем южный зной белых туристов с севера. Что же будет, окажись эти двое в одной со мной спальне?
Я покосилась на Нейта – не знаю уж почему, но к нему мое воображение и мысли обращались первыми. Возможно, сказывалось первенство знакомства. Не хотелось думать, что сердце ластика, истосковавшись по сильному плечу в академии, где полтора мужчины и две трети юноши, дрогнуло от дикого обаяния варвара. Хотя стыдиться мне, думаю, нечего.
Такую гору мышц редко встретишь в любом из миров. А к горе прилагались еще шикарные белокурые волосы, глаза удивительного серо-голубого оттенка, красивые черты лица, в меру аккуратные и мужественные, чувство юмора и способность появляться везде, где только понадобился. От такого сочетания у любой голова пойдет кругом. Дэйн ни в чем не уступал напарнику. Но почему-то мне меньше хотелось с ним общаться и обмениваться странными взглядами. Мы с Нейтом частенько это делали. Смотрели друг на друга долго, непрерывно и глупо улыбались. Ну прямо как в моей любимой кладовой энергии эмоций – доме для умалишенных. Только там у подобных парочек имеется справка и полное право чудить, как захочется. В нашем же случае выглядело странно.
Мой недолгий ступор танны приняли за согласие. Впрочем, они принимали за согласие все: резкий отказ, решительное «нет», молчание, возмущение, категорическое неприятие предложения. В любом случае, охранники считали, что в душе, где-то очень глубоко, я полностью с ними солидарна. Просто пока не дошла: умом, сердцем или чем-то еще. Не поняла собственных желаний и суждений.
Даже не представляю, что потребовалось бы сотворить, чтобы танны всерьез осознали мое несогласие. Боюсь, даже шаровую молнию в глаз они восприняли бы как откровенное заигрывание.
Это тебе не преступник, который вилки испугался, а от шаровой молнии вообще сбежал куда подальше. Танны от меня такими штуковинами и в пятую точку, и в голову получали. И только азартнее преследовали. Думали – нарочно подзадориваю.
– Хорошо, что не возражаешь! – обрадовался Нейт.
– Ты нас даже не заметишь! – вторил ему Дэйн.
– Ну да, слона-то я и не заметила. Особенно когда он с приятелем поселился в моем номере, – вырвалось у меня помимо воли.
Охранники не обиделись – расхохотались почти одновременно, да так, что бокалы с вином зазвенели и закачались.
Танны остановили их, и Нейт всучил мне прозрачный сосуд, полный терпкого сухого красного.
– Выпей. Полегчает, – посоветовал Нейт.
– Сразу энтузиазма прибавится! – поддержал его Дэйн.
– А откуда на моем столике вино? – уточнила я, сраженная внезапным приступом недоверия. Ну а вдруг гаваец оставил? Да еще напиток с каким-то уникальным эффектом. Например, лишающий силы или, наоборот, такой, после которого эмоции лезут из всех щелей, штурмуют и заставляют забиться под лавку.
– Это мы принесли! – утешил Нейт.
– Ты выглядела слишком напряженной, – дополнил Дэйн.
Снова передо мной был театр двух актеров, причем таланты явно спорили за внимание публики, пытаясь перетянуть одеяло на себя.
– Я просто боялся, что ты наткнулась на муху в обеденном зале. И теперь срочно требуется успокоительное, – сел на любимого конька Нейт. – А заодно сильный и крупный мужчина, чтобы усмирить ужасное насекомое…
Кажется, он до конца жизни будет припоминать мне злосчастное происшествие с пауком! Ой… Я воззрилась на бокал и сама себя одернула. Какой жизни? Закончим расследование – и разбежимся кто куда.
Вот только почему-то от этой мысли веселее не стало. Наоборот – захотелось вздохнуть и посетовать на судьбу. Видимо, я пристрастилась к обществу громилы. Или громил? Нет, сейчас разбираться совсем не хотелось. Куда интереснее казалось выяснить – где планируют устроиться танны. Номер у меня немаленький, но комната ведь всего одна.
– У меня только одно помещение! – зачем-то сообщила я охранникам непреложную истину.
– Ты можешь смело переодеваться и принимать душ в нашем присутствии! – Глаза Нейта так сверкнули, что мне стало совсем не по себе. Смелость для описанных действий в присутствии танна определенно потребуется. А еще способность быстро убегать и, вероятно, отбиваться. Почему-то варвар, что сверкал глазами и оценивал мою грудь, выглядел слишком опасным зрителем для такого театра нудизма. Не говоря уже о Дэйне – его предположение вдохновило не меньше. Танны жарко задышали и залились румянцем.
М-да… Лучше уж раздеваться в присутствии горилл. Те хотя бы могут принять за другой вид животных и не позариться.
– Нет уж! – выпалила я. – Будете спать на балконе! Охранники вы или как? Должны стоически переносить легкий дискомфорт. Тем более что окна можно и закрыть.
Танны переглянулись, и Нейт спросил:
– То есть, по-твоему, спать в одной комнате с одинокой, красивой и сексуальной женщиной – не дискомфорт? Или не легкий? Для нормального мужика-то с нормальными потребностями?
Дэйн поддакнул с таким видом, словно сам мечтал все это мне высказать.
– Тем более вам стоит присмотреться к балкону, – без особой надежды на успех промямлила я.
Танны опять обменялись удивленными взглядами, и Нейт усмехнулся:
– А чего не в ванной в таком случае? Или в спальных мешках, что болтаются за окнами? Нет уж! Мы должны находиться рядом. И даже не переживай. Дискомфорт мы испытаем. Возможно, даже не легкий, а самый тяжелый. Хотя – тут уж кого как одарила природа.
Взгляд Нейта скользнул по брюкам: вначале по собственным, а затем и напарника. Наверное, чтобы я не усомнилась в намеке.
Я мазнула взглядом по стакану, в котором искрилось на солнце красное вино, и вдруг подумала. А почему бы и нет? Немного снотворного, капелька дружелюбия – и два сопящих слона в моем номере. А сам ластик преспокойненько раздевается, принимает душ и делает свои дела хоть голышом. Вот только угадать бы с дозой! Тут даже аптека где-то неподалеку, если верить электронному путеводителю…
Я покосилась на Нейта, Дэйн хмыкнул вместе с напарником, и танны почти хором поспешили развеять мои надежды. Как пепел по ветру: безвозвратно.
– Даже не думай про снотворное! На нас не действуют подобные препараты. Ни снотворное, ни обезболивающие. Особенности расы, – поспешил «обрадовать» Нейт.
– В таком случае можете спать где угодно. За окном в мешке, на коврике за дверью! Только не в моем номере! – выпалила я так, что половина столовой обернулась в нашу сторону.
И далеко не лучшая половина. В основном мужчины, чьи рубашки, расстегнутые на брутально-волосатой груди или зазывно торчащем животе, явно говорили о некоторой озабоченности.
Нейт и Дэйн тоже заметили ажиотаж вокруг наших выяснений отношений, но их это лишь позабавило. Нейт усмехнулся, сверкнул лихорадочным взглядом, поздоровался им с моей грудью, встал, поднялся и сообщил присутствующим:
– Продолжайте обедать. Мы сами выясним, кто спит с девушкой, а кто за дверью!
Дэйн недовольно засопел и что-то фыркнул под нос. Нейт сделал вид, что даже не заметил, сел и выдал:
– Ладно уж, успокойся. Расположимся в спальниках, за дверью. Где наша не пропадала? Так ведь у вас на Земле говаривают про тех, кто постоянно попадает в неприятности? После этого, видимо, они рассказывают о своих злоключениях? Мы тоже тебе утром доложим. А если заползет паук, нападет и попытается убить – визжи, как и в прошлый раз. Даже если не успеем на помощь, насекомое сметет звуковой волной.
Я выдохнула и выпила почти весь бокал вина.
– Других шуток в вашу деревню не завезли? – вскинула бровь и покосилась на Нейта.
– Ну почему же! – не растерялся громила. – Я просто решил тебя медленно приучать к своему чувству юмора. Постепенно. Вот немного пообщаемся, и ты еще пожалеешь о том, что больше не шучу по поводу насекомых. – Танн многозначительно скользнул взглядом по моему телу, своему, будто указывал направление будущих шуток.
Я даже не нашлась, что сказать. Язвительные замечания Нейт парировал, как Илья Муромец удары шпагой, постоянно принимая ее за проволоку. Но вмешались посторонние силы. И надо сказать, еще никогда я не была так этому рада.
Ставристка Вышла рассекала по столовой, как ледокол по лазурному Красному морю, едва не снося все на своем пути. Казалось удивительным, как преподша умудрялась лавировать между столиками при ее-то размерах, скорости, а главное – бесцеремонности в обращении со всеми и вся. Коллегами, студентами и даже вещами.
Пара зашатавшихся столиков, стул, что завис в воздухе на одной ножке, нагло опровергая законы физики, несколько спугнутых с насиженных мест туристов – бедолаги запрыгали по залу с подносами в руках – и Вышла уже возле нашего столика.
Нейт только приподнял бровь, Дэйн оглянулся. Вышла отодвинула себе стул с таким звуком, словно пыталась соскрести тонкий слой пола, и устроилась напротив меня. Охранники придвинулись, будто защищали от мощной ставристки. Ага, они ее не знают. Забавно!
Рядом с таннами Вышла впервые, наверное, выглядела женственно. Ее широкие плечи, сильные руки и мускулистые ноги не шли ни в какое сравнение с фигурами титанов-охранников. Но, кажется, ставристку это не слишком порадовало.
Оделась Вышла примерно как на занятия: в черные брюки и тонкую футболку. Ни первые, ни вторая бугры мышц не скрывали, скорее – подчеркивали. М-да… Веселенькая у нас получилась компания. Словно и не покидала родную академию. Опять преподы, опять загадки, опять работа с эмоциями. Хоть море есть. Можно уплыть в неведомые дали, подальше от этого безумия. На худой конец – утопиться.
– Привет. Меня прислали в качестве подкрепления, – ставристка сказала это настолько радостно, словно сообщала о выигрыше в лотерею с призом в миллион долларов, не меньше.
Танны переглянулись и хором выпалили:
– Не нужно нам никакое подкрепление! Мы и без вас неплохо справлялись.
Вышла усмехнулась, подмигнула мне и произнесла, игнорируя обиженных в лучших чувствах альфа-самцов:
– Мой номер рядом с твоим. Между ними даже есть проход – через лоджию. В академии течь. Течь уже устранили, физически и вплоть до полного уничтожения.
Последние слова она говорила примерно как томные девы тринадцатого века, что рассказывали о подвигах рыцарей в собственную честь.
– Но преступники знают о тебе. Была идея заменить тебя другим ластиком.
На этих словах танны дернулись и приосанились: грудь колесом, глаза навыкате. Того и гляди бросятся в драку. Идея замены подопечной явно не пришлась им по душе. Видимо, испугались, что над другим ластиком так измываться не получится – даст сдачи. Возможно, даже не один раз.
– Но мы решили, что это нецелесообразно, – тем временем продолжила Вышла. – Все равно преступники знают о миссии, будут тихариться, оглядываться. А так тебя вполне можно сделать двойным агентом. Они ведь уже предлагали сотрудничество?
Я смогла только утвердительно моргнуть. Танны набычились, невербально сообщая, что планируют сделать с безумцем, который предлагал мне сотрудничество.
– Сразу не соглашайся. – Вышла подалась вперед, словно пыталась говорить тише, но у нее не хватило на это таланта. – Сделай вид, что торгуешься.
– Вообще-то я как бы уже отказалась, – нерешительно промямлила я, думая, что преподша расстроится. Но ставристка просияла такой улыбкой, что три елсы за соседним столиком осторожно пересели подальше.
– Они снова объявятся, – пообещала Вышла и глотнула вина прямо из бутылки. Когда ставристка поставила сосуд на столик, бутылка звякнула, а стол слегка покачнулся. – Наши кроты связались с товарищами и теперь работают на благо академии. Ну те, кого еще не устранили, во избежание.
Танны недоверчиво покосились на преподшу – не одобрили излишний гуманизм к «кротам». Вышла продолжила как ни в чем не бывало:
– Они под присмотром и уже занимаются исправительными трудовыми работами. – Еще одна улыбка, по которой ясно – уж лучше бы несчастные умерли, меньше мучений. – В общем, к тебе обратятся заново. Соглашаться не надо. Обещать что-то – тем более. Поводи их как можно дольше за нос. Поторгуйся. Конкретно попроси нечто такое, на что они пока пойти не готовы.
– Эм… Например? – не выдержала я.
– Замок у моря, землю на этой планете, диплом ластика без окончания академии. Мужчину без страха и упрека, чтобы заботился, любил и оберегал… В общем, потребуй то, чего нет в природе. Прояви фантазию. Ты вроде никогда на ее отсутствие не жаловалась.
При этих словах Нейт хмыкнул и поздоровался взглядом с моей грудью, Дэйн сфокусировался на моих бедрах. М-да. Вот у нас компания так компания.
Женщина, похожая на трансвестита, мужчины сродни озабоченным орангутангам, и я среди них: маленькая землянка, которая слабо понимает, что творится. Прелесть, а не отпуск! Еще бы в древний Египет отправили строить гробницы для фараонов. Ну а что? Тоже ведь работа с энергией. Собрать все эмоции рабов, что трудятся под знойным солнцем с утра до ночи (думаю, дурдом отдыхает), и пустить их в дело. Заставить механизмы, что возят блоки, двигаться самостоятельно. Получить еще порцию эмоций рабов: другой направленности, но не менее сильных. Снова зарядить машины… Глядишь, количество пирамид в Египте превысит количество фараонов и многоэтажек в земном бетонном городе.
Вышла проследила за сальными взглядами таннов и сообщила, отвлекаясь от темы:
– Кстати, ночные сторожа уже не требуются. Я буду защищать девушку в соседнем номере. Если что прибегу на помощь.
Нейт насупился, Дэйн посуровел. Танны помотали головами и парировали почти хором:
– У нас свои методы работы! И никакие преподы нам не указ!
Вот теперь уже Вышла набычилась и складывалось ощущение, что сейчас я увижу схватку варвара с варварами. И неважно, какой из них женского пола, а какие – мужского. В таком состоянии – мышцы вздуты буграми, глаза навыкате, упрямый подбородок выпячен до отказа – танны от ставристки почти не отличались. Троица начала неспешно подниматься. Причем Вышлу нисколько не смущал тот факт, что она одна, а противников двое. Ставристка похрустела костяшками внушительных кулаков – иному мужчине на зависть – и едва не опрокинула столик, вставая. Я вскочила вместе с таннами и выбросила руки в стороны. Складывалось ощущение, что столик для варваров никакое не препятствие. Чуть наклонился – и уже заехал противнику в глаз, любой частью тела причем, даже лбом можно.
– Стоп! – выкрикнула я. – Давайте жить дружно! А?
На фразу Кота Леопольда из старого детского мультика отреагировал только кот, что подбирался к нашему столику. Типичный такой усатый южанин. Толстый, короткошерстный и наглый. Зверю, видимо, не раз кричали «Стоп», когда он вот так же вставал на задние лапы и пытался украсть со столика кусок мяса или рыбы. Поэтому он отскочил, попятился и поджал хвост. Но уходить не планировал. Мое мясо по-прежнему казалось слишком привлекательным, чтобы отступать из-за таких мелочей, как нервные ластики.
– А ты на него – как на паука в номере! – немедленно сел на любимого конька Нейт.
– Но, боюсь, остальные туристы не оценят, – поддержал его Дэйн.
– Ага. Будут делать замечание зверюшке, а та не услышит ни слова. Барабанные перепонки тоже ведь не железные. Как воровала мясо зверушка, так и продолжит, прямо на глазах у потрясенных хозяев.
Вышла взглянула на кота, на меня, на таннов и расхохоталась. Мужчины громогласно подхватили. Казалось, я на пиру у каких-нибудь диких викингов, изрядно подвыпивших, но не побежденных даже крепким алкоголем.
Троица громил резко посуровела. Вышла мазнула по таннам недобрым взглядом, Нейт и Дэйн ответили в том же духе.
