Вызов принят. Невероятные истории спасения, рассказанные российскими врачами

На бочке с порохом

«Существует определённое различие между ситуациями, спровоцированными природными катаклизмами или техническими авариями, и теми, которые возникают в результате террористических действий, – считает военный психолог Андрей Федотов. – Я для себя это давно отметил. У меня было уже порядка 20 выездов в зоны ЧС, и я не раз мог убедиться, что отличаются и восприятие людьми самих событий, и их реакции на последствия.
Разрушения, вызванные разгулом стихии, всегда имеют оттенок некой фатальности – да, это природа, она не всегда подвластна человеку. Техногенные катастрофы, даже если они обусловлены человеческим фактором, тоже могут быть приняты сознанием – они, как правило, не несут на себе печати умышленных, злонамеренных действий. Терроризм же, по моему глубокому убеждению, находится вообще вне ментальной сферы человека и вне общечеловеческой культуры, ибо никакие идеи или цели не стоят ни одной отнятой ради них жизни. Это может прозвучать штампом, но терроризм – это одно из проявлений вселенского зла.
Человек зачастую слаб и нестоек, а духовная пустота очень быстро заполняется отрицательными энергиями – злобой, ненавистью, гневом. Стоит лишь чуть-чуть приоткрыть им дверь. И постепенно инфицированный ненавистью человек становится проводником чужой злой воли, бездумным орудием хаоса. Питающие его энергии создают иллюзию силы и могущества, но по сути дела, для них он – лишь расходный материал, пища. Заразив сознание такого индивидуума вирусом безумия, зло ищет пути расширения своего влияния, распространения этой инфекции. И тот, кто прежде был человеком, теперь несёт в мир смерть и разрушение, в свою очередь заражая живых ненавистью и страхом. Как это происходит, я видел в Беслане.
НЕНАВИСТЬ – ЭТО ИНФЕКЦИЯ,
КОТОРАЯ ПРОНИКАЕТ В ПУСТЫЕ ДУШИ
И ЗАРАЖАЕТ ЛЮДЕЙ.
Большое скопление людей всегда таит в себе опасность неконтролируемого проявления эмоций и вспышек агрессии. В особенности это относится к району, где развиваются трагические события. Нервы здесь у всех в высшей степени напряжены, а градус эмоций и душевной боли просто зашкаливает. В этих условиях от малейшей искры может так полыхнуть, что в результате уже нечего будет тушить. В наши задачи, кроме всего прочего, входит и контроль обстановки на предмет психоэмоциональной взрывоопасности. Когда мы столкнулись с подобными процессами в Беслане, мы практически ещё не имели никакого опыта. Изучение всего произошедшего дало нам возможность в дальнейшем в определённой мере предугадывать ход событий и избегать негативных проявлений.
В тяжкий период ожидания, длившийся три дня, который был связан с неизвестностью относительно судьбы заложников и путей разрешения конфликта, среди людей повисло просто невообразимое напряжение. И с каждым часом оно лишь нарастало. Казалось, это всеобщее напряжение тогда настолько сгустилось, что его можно было резать ножом, как масло. Каждый тогда находился в каком-то своем индивидуальном стрессовом состоянии – у кого-то случались истерики, кто-то едва справлялся с нервозностью. Для части родственников была характерна тотальная замкнутость, другие не могли сдержать агрессию. И таких психологически обострённых состояний отмечалось значительное количество.
Где-то в конце второго дня ожидания начался переход к активной фазе. Среди жителей города и родственников заложников зазвучали призывы к самостоятельным действиям, в том числе вооружённым, обвинения властей, начались поиски виноватых и призывы к расправе, импульсивные выплески отчаяния и гнева. В общем, стали нарастать всевозможные аффективные реакции. Заражённая этим безумием разъярённая толпа всё сильнее бесновалась, что грозило самыми непредсказуемыми последствиями. Как я уже говорил, хаотические энергии, проникнув в эмоционально подготовленное массовое сознание, могут очень быстро превратить обычных людей в грозное оружие разрушения. Причём каждый взятый в отдельности человек до этого, как правило, даже представить себе не мог, что способен на подобное. К этому нужно быть готовым, внимательно наблюдать за ситуацией, чтобы не допустить угрожающего поворота событий.
Отсутствие достоверной информации всегда порождает слухи, порой самые иррациональные. И когда они попадают в раскалённую эмоциональную атмосферу – жди беды. Достаточно лишь спичку поднести – и случится взрыв. В Беслане в подобной ситуации мы определяли провокаторов и выводили их из толпы. Если бы мы этого не делали, могло возникнуть серьёзное межэтническое столкновение. И непременно были бы новые жертвы среди мирного населения. Много жертв.
В экстремальных условиях чрезвычайной ситуации психологи стараются создавать и поддерживать экологичную, безопасную среду – как для пострадавших, так и для сотрудников экстренных служб. Позитивную роль в формировании сдержанного эмоционального фона может играть и помощь представителей традиционных религиозных конфессий – православия, мусульманства, буддизма. Надо сказать, я не помню за последнее время ни одной чрезвычайной ситуации, где в ликвидации последствий не участвовали бы служители церкви. Религиозное сопровождение и поддержка жертв тоже очень важны, ведь к профессиональному психотерапевту не каждый готов обратиться, хотя бы из обычного предубеждения типа «я же не псих». А религия – это вроде как другое, это духовный выбор, святое дело. Поэтому такая помощь никогда не бывает лишней.
К сожалению, этим часто пользуются откровенные мошенники под видом проповедников всякого рода сект. Почувствовав запах денег, стаи подобных стервятников слетаются со всего мира к местам масштабных катастроф. Материальная помощь, которую государство направляет пострадавшим в результате бедствия, и поток добровольных пожертвований простых граждан неизменно притягивают миссионеров-самозванцев всех мастей. Так это было и в убитом горем Беслане, который в первые же дни после трагедии заполонили саентологи и прочие шарлатаны.
В ЗОНЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ СИТУАЦИИ
ВСЕГДА ПОЯВЛЯЮТСЯ РАЗЛИЧНОГО РОДА
«МИССИИ» И ПРОПОВЕДНИКИ.
ЧАЩЕ ВСЕГО ЭТИ ЛЮДИ НЕ ЖЕЛАЮТ ПОМОЧЬ,
А ПРОСТО ХОТЯТ НАЖИТЬСЯ НА ЧУЖОМ ГОРЕ.
Мы практически сразу заметили результаты этой миссионерской, с позволения сказать, «помощи». Под специфическим воздействием саентологов, индуцирующих те самые энергии хаоса, у пострадавших и многих жителей города возникали неадекватные реакции на окружающее, вспышки гнева и ненависти, нарастали проявления негативных эмоций, резко подскочил уровень агрессивности. Властные структуры тогда оперативно среагировали, и общими усилиями город довольно быстро удалось очистить от этих шакалов».
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий