Ничего не изменить

Глава тринадцатая. Зов дриад

Нет страшнее той силы, как сила непостижимого для человеческого разума. Нет ничего страшнее неизведанного. Это испытание не для нашей воли, а для изощренности ума. Темнота безвредна и в ней не скрывается ничего, кроме нашего воображения, которое рисует невероятные картины неизведанного ужаса. В этом мы слабы – слабы перед собственным разумом.

 

Ехали молча. В ступоре. Не отрывая взгляда от дороги, моряки сидели и смотрели перед собой, не обращая внимания на кончающийся бензин. Жуткая волна страха, от которой начинало подташнивать, вновь и вновь накатывалась на них. Виктор пришел в себя лишь тогда, когда машина заглохла на развилке с указателем. Они ещё долго сидели и молчали.
– Куда? – шкипер не отрывал свой взгляд от знака.
– Не знаю… – Вячеслав не посмотрел на товарища.
Наконец, совладав с собой, Виктор вытащил из кармана дозорного дозиметр и высунул его в окно – фон нормальный. Медленно, рывком, положил обратно и полез за картой. Они стали более нервными, дерганными, истерзанные последними событиями. По силам ли человеку бороться с надвигающимся безумием? Но они пока держались.
– Направо – Таллин. Средним ходом – час.
– Идем в город. Я устал – дозорный открыл дверь, сгреб мешок, костюм и буквально вывалился на дорогу. Шкипер устало убрал карту и начал собирать вещи, понемногу приходя в себя. Чертова мистика, так и рехнуться не долго.
Они вышли на дорогу и поплелись в сторону города. Тишина, нет даже ветра, лишь тихо и редко щелкает дозиметр. Город тоже был безмолвен – наверняка, так же пуст, как и другие. Люди либо ушли, либо забились как крысы в подвалы и тихо умерли. Мертвые не шумят.

 

Они пересекли улицу и надели на себя химзащиту – неизвестно, что здесь было. Виктор вооружился и указал на ближайший дом. Уже роясь в кладовке гастронома, моряк поймал себя на мысли, что ему абсолютно все равно, нравственно ли он поступает. Было абсолютно наплевать. Это – ничье, но нужное им. Границы сознания расширились до общечеловеческих масштабов: они люди, им нужна еда и вода, они возьмут то, что сделано другими людьми, потому что это больше им не нужно. Смена приоритета – дело каких-то пары недель. Нет тут больше морали, этики, другой ерунды. Все установки ссыпались как шелуха, оставшись в другой жизни, до войны. Виктору на миг стало страшно: они превращаются в зверей, варваров, дикарей.

 

Вячеслав собрал немного припасов, спички, изоленту и другую полезную мелочь. Шкиперу посчастливилось чуть больше: мешок сухарей, пять бутылок «Нарзана», чай и несколько консерв. Уже на выходе Виктор обратил внимание на валяющийся бумажный пакет – это были брошенные кем-то макароны, килограмма три – радости стариков не было предела. Живем!
Они прошли по опустевшему городу. Люди, скорее всего, эвакуировались, их не задело ни радиацией, ни химической атакой, потому что нигде не было тел. Некоторое время Вячеслав, сняв противогаз, покричал на латышском, но никто не вышел и не отозвался. Виктор остановил дозорного, положив руку на плече.
– Хватит, тихо.
– Чего? Может живой кто есть? – дозорный с жалостью посмотрел на шкипера.
– А ты знаешь какой он, живой этот? Я не хочу больше смертей, Слав.
Дозорный опустил голову, убрал противогаз в сумку и моряки побрели обратно к машине. Свернув через двор, они наткнулись на гаражи – одновременно подумав о бензине и запчастях, стали открывать ворота. Распахнувшись, темнота встретила их гулким эхо.
– Пошли? – шкипер снял пистолет с предохранителя.
– Пошли.
Входя в темные боксы, один за другим, моряки искали что-нибудь полезное. Странным образом находилось больше съестного – маринованные огурцы, консервы, компоты, табак – чем технического, будто люди приходили есть сюда, а не заниматься автомобилями.