И я опять сыграла роль миротворца.
– Хорошо-хорошо! – пришлось согласиться на крайние меры. Иначе утихомирить охранников не получалось. – Дежурите все. Не думаю, что так мне будет спокойнее спать, но закончить обед точно будет спокойнее.
Варвары переглянулись. Танны пожали плечами и плюхнулись на место, полагая, что вопрос исчерпан. Вышла посмотрела по сторонам, будто размышляла: продолжить спор или согласиться на мой вариант перемирия. Наконец она опустилась и подалась ко мне, хотя опять заговорила в голос:
– Тебе нужно побольше бывать на людях. В смысле на публике, – после недолгого обзора помещения поправилась ставристка – видимо, людей она насчитала ничтожно малое количество. Все больше представителей иных рас. – Поэтому вечером идем на дискотеку. Должны же преступники видеть тебя почаще, чтобы иметь возможность повторить предложение.
Судя по лицу Вышлы, отказаться мне не позволили бы. Судя по лицам таннов, их счастью не было предела. Варвары обменялись странными взглядами: теперь уже трое перемигивались между собой так, словно понимали больше, чем все остальные. Нейт повел плечом, Дэйн зачем-то отмахнулся, Вышла нахмурилась и покачала головой. После такого содержательного разговора она взяла меня под руку и, не дав выпить даже половины только что налитой чашки чая, потащила в сторону лифта.
– А вы это, готовьтесь! – бросила через плечо охранникам.
Слава богу, мужчины преследовать не стали.
Я вскинула глаза на Вышлу и пискнула:
– А чай?
– В номер закажем. Надо поворковать о нашем, о женском, – сказала ставристка таким тоном, словно планировала обсуждать, как лучше набить морду обидчику, в глаз ему дать или уж сразу – в пах. М-да… Вот именно с ней-то я решила бы обсуждать «наше, женское» в самую последнюю очередь. Сразу после разговора с лягушками и тритонами на похожие темы.
До номера Вышла меня почти дотащила. Теперь-то мне вполне верилось в рассказы двоечников. Те жаловались, будто ставристка выставляет студентов за дверь вовсе не фигурально выражаясь. И так, что даже сами студенты не понимают – что и как с ними приключилось. Мне не приходилось сдавать Вышле экзамен ниже чем на четверку. Наверное, поэтому я познала силу ее убеждения только сейчас, на каникулах, в отпуске. Как выяснилось, сбежать от преподов родной академии можно только на Луну. И то, боюсь, ненадолго. Найдут удачный способ использовать и приобщат к очередному заданию.
Стоило зайти в номер, как Вышла метнулась на кухню. Заварила чай, налила в огромную белую кружку с какой-то оскаленной мордой – и где только нашла такую! – и сунула мне в руку. Я немного помялась посреди комнаты и присела в кресло, потому что ничего другого в голову не приходило.
Вышла взяла себе стул, шваркнула им по полу, будто опять надеялась снять каменную стружку, села, закинула ногу на ногу и заявила:
– Ты единственная для обоих таннов. Это хорошо и плохо одновременно. Лучше тебе сразу выбрать объект предпочтений. Иначе будет хуже.
Из уст Вышлы последнее предупреждение выглядело более чем угрожающим. Думаю, так она сообщала «языкам», что с ними сделают в случае молчания.
– Единственная? – сморгнула я. – Вы о чем? Они же не оборотни из фэнтези?
– Если бы! – Вышла рубанула рукой по воздуху, сбила жука на бреющем полете, и тот плюхнулся на пол лапками вверх. Застыл и прикинулся трупом. – У оборотней из земных сказок запечатление. Глянул – хрясть, – и все, хочешь и любишь одну женщину. Даже не знаю, как это вообще возможно. Но ваши сказочники знают. Тут другое.
Я приподняла бровь, давая понять, что про «другое» ни слухом ни духом.
Ставристка помотала головой, как на экзамене, когда говорила: «И кто вас только таких учит-то?». Намекать на то, что учила-то именно она, собственной персоной, в таких случаях было сродни самоубийству. Лучше уж сразу – харакири.
– Танны – уникальная раса. Мужчины выбирают женщину раз и навсегда, как волки свою пару – Таким же тоном и с тем же выражением лица Вышла читала лекции.
– Ну и чем это отличается от описанного запечатления? – удивилась я.
– Тем, что эти дурни поубивают друг друга, когда начнутся брачные игры.
Я вздрогнула и уточнила:
– Это когда?
Вышла пожала плечами.
– А шут их разберет? Вначале они должны показать себя альфа-самцами. То есть пропиарить, если говорить по-земному. А уже затем начнутся брачные игры.
– Эм-м, – испуганно пробормотала я, почему-то втайне радуясь, что Нейт запал на меня настолько серьезно. – А можно как-то предотвратить эти самые игры?
– Да! – бодро ответила Вышла. – Есть прекрасный и стопроцентный способ! Убить кого-то из вас троих.
В устах ставристки такой выход выглядел очень даже привлекательным. Куда более привлекательным, чем для некоторых тройная премия на работе.
– Эм… А есть другие варианты? – пискнула я, осознавая, что даже с таким отпуском, с такими преподавателями еще не разучилась любить жизнь.
Вышла пожала плечами и задумалась, с минуту изучала потолок, выкрашенный в разводы желтого и розового, и, кажется, ее осенило:
– Ты можешь согласиться на помолвку с одним из них по варварским обычаям! – выпалила вдруг так, как, наверное, великие ученые сообщали о гениальных открытиях.
– По варварским обычаям? – растерялась я, представляя это дикое шоу. Молодожены вырывают собственные сердца и бодро обмениваются трофеями. Или муж отдает руку и сердце в прямом смысле этого слова. Черт его знает, как танны празднуют помолвку и сколько после этого остается невинных жертв, не считая самих брачующихся.
– Та, ерунда! – отмахнулась Вышла. – Сущая безделица. Вы заявляете, что помолвлены, и на глазах у всех занимаетесь сексом. Очень простой обычай. Странно, что его так редко используют.
Я подавилась чаем и закашлялась. Так и представила это шоу в холле отеля. И Вышлу в первых рядах с окриками:
– Ну же, слабак, давай, покажи, на что ты способен!
Студенты после такого на экзамене еще долго не могли проронить ни слова, хотя обязаны были отвечать по билетам.
– Н-нет, для меня это как-то уж слишком, – выдавила я, когда наконец-то смогла говорить и прокашлялась.
– Ну как хочешь, – отмахнулась Вышла. – Тогда предлагаю убийство.
Я снова поперхнулась чаем, преподавательница сочла это знаком – подскочила и шлепнула по спине. Вернее, по плечу. Вначале почудилось – она промахнулась, но удивительным образом кашель закончился.
– Методика такая, – обрадовалась Вышла. – Направляешь в плечо энергию плюс удар – и кашель как рукой снимает.
М-да… Рукой Вышлы, размером с садовую лопату, можно снять не только приступ кашля! Голову – и ту, наверное, за секунду.
– Хотя есть еще вариант избежать брачных игр таннов. Для слабонервных вроде тебя, – задумчиво произнесла ставристка.
Я отставила чашку – ну так, на всякий случай, – и осторожно уточнила:
– Четвертовать всех? Претендентов и девушку?
Вышла даже не усмехнулась, мечтательно вскинула глаза к потолку и произнесла:
– Мм-м… Четвертование – это целое искусство. Жеребцы не должны понести раньше времени, чтобы все синхронно, отточенно… В общем, это настоящее зрелище!
Так фанаты рассказывают о концерте любимого артиста или даже о встрече с ним за кулисами.
– Предлагаю прибегнуть к крайним мерам! – рявкнула Вышла так, что кружка дернулась в моей руке. Хорошо, что чая там уже почти не оставалось. Так, несколько капель упали рядом с жуком – тот все еще прикидывался мертвым, видимо, на всякий пожарный. Мало ли ставристка про него вспомнит и собьет еще раз, для профилактики.
Я приготовилась слушать про очередные истязания. Фраза «крайние меры» из уст Вышлы унесла воображение куда-то в средневековье. С испанскими сапогами, ублиеттой и прочими прелестями, которые ставристка наверняка считает не меньшим искусством, нежели правильное четвертование. Но преподавательница и тут удивила.