 

– Вот черти! – ухмыльнулся дозорный – Пол мешка картопли оставили! Ну народ, запасаются, будто не умрут никогда!
– И на том спасибо. Живы будем, отблагодарим может – шкипер разбирал гору покрышек – Вячеслав, иди сюда…
Извлеченная канистра была на половину полна. Пессимист сказал бы, что она была на половину пуста, но старым морякам было не до этого. Нашли – и слава Богу, будем жить. Они быстро научились радоваться простым вещам и это поддерживало в стариках силы.
По итогам ревизии, было найдено немного масла, патроны с дробью (ружья, к сожалению, не оказалось), несколько килограмм картофеля, две банки малосольных огурцов и половина канистры бензина. Они были богачами в разваливающимся мире.

 

Добравшись до машины, распределили часы: первым спал Вячеслав, потом Смутьянов. С дороги решили не съезжать – больше шансов, если заметят спасатели, да и если буря нагрянет, то съезд займет время. Симонов улегся, накрылся старым пледом и заснул крепким сном. Шкипер посмотрел на него через стекло автомобиля – ещё больше осунулся, ещё больше морщин на лице появилось за последний месяц у его товарища.
Они оба постарели за последний период, больше появилось седины, усталость накатывала все чаще. Как их угораздило выжить в этом аду? Загадка. Чудовищная ошибка природы – оставить стариков целыми в ходе жерновов войны.
Виктор прислонился к машине и закурил. Уже стемнело, было прохладно. Небо – большое и ясное – склонилось, с любопытством рассматривая землю. Тишина и безмолвное небо. Нечему и некому сказать в этой мертвой, пустой земле – все живое либо сбежало, либо погибло. Виктор вздохнул, потер глаза и хотел залезть в машину, как услышал шум.
Источник его был не ясен, но шум определенно схожий с радио или магнитофоном. «Вот нелегкая принесла… что это?»

 

– Слава… Слава, проснись, тут непонятное что-то – Смутьянов тряс дозорного, чтобы тот скорее проснулся.
– А, что? Чего там? – пытаясь сориентироваться в пространстве, моряк ошарашено мотал головой.
– Шум какой-то, не пойму, может опасность какая, вставай – Виктор оставил товарища и повернулся: шум определенно шел из леса. Он странным образом звал. Звал к себе, пойти, взять, ответить, прикоснуться. Чувство абсолютного дежавю, что-то, что он делал обыденно раньше. «Нет, нельзя одному» – подумал шкипер. Симонов вылез из машины и зябко потирал руки.
– Ну что ты? – кивнул товарищу Вячеслав.
– Прислушайся – это что? Из леса звучит – шкипер указал направление и повернулся ухом к той стороне.
– Слышу-слышу… Шум какой-то, типа белого шума, как у радио – дозорный нахмурился – Глянуть хочешь?
– Не знаю… надо бы – Виктор стал доставать вещи из машины – Фонарик заряжен?
– А как же – ответил Симонов, натягивая куртку.
Моряки закрыли машину и Смутьянов начал спускаться в кювет. Трава жесткой щетиной царапала одежду, сминалась, погружаясь в темноту. Виктор боялся. Теперь он острее чувствовал, пытаясь приглушить разыгравшееся сердце, забившееся от страха. Страх. Он не испытывал его давно, десятилетия спокойной мирной жизни лишили его этого чувства, похоронили глубоко его бдительность, чуткость. А сейчас он расплачивался ещё и чувством крайнего удивления, потому что ничего подобного с ним давно не происходило.

 

Раздвигая ветки и стараясь прощупывать дорогу, Виктор шел в полной темноте на звук. Если впереди опасность, то ни в коем случае нельзя выдать себя, высветив свой путь. Моряк подумал о том, как древние люди боялись огня, который мог выдать их, но тут же выкинул из головы все мысли, сосредоточившись на каждом шаге. Они достаточно сильно шумели, но по-иному пробраться было нельзя. Через тридцать шагов шкипер увидел что-то впереди: черные предметы метра в два длинной, лежащие на земле. Много. «Волчья стая?» – с ужасом подумал он и мышцы сразу напряглись для бегства, рукоятка пистолета вспотела в ладони. Осторожно, без щелчка, он дослал патрон в патронник и включил фонарь, постепенно высвечивая предметы в темноте. Лучше бы ему этого было не делать.

 

То, что увидели старики в следующую минуту напомнило им другую картину – скорбную и ужасную, увиденную на причале военной базы. Один на другом, залив кровью своих товарищей, лежали советские солдаты. Молодые солдатики, целым взводом полегли в лесной глуши, немного не дойдя до города или дороги. Симонов снял шапку и перекрестился. Зрелище было ужасное, но вызывало более горечь, чем отвращение. Позже, Вячеслав напомнил, что запаха тления от тел не было, словно лес забрал всю грязь из тел. Причина смерти была неясна, так как ран от холодного оружия или пуль не было, но очевидно, что вся группа умерла прямо на ходу, не успев ничего сделать.

 

Оправившись от шока внезапной находки, Смутьянов отшатнулся и увлек за собой дозорного обратно к машине.
– Оденем защиту, а потом осмотрим их – Виктор закусил губу – Я осмотрю. Если это вирус, то контактировать должен один, чтобы вдвоем не скопытиться.
– Ишь ты! А я один что делать буду? – всплеснул руками дозорный.
– Я без машины далеко не уйду, а ты умеешь водить, сможешь выкрутиться или мне помочь, если слягу. Шум – это рация, скорее всего Р-159, новая. У морпехов такую видел. Устройством сильно не отличается от бортовой, те же ручки, главное достать теперь без риска.

 

Они забрали защиту из машины и оделись, сменили фильтры на противогазах. Уже не боясь, включили фонари и двинулись по своим следам в лес. Смутьянов невольно содрогнулся, когда вновь увидел тела. «Земля вам пухом, братцы». Пройдя между ними, шкипер нагнулся и вытащил из-под радиста рацию, выключив и сложив её аккуратно. Внезапно его посетило желание посмотреть, что есть у солдат в мешках, взять хотя бы патроны к автоматам. Виктор даже наклонился, что взять упавший вещмешок, но перед его лицом луч фонаря высветил грязную худую руку солдата, с застывшей вверх распластанной ладонью. Шкипер разогнулся и отступил. Иногда даже мертвые могут подать нам знак, чтобы мы не совершили ошибки. Виктор развернулся и ушел в сторону машины, не оглядываясь и не поддаваясь соблазну вернуться за припасами. Оставим мертвое мертвецам.

 

Рация была тщательно протерта от пыли, а Смутьянов выпил несколько таблеток из походной аптечки. Жаль было этих солдат или нет? Скорее нет. Много уже погибло и они видели только часть пострадавших городов. Куда они шли, зачем? Выполняли задание, помогали кому или бежали, оставив пост? Уже не имеет значения. Лес прорастет через их тела и ветер унесет имена, звания, должности. Смутьянов закрыл лицо руками.
– Вить, рация не рабочая – начал Симонов – но я смогу починить. Если в город вернемся.
– Нет, в город возвращаться смысла нет. Едем дальше. Ты отдохнул? – шкипер провел рукой по седым волосам.
– Да, нормально.
Они сели в машину и тронулись – дальше, на восток. Домой.
Показать оглавление

Комментариев: 4

Оставить комментарий

  1. tuiquiCalt
    Мне очень жаль, ничем не могу Вам помочь. Но уверен, что Вы найдёте правильное решение. --- В этом что-то есть. Спасибо за помощь в этом вопросе. Все гениальное просто. гдз гитем, гдз вербицкая а также гдз английский язык тпо гдз
  2. beherzmix
    На Лёню в натуре смахивает. --- Очень хороший вопрос смайлик гдз, матем гдз а также английский язык rainbow чесноков гдз
  3. inarGemy
    Это просто отличная фраза --- Ну и писанина досуг частные объявления в иркутске, прыг скок центр детского досуга иркутск и проститутки в Иркутске иркутск досуг ру
  4. tofaswen
    Теперь всё понятно, благодарю за помощь в этом вопросе. --- Я думаю, что Вы не правы. Предлагаю это обсудить. Пишите мне в PM, пообщаемся. график изменения тиц, не удалось подключиться skype и не удалось подключиться к скайп что делать kbyr gfl