– Ты предлагаешь турнир ухаживаний. Каждый мужчина ухаживает за тобой энное время, пока ты не выберешь кого-то конкретного.
Уф-ф… А крайние меры у нее не такие уж и крайние.
– И раз уж у нас расследование – проси, чего посложнее, – фантазировала тем временем Вышла. – Проявить уважение к твоим человеческим качествам. Да хотя бы перечислить штук пять, не связанных с внешностью. Сутки не смотреть на твои прелести – только в глаза, в глаза. – Ставристка закатила глаза к потолку, помотала головой с сомнением и поправилась: – Ладно, не сутки, но хотя бы пару часов. Научиться прислушиваться к твоему мнению…
Она вдохновенно перечисляла, выдумывала, а я вдруг осознала – так ведь это же шанс! Да еще и какой отличный! Наконец-то начать управлять таннами. Сами не заметят, как примутся делать то, что захочется ластику. Людьми я их, конечно же, не сделаю, но вести себя прилично заставить получится.
А самое главное – все под видом соревнования.
И первое, что потребую – не охранять меня ночью, доверить это дело преподавательнице. Кто откажется – тот аутсайдер!
Вышла сосредоточилась на моем лице, где, видимо, отражались коварные замыслы. Довольно хмыкнула и резюмировала:
– Вижу, твоя фантазия уже заработала. Молодец. А теперь допивай чай и собирайся на дискотеку.
– Эм? Но ведь сейчас только обед? – уточнила я с удивлением. – А дискотеки вроде бы начинаются вечером.
– Надо подготовить наряды. Придумать – как объявить твоим кавалерам, что их ожидает. Опять же – разыграть очередность каким-то случайным способом. Например, я могу оплавить один квадратик пола. Кто провалится – тот и первый. Представляю, как парни обрадуются! – Вышла просияла счастливой улыбкой. – Макияж, опять же, не помешает…
Я удивленно уставилась на ставристку. Хм… Вот даже становится любопытно. Что она подразумевает под макияжем? Надеюсь, не боевой раскрас какого-нибудь индейского племени?
Вз-з… Жук не выдержал накала страстей, рванул к окну и выскочил в приоткрытую форточку. Вышла резко крутанулась на пятках и стремительно направилась к двери.
– Я вернусь! И проверю твою готовность. Часа через полтора, а может, чуть раньше, – предупредила возле порога ставристка. А мне почему-то сразу вспомнился Терминатор с его эпичной фразой о возвращении. – И не забудь! Тебе еще с таннами разговаривать! Думай, как начнешь, чем закончишь! Я поприсутствую. Вернее, полюбуюсь.
Вышла улыбнулась так, что мне захотелось в окно, вслед за жуком, лишь бы подальше. Обычно после такой ее улыбки студенты напрочь забывали предмет на экзамене. Но вспоминали сразу после очередного зычного окрика.
Фуф. Насыщенный выдался у меня денек, однако. А вечер обещает еще больше приключений и впечатлений. И ладно бы только разборки с таннами! Так ведь я должна еще и преступников поводить за нос! Наобещать с три короба, согласиться сотрудничать, но потребовать такое вознаграждение, чтобы они голову сломали, как это выполнить. Кажется, вскоре тянуть время станет моей второй профессией. Главное – дожить до конца миссии, а после вернуться с курорта не сразу туда, где я на него средства добыла. А то Наполеон, скорее всего, обиделся. С другой стороны, у меня есть еще знакомая жар-птица, что унесет куда подальше от гневного императора. Только бы лазерными мечами джедаев не зацепило.
Стоп! Почему во всем поведении таннов и ставристки мне снова видится какая-то наигранность? Словно ребята стараются на публику, разыгрывают некое представление… Изображают брутальных бруталов без малейшего намека на интеллект? По крайней мере, Вышле такое уж точно не свойственно. Варвар варваром, но умом она затмевала любую эйли, даже мою любимую Дюймовочку.
Ладно, подумаю об этом попозже.
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